Папиллярные узоры как маркер адаптационного фенотипа человека

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 98
ПАПИЛЛЯРНЫЕ УЗОРЫ КАК МАРКЕР АДАПТАЦИОННОГО ФЕНОТИПА ЧЕЛОВЕКА
С. С. Самищенко, Т.В. Толстухина
Рассматривается гипотеза о том, что папиллярные узоры человека и, в частности, узоры концевых фаланг пальцев рук, могут выступать как маркеры различных вариантов мышления человека, реализуемых в социально-адаптационных свойствах человека. В ходе исследования было выявлено значительное отличие количественных и качественных характеристик дактилоскопических формул в группах индивидов с измененной социальной адаптацией в сравнении с популяционной нормой. В дальнейшем это позволит проводить научно обоснованное дактилоскопическое и дерматоглифическое прогнозирование.
Ключевые слова: папиллярные узоры, тип папиллярного узора, дактилоскопические формулы, дактилоскопическое прогнозирование
Потребность в диагностических исследованиях папиллярных узоров, помимо установления их пригодности для идентификации, возникает в экспертной практике достаточно редко, однако не секрет, что успех расследования и раскрытия неочевидных преступлений, в том числе, серийных, в значительной степени зависит от использования субъектом расследования возможностей экспертного прогнозирования социального статуса преступника, что позволит определить сферу социальной адаптации преступника, а, следовательно, и сузить круг его поиска.
Качественные и количественные показатели социальной адаптации конкретного индивида зависят от его личностных характеристик и социальных условий, в которых они реализуются. В связи с этим представляет интерес изучение вопросов, связанных с совершенствованием методов экспертного исследования папиллярных узоров.
Возможности социальной адаптации индивида определяются многими биологическими факторами от чисто анатомических, то есть наличия необходимых для жизни частей тела, до сложных биохимических и физиологических. Однако есть среди этих многих факторов такой, который в человеческом обществе играет ведущую роль при наличии всех прочих нормальных характеристик индивида. Этим фактором является интеллект в широком понимании этого термина.
Само слово интеллект происходит от латинского intellectus — понимание. Из-за сложности сущности этого понятия однозначной его трактовки не существует. Однако если опереться на его лингвистическую сущность, то можно охарактеризовать интеллект как способность понимать окружающую действительность и на этом основании адаптироваться к ней. Интеллект объединяет все познавательные способности человека, связанные с основными
функциями центральной нервной системы, такими как: восприятие, память, эмоции, волевые качества и мышление.
Естественно, что мышление из всех указанных сфер деятельности мозга наиболее молодая и, следовательно, наиболее высоко стоящая в иерархии функций мозга. Как известно, мышлением, подобным человеческому, не обладают даже высшие животные, у них оно выражено в значительно меньшей степени, чем у человека.
Все прогрессивные характеристики развития человеческого мозга в сравнении с его ближайшими предками — человекообразными обезьянами, сводятся к следующим: сильное увеличение головного мозга- выраженное развитие новой коры и ассоциативных зон- увеличение лобной и теменной долей- увеличение численности борозд «третьего порядка», которые и позволили увеличить площадь коры мозга без значительного увеличения объема- увеличение связей между полушариями мозга в сочетании с морфофункциональной межполушарной асимметрией- количественный рост межнейрональных контактов.
Отличительные характеристики человеческого мозга, в сравнении с высшими приматами, формировались под воздействием усложнения трудовых навыков работы руками и звуковой речи. В этот же период под воздействием фактора труда и звуковой коммуникации изменялись социальные отношения в группах предков человека. Поэтому степень отличия папиллярных узоров человека, как основной сенсорной системы, функционирующей в ходе выработки и осуществления трудовых операций, от папиллярных узоров высших приматов, будет маркировать в определенной части особенности высшей нервной деятельности человека и ее социально-адаптационную реализацию.
Учитывая сказанное выше, можно с высокой степенью достоверности предположить, что папиллярные узоры человека и, в частности, узоры концевых фаланг пальцев рук, могут выступать как маркеры различных вариантов мышления человека, реализуемых в социально-адаптационных свойствах человека.
Подобные научные гипотезы уже высказывались в литературе. Например, В. Г. Солониченко и Н. Л. Делоне, размышляя об адаптивных фенотипах человека, подчеркнули, что общность эмбрионального, а, следовательно, и филогенетического, происхождения папиллярной кожи и центральной нервной системы позволила предположить связь признаков дерматоглифики с особенностями функционирования нормальной центральной нервной системы (ЦНС). В подтверждение этому приводятся исследования, установившие взаимосвязь некоторых характеристик папиллярных узоров с определенными параметрами электроэнцефалограмм [1, с. 56].
Н. Н. Богданов с соавторами установили, что папиллярные узоры большинства серийных убийц маньяков имеют признаки «скрытого
левшества», что выражается в наличии более сложных узоров или (и) узоров с большим гребневым счетом на левой руке [2, с. 61−65].
Исследования дерматоглифики лиц, злоупотребляющих психотропными средствами, показало у них некоторые статистические отличия характеристик папиллярных узоров. Эти отличия от популяционной нормы проявились в повышенной частоте встречаемости дуг и радиальных петель на отдельных пальцах, высоких средних значениях гребневого счета различных узоров и повышенном суммарном гребневом счете [3, с. 53−55].
Публикаций, подобных представленным выше, в которых увязываются различные свойства личности со строением папиллярных узоров, в научной литературе значительное количество. Основным недостатком такого рода публикаций является статистическая ограниченность материалов и отсутствие данных о популяционной норме.
Если гипотеза о маркировании социально-адаптационных свойств человека папиллярными узорами хотя бы в некоторой степени верна, то соответствующими исследованиями можно подтвердить эти предположения или опровергнуть их.
С. С. Самищенко проведены специальные исследования в указанном выше аспекте [4, с. 136−138]. Основной целью проведенного исследования было достоверное установление частоты встречаемости различных вариантов распределения по десяти пальцам рук человека типов папиллярных узоров: завитковых, петлевых и дуговых. Следует отметить, что при регистрации отпечатков в АДИС «Папилон» программа разработана таким образом, что регистрируются три указанные выше типа узоров как четыре: завитковые, петлевые ульнарные, петлевые радиальные и дуговые. Такое распределение узоров названо дактилоскопической формулой человека.
В первую очередь требовалось установить нормальные популяционные характеристики дактилоскопических формул. Для этого из массива дактилокарт АДИС «Папилон» были отобраны дактилокарты молодых мужчин в возрасте от 18 до 27 лет. Расовый состав был пропорционален расовому составу молодого (до 27 лет) мужского населения России. В указанном массиве папиллярные узоры разделены условно на четыре типа, указанных выше. В случаях, когда АДИС «Папилон» сталкивалась с переходными формами узоров, учитывался только один вариант — наиболее сложный узор.
После предварительной обработки исходного массива и очистки его от «неполноценных» и двойных дактилокарт для исследования остался массив в 2. 849. 318 дактилокарт. Для анализа массива была разработана специальная программа, в результате использования которой была получена информация об общем количестве дактилоскопических формул и частоте встречаемости этих формул. Впервые установлено, что в указанном массиве дактилокарт встретилось 32. 342 вариантов дактилоскопических формул. Теоретически (чисто математически) четыре типа папиллярных узоров на десяти пальцах должны были составить 410 или 1. 048. 576 вариантов дактилоскопических
формул. Следовательно, из теоретически возможной совокупности вариантов дактилоскопических формул (100%) на практике встретились только 3,084%. При этом частоты встречающихся формул значительно отличаются друг от друга, они колеблются в пределах от максимальной 4. 31 127% до 0.
Очень важным моментом для понимания закономерностей, лежащих в основе распространения дактилоскопических формул среди людей, является тот факт, что 90% исследованных индивидов имеют примерно 1200 формул. Остальные формулы (более 31 тысячи) встречаются лишь у 10% индивидов.
Проведенные исследования дали представление о популяционной норме распределения папиллярных узоров среди населения России. Принцип оценки выявленных фактов с позиций социальной адаптации достаточно прост: чем чаще встречается та или иная дактилоскопическая формула, тем социально адаптированнее ее носители.
Следующим этапом исследований стало сравнительное исследование дактилоскопических формул некоторых социально дезадаптированных, в той или иной степени, групп населения. Все исследования больших массивов дактилоскопических материалов проводились с использованием специальных компьютерных программ.
Первой исследованной группой были 804. 894 дактилоскопических формул лиц, осужденных за «хранение и распространение наркотиков», подавляющая часть из которых, с большой долей вероятности, сами являются наркоманами. Этот массив дактилокарт условно назван база «наркоманы».
В результате сравнения дактилоскопических формул «наркоманов» с популяционной нормой получены интересные и статистически достоверные результаты. Так, установлено, что дактилоскопические формулы с преимущественным расположением завитков на левой руке в базе «наркоманы» встречаются примерно в 95% случаев, то есть в подавляющем большинстве, по сравнению с основной базой, отражающей популяционную норму. Такую же выраженную тенденцию к увеличению по частоте встречаемости демонстрируют формулы с преимущественным расположением дуговых узоров на левой руке.
В базе «наркоманы» установлено наличие дактилоскопических формул, которые вообще не встречаются в норме. И таких формул около 20% от общей численности.
С популяционной нормой распределения дактилоскопических формул можно сравнивать любые более или менее представительные группы дактилоскопических формул и даже единичные. Например, было проведено сравнение 35 дактилокарт серийных маньяков-убийц с «основной базой» и получены достоверные различия. Так 68,6% маньяков имеют формулы, располагающиеся на половине редких формул списка, а 28,6% маньяков имеют формулы, входящие в группу самых редких формул.
Еще одной группой индивидов с низкой социальной адаптацией являются граждане, чьи неопознанные трупы обнаруживаются правоохранительными органами и долгое время остаются таковыми.
Были исследованы дактилоскопические карты, полученные от 72 неопознанных трупов. Сравнивали частоту встречаемости указанных типов узоров и частоту встречаемости дактилоскопических формул от этих индивидов с популяционной нормой. В результате было установлено, что в группе «неопознанные трупы» отмечается существенный рост завитковых узоров на 5,16% и существенное снижение ульнарных петель — на 5,45%. Количественные изменения радиальных петель и дуговых узоров лежит в пределах одного процента.
Частота встречаемости редких формул в группе «неопознанные трупы» на 13. 88% больше, чем формул с высокой частотой встречаемости, что весьма существенно.
Выявление значительных отличий количественных и качественных характеристик дактилоскопических формул в группах индивидов с измененной социальной адаптацией в сравнении с популяционной нормой, свидетельствует о наличии четкой взаимосвязи дактилоскопических формул человека с уровнем социальной адаптации индивидов. Данная зависимость создает предпосылки для дальнейших исследований, результаты которых позволят проводить научно обоснованное дактилоскопическое и дерматоглифическое прогнозирование.
Список литературы
1. Солониченко В. Г., Делоне Н. Л. Адаптивные фенотипы человека в физиологии и медицине // Успехи физиологических наук. 1999. № 2.
2. Богданов Н. Н., Самищенко С. С., Хвыля-Олинтер А. И Дерматоглифика серийных убийц / Вопросы психологии. 1998. № 4. С. 61−65.
3. Ким В. В., Тупицина Л. С., Гнусарева Е. С. Особенности пальцевой дерматоглифики у мужчин, систематически употребляющих психоактивные вещества // Теория и практика физической культуры. 2005. № 8. С. 53−55.
4. Самищенко С. С. Сравнительные исследования дактилоскопических формул человека // Закон и право. 2014.№ 11. С. 136−138.
Самищенко Сергей Степанович, д-р юрид. наук, канд. мед. наук, проф., зав. кафедрой (Россия, Москва, Московский государственный университет приборостроения и информатики).
Толстухина Татьяна Викторовна, д-р юрид. наук, зав. кафедрой, tat_tolstuhina@mail. ru (Россия, Тула, Тульский государственный университет).
FINGERPRINT AS A MARKER ADAPTATION OF HUMAN PHENOTYPE Samischenko S.S., T.V. Tolstukhina
The authors hypothesized that the human fingerprint, and in particular, the patterns of the terminal phalanges of the fingers, can act as markers of different variants of human thinking, implemented in the social and adaptive qualities of man. The study revealed a significant difference
23
between quantitative and qualitative characteristics offingerprint formulas in groups of individuals with altered social adjustment compared to population norms. In the future, it will conduct a science-based Fingerprinting and Dermatoglyphic forecasting.
Keywords: fingerprint, the type of fingerprint, fingerprint formulas Fingerprinting forecasting
Samischenko S.S., Doctor jurid. Sciences, PhD. honey. Sciences, Professor, Head of Department & quot-Criminal legal national security& quot- of the Moscow State University of Instrument Engineering and Informatics (Moscow, Russia)
Tolstukhina Tatyana Viktorovna, Doctor jurid. Sciences, Head of the department of forensic and custom, tat_tolstuhina@mail. ru (Russia, Tula, Tula State University).
УДК 343. 98
СОКРЫТИЕ СЛЕДОВ И ИНЫЕ ФОРМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ЭКСТРЕМИСТСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
Т. А. Аристархова
Анализируются сокрытие и иное противодействие расследованию экстремистских преступлений против прав и законных интересов человека и гражданина. Приводится авторский взгляд на основные способы и приемы такого противодействия.
Ключевые слова: экстремистские преступления, противодействие расследованию преступлений, сокрытие следов преступления воздействие на участников расследования.
В настоящее время учение о противодействии расследованию является одним из наиболее разработанных в криминалистической науке. Развитие концептуальных основ этого учения связано с трудами Р. С. Белкина, А. Ф. Волынского, Г. Г. Зуйкова, В. Н. Карагодина, А. М. Кустова, В. П. Лаврова, И. М. Лузгина, Г. М. Мудьюгина, В. А. Овечкина, Н. П. Яблокова, Э. У. Бабаевой, Г. А. Гельманова, А. Ю. Головина, И. А. Николайчука, В. В. Трухачева, И. В. Тишутиной, В. Ф. Ермоловича, С. Ю. Журавлева, А. Ф. Лубина и многих других ученых. Не ставя задачу анализировать все научные подходы к дефиниции противодействия расследованию, выразим свое согласие с универсальным, на наш взгляд, определением этого явления как умышленной деятельности преступников и связанных с ними лиц, препятствующей работе правоохранительных органов по раскрытию и расследованию конкретных преступлений [1,с. 147]. Видится, что именно такой подход к пониманию рассматриваемого понятия позволяет четко выделить как сокрытие, так и иные

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой