Сокрытие следов и иные формы противодействия расследованию экстремистских преступлений против прав и законных интересов человека и гражданина

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

between quantitative and qualitative characteristics offingerprint formulas in groups of individuals with altered social adjustment compared to population norms. In the future, it will conduct a science-based Fingerprinting and Dermatoglyphic forecasting.
Keywords: fingerprint, the type of fingerprint, fingerprint formulas Fingerprinting forecasting
Samischenko S.S., Doctor jurid. Sciences, PhD. honey. Sciences, Professor, Head of Department & quot-Criminal legal national security& quot- of the Moscow State University of Instrument Engineering and Informatics (Moscow, Russia)
Tolstukhina Tatyana Viktorovna, Doctor jurid. Sciences, Head of the department of forensic and custom, tat_tolstuhina@mail. ru (Russia, Tula, Tula State University).
УДК 343. 98
СОКРЫТИЕ СЛЕДОВ И ИНЫЕ ФОРМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ЭКСТРЕМИСТСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
Т. А. Аристархова
Анализируются сокрытие и иное противодействие расследованию экстремистских преступлений против прав и законных интересов человека и гражданина. Приводится авторский взгляд на основные способы и приемы такого противодействия.
Ключевые слова: экстремистские преступления, противодействие расследованию преступлений, сокрытие следов преступления воздействие на участников расследования.
В настоящее время учение о противодействии расследованию является одним из наиболее разработанных в криминалистической науке. Развитие концептуальных основ этого учения связано с трудами Р. С. Белкина, А. Ф. Волынского, Г. Г. Зуйкова, В. Н. Карагодина, А. М. Кустова, В. П. Лаврова, И. М. Лузгина, Г. М. Мудьюгина, В. А. Овечкина, Н. П. Яблокова, Э. У. Бабаевой, Г. А. Гельманова, А. Ю. Головина, И. А. Николайчука, В. В. Трухачева, И. В. Тишутиной, В. Ф. Ермоловича, С. Ю. Журавлева, А. Ф. Лубина и многих других ученых. Не ставя задачу анализировать все научные подходы к дефиниции противодействия расследованию, выразим свое согласие с универсальным, на наш взгляд, определением этого явления как умышленной деятельности преступников и связанных с ними лиц, препятствующей работе правоохранительных органов по раскрытию и расследованию конкретных преступлений [1,с. 147]. Видится, что именно такой подход к пониманию рассматриваемого понятия позволяет четко выделить как сокрытие, так и иные
формы противодействия расследованию преступлений против прав и законных интересов человека и гражданина, совершенных по экстремистским мотивам.
Сокрытие преступлений экстремистской направленности против прав и законных интересов человека и гражданина во многих случаях выступает закономерным элементом способа их совершения. В ряде случаев действия по сокрытию преступлений рассматриваемой категории не охватываются изначальным преступным замыслом и в способ их совершения не входят, выступая, по сути, как самостоятельный элемент экстремистской преступной деятельности (подобное сокрытие, в частности, имело место в 26,7% изученных преступлений рассматриваемого вида по материалам следственно-судебной практики).
Сокрытие рассматриваемых деяний, как в системе способа их совершения, так и в качестве самостоятельного элемента преступной деятельности, может осуществлять несколькими основными способами, которые будут охарактеризованы далее.
1) Сокрытие, выражающееся в уничтожении следов экстремистского преступления, орудий и средств его совершения и иных объектов -потенциальных носителей доказательственной и иной криминалистически значимой информации (попытки такого сокрытия, осуществленного разнообразными способами, имели место в 71,2% изученных случаев по материалам следственно-судебной практики). Стоит подчеркнуть, что уничтожению подвергаются как традиционные с криминалистической точки зрения объекты материального мира (следы, вещи, документы, экстремистская литература, символика и пр.), так и различная информация, находящаяся на разнообразных технических носителях и в компьютерных сетях (уничтожение компьютерных файлов, электронных текстов, цифровых фото- и видеозаписей, сайтов, электронных сообщений, страниц в социальных сетях, контактов в памяти электронных устройств и т. д., а также самих носителей подобной информации) —
2) Сокрытие, выражающееся в утаивании, способы которого различаются в зависимости от характера скрываемой информации и ее источников.
Так, весьма распространены различные способы утаивания материально отображаемой информации и ее источников (в том или ином виде имело место в 84,4% изученных случаев). Как правило, такие действия сопряжены с попытками преступников спрятать оружие, другие орудия и средства совершения рассматриваемых деяний, одежду со следами преступной деятельности, различные электронные устройства (например, мобильные телефоны и смартфоны, планшетные компьютеры, цифровые фотоаппараты и пр.), содержащие информацию об экстремистской деятельности и ее участниках, экстремистскую символику и литературу и пр. Отметим, что в 11,5% изученных случаев преступниками использовались различные тайники.
Преступники также могут прибегать к кодированию компьютеров и других электронных устройств и технических носителей, чтобы исключить доступ к их
содержимому. Подобную кодировку могут дополнять программы уничтожения электронных данных, хранящихся на таких устройствах, при неоднократных попытках несанкционированного доступа.
Стоит также отметить, что для экстремистских преступлений, сопряженных с убийством, не всегда характерны действия по сокрытию трупов. Это, как представляется, обусловлено тем, что преступники, совершающие рассматриваемые преступления по экстремистским мотивам, стремятся достичь максимального негативного общественного резонанса своих действий и не стремятся скрывать сам факт таких деяний. Сокрытие трупа имело место лишь в 4,2% изученных случаев рассматриваемых преступлений по материалам следственно-судебной практики и было обусловлено тем, что преступники расправлялись таким образом с членами собственных преступных формирований, которые были заподозрены в связи с правоохранительными органами.
По большинству уголовных дел по преступлениям рассматриваемой категории на разных этапах их расследования отдельные или все фигуранты таких дел отказывались от дачи показаний полностью или в части (93%), причем по 25,7% таких дел отдельные фигуранты следовали такой линии сокрытия преступления вплоть до вынесения приговора. Отметим также, что в отсутствие других доказательств по делу в 16,4% изученных случаев отказ подозреваемых и обвиняемых от дачи полных и правдивых показаний не позволил установить личности всех преступников, совершавших экстремистские преступления (в материалах дела они фигурировали как «неустановленные лица»), их вину и роль в совершении таких деяний, а также все эпизоды экстремистской преступной деятельности.
3) Сокрытие, выражающееся в маскировке различного типа (выявлено в 34,5% изученных случаев). Примерно в половине случаев осуществлялась маскировка внешности с использованием различных масок, тканевых шапок-балаклав, шарфов или капюшонов на лицо и пр. В отдельных случаях преступниками путем сокрытия государственного номера (грязью, снегом, целлофаном, бумагой) осуществлялась маскировка транспорта, на котором преступники прибывали и скрывались с места происшествия.
Существенную специфику имеет маскировка, применяемая преступниками при совершении экстремистских преступлений против прав и законных интересов человека и гражданина в телекоммуникационных сетях, в основном -сети Интернет. Способы маскировки при таких преступлениях обычно предполагают использование вымышленных прозвищ, имен, названий (так называемых «ников»). При этом такие «ники» могут совпадать с именами конкретных исторических лиц, в том числе лидеров расистских, нацистских, радикальных государств, движений, преступных формирований, известных преступников-террористов и пр., то есть уже по своей сути подчеркивать экстремистский характер действий скрывающихся под ними лиц. Так, например, в Курской области было расследовано уголовное дело по признакам
преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ. По версии следствия, в течение нескольких месяцев 2009 года в сети Интернет в социальном ресурсе «Вконтакте» была создана страница, открытая для просмотра неограниченному кругу лиц, на которой размещалась информация, способствующая возбуждению расовой и национальной розни и вражды, содержались призывы к применению насилия по экстремистским мотивам. Указанная страница велась лицом, использовавшим ник «Adolf Hitler» [2].
Как элемент маскировки можно охарактеризовать действия преступников, использующих в общении между собой специально созданные адреса электронной почты, не позволяющие идентифицировать их пользователя, кодовые фразы и слова, различные компьютерные программы и сетевые ресурсы общения.
4) Сокрытие, выражающееся в фальсификации показаний (даче ложных показаний) полностью или частично. Приемы такого сокрытия традиционны для всех без исключения преступлений и хорошо изучены криминалистикой. Отметим, что по результатам исследования попытки дачи ложных показаний на разных этапах расследования по рассматриваемой категории дел имели место по 83,5% изученных уголовных дел. В абсолютном большинстве случаев такие показания давались подозреваемыми (обвиняемыми), причем в 38,8% изменялись ими уже в ходе расследования. По 14% изученных дел ложные показания давались другими лицами, как правило, связанными родственными, дружескими, криминальными или иными связями с подозреваемыми (обвиняемыми) и имеющими цель создать ложное алиби преступникам, затруднить установление истинных мотивов и отдельных обстоятельств совершения деяний, роли лиц в деятельности экстремистских преступных формирований.
В следственной практике по рассматриваемой категории дел встречаются случаи отказа от ранее данных показаний и попыток дачи ложных показаний со стороны потерпевших и свидетелей, не связанных с преступниками. Не исключены случаи противодействия расследованию и со стороны других его участников. Такие действия могут явиться следствием криминального воздействия, оказанного на потерпевших, свидетелей, специалистов, экспертов, а также лиц, производящих расследование, оперативных сотрудников, судей. Подобное воздействие может оказываться как преступниками (в том числе пока не установленными и/или остающимися на свободе членами экстремистских организованных преступных формирований), так и иными связанными с ними лицами (родственниками, друзьями, «идейными» сторонниками, защитниками и т. д.). Такое воздействие направлено на побуждение у лиц, которые ему подвергаются, отказаться от содействия органам расследования, изменить или дать ложные показания в пользу преступников, сфальсифицировать материалы уголовного дела, заключение эксперта или специалиста, разгласить тайну следствия или совершить иные действия, имеющие целью затруднить или
сделать невозможным нормальный ход расследования по делу, создать условия для ухода от уголовной ответственности за совершенные преступления.
Способы подобного противодействия расследованию преступлений достаточно разнообразны и описаны в криминалистической литературе [3,с. 213- 4- 5]. В их числе могут быть реализованы: уговоры, подкуп, шантаж, угрозы насилием и само насилие в отношении потерпевших, свидетелей, лиц, осуществляющих расследование по делу, специалистов, экспертов и судей, а также близких им лиц, угрозы уничтожением и собственно уничтожение принадлежащего имущества, создание «общественного ажиотажа», попытки повлиять на ход следствия с использованием средств массовой информации, Интернет ресурсов.
Стоит отметить, что факты подобного воздействия достаточно редко получают отражение в материалах уголовных дел по преступлениям рассматриваемой категории. Думается, что следователям и дознавателям следует более тщательно проверять мотивы дачи ложных показаний и изменения показаний в ходе расследования, самооговора, формирования ложного алиби преступникам. При выявлении фактов рассматриваемого воздействия должны незамедлительно предприниматься все возможные меры по его пресечению и нейтрализации негативных последствий, включая обеспечение государственной защиты потерпевшим и свидетелям в соответствии с положениями действующего законодательства [6].
Противодействие расследованию по рассматриваемой категории дел также может оказываться путем уклонения от участия в расследовании, выезде лиц в другие регионы и страны, симуляции болезней и пр.
Следует отметить, что широкий комплекс реализуемых преступниками или иными связанными с ними лицами мер, направленных на противодействие расследованию, может быть осуществлен как в ходе совершения преступных деяний, так и после совершения конкретных нападений. Это неудивительно, поскольку осуществление активного противодействия расследованию в различных формах выступает одним из обязательных признаков деятельности организованных преступных формирований, которые в большинстве своем и совершают преступления экстремистского характера[7,с. 48- 8, с. 171- 9 ].
Подводя итог изложенному, отметим, что система типовых сведений о сокрытии экстремистских преступлений против прав и законных интересов человека и гражданина и ином противодействии их расследованию выступает необходимым элементом их криминалистической характеристики и служит важным средством научно-информационного обеспечения предварительного расследования таких деяний.
Список литературы
1. Головин А. Ю. Криминалистическая систематика. М., 2002.
2. По материалам Следственного управления Следственного Комитета Российской Федерации по Курской области // http: //kursk. sledcom. ru/news/detail. php? news=10 892
3. Головин А. Ю. Системные средства и методы в криминалистической науке. Тула, 2013.
4. Бобраков И. А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления: дис. … канд. юрид. наук. М., 1997.
5. Тишутина И. В. Преодоление противодействию расследованию организованной преступной деятельности (организационные, правовые и тактические основы): дис.. д-ра юрид. наук. М., 2013.
6. Федеральный закон от 20. 08. 2004 N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства"// Собрание законодательства РФ, 23. 08. 2004, N 34, ст. 3534- Постановление Правительства Р Ф от 27. 10. 2006 N 630 (ред. от 16. 02. 2013) «Об утверждении Правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства"// Собрание законодательства РФ, 06. 11. 2006, N 45, ст. 4708.
7. Яблоков Н. П. Расследование организованной преступной деятельности. М., 2002.
8. Аверьянова Т. В., Кулиева Р. О. Преодоление противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными структурами // Известия ТулГУ. Серия: «Современные проблемы законодательства России, юридических наук и правоохранительной деятельности». Вып.1. Тула, 1999.
9. Мазунин Я. М. Проблемы теории и практики криминалистической методики расследования преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами (преступными организациями): дис.. . докт. юрид. наук. Барнаул, 2005.
Аристархова Татьяна Анатольевна, заместитель директора Института права и управления, tanya1483@yandex. ru (Россия, Тула, Тульский государственный университет.)
CONCEAL THE TRACES AND OTHER FORMS OF COUNTERACTION TO INVESTIGATION OF EXTREMIST CRIMES AGAINST RIGHTS AND LEGITIMATE
INTERESTS OF CITIZENS T.A. Aristarkhova
The article analyzes the concealment and other extremist opposition to the investigation of crimes against the rights and legitimate interests of citizens. Provides the author'-s view on the basic methods and techniques of the opposition.
Keywords: extremist crime, combating crime investigation, concealing traces of the crime impact on participants in the investigation.
Aristarkhovа T.A., Deputy Director of the Institute of Law and Management TSU, tanya1483@yandex. ru (Russia, Tula, Tula State University).
УДК 347: 378. 014. 542:378. 342
ПЕРСПЕКТИВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПОРЯДКА НАЗНАЧЕНИЯ И ВЫПЛАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АКАДЕМИЧЕСКОЙ СТИПЕНДИИ
М. А. Берестнев, Э.С. Темнов
Рассматриваются вопросы, раскрывающие правовую основу, порядок назначения и выплаты государственной академической стипендии. Среди различных видов стипендий авторами особое внимание уделяется государственной академической стипендии, отмечается широкое распространение рассматриваемого вида стипендий. Представленный авторами анализ основан на обширной эмпирической базе, сформированной в рамках мониторинга стипендиального обеспечения образовательных организаций высшего образовании. Отдельное внимание уделяется особенностям назначения и выплаты повышенной государственной академической стипендии за достижения в учебной, научно-исследовательской, общественной, культурно-творческой и спортивной деятельности. Подробно рассмотрены требования, которым должен соответствовать студент, претендующий на получение государственной академической стипендии и повышенной государственной академической стипендии.
Ключевые слова: стипендиальное обеспечение, государственная академическая стипендия, основная образовательная программа
Стипендиальное обеспечение является важной мерой социальной поддержки, обеспечивающей стимулирование обучающихся к успешному освоению ими соответствующих образовательных программ. В связи с этим на законодательном уровне должен проходить непрерывный процесс совершенствования правовой основы, регулирующей вопросы назначения и выплаты отдельных видов стипендий.
Согласно пункту 2 статьи 36 Федерального закона от 29. 12. 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации») [3, Ст. 7598] в Российской Федерации устанавливаются семь следующих видов стипендий:
1) государственная академическая стипендия студентам-
2) государственная социальная стипендия студентам-
3) государственные стипендии аспирантам, ординаторам, ассистентам-стажерам-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой