Образ-схема «Центр периферия» в аспекте регулярной многозначности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1
ОБРАЗ-СХЕМА «ЦЕНТР — ПЕРИФЕРИЯ» В АСПЕКТЕ РЕГУЛЯРНОЙ МНОГОЗНАЧНОСТИ
© 2015 Е.В. Резникова
Самарский государственный университет
Статья поступила в редакцию 02. 10. 2014
В данной статье рассматривается семантика образ-схемы «центр — периферия» как одного из аспектов концепта «круг» в русской языковой картине мира. Выявляется регулярность в образовании вторичных значений у слов различной категориальной семантики, входящих в АСП «круг», обусловленная единством концептуальной структуры.
Ключевые слова: регулярная многозначность, семантическое варьирование, метафора, концепт, образ-схема, центр, периферия, круг.
Проблема регулярной многозначности, т. е. образования однотипных вторичных значений у слов одного семантического объединения: лекси-ко-семантической группы (ЛСГ), лексико-семан-тического поля, ассоциативно-семантического поля (АСП), является одной из центральных в современной семантике. Объяснение этого феномена одни учёные видели в общности категориально-лексической семы у слов одной ЛСГ и, соответственно, связывали явление регулярной многозначности только с такими малыми объединениями слов (Э.В. Кузнецова1, А.П. Чудинов2, Н.А. Боровикова3 и др.).
Осмысление регулярности семантического варьирования в рамках такой широкой категории, как образ (концепт), мы можем найти в работах Н.А. Илюхиной4, где в основе этого явления обна-
0
Резникова Екатерина Валерьевна, аспирант кафедры русского языка. E-mail: garmonia-20 031@yandex. ru
1 Кузнецова, Э. В. Лексикология русского языка / Э. В. Кузнецова. — М.: Высш. шк., 1989. — 216 с.
2 Чудинов, А. П. Регулярное семантическое варьирование русской глагольной лексики: автореф. дис. … докт. филол. наук: 10. 02. 01 / Анатолий Прокопьевич Чудинов. — Свердловск: 1990. — 32 с.
3 Боровикова, Н. А. Явление регулярной многозначности в глаголах одной ЛСГ / Н. А. Боровикова // Лексико-семантические группы русских глаголов. — Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1989. — 180 с.
4 Илюхина, Н. А. Метафорический образ в семасиологической интерпретации / Н. А. Илюхина. — М.: Флинта: Наука, 2010. — 320 с.- Илюхина, Н. А. Концептуализация суточного и годового времени: семасиологическая и лингвокогнитивная интерпретация метафорических высказываний / Н. А. Илюхина // Язык — текст — дискурс: проблемы интерпретации высказывания в разных коммуникативных сферах: Мат-лы междунар. науч. конф. 12 — 14 мая 2011 г. — Самара: Изд-во «Уни-верс групп», 2011. — С. 138 — 142- Илюхина, Н. А. Варьирование метафорического образа и его роль в концеп-
руживается общность сем разного статуса, не зависящая от различий в категориальном значении слов. Такая общность может объясняться единством той или иной денотативной сферы в сознании говорящих, то есть когнитивными факторами.
Когнитивная лингвистика объясняет явление многозначности с точки зрения существующих в сознании единиц хранения информации, таких, как гештальт, фрейм, пропозиция, сценарий, образ-схема, каждая из которых определённым образом структурирует информацию о мире (Дж. Лакофф5, Е. С. Кубрякова и др. 6, З. Д. Попова, И.А. Стернин7, А.А. Зализняк8 и др.).
Образ-схема обобщает знания о действительности в виде схемы, сочетающей в себе простейший зрительный облик и логическую информацию, например, образ-схема вместилище включает понятие границы, внутреннего и внешнего пространства. Концепт «круг», структурирующий информацию о геометрической форме, т. е. схематически обобщённом образе, состоит из не-
туализации денотата / Н. А. Илюхина, Н. О. Кириллова //
Антропология языка. Anthropology of Language: сб.
статей / отв. ред. С. Р. Омельченко. — М.: ФЛИНТА: Нау-
ка, 2012. — Вып. 2. — С. 39 — 61.
5 Лакофф, Дж. Когнитивная семантика / Дж. Лакофф // Язык и интеллект: сб. ст. — М.: Прогресс, 1996. — С. 143
— 184- Лакофф, Дж Метафоры, которыми мы живём / Дж. Лакофф, М. Джонсон. — М.: Едиториал УРСС, 2004.
— 256 с.
6 Кубрякова, Е. С. Краткий словарь когнитивных терминов / Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков, Ю. Г. Панкрац, Л.Г. Лузина- под общ. ред. Е. С. Кубряковой. — М.: Филол. ф-т МГУ им. М. В. Ломоносова, 1996. — 245 с.
7 Попова, З. Д. Когнитивная лингвистика / З. Д. Попова, И. А. Стернин. — М.: Восток — Запад, 2010. — 314 с.
8 Зализняк, А. А. Феномен многозначности и способы его описания / А. А. Зализняк // Вопросы языкознания.
— 2004. — № 2. — С. 20.
скольких образ-схем, раскрывающих принципиально отличные аспекты в его содержании. Так, образ круга может представляться как: 1) идеальная зрительная конфигурация (например, геометрический круг, предметы круглой формы: солнце, гончарный круг, кольцо и др.) — 2) как замкнутость (например, образ крепостной стены вокруг города, очерчивание круга в магических ритуалах) — 3) как траектория движения (например, круг, который птица описывает в воздухе- или движение спортсменов по стадиону и т. п.) — 4) как соотношение центра и периферии (например, плод, в котором мякоть окружает сердцевину- или план города, где есть центральные районы и окраина- или человек в окружении других лиц и т. д.).
Образ-схема соотношения центра и периферии, одна из базовых образ-схем нашего сознания, стоит особняком среди прочих схем, описывающих образ круга. Данная схема не соотносится со зрительным образом правильного круга, как в аспекте «конфигурации»: центр может соотноситься с любой фигурой или объёмным телом (например, центр стола, центр комнаты, центр куба- и в отвлечённых понятиях: центр тяжести, центр симметрии и т. п.). Осмысление периферии как замкнутости вокруг центра возможно, но реализуется далеко не всегда. Ср. :
Здание бывшего склада (центр) окружено плотным кольцом людей (периферия) (М. Елизаров*9), но «Империя» Евросоюза, подобно государству Карла, имеет франко-германское ядро, захватывающее на периферии прочие народы («Наш современник"*).
Чтобы определить специфику данной образ-схемы, следует рассмотреть её компоненты: центр, периферию, а также отношения между ними. Периферия (& gt-греч. окружность) в исходном значении — «внешняя часть чего-либо в отличие от центральной части"10. В современном русском языке данная лексема этимологический смысл «окружность» утратила, однако образ круга сохраняется благодаря актуализации образ-схемы центра и периферии. В широком смысле периферия — всё, что со всех сторон охватывает центр- окружение. Образ-схема периферии имеет многообразные средства выражения:
Окружение, окружность, окружить, округа, вокруг, кругом, круглый, кругозор, кольцо, около, горизонт, ореол, сфера, атмосфера, периферия и др. Ср.: окружить вниманием, окружение политика,
9 Здесь и далее знаком «*» отмечены примеры // Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс] -Режим доступа: http: //ruscorpora. ru/
10 Современный словарь иностранных слов. — М.: Рус. яз., 1993. — С. 457.
тишина вокруг, кругом темно, кругом виноват, кругозор человека, горизонты интересов, ореол святости, ходить вокруг да около, околоземная орбита, периферия значения и т. п.
Как видно из приведённых примеров, выражаемые смыслы, несмотря на неоднородность, объединяются общим значением «относительно некоего центра». Многообразие выражаемых значений базируется на двух аспектах схемы: статическом и динамическом. Оба аспекта описываются в категориях субъект-объектных отношений, непрерывности и отсутствия границы. В рамках данной статьи остановимся на последних двух.
1. Категория границы в образ-схеме периферии представлена иначе, чем в других образ-схемах концепта «круг». Ср.: полярный круг, круглое лицо- замкнутый круг, кольцо блокады- описать круг, порочный круг — с одной стороны и окружён славой/почестями, сеять вокруг себя добро, кругом виноват, круглый отличник, кругом светло — с другой. В первой группе примеров в образе круга актуализируется семантика окружности как его границы: в виде воображаемой линии на карте Земли (полярный круг), сомкнутого кольца вокруг кого-либо (кольцо блокады), как границы, очерчивающей овал лица (круглое лицо), окружности как траектории движения. Во второй группе примеров пределы круга не маркированы.
Таким образом, мы сталкиваемся с различием выражения идеи границы в разных аспектах осмысления концепта «круг». Так, в образ-схеме «конфигурация» очертание предмета представляется как правильная кривая без углов- образ-схема «замкнутость» воплощает границу как непрерывную непроницаемую линию, разделяющую пространство внутри круга и снаружи. Схема «траектория движения» актуализирует образ замкнутой трассы — иногда неправильной, разомкнутой, но всегда представленной в виде линии.
В отличие от других образ-схем, в большинстве своём воплощающих образ ограничивающей круг линии, семантика «периферии», как правило, размывает идею границы. Это «отрицательное» свойство является одним из центральных в описываемой образ-схеме и охватывает большинство примеров. Ср. :
… Иснова всё кругом замрёт (И. Бунин) — С детства Сашу окружали одни женщины («Самарские известия»), Периферическая нервная система состоит из соматической и вегетативной частей («Нервные болезни») и т. п.
В приведённых примерах образ периферии (окружения) представляет собой неправильную фигуру с размытыми границами, объединённую
тем, что в данном контексте мыслится центром. С представлениями об идеальном круге подобные контексты принципиально не совместимы. Данный смысл распространяется на слова различной категориально-грамматической и категориально-лексической семантики, объединённых общей образ-схемой. При моделировании абстрактных понятий идея границы тем более размывается: Как океан объемлет шар земной, / Земная жизнь кругом объята снами (Ф.И. Тютчев) — Я кругом и навечно / Виноват перед теми, / С кем сегодня встречаться / Я почёл бы за честь (В. Высоцкий) и т. д.
В примерах, образно воплощающих понятия времени, жизни, судьбы, явления социальной сферы, межличностные отношения и в особенности внутренний мир личности, подобный способ концептуализации может объясняться особенностями денотата: его неопределённостью, отсутствием чёткой отграниченности от других денотатов. В этих случаях коммуникативно значимым становится определение не границ явления, а его центральной, наиболее значимой точки.
Иными словами, основным категоризирую-щим признаком становится не граница, когда в категорию входит то, что лежит в её пределах, а центр, объединяющий в категорию всё, что с ним соотносится. Ср.: В кольце напряжения: кто ещё готов поддержать военное вмешательство в Сирию? («Новости») и окружение политика. Если в первом примере (в кольце напряжения) идея напряжения характеризуется через её границы (страны, поддерживающие военное вмешательство, оказываются в зоне конфликта — входят в круг, в пределы напряжения), то во втором (окружение политика) категория образуется неопределённым множеством людей, связанных с центральным лицом, представляющим эту категорию. Хотя примеров, воплощающих расплывчатость границ, подавляющее большинство, образ-схема периферии не исключает и замкнутости, наличия пределов. Ср. :
Места размещения личного состава и техники были окружены кольцами обороны («Солдат удачи"*).
При моделировании абстрактных понятий, несмотря на нечёткость, размытость денотата, также может использоваться образ границы. Например:
Софье Андреевне казалось, что её окружили «морально непроницаемой стеной: сиди и томись в этом одиноком заточении» (Н. Никитина*).
Нетипичная семантика данных примеров связана с тем, что здесь сочетаются две образ-схемы:
«центр и периферия» и «замкнутость», причём именно на последнюю падает основная семантическая нагрузка. Центр в данном случае является лишь ориентиром, вокруг которого выстраивается замкнутость.
2. Ещё одним семантическим признаком периферии оказывается непрерывность. Это значение реализуется в семемах «со всех сторон от центра», в том числе «везде, повсюду», «полностью», «без пустот», «целиком», «совершенно». Например:
Я с вами разлучён, деревья, / Кругом ненужный мне Париж (К. Бальмонт).
Та же семантика полноты, рождающаяся в результате осмысления непрерывности окружности, реализуется в устойчивых выражениях круговой обзор и круговая оборона. Выражения круговой обзор и круговая оборона воплощают образ человека, который, поворачиваясь вокруг своей оси, обозревает округу либо защищается. Выражение круговая оборона означает всестороннюю защиту, а круговой обзор — всестороннюю видимость. В переносных употреблениях данные выражения сохраняют семантику «со всех сторон от центра». Например:
Держу круговую оборону, отбиваясь с переменным успехом от гипертонии, аритмии, стенокардии… слишком активно атакующих меня в последнее время (В. Кочетков*).
Таким образом, схема периферии реализует семантику полноты как посредством обращения к логическим представлениям о круге как цельной фигуре без пустот, так и к эмпирическому образу поворота вокруг оси, который обеспечивает па-норамность восприятия пространства. В ряде других примеров окружение оказывается дискретным, хотя толковые словари и здесь фиксируют семантику полноты, всеохватности. Ср. :
Собравши войско, морем Балтийским поплыл и, прибыв в царство Валдемора царя. кругом опустошил (В.Н. Татищев*) — Кругом тебя одни чудаки, сплошь одни чудаки (А.П. Чехов).
В подобных примерах БАС определяет семантику лексемы кругом как «везде, повсюду (в данном месте, вокруг него)"и. Трудно предположить, что действие (кругом опустошить) либо субъекты ситуации (кругом одни чудаки) имеют сплошной характер, располагаются в каждой точке гипотетического окружения. Скорее речь идёт об обобщённом восприятии ситуации, где отдельно рас-
11 Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. — Т. 5. И-К. — М. — Л.: Изд-во АН СССР, 1956. — С. 1723.
положенные денотаты воспринимаются вместе, как целое, объединённое центральным компонентом данной ситуации. Такое обобщение является универсальным средством категоризации действительности. Ср. :
Кружок Петрашевского, круг общения, окружение президента, забота об окружающих и т. п.
Выражения кругом виноват, кругом должен и подобные воплощают семантику полноты сходным образом: невозможно представить ситуацию, в которой человек виноват перед всеми сразу или во всех отношениях- должен абсолютно каждому. Ср. в контекстах:
Сержусь-то я на самого себя- сам я кругом виноват (А.С. Пушкин) — (Он) вышел кругом прав (Б. Акунин) — Андрюша кругом должен, ну, и Бог с ним (А.П. Чехов) — Она его (коня — Е.Р.) вылечит: оставил об трёх ногах — возьмёшь кругом без ног (М. Шолохов) — На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан (Н.В. Гоголь) и т. п.
Определённая гиперболизация, свойственная данным выражениям, на наш взгляд, является следствием того же обобщения ситуации. Аналогичная схема реализуется в выражениях круглый сирота, круглое одиночество, круглый дурак, с тем отличием, что концептуализируется полное отсутствие окружающих денотатов, то есть в образ-схеме остаётся только центр, периферия же деак-туализируется. Например, выражение круглое одиночество означает полное отсутствие окружения человека, круглый дурак — отсутствие знаний.
Интересно, что в выражении круглый сирота концептуализируется отсутствие всего двух человек из окружения ребёнка: отца и матери. Почему здесь используется именно образ круга, не совсем понятно. Возможно, существовал какой-то моти-
вирующий фактор, связавший образ круга с понятием полного сиротства, и затем по сходной модели образовались выражения круглое одиночество, круглый дурак, круглый отличник и т. п. По другой версии, фразеологизм круглый сирота образовался по аналогии с выражением кругом опустошить, реализующим обобщённое восприятие ситуации.
Таким образом, регулярное семантическое варьирование лексем АСП «круг», реализующих образ-схему соотношения центра и периферии, обнаруживается в актуализации сем «всеохват-ность» (круговой обзор, вокруг ни души, окружить вниманием, кругозор, горизонт), «полнота» (круговой обзор, круглый сирота, круглый отличник, кругом виноват, кругом прав), «объединение» (свой круг, окружение политика, кружок Петрашевского, забота об окружающих людях, кругозор личности, горизонты интересов), а также деактуализации семы «граница», в отличие от других образ-схем концепта «круг» (тишина кругом, оглядеться вокруг, окружение человека, круглый сирота, кругом виноват, занять круговую оборону, политический кругозор, быть окружённым вниманием, в ореоле славы, на периферии сознания и др).
В целом образ-схема соотношения центра и периферии обнаружила богатый семантический потенциал, реализованный в системе образов статического и динамического аспектов. При минимальном наборе структурных элементов схемы (центр и периферия), многообразие выражаемых значений кажется необъяснимым. Как показал анализ, основным источником смыслопорожде-ния в данной схеме становится соотношение её основных элементов.
IMAGE-SCHEMA «CENTER — PERIPHERY» IN THE ASPECT OF REGULAR POLYSEMY
© 2015 E.V. Reznikova°
Samara State University
The article considers semantics of image-schema «center — periphery» as an aspect of the concept «circle» in the Russian language picture of the world. A phenomenon of regular forming of figurative meanings is revealed among words, with different categorical semantics, joined to associative-semantic field «circle» and explained by unity of cognitive structure.
Key words: regular polysemy, semantic variation, metaphor, concept, image-schema, center, periphery, circle.
Ekaterina Valerievna Reznikova, Postgraduate of Department of Russian language. E-mail: garmonia-20 031@yandex. ru
о

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой