Религия и власть: особенности политической практики в Таджикистане

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Международный научно-исследовательский журнал ¦ № 9(40) ¦ Часть 1 ¦ Октябрь
Кушкумбаева А. Ж.
Докторант кафедры политологии КазНУ имени аль-Фараби РЕЛИГИЯ И ВЛАСТЬ: ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ В ТАДЖИКИСТАНЕ
Аннотация
В статье рассмотрены особенности государственного регулирования религиозной жизни таджикского общества, также частично проанализирована специфика взаимоотношений властей Республики Таджикистан с Партией исламского возрождения.
Ключевые слова: Таджикистан, ПИВТ, религия.
Kushkumbayeva A. Zh.
PhD student at the Department of Political Science Al-Farabi Kazakh National University RELIGION AND AUTHORITIES: PECULIARITIES OF POLITICAL PRACTICE IN TAJIKISTAN
Abstract
The article describes the features of state regulation of religion in Tajik society. Also there is an attempt to analyze the specifics of the relationship between authorities and the Islamic Revival Party of Tajikistan.
Keywords: Tajikistan, the Islamic Revival Party of Tajikistan, religion.
На рубеже 2010-х гг. власти Таджикистана столкнулись с активизацией террористических группировок в стране. Также соседство с Афганистаном позволяет активистам радикальной оппозиции периодически находить укрытие в нем, как это было в августе 2010 г. На данный момент деятельность радикальных экстремистских групп несет угрозу стабильности на региональном уровне и в трансграничных зонах. Однако пока их деятельность носит не масштабный характер, и при условии принятия своевременных и эффективных мер по их локализации, не способна угрожать стабильности страны.
Ислам и религиозные авторитеты играют очень важную роль в жизни таджикского общества. Правительство со своей стороны стремится более жестче регламентировать религиозную сферу и пресечь появление радикалов. Небезызвестно, что в таджикском обществе еще устойчивы воспоминания о прошедшей гражданской войне. Власти страны эту тему активно используют для консолидации общества.
Вопрос национального единства также активно используется и политической оппозицией. В преддверии президентских выборов 2013 г. ряд представителей интеллигенции и гражданского общества обратились к президенту Э. Рахмону с открытым письмом, где они выразили тревогу по поводу нездоровых процессов в политической и социально-экономической жизни Таджикистана (1).
В целом, власти Таджикистана стремятся учитывать растущую роль религии в жизни общества. Учитывая тот факт, что абсолютное большинство населения является мусульманами-суннитами, парламент страны 2 апреля 2009 г. придал суннизму ханафитского мазхаба официальный статус.
Но зачастую попытки правительства регулировать религиозную сферу носят административно-запретительный характер как запрет на посещение мечетей, ношение религиозных атрибутов, обучение в исламских учебных заведениях или обсуждавшиеся попытки установить зарплату официальным имам-хатибам за счет госбюджета. Следует отметить, официально признанное духовенство в силу его зависимости от властей воспринимается населением как «хукумати», т. е. «государственное духовенство».
Влияние ислама в стране растет. Квота на количество паломников в Таджикистане составляет 5,5 тыс. человек. Ежегодно она заполняется полностью, но желающих совершить хадж гораздо больше. Несмотря на это, Духовное управление мусульман РТ страдает от недостаточности авторитета в глазах верующих.
Власти, чтобы поддержать муфтият, оттесняют на периферию Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), действующую в рамках светских принципов. Но такого рода давление может спровоцировать отток части верующих в нелегальные и экстремистские религиозные образования.
Активизация религиозных экстремистов также является тревожным процессом. Согласно данным МВД РТ, ежегодно происходит задержание сотен членов радикальных религиозных организаций — «Хизб-ут-Тахрир», ИДУ. В республике за последних два года были осуждены более 250 активистов радикальных движений. Наблюдается трансформация деятельности радикалов, как например, использование неформальных кружков, социальных сетей и т. д.
Меры властей по противодействию экстремизму носят несколько упрощенный и прямолинейный характер: увеличивается только количество задержанных и осужденных. Так, согласно данным ГКНБ, в течение января-апреля 2013 г. были задержаны 75 предполагаемых членов террористических организаций, и среди задержанных предполагаемых террористов были даже смертники (2).
Нередко росту радикализма способствуют сами власти, вводя различные ограничения, как например, табу на посещение женщинами и подростками мечетей, запреты на ношение хиджабов и др. Наблюдатели не без основания отмечают, что путь запретов очень опасен. «Каждое действие вызывает соответствующее противодействие. Так, светский радикализм порождает крайние религиозные идеи и наоборот», — отмечает политолог Р. Г. Абдулло (3).
Как было отмечено выше, власти страны стремятся поэтапно вытеснить ПИВТ с политической арены. Информационная кампания в этих целях приобрела особенно активный характер в предвыборный период лета-осени 2013 г. По национальному телевидению регулярно транслировались материалы, порочащие ПИВТ и неформальных религиозных авторитетов. После президентских выборов заместитель председателя ПИВТ М. Хаит заявил, что «в течение почти полутора месяцев нет дня, когда посредством информационных программ государственных телеканалов Таджикистана не были бы показаны сюжеты, дискредитирующие ПИВТ и ее руководителей» (4).
Комитет по делам религии Таджикистана перманентно предпринимает попытки ограничить влияние авторитетных сторонников ПИВТ в религиозной сфере. Например, сначала на три месяца был снижен статус соборной мечети братьев Тураджонзода, где по пятницам собиралось до 10 тыс. прихожан. Затем братья Нуриддин и
111
Международный научно-исследовательский журнал ¦ № 9(40) ¦ Часть 1 ¦ Октябрь
Махмуджон Тураджонзода были лишены сана имам-хатиба. Кроме того, Нуриддина Тураджонзода и его другой брат Акбар Тураджонзода решением суда были приговорены к штрафу за оскорбление руководителя Совета исламских улемов (5).
Власти страны стараются препятствовать распространению экстремистских идеологий, и с этой целью стремятся ограничить количество обучающихся в религиозных учебных заведениях за рубежом (6). Известно, что возвращение таджикских студентов из зарубежных медресе началось в 2010 г. после известного призыва президента Э. Рахмона к родителям вернуть своих детей из исламских стран (7). Согласно новым правилам, теперь граждане Таджикистана могут обучаться за рубежом только после окончания Исламского института Таджикистана.
В июле 2013 г. состоялась встреча президента Э. Рахмона с исламским духовенством, где ряд выступающих призвали закрыть ПИВТ, обосновывая это тем, что «в исламе нет партий» (8). По существу, призывы провластного духовенства являются средством давления на ПИВТ и снижения ее легитимности.
Давление властей на ПИВТ и неформальных религиозных лидеров не является прямой борьбой с религией. Верхи страны справедливо рассматривают последних как политических конкурентов.
ПИВТ при официальной численности около 30 тыс. членов — ключевая легитимная оппозиционная сила. Тем не менее лидер ПИВТ М. Кабири стремится сохранить диалог с властями и зачастую занимает осторожные позиции и избегает острой критики в их адрес. И лидеры партии стараются не участвовать в президентских выборах, объясняя это трагическим опытом раскола общества и нежеланием вновь обострять обстановку. К тому же, ПИВТ ослабила свои позиции в после смерти ее основателя Саид Абдулло Нури в 2006 г.
Партия поддерживает меры правительства по ограничению деятельности салафитов, так как не разделяет их идейно-религиозных воззрений. Однако исламская партия не считает правомерным активное вмешательство государства в религиозно-политическое поле (9).
В то же время облеченная в светские политические формы ПИВТ не очень популярна среди консервативных мусульман. Согласно оценкам наблюдателей, на этом фоне активизировались неофициальные религиозные течения. Данная ситуация свидетельствует об усилении тенденции отчужденности определенной части населения от легализованных форм религиозной деятельности.
Литература
1 Представители интеллигенции и гражданского общества просят президента заступиться за З. Саидова // Asia-Plus URL: http: //news. tj/ru/news/predstaviteli-intelligentsii-i-grazhdanskogo-obshchestva-prosyat-prezidenta-zastupitsya-za-z-sa (дата обр.: 6. 06. 2013).
2 Таджикским студентам советуют не попадаться в сети террористических организаций // URL: www. rosbalt. ru/exussr/2013/04/30/1 124 364. html (дата обр.: 20. 07. 2013).
3 Социальная несправедливость в Таджикистане порождает радикализм // Deutsche Welle URL: www. dw. de/a-16 901 717 (дата обр.: 1. 07. 2013).
4 Юлдашев А. «Хаит: власти оказывают давление на новоизбранного главу ПИВТ по ГБАО» // Asia-Plus URL: http: //news. tj/ru/node/168 105 (дата обр.: 24. 08. 2013).
5 Толерантно ли таджикское общество? // Радио Озоди URL: http: //rus. ozodi. org/content/article/25 234 528. html (дата обр.: 19. 01. 2014).
6 На сегодня из исламских стран возвращено в Таджикистан свыше 2 тыс. 700 студентов // Таджикское телеграфное агентство URL: http: //tajikta. tj/popular-news/detail. php? ID=18 919 (дата обр.: 16. 01. 2014).
7 Таджикистан: Совет богословов призывает священнослужителей прекратить отвлекать юношей от учебы на молитвы // & quot-Фергана"- - информационное агентство URL: http: //www. fergananews. com/news. php? id=15 493 (дата обр.: 8. 09. 2010).
8 Духовенство Таджикистана выступило против ПИВТ // Asia — Plus URL: http: //news. tj/ru/node/157 324 (дата обр.: 4. 07. 2013).
9 Саркорова А. Таджикистан — исламизм от нищеты и безысходности // BBC — Русская служба URL: www. bbc. co. uk/russian/international/2011/01/110 125_tajikistan_radicalism_growth. shtml (дата обр.: 25. 01. 2011).
References
1 Predstaviteli intelligencii i grazhdanskogo obshhestva prosyat prezidenta zastupit'-sya za Z. Saidova // Asia-Plus URL: http: //news. tj/ru/news/predstaviteli-intelligentsii-i-grazhdanskogo-obshchestva-prosyat-prezidenta-zastupitsya-za-z-sa
(6. 06. 2013).
2 Tadzhikskim studentam sovetuyut ne popadat'-sya v seti terroristicheskix organizacij // URL: www. rosbalt. ru/exussr/2013/04/30/1 124 364. html (20. 07. 2013).
3 Social'-naya nespravedlivost'- v Tadzhikistane porozhdaet radikalizm // Deutsche Welle URL: www. dw. de/a-16 901 717
(1. 07. 2013).
4 Yuldashev A. «Xait: vlasti okazyvayut davlenie na novoizbrannogo glavu PIVT po GBAO» // Asia -Plus URL: http: //news. tj/ru/node/168 105 (24. 08. 2013).
5 Tolerantno li tadzhikskoe obshhestvo? // Radio Ozodi URL: http: //rus. ozodi. org/content/article/25 234 528. html (19. 01. 2014).
6 Na segodnya iz islamskix stran vozvrashheno v Tadzhikistan svyshe 2 tys. 700 studentov // Tadzhikskoe telegrafnoe agentstvo URL: http: //tajikta. tj/popular-news/detail. php? ID=18 919 (16. 01. 2014).
7 Tadzhikistan: Sovet bogoslovov prizyvaet svyashhennosluzhitelej prekratit'- otvlekat'- yunoshej ot ucheby na molitvy // & quot-Fergana"- - informacionnoe agentstvo URL: http: //www. fergananews. com/news. php? id=15 493 (8. 09. 2010).
8 Duxovenstvo Tadzhikistana vystupilo protiv PIVT // Asia — Plus URL: http: //news. tj/ru/node/157 324 (4. 07. 2013).
9 Sarkorova A. Tadzhikistan — islamizm ot nishhety i bezysxodnosti // BBC — Russkaya sluzhba URL: www. bbc. co. uk/russian/international/2011/01/110 125_tajikistan_radicalism_growth. shtml (25. 01. 2011).
112

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой