К экологии центрально-азиатского певчего сверчка Locustella certhiola сentralasiae на Западном Алтае

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2010, Том 19, Экспресс-выпуск 557: 491−497
К экологии центрально-азиатского певчего сверчка Locustella certhiola centralasiae на Западном Алтае
Б. В. Щербаков
Союз охраны птиц Казахстана, проспект Ушанова, д. 64, кв. 221, г. Усть-Каменогорск, 492 024, Казахстан. E-mail: biosfera_npk@mail. ru
Поступила в редакцию 7 февраля 2010
В сводке «Птицы Казахстана» центрально-азиатский певчий сверчок Locustella certhiola сentralasiae Sushkin 1925 указан гнездящимся лишь в двух пунктах Восточного и Юго-Восточного Казахстана — в Зайсанской котловине и у южных подножий Джунгарского Алатау (Ковшарь 1972). Ближайшие нахождения этой формы были ранее известны в юго-восточной и центральной частях Алтая (Сушкин 1938). Сведений о находках в казахстанской (юго-западной) части Алтая не поступало и было принято считать, что западная граница его ареала, делая глубокую излучину к востоку, обходит юго-западный участок Алтая. Предположения о гнездовании его в Казахстане строились только на встречах молодых и взрослых птиц. Совершенно не изученной была его гнездовая биология, питание и т. п.
В 1971—1976 годах певчий сверчок был найден мной гнездящимся в бассейнах Белой и Чёрной Убы в горно-таёжной части Западного Алтая (Восточно-Казахстанская область), откуда в отдельные годы по долине реки Ульбы он проникает в степные предгорья вплоть до Усть-Каменогорска (Щербаков 1978, 1986, 2001). Более постоянно гнездится в лесистой части хребтов — Убинского, Ульбинского, Линейского и Холзуна, включая разделяющие их долины рек: Белая и Чёрная Уба, Барсук, Тургусун, Громотуха (Щербаков, Березовиков 2005, 2007). В местах гнездования, несмотря на усложнённые биотические условия, сверчок встречается спорадически и его обилие в какой-либо горной долине в отдельные годы сменяется полным отсутствием в последующие. После перерыва в несколько лет он опять становится обычным в тех же стациях.
Западная граница его распространения проходит в основном северо-восточнее города Риддера (бывший Лениногорск), однако здесь же она вдаётся «языком» до самого Риддера. Отмечался он на горе Синюхе и склонах Убинского хребта, обращённых к названному городу, но несколько западнее. Примечательно, что во время стационарных исследований весной и летом 1947 года, проводившихся М. А. Кузьминой (1953) в окрестностях Лениногорска и посёлков Черемшанка и Попе-
речное, певчий сверчок не был найден. Мы считаем, что это не результат пропуска, а свидетельство более позднего расселения рассматриваемого вида из российской части Центрального Алтая в юго-западном направлении. Такая точка зрения, на наш взгляд, правомерна ещё и потому, что по периферии ареала у многих видов происходит пульсация его границ (Формозов 1959). Такая картина наблюдается и у певчего сверчка. Крайне засушливым летом 1974 года (впервые за 40 последних лет) большая часть лесных и пойменных болот в горнотаёжной части Западного Алтая оказалась пересохшей. Мхи и лишайники в горной тундре (2000−2300 м н.у.м.) в конце лета сильно высохли и на ветру превращались в «пыль». Тайга во многих местах горела. Вследствие этого певчий сверчок вообще не встречался у границы ареала в пределах Западного Алтая между Лениногорском и Поперечным. Граница распространения отодвинулась не менее чем на 50 км к северо-востоку до низовьев речки Палевой, берущей начало от Чёрного Узла на Ивановском хребте. В более влажном (но в целом тоже засушливом) 1975 году одна пара сверчков отмечена западнее Палевой, почти у Лениногорска, а промежуточная между ними территория не была заселена видом. При посещении долины Белой Убы в июле 1994 года певчие сверчки встречались между Тесным камнем и Гладкой (Щербаков, Березовиков 2007), а в июле 2001 года они оказались весьма обычными по левобережью Белой Убы в урочище Осиновая яма и в долине Быструхи у бывшего кордона Босякова, в 13−14 км восточнее Риддера (Березовиков, Рубинич 2001).
Характерный гнездовой биотоп певчего сверчка — сырые или заболоченные лесные и пойменные луга, заросшие преимущественно луговой осоково-разнотравной растительностью с островками и отдельными экземплярами кустарников или древесной поросли на высотах от 800 до 2100 м над уровнем моря. Отдельные пары сверчка встречаются также по высокотравным, но обязательно влажным субальпийским лугам в лесном поясе. Обычен сверчок в альпийском поясе (18 001 900 м) по болотистым низинам и вдоль многочисленных здесь речек и ручьёв. Встречается по заболоченным зарослям карликовой берёзки вблизи снежников и каменистых осыпей. Местами проникает в пояс высокогорных лугов в поясе горной тундры (1900−2000 м). Однако наиболее оптимальными местами его обитания являются заболоченные низкорослые заросли карликовой берёзки и ивы среди осоковых кочкарников. Встречался он также в разреженном кедрово-лиственичном редколесье с участием зарослей карликовой берёзки. В связи с этим интересно мнение П. П. Сушкина (1925), что этот подвид сверчка в зарослях берёзки не встречается и поэтому редок. Однако, как показали наши исследования на Западном Алтае, наиболее высокая его численность сосредоточена именно в высокогорной полосе зарослей кар-
ликовой берёзки, растущей как отдельными кустиками, так и громадными массивами, но обязательно среди сырой или заболоченной местности. В этих биотопах из 10 найденных нами гнёзд 8 были построены именно в кустах этой берёзки. Кроме того, здесь было найдено и более 10 прошлогодних гнёзд певчего сверчка.
Прилетают певчие сверчки довольно поздно, в июне. Однако в это время большая часть высокогорных лугов ещё находится под снегом. Время первого появления этих сверчков отмечено у озера Орок-Нур 1 июня (Козлова 1930), на в Северо-Восточном Алтае — 13 июня (Сушкин 1938). У северного подножия Ивановского хребта (1000−1200 м) первые поющие сверчки зарегистрированы 13 июня 1972 в долине Быст-рухи у кордона Босяково, в 16 км северо-восточнее Риддера.
Сразу по прилёту самцы заявляют о себе громким пением. Вскоре же наблюдаются и их токовые полёты, во время которых самцы присаживаются на макушки луговых трав или кустарников. Изредка взлетают и на верхушки подроста хвойных деревьев. Срываясь с вершинки, самец метров на 10 почти вертикально поднимается вверх, останавливается в воздухе на мгновение и затем стремительно падает к основанию куста или в траву. Примерно так же токовые полёты сверчка описывает и В. А. Хахлов (1937). Песня певчего сверчка довольно звонкая — это небольшой набор трескучих и вместе с тем мелодичных, с оттенком печали, звуков. Следует отметить, что места гнездования певчего сверчка в высокогорном поясе абсолютно сходны с таковыми бурой пеночки РНуНовсориБ (иэсаЬиБ. И пение этих видов очень характерно для заболоченных биотипов летом. Пение трёх самцов можно передать примерно так: 1) «Чи-трр-чит-чит-пиррр-чирр-чьяв-чьяв-чьяв" — 2) «Тррр-чирр-цвиррь… цыирь… цвирь" — 3) «Цит-ци-цит-кэруг-кэруг-цвирь-цвирь-кэррруг». По темпераменту и скорости воспроизведения звуков они хорошо узнаваемы, однако присутствуют и индивидуальные различия в голосах.
К постройке гнёзд певчие сверчки приступают в конце июня. Участия самцов в строительстве гнёзд не замечено. Строящими гнёзда нам приходилось наблюдать только самок, самцы же в это время пели по соседству. В недостроенном гнезде, найденном 3 июля 1974 в истоках Белой Убы (1900 м) видели самку, заметно отяжелевшую от готового к сносу яйца. Гнёзда устраивают в густой траве у основания кустиков, в нашем случае — карликовой берёзки, или на вершинах болотных кочек, густо заросших осокой. Гнёзда обычно хорошо замаскированы сверху, так что обнаружить их бывает сложно, даже когда известно, что оно где-то совсем рядом. Устраиваются они не выше 20 см, чаще всего в 5−10 см от земли. Форма гнезда чашевидная, с глубоким лотком. Строительным материалом служат преимущественно стебли осок, и по этой причине гнёзда выглядят аккуратными и даже изящ-
ными. Кроме листьев осок, в незначительном количестве встречаются тонкие стебельки злаков. Только в одном гнезде в в лоток были вплетены листья карликовой берёзки и покровное перо белой куропатки Lagopus lagopus. Размеры 14 гнёзд, см: наружный диаметр 10. 5−13.0 (в среднем 11. 6) — диаметр лотка 4. 7−7.5 (6. 1), глубина лотка 5. 0−8.0 (6. 4), высота гнезда 7. 0−17.5 (10. 6).
Кладка состоит из 4−6 яиц овальной формы, острый конец которых заметно округлён. Скорлупа светло-серая с едва уловимым сиреневым оттенком, испещрённая тёмно-коричневыми точками, сгущающимися у тупого конца, где они сливаются в венчик или сплошную шапочку. Размеры 31 яйца, мм: 19−22×13. 5−16, в среднем 20. 1×15. Вес 11 свежих яиц 2. 2−2. 4, в среднем 2.3 г. Вес 4 сильно насиженных яиц 1. 7−2. 1, в среднем 1.8 г. Наблюдения за 3 гнёздами показали, что яйца откладываются ежедневно в утренние часы, между 8 и 9 ч. По наблюдениям за 2 гнёздами, сроки насиживания составляли 11−12 сут.
Время вылупления птенцов занимает от 1 до 3 сут. В одном гнезде с кладкой из 4 яиц на 12-й день после 9 ч появилось 2 птенца, а в 17 ч 40 мин вывелся последний, 4-й птенец. В другом гнезде 3 птенца вылупились к вечеру (18 ч 40 мин), последний, 4-й, утром следующего дня между 8 и 9 ч. Ещё в одной кладке, состоящей из 6 яиц, вылупле-ние длилось 3 сут (!). Находившиеся на стадии вылупления 2 яйца весили по 1.9 г. Вес 4 только что вылупившихся птенцов был 1. 5, 1. 6, 1. 75 и 1. 75 г. К концу дня эти же птенцы весили 2. 1, 2,1. 2.4 и 2.4 г. Птенцы певчего сверчка покрыты тёмно-бурым пухом, расположенным на головной, плечевой и спинной пуховых птерилиях.
Содержимое гнёзд, найденных в истоках Белой Убы (1900−2000 м), следующее: 1) 2 июля 1974 — 5 свежих яиц- 2) 3 июля 1974 — недостроенное гнездо- 3) 15 июля 1974 — законченное гнездо- 4) 15 июля 1974 -4 птенца в возрасте 5−6 сут и 1 яйцо-«болтун" — 5) 17 июля 1974 — 5 насиженных яиц- 6) 20 июля 1974 — 4 сильно насиженных яйца- 7) 20 июля 1974 — 5 птенцов в возрасте 2−3 сут- 8) 21 июля 1974 — 6 птенцов в возрасте 2−3 сут- 9) 21 июля 1974 — 5 ненасиженных яиц- 10) 29 июля 1973 — 5 ненасиженных яиц.
Кладку насиживает только самка. Самец держится поблизости, выдавая своё присутствие пением. При появлении опасности он предупреждает насиживающую самку громкими трескучими звуками. На гнёздах самки сидят крепко, покидая их только у самых ног приближающегося человека, что и позволяет находить их. Были случаи, когда самка оставляло гнездо только после того, как куст, на котором оно свито, качнётся от прикосновения человека. Покидая гнездо, потревоженная самка старается незаметно, низом удалиться на 1−2 м в сторону и только потом взлетает. Летит с лёгким шумом крыльев и широко развернув хвост, тяжело, несколько напоминая в полёте утку.
Затем внезапно падает и скрывается в зарослях. Наседное пятно добытой самки имело размеры 32×18 мм.
Птенцов выкармливают оба родителя, собирая корм в 30−50 м от гнезда, при этом самец летает в разных направлениях. Первое время, пока птенцы не оперятся, самка защищает их от прямых солнечных лучей и дождя, прикрывая крыльями как зонтом. Она же всё время остается с птенцами ночевать в гнезде.
Основным кормом для птенцов служат сенокосцы, мелкие кобылки, мелкие зелёные гусеницы, реже комары, мухи и мелкие бабочки. За один раз взрослые приносят целый «букет» из нескольких насекомых. Например, в одном случае за один прилёт самец принёс сразу 5 сенокосцев и 15 мелких гусениц, а самка — крупную коричневую гусеницу. Эту гусеницу не смог проглотить младший из птенцов. Тогда самка вытащила у него гусеницу и отдала старшему птенцу, который успешно проглотил её. Каждый раз после кормления взрослые птицы забирают капсулы помёта и уносят их от гнезда на 5−10 м.
Птенцы оставляют гнездо дружно, в один день, при этом вместе со старшими его покидают и младшие, у которых тело ещё едва покрыто перьями. Выскочившие из гнезда птенцы отбегают на 2−5 м и уже через 1−2 мин подают птенцовый призывный крик: «цить-цить…». По этим звукам родители находят их в густой растительности. После того, как птенцы оставят гнездо, взрослые сверчки становятся более осторожными по отношению к человеку.
По наблюдениям в истоках Белой Убы (1900 м н.у.м.), находящихся между Ивановским и Линейским хребтами, в то время, когда у одних гнездящихся пар певчих сверчков птенцы оставляют гнёзда, у других в гнёздах ещё находятся кладки или недавно вылупившиеся птенцы. Так, в 1973—1975 годах между 19 и 22 июля между истоками Белой и Черной Убы (1900−2000 м) были пойманы слётки 3 выводков, только что оставившие гнёзда- 28 июля 1973 такие же птенцы были пойманы в долине речки Быструхи у кордона Босяково (1000 м) и 29 июля 1971 на кочкарниковых болотах у Риддера.
В 1974 году около гнезда сверчка было разорено гнездо черноголовой завирушки Prunella atrogularis на карликовой берёзке. В разорённом гнезде остался один птенец, уже начавший оперяться. Я подложил его в гнездо к сверчкам. Птенец подходил по возрасту и был принят новыми родителями, кормившими его вместе со своими птенцами во время наблюдений за гнездом в течении 2 дней. При нашем возвращении к этому гнезду через неделю гнездо было уже пустым, но сверчки проявляли беспокойство. Тут же из-под ног с трудом взлетел слёток, которого я поймал на лету. Им оказался птенец черноголовой завирушки, которого продолжали кормить приёмные родители.
Массовое появление уже лётных птенцов певчего сверчка в 19 711 975 годах приходилось на 2−8 августа. В это время слётки часто вылетают прямо из-под ног и, отлетев на 10−20 м, стремительно садятся, после чего их уже невозможно поднять. Взрослые с кормом и выносящие капсулы помёта, а также уже самостоятельные молодые отмечались 8 августа 1972 в районе Белоубинских озёр и в истоках Белой Убы (1600−2000 м), что свидетельствует о растянутости сроков их гнездования. В истоках Громотухи (1800 м) 7−8 августа 1976 ещё встречались поющие самцы на осоковом лугу с порослью чемерицы и левзеи, а на осоково-пушицевом болоте у вершины Синюхи (Убинский хребет) 11−12 августа 1976 было слышно пение только одного самца (Березовиков, Щербаков 2008).
Сроки гнездования центрально-азиатского певчего сверчка совпадают со сроками размножения номинального подвида. Так, в Горной Шории лётные молодые отмечались 6 августа (Залесский 1930), а в Красноярском крае птенец, покинувший гнездо, отмечен 17 августа (Юдин 1952). В 1975 году поющие самцы отмечались нами на местах их гнездования в верховьях Белой Убы (Райская долина) с 11 по 16 августа. Некоторые в это время даже проявляли беспокойство, вероятно, в присутствии находящихся поблизости молодых.
Исчезают певчие сверчки после того, как молодые становятся самостоятельными. Видимо, основная их часть уже с середины августа покидает места гнездования, о чём можно судить по уменьшению числа их встреч в характерных гнездовых биотопах. Так, в Райской долине, где они обычны летом, с 30 августа по 2 сентября 1972 и 7−8 сентября 2005 не встречено ни одного сверчка.
Автор выражает искреннюю признательность Н. Н. Березовикову (Институт зоологии МОН РК, Алма-Ата), в 1972—1976 годах принимавшему участие в полевых исследованиях и окавшему большую помощь в наблюдениях за гнездовой жизнью певчего сверчка.
Литература
Березовиков Н. Н., Рубинич Б. 2001. Орнитологические находки в Восточном
Казахстане // Selevinia: 57−65. Березовиков Н. Н., Щербаков Б. В. 2008. Орнитологические наблюдения в горно-таёжной части Западного Алтая в августе 1976 г. // Каз. орнитол. бюл. 2007: 275−278.
Залесский И. М. 1930. Птицы Горной Шории // Тр. Общ-ва изучения Сибири и её
производительных сил 1, 5: 5−54. Козлова Е. В. 1930. Птицы Юго-Западного Забайкалья, Северной Монголии и
Центральной Гоби. Л.: 1−396. Ковшарь А. Ф. 1972. Род Сверчок — Locustella // Птицы Казахстана. Алма-Ата, 4: 127−147.
Кузьмина М. А. 1953. Материалы по птицам Западного Алтая // Тр. Ин-та зоол. 2: 80−104.
Сушкин П. П. 1925. Список и распределение птиц Русского Алтая и ближайших частей Северо-западной Монголии с описанием новых или малоизвестных форм. Л.: 1−79.
Сушкин П. П. 1938. Птицы Советского Алтая и прилежащих частей северозападной Монголии. М.- Л., 2: 1−436. Хахлов В. А. 1937. Кузнецкая степь и Салаир. Птицы. Ч. 1 и 2 // Учён. зап. Перм. пед. ин-та 1: 1−243.
Формозов А. И. 1959. О движении и колебании границ распространения млекопитающих и птиц // География населения наземных животных и методы его изучения. М.: 172−196. Щербаков Б. В. 1978. Экологические сведения о гнездящихся птицах, новых для Западного Алтая и Казахстана // Биология птиц в Казахстане. Алма-Ата: 127−132.
Щербаков Б. В. 1986. Птицы Западного Алтая. Автореф. дис. … канд. биол. наук. М.: 1−22.
Щербаков Б. В. 2001. О динамике границ ареалов некоторых птиц на Западном
Алтае // Selevinia: 53−56. Щербаков Б. В., Березовиков Н. Н. 2005. Птицы Западно-Алтайского заповедника // Рус. орнитол. журн. 14 (290): 507−536. Щербаков Б. В., Березовиков Н. Н. 2007. Фауна птиц Западно-Алтайского заповедника // Тр. Западно-Алтайского заповедника 1: 41−87. Юдин К. А. (1952) 2003. Наблюдения над распространением и биологией птиц Красноярского края // Рус. орнитол. журн. 12 (227): 687−701, (228): 723−733, (229): 759−767.
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2010, Том 19, Экспресс-выпуск 557: 497−498
Встречи птиц в Каспийском море в декабре 2009 года
В. В. Хроков
Общество любителей птиц «Ремез», Алматы, Казахстан. E-mail: vkh. remez@mail. ru Поступила в редакцию 15 января 2010
При проведении кратковременных мониторинговых исследований на Каспии в декабре 2009 года было зарегистрировано всего 13 видов птиц. Работа проводилась с 30 ноября по 11 декабря у восточного побережья Каспия и в открытом море. Маршрут нашего судна лежал от порта Баутино на юг до широты Актау, затем на юго-запад в открытое море, поворачивал к мысу Песчаный, откуда следовал в обратном направлении — в Баутино. Вдали от берегов птиц было очень мало, к кораблю изредка подлетали хохотуньи и, сделав пару кругов, улетали прочь. В основном же птицы наблюдались вблизи побережья. В этот период стояла холодная штормовая погода с сильным юго-восточным ветром, в некоторые дни высота волн доходила до 3−3.5 м.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой