Надэтническая идентичность в условиях современных социокультурных трансформаций (на примере республики Хакасия)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Редактор раздела:
ЮРИЙ ЕФИМОВИЧ РАСТОВ — д-р социологических наук, профессор, действительный член Академии социальных наук, зам. председателя диссертационного совета по социологии при Алтайском Государственном университете (г. Барнаул)
УДК 316. 012
Kochina Ye.A., Cand. of Sciences (Sociology), senior lecturer, Department of Psychopedagogical Education, Institute
of Continuous Education, Khakass State University n.a. N.F. Katanov (Abakan, Russia), Е-mail: vereschaginaea@mail. ru
SUPRA-ETHNIC IDENTITY IN THE MODERN SOCIO-CULTURAL TRANSFORMATIONS (THE CASE OF KHAKASSIA REPUBLIC)* The article studies a problem of supra-ethnic identity in the conditions of social and cultural transformations with reference to the Republic of Khakasia. The comparison of some contemporary theoretical approaches to the notion of identity and supra-ethnic identity is given. The author analyzes a concept of supra-ethnic identity in the foreign and Russian science. The paper is interdisciplinary and written in the field of sociology and philosophy. The aim of the article is to study the supra-ethnic identity in the context of the trends of traditionalization and modernization in the regional aspect. The researcher produces results of empirical investigation that was conducted in May-October in 2014 on the territory of the Republic of Khakasia. According to the received results the author finds that people of the region mainly identify themselves with the Russians rather than with the citizens of the republic. The self identification of the inhabitants of the region, some factors and the components of the ethno-national identity of the respondents, their current issues are revealed.
* Work is executed at financial support of Russian Foundation for Humanities (project No. 14−03−493).
Key words: macro social identity, national identity, supra-ethnic identity, culture, society, modernization, transformation.
Е. А. Кочина, канд. социол. наук, доц. каф. психолого-педагогического образования Института непрерывного
педагогического образования, Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова, г. Абакан,
E-mail: vereschaginaea@mail. ru
НАДЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ)
В данной статье рассматривается проблема надэтнической идентичности в условиях современных социокультурных трансформаций (на примере Республики Хакасия), даётся сравнение современных теоретических подходов к понятию идентичность, надэтническая идентичность. В статье анализируются понятия надэтническая идентичность в зарубежной и в Российской науке. Работа имеет междисциплинарный характер, написана на стыке социологии и философии. Целью статьи является изучение надэтнической идентичности в контексте трендов традиционализации и модернизации в региональном аспекте. Представлены результаты эмпирического исследования проведённого в 2014 году (май-октябрь) по Республике Хакасия. На основе анализа полученных данных, по результатам опроса, установлено, что жители региона, прежде всего, идентифицируют себя с россиянами, нежели с жителями своей республики- выявлена самоидентификация жителей региона, факторы и составляющие этнонациональной идентичности респондентов, а также какие их волнуют проблемы и.т.п.
* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 14−03−493).
Ключевые слова: макросоциальная идентичность, национальная идентичность, надэтническая идентичность, культура, социум, модернизация, трансформация.
В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. четко сформулирована позиция «официального разума» относительно необходимости развития современного российского социума по пути формирования гражданской нации и национально-государственной идентичности [1]. Подписание и издание данного документа, обусловлено рядом обстоятельных причин. С одной стороны, современный российский социум, как отмечают современные исследователи, переживает кризис утраты советской интеграционной идентичности, а неопределенность процессов социокультурной идентификации населения полиэтничной и многоконфессиональной страны чревато обострением социаль-
ных конфликтов на почве ценностно-мировоззренческих противоречий [2]. С другой стороны, мировые процессы политической и экономической интеграции, в которых Россия играет всё более активную роль, требуют построения гражданского общества и оформления «политической нации» (нации-согражданства) на принципах мультикультурализма, демократии и плюрализма [3]. В этом проблемном поле и разворачивается актуализация нашего исследования.
С начала 1990-х гг. вопросы актуализации, становления, функционирования и развития надэтнической идентичности в условиях современных социокультурных и политических условий становятся предметом научного познания с позиции многих наук,
в том числе: социальной и этнической философии, социальной антропологии, этносоциологии и политологии. Данный факт обуславливается несколькими причинами. Во-первых, владея знаниями надэтнической идентичности того или иного этноса, можно прогнозировать социальное поведение, социальные позиции, одобряемые или отвергаемые нововведения, конфлик-тогенность и т. п. Макросоциальная идентичность, одним из типов которой является надэтническая идентичность, включает в себя социальные позиции и во многом определяющие характер поведения человека, его реакцию на политические, социальные и культурные явления. В условиях модернизационных перемен в социуме происходят процессы трансформаций, сложившихся ранее, формирование новых или ревитализации исчезнувших идентичностей, что потенциально способно обострить противоречия взаимодействующих носителей отличающихся идентич-ностей, спровоцировать эскалацию социокультурной напряженности. Во-вторых, макросоциальная идентичность современных россиян имеет амбивалентный характер, так как большинство россиян высказывают одобрение демократическому государству и построению гражданского общества, но при этом, охотно поддерживают внедрение авторитаризма, воплощенного в державном государстве.
Декларативно поддерживая демократические принципы социально-политического устройства, идею построения надэтниче-ского гражданского общества, в то же время российские граждане склонны в определенной степени к традиционализму, поиску оснований идентичности в историческом (этническом) прошлом [4]. В то же время очевидно, что попытка создания консолидирующей идентичности завершится успехом лишь в том случае, если механизм её реализации будет опираться на знание реальных явлений социальной и культурной действительности. В таком контексте возникает вопрос поиска теоретико-методологических оснований исследования механизмов и закономерностей формировании надэтнической идентичности, сущности и феноменологических характеристик рассматриваемого явления. Иными словами, прежде всего, следует обратиться к историко-поня-тийному анализу термина «идентичность».
Изначально, как показывает теоретический анализ научной литературы, в «понятийный обиход» термин «идентичность» «вошёл» во второй половине XX в. что подтверждают словари социогуманитарных, философских наук. В последние годы, понятие идентичность всё чаще можно встретить в научных, периодических изданиях, статьях, западной, а также российской литературы [5].
В западных исследованиях, одним из первых Э. Эриксон обосновал категорию «идентичность» как внутреннюю тождественность и культурно-историческую непрерывность личности и как процесс, сосредоточенный в сущности человека и культуры, к которой данный индивид принадлежит. В России понятие идентичность начинает использоваться с 60-х гг., прошлого столетия, до этого использовались термины: такой же, подобный, и т. п. Термин идентичность стал обозначать в буквальном переводе: узнавание и отождествление. Сущность надэтнической идентичности заключается в присутствии, с одной стороны, трансиндивидуальной культуры, ценностей, идей- с другой — этнично-сти — этнической идентичности, благодаря которой происходит квалификация того или иного человека, как представителя этнической культуры и традиций [5]. Можно сказать, что идентификация — это периодическое или постоянное возобновление попытки индивидов, поиска таких же абсолютно себе подобных.
Одной из отличительных черт социокультурной идентичности в полиэтничном, поликультурном социуме является её многоуровневый, многослойный характер. Данное явление объясняется наличием целого ряда объектов идентификации, которые в различных социальных контекстах, могут как совпадать, так и конкурировать. Речь идёт о таких уровнях идентификации как субэтнический, этнический, региональный, надэтнический [5]. Социокультурная трансформация социальной структуры может порождать кризис идентичности, отменять одни идентификационные практики и требовать новые.
Этническая история любого конкретного народа показывает, что в процессе этногенеза складывается определённый психический тип характеризующийся устойчивостью воспринятых от прежних поколений обычаев, традиций, уклада жизни, способа хозяйственно-экономической деятельности и т. п. Также необходимо отметить, что психические переживания, историческая память этноса передаются новым поколениям не пассивно, стихийно, а через духовную культуру, усваиваемую каждым индивидом
в процессе воспитания и практической совместной жизни.
Рассмотрим основные подходы в отечественной и зарубежной науке, касающиеся проблемы сущностной характеристики надэтнической идентичности. Надэтническая идентичность представляет собой структуру самосознания, соединяющую субъективно осознаваемые и переживаемые общечеловеческие ценности, государственные и общекультурные символы, социально-политические установки, отношения, оценки и нормы надэтнической общности, которые определяют место личности и общности в пространственно-временном континууме культуры. Надэтническая идентичность, с одной стороны, синтезирует социокультурную идентичность сообщества граждан, этнические идентичности и политическую связь с государством, базируясь на принципах согражданства- с другой стороны, структурирует общенациональную идентичность, позволяя ей встраиваться в мировое сообщество [5].
Идентичность также понимается как «тип макросоциальной идентичности, представляющий собой антропосоциентальную структуру самосознания, констатирующую осознание социокультурного отличия и внутреннего консолидирующего единства социальных ценностей и моральных норм, государственно-политических символов и стереотипов общественного поведения, диалектику и диалог общегражданских и национально-этнических отношений, определяющих место цивилизации, общности и человека в пространственно-временном континууме мировой культуры» [5].
Как указывает Ю. В. Попков, при оценке общей ситуации нужно исходить из того, что именно на местах накоплен значительный и разнообразный опыт в области этнонациональной политики регионов [6].
В настоящее время Республика Хакасия является многонациональным и поликонфессиональным субъектом Российской Федерации, в котором проживают представители свыше 100 национальностей. Национальный состав республики характеризуется по удельному весу в общей структуре населения следующим образом: русские — 81,7%- хакасы — 12,1%- украинцы — 1,0%- немцы — 1,1%, татары — 0,6%- шорцы — 0,2%, другие национальности — 3,3%. Наиболее многочисленные этнические общности Хакасии — русские и хакасы, составляющие свыше 90% населения Республики Хакасия [7].
В качестве инструментария исследования, нами был использован опрос. В 2014 году (май-октябрь) в Республике Хакасия был проведён массовый социологический опрос (анкетирование) общее количество опрошенных — 1150 чел., тема эмпирического исследования: «Трансформации надэтнической идентичности в контексте трендов традиционализации и модернизации», (часть опроса представлена в данной статье). В данном материале отражены результаты, которые дают представление об идентичности жителей республики к национальности, региону их социальное самочувствие, и характер межэтнических отношений.
Важнейшим аспектом самоидентификации является поселенческая самоидентификация жителей республики. На вопрос «Кем Вы ощущаете себя в большей степени?», были получены следующие ответы: на первом месте — жителем России (30%), на втором — жителем Республики Хакасия (20%), на третьем -жителем своего города или села (15%), на четвёртом — жителем Сибири (10%). Для нас было важно выяснить, насколько идентифицируют себя респонденты с жителями Республики Хакасия в повседневной жизни. Поскольку Республика Хакасия, где проводился опрос, не являются моноэтничной по своему составу. И как видно по результатам опроса, жители региона, прежде всего, себя идентифицируют с россиянами, нежели с жителями своей республики, и актуальными являются события федерального, а после регионального уровня. Общерегиональная самоидентификация оказалась низкой.
На вопрос «Какую группу людей Вы чаще всего имеете ввиду, произнося слово „МЫ“?» респонденты ответили следующим образом: 533 человека (47,3% от числа опрошенных), идентифицируют себя, прежде всего с гражданами России, на втором месте — с жителями республики 393 человека (34% от числа прошенных), на третьем — с биологическим полом (мужчина или женщина) 255 человек (22,2% от числа прошенных), после — с людьми одного поколения 210 человек (18,3% от числа прошенных), далее чувство «МЫ» присуще группе из числа опрошенных одной веры -110 человек (9,6%), на шестом месте чувство «МЫ» опрошенные делят с людьми такого же уровня и качества жизни, остальные респонденты, произнося слово «МЫ», имеют ввиду
группы людей одних политических взглядов, носителей определенной культуры, одной профессии, общей судьбы. Как видно, идентификация по значимости для респондентов на первом уровне государственная, после — региональная, далее — тендерная и возрастная, религиозная и, что не маловажно, — социально-экономическая.
С целью выяснения и понимания специфики формирования надэтнической идентичности респондентов проживающих на территории Республики Хакасия, представляется необходимым выяснить, какие факторы и составляющие определяют этнона-циональную идентичность.
На вопрос «Кого, по Вашему мнению, в первую очередь можно назвать россиянином?» респонденты дали ответы, отражённые в таблице 1.
и становится стереотипом нашего поведения по отношению к самим себе, к другим. С точки зрения представителей русского этноса, русский — добрый и великодушный (55,8%), трудолюбивый (30,1%), честный и порядочный (25,3%), гордый (23,5%), эмоциональный (21,5%), искренний (20,1%) — отрицательные черты — ленивый (44,8%), имеет вредные привычки (48,3%), лживый (16,4%), превышение положительных оценок над отрицательными соответствует закономерности преобладания в автопроекции достоинств над недостатками, свидетельствующей о положительной направленности национального самосознания. Исторически сложилось, что Россия — многонациональная страна, щедрая на гостеприимство и угощение, с другой стороны, свойственно и расточительство, и пустое «разбазаривание», в совокупности с бесшабашностью и халатным отношением, в
Таблица 1
Распределение ответов на вопрос «Кого, по Вашему мнению, в первую очередь можно назвать россиянином?»
Кого, по Вашему мнению, в первую очередь можно назвать россиянином? русский хакас отказ В целом:
кто воспитан на русской культуре и считает ее своей 26,3 6,9 45,7 20,2
чьи родители россияне 7,2 13,8 8,7 6,3
кто любит Россию 18,9 20,7 6,5 17,6
кто считает себя россиянином 17,3 10,3 19,6 17,7
кто имеет российское гражданство 17,4 34,5 10,9 26,8
кто говорит по-русски 5,6 6,9 2,2 4,8
* Коэффициент Крамера [0. 1]: 0,169, вероятность ошибки: 0,10
В первую очередь представители русского этноса указывают, что того можно назвать русским, кто воспитан на русской культуре и считает её своей, далее тех, кто любит Россию и тех, кто имеет российское гражданство. Респонденты относящие себя к хакасскому этносу, указывают, что того можно назвать русским, кто имеет российское гражданство, кто любит Россию и чьи родители россияне.
Далее мы попытались выяснить, в чём именно состоит типичное для большинства носителей культур, содержание того неосознаваемого, которое «прививается» с детства от взрослых
том числе и к собственному здоровью (вредные привычки), что и нашло подтверждение в исследовании. Также немаловажно, что такие качества как ум, стремление к порядку, не были выбраны респондентами.
С точки зрения хакасского этноса, к типичным положительным чертам типичного россиянина можно отнести следующие: на первом месте — доброта и великодушие (44,8%), на втором -гордость (34,5%), в равных соотношениях характеризуются следующие качества: честность и порядочность (24,1%), ответственность (24,1%), трудолюбие (24,1%), стремление к прекрас-
Таблица 2
Распределение ответов респондентов на вопрос: «Какие проблемы волнуют Вас больше всего в последнее время?»
Варианты ответа Число % от числа % от общего числа
ответивших ответивших опрошенных
рост цен на товары и услуги 494 43,0 43,0
наркомания, алкоголизм 339 29,5 29,5
преступность 286 24,9 24,9
межнациональные конфликты 240 20,9 20,9
терроризм 141 12,3 12,3
безработица 345 30,0 30,0
качество социального обеспечения, медицинского 246 21,4 21,4
обслуживания
ситуация в сфере образования 133 11,6 11,6
экологическая ситуация 96 8,3 8,3
положение дел в сельском хозяйстве, промыш- 61 5,3 5,3
ленном производстве
бюрократический произвол 59 5,1 5,1
низкая зарплата, пенсии 219 19,0 19,0
отсутствие нормального жилья 63 5,5 5,5
состояние дорог 94 8,2 8,2
падение нравов 75 6,5 6,5
озлобленность людей по отношению друг к другу 94 8,2 8,2
другое 23 2,0 2,0
затрудняюсь ответить 44 3,8 3,8
Итого ответивших: 1150 265,4* 100,0**
* Сумма превышает 100%, поскольку один опрошенный мог дать несколько ответов одновременно. Среднее число ответов на 1 опрошенного — 2,7. ** В данном случае рассчитана не сумма, а отношение числа ответивших к числу опрошенных.
ному (24,1%), отрицательные — лень (44,8%), вредные привычки (48,3%), хвастливость (20,7%).
Наиболее модальная характеристика — доброта и характеристика, которая отражает значимость межличностной и межгрупповой коммуникации и оценку групповой черты.
В вопросе об общем эмоциональном отношении к Республике Хакасия, представители хакасского этноса отметили:
• в общем горжусь -34,5%-
• очень горжусь — 31%-
• не очень горжусь — 24,1%-
• вовсе не горжусь- 10,3%.
В вопросе об общем эмоциональном отношении к Республике Хакасия, представители русского этноса отметили:
• в общем горжусь — 32,4%-
• очень горжусь — 20,6%-
• не очень горжусь — 24,2%-
• вовсе не горжусь- 14,5%.
• затрудняюсь ответить -8,4%.
Далее следовал вопрос о социальном самочувствии жителей Республики Хакасия (таблица 2). Если говорить о качестве жизни и самоидентификации себя, как представителя с определённой позицией, то, прежде всего, испытуемых беспокоят проблемы, связанные с ростом цен на товары и услуги (43%), безработицей (30%), наркоманией и алкоголизмом (29,5%), преступностью (24,9%), качеством социального обеспечения, медицинского обслуживания. Можно сказать, что респондентов беспокоят общероссийские проблемы институционального характера. Наименее тревожными для респондентов являются проблемы жилья, бюрократического произвола и дел, касающихся сельского хозяйства и промышленности. Немаловажным также является то, что проблемы межнациональных конфликтов также волнуют жителей республики.
Следовательно, на вопрос «Как вы оцениваете отношения между представителями различных национальностей в вашем регионе в настоящее время?» Ответы респондентов распределились следующим образом: как благоприятные оценивают 38,9%, имеется скрытая напряжённость — 39%, сильная напряжённость — 11,2%. Далее последовал вопрос, «В случае, если есть напряжённость, что чаще всего её вызывает?» Настораживает то, что в приоритетных ответах респондентов преобладает бытовой национализм (29,1%), далее — миграция из других
Библиографический список
регионов страны и из-за рубежа (26,6%), политические процессы в стране (11,7%), деятельность общественных организациях (10,5%). Далее, на прямой вопрос анкеты «Есть ли национальности в республике, к представителям которых Вы испытываете неприязнь?», положительно ответили 134 респондента (11,7%) — отрицательно ответили 900 человек (78,3%), данный показатель говорит о стабильных и мирных взаимоотношениях, между двумя представителями этнических групп. Также мы попытались выяснить этнополитическую компетентность жителей республики, на вопрос: «Как вы думаете, те решения, которые принимает руководство РФ в настоящее время, позволяют эффективно регулировать межнациональные отношения в стране или нет?» (Таблица 3).
Большинство респондентов — 304 человека (26,4%) — затруднились ответить на данный вопрос, что на наш взгляд свидетельствует о некомпетентности или о незнании, того, какие решения, принимаются руководством Российской Федерации в регулировании межнациональных отношений в стране. Треть
респондентов — 249 человек (21,7%) — считает, что политические решения принимаются поспешно и непродуманно, поэтому становятся причиной сохранения межнациональной напряженности. Другая часть респондентов считает, что политические решения позволяют регулировать межнациональные отношения — 234 человека (20,3%), 210 человек (18,3%) считают, что политические решения запаздывают и поэтому неэффективны.
Итак, механизм реализации идентичности осуществляется посредством использования сложных механизмов социокультурной идентификации и трансляции коммуникации от одного поколения к другому, от формы к содержанию, от явления к сущности- на сознательном и бессознательном уровнях. Идентичность либо укрепляется, либо разрушается в периоды кризиса, длительного конфликта, но ослабевает во времена мира, следует отметить, что сущностная характеристика надэтнической идентичности заключается в присутствии системы ценностей, идей, символов и ритуалов.
Исходя из полученных данных, можно сказать, что надэтни-чекая идентичность социальна по своей природе, т. е. формируется в результате взаимодействия и общения с другими людьми, и как тип макросоциальной идентичности, составляющий ядро культурного своеобразия российского социума, редуцируется к этнической идентичности.
Таблица 3
Распределение ответов респондентов на вопрос: Как вы думаете, те решения, которые принимает руководство РФ в настоящее время, позволяют эффективно регулировать межнациональные отношения в стране или нет?
Варианты ответа Число ответивших % от числа ответивших % от общего числа опрошенных
Политические решения позволяют регулировать межнациональные отношения 234 20,3 20,3
Политические решения поспешны и непродуманны, поэтому становятся причиной сохранения межнациональной напряженности 249 21,7 21,7
Политические решения запаздывают и поэтому неэффективны 210 18,3 18,3
Политические решения не выполняются органами власти в регионах 153 13,3 13,3
Затрудняюсь ответить 304 26,4 26,4
Итого ответивших: 1150 100,0 100,0
1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Available at: http: // www. rosnation. ru/index. php
2. Шикова Р Ю. Гоажданская идентичность современной молодежи: социокультурный анализ: на примере Республики Адыгея. Автореферат диссертации … кандидата социологических наук. Майкоп, 2010.
3. Куква Е. С. Общероссийская идентичность в полиэтничном регионе. Вестник Адыгейского государственного университета. 2006- 2. Available at: http: //cyberleninka. rU/article/n/obscherossiyskaya-identichnost-v-polietnichnom-regione
4. Аксютин Ю. М., Верещагина Е. А. Специфика трансформаций надэтнической идентичности жителей Южной Сибири. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики: в 2-х ч. 2013- 11 (37), ч. I: 21−23.
5. Попов М. Е. Социокультурная идентичность советского человека: опыт формирования надэтнической общности. Толерантность и проблема идентичности. Материалы международной научно-практической конференции. Ежегодник Российского психологического общества. Отв. ред. Н. И. Леонов, С. Ф. Сироткин. Москва — Ижевск, 2002- Т. 9, вып. 4.
6. Попков Ю. В., Персидская О. А. Сравнительное исследование этносоциальных процессов и этнонациональной политики в регионах Сибири. Новые исследования Тувы. 2014- 4. Available at: http: //www. tuva. asia/journal/issue24/7539-popkov-persidskaya. html
7. Официальный портал Республики Хакасия. Available at: http: //www. r-19. ru/authorities/the-ministry-of-national-and-regional-policy-of-the-republic-of-khakassia/docs/programmy-i-plany/2049/
8. Социокультурные процессы в восточной Сибири (на материалах социологических исследований в Красноярском крае и Республике Хакасия в 2009—2011 гг.). Отв. Ред. А. В. Немировская. Красноярск, 2011.
References
1. Koncepciya dolgosrochnogo social'-no-'-ekonomicheskogo razvitiya Rossijskoj Federacii na period do 2020 goda. Available at: http: //www. rosnation. ru/index. php
2. Shikova R. Yu. Grazhdanskaya identichnost'- sovremennoj molodezhi: sociokul'-turnyj analiz: na primere Respubliki Adygeya. Avtoreferat dissertacii … kandidata sociologicheskih nauk. Majkop, 2010.
3. Kukva E.S. Obscherossijskaya identichnost'- v poli'-etnichnom regione. VestnikAdygejskogo gosudarstvennogo universiteta. 2006- 2. Available at: & lt-http://cyberleninka. ru/article/n/obscherossiyskaya-identichnost-v-polietnichnom-regione>-
4. Aksyutin Yu.M., Vereschagina E.A. Specifika transformacij nad'-etnicheskoj identichnosti zhitelej Yuzhnoj Sibiri. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie iyuridicheskie nauki, kul'-turologiya iiskusstvovedenie. Voprosy teoriiipraktiki: v 2-h ch. 2013- 11 (37), ch. I: 21−23.
5. Popov M.E. Sociokul'-turnaya identichnost'- sovetskogo cheloveka: opyt formirovaniya nad'-etnicheskoj obschnosti. Tolerantnost'- i problema identichnosti. Materialy mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. Ezhegodnik Rossijskogo psihologicheskogo obschestva. Otv. red. N.I. Leonov, S.F. Sirotkin. Moskva — Izhevsk, 2002- T. 9, vyp. 4.
6. Popkov Yu.V., Persidskaya O.A. Sravnitel'-noe issledovanie '-etnosocial'-nyh processov i '-etnonacional'-noj politiki v regionah Sibiri. Novye issledovaniya Tuvy. 2014- 4. Available at: http: //www. tuva. asia/journal/issue24/7539-popkov-persidskaya. html
7. Offcial'-nyj portal Respubliki Hakasiya. Available at: http: //www. r-19. ru/authorities/the-ministry-of-national-and-regional-policy-of-the-republic-of-khakassia/docs/programmy-i-plany/2049/
8. Sociokul'-turnye processy v vostochnoj Sibiri (na materialah sociologicheskih issledovanij v Krasnoyarskom krae i Respublike Hakasiya v 2009−2011 gg.). Otv. Red. A.V. Nemirovskaya. Krasnoyarsk, 2011.
Статья поступила в редакцию 21. 01. 14
УДК 316: 334. 52
Tokmasheva Yu.V., postgraduate, senior teacher, Department of State and Municipal Management, Kuzbass State Technical
University (Kemerovo, Russia), E-mail: tokmasheva@rambler. ru
MANAGERIAL AND AMATEUR BEGINNINGS IN THE INTERACTION BETWEEN THE MUNICIPAL AUTHORITIES AND LOCAL COMMUNITIES. In the work the problem of compliance of the amateur and administrative beginnings to the interaction of municipal authority and local community demanded by social and administrative practice is stated. According to the author, it is necessary to depart from extremes in treatment of local community and mythological understanding of local government. The local community is considered with a support on social and settlement and sociocultural criteria. In the article the researcher furnishes a sociological explanation of the need for optimization of interaction of municipal authority with local communities through the search of a measure in use of the amateur and administrative beginnings of local government. The author specifies the need for formation at the grassroots, municipal level of mutually advantageous forms of interaction and improvement of administrative and amateur interrelations. At the same time in the article the ripened problem of dispassionateness of municipal authority from needs and requirements of the population is emphasized- the author shows that governors prefer ignore topical problems of people. This reduces political and social activity of inhabitants of the localized territories and slows down formation of civil society.
Key words: municipal authority, local community, interaction of socio-political, criteria, settlement, social practice, practice management, measure managerial impact, beginning amateur, beginning management.
Ю. В. Токмашева, аспирант, ст. препод. кафедры государственного и муниципального управления Кузбасского
государственного технического университета, г. Кемерово, E-mail: tokmasheva@rambler. ru
УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ И САМОДЕЯТЕЛЬНЫЕ НАЧАЛА ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ С МЕСТНЫМИ СООБЩЕСТВАМИ
В данной статье ставится проблема соответствия самодеятельных и управленческих начал взаимодействию муниципальной власти и местного сообщества, востребованному социальной и управленческой практикой. По мнению автора, следует отойти от крайностей в трактовке местного сообщества и мифологического понимания местного самоуправления. Местное сообщество рассмотрено с опорой на социально-поселенческий и социокультурный критерии. В статье представлено социологическое объяснение необходимости оптимизации взаимодействия муниципальной власти с местными сообществами через поиск меры в использовании самодеятельных и управленческих начал местной власти. Автором указывается необходимость формирования на низовом, муниципальном уровне взаимовыгодных форм взаимодействия и совершенствования управленческих и самодеятельных взаимосвязей. Вместе с тем, в статье подчёркивается назревшая проблема отстраненности муниципальной власти от нужд и потребностей населения, уход от их злободневных проблем, что снижает политико-социальную активность жителей локализованных территорий и тормозит формирование гражданского общества.
Ключевые слова: власть муниципальная, сообщество местное, взаимодействие социально-политическое, критерий поселенческий, практика социальная, практика управленческая, мера управленческого воздействия, начала самодеятельные, начала управленческие.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой