Культ Богоматери в народной русской культуре

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 23 / 28
Д. В. Дмитриев*
КУЛЬТ БОГОМАТЕРИ В НАРОДНОЙ РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ
В статье рассказывается о месте Богоматери в народном сознании православных христиан на Руси. Последовательно рассматривая различные элементы фольклора русского народа, автор пытается определить и выявить влияние дохристианских представлений на формирование христианского культа Богородицы.
Ключевые слова: Богоматерь, Богородица, магия, духовные стихи, культ земли, народная культура.
D. V. Dmitriev The Cult of Godmother in the russian folk culture
In the paper the place of a Godmother in folk consciousness of Orthodox Christians in Rus is disclosed. Consistently reviewing various elements of Russian people folklore, author tries to determine and reveal the influence of pre-Christian perceptions on the formation of Christian cult of a Godmother.
Keywords: Godmother, the Virgin, magic, spiritual poems, cult of land, folk culture.
Культ Богоматери занимает важное место в вероучительной системе православного христианства. Ее почитание в Церкви претерпело определенную эволюцию и было постепенно соответственным образом догматически оформлено. Что же касается народного христианства, то в отличие от официальной религиозности, в крестьянском сознании культ Богоматери сближался и ассоциативно интегрировался с культом земли, языческих богов и даже с культом Троицы.
Такой вывод можно сделать, изучая ритуалы и устное народное творчество православных славян. Известный исследователь русского фольклора Г. П. Федотов пишет:
* Дмитриев Дмитрий Владимирович — магистр религиоведения, аспирант Санкт-Петербургского государственного университета, nos — tradamusspb@mail. ru
Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2015. Том 16. Выпуск 1 251
.. почитание Богородицы включило многие аспекты языческого культа Матери сырой Земли, как об этом говорится в духовном стихе «Свиток Иерусалимский»: Первая мать — Пресвятая Богородица, Вторая мать — сыра земля, Третья мать — кая скорбь приняла [10, с. 78].
О подобном отношении к Богоматери можно судить также по сохранившимся многочисленным подробно описанным ритуалам православных славян. Приведем лишь наиболее яркие:
Так, в районе Переславля-Залессского еще в начале 20-х годов XX в. существовал запрет бить колотушками на пашне сухие комья земли и тем самым «бить саму Мать Пресвятую Богородицу». Поэтому в некоторых зонах и начало сева связано с культом Богородицы. В Забайкалье при этом зажигали свечи у иконы, трижды читали молитву Богородице. Прямая связь культа Богородицы с мотивом рождения, плодоношения и изобилия обнаруживалась в ритуале выноса запрестольного креста и иконы Богородицы в первый день Пасхи в крестьянские дворы. В Дмитровском уезде Московской Губернии икону Богоматери ставили в лен и сыпали ей «в глаза» горсть овса" [6, с. 217].
Помимо смешения с культом земли, обнаруживается также, что Богородица ассоциировалась с русскими богами Родом и его многочисленными Рожаницами, покровителями рода и защитниками урожая. Как пишет известная американская исследовательница Ив Левин,
Мария и Род схожи в том, что оба выражают сверхъестественную фертиль-ность. Так женщины отмечали церковные праздники в честь Марии, особенно Рождество Богородицы 8 сентября, приготавливая «вторую трапезу» из хлеба, меда, творога и каши для Рода и Рожаниц [3, с. 66].
Именно о подобного рода трансформациях писал отечественный исследователь фольклора А. Н. Веселовский: «Таким образом, должен был создаваться целый новый мир фантастических образов, в котором христианство участвовало лишь материалами, именами, а содержание и самая постройка выходили языческими» [1, с. 11].
Интересно, что ассоциативно-интегрированный характер средневекового мышления и всей народной культуры проявился в восприятии Богородицы в качестве Третьей Ипостаси Св. Троицы — Св. Духа, а то и всей Троицы сразу. В одном народном духовном стихе встречается следующее:
Перевозил Алексея сам Дух Святой, Мать Пресвятая Богородица. [10, с. 57]
В другом стихе мы можем видеть такую, совершенно обычную для тех времен, вербализированную форму небесных сил: она включает Христа, Божью Матерь и Троицу — и именно в таком порядке:
А я верую веру самому Христу, Царю небесному, Его Матери Пресвятой Богородице, Святой Троицы неразделимой. Выпадение одного члена этой формулы приводит ее к одному из следующих типов:
Самому Христу, Царю Небесному, Его Матери Владычице, Владычице Богородице [10, с. 25−26].
Может возникнуть вопрос: как может произойти в ментальности представителя народной культуры отождествление Богоматери с Троицей? Ответ на этот вопрос дал в свое время Г. П. Федотов:
Слово «Троица», воспринятое вне числового своего смысла, должно было звучать как имя женской божественной сущности и вступить в ассоциацию с именем Богоматери. Что такого рода смешение, как ни странно оно на первый взгляд, не является чем — то совершенно невозможным, доказывается общей народной тенденцией к слиянию или смешению в едином лице различных женских небесных лиц: например, Богородицы и Пятницы. Мы не хотим сказать, что в уме певца Троица превратилась в простой эпитет Богородицы. Однако что такое превращение возможно, что доказывает один вариант видения Богоматери: Явленная явилась сама Мать Пресвятая Богородица, Святая Троица неразделимая,
где о видении Троицы не может быть и речи- да и в других вариантах речь идет об одной Богородице [10, с. 31].
Функции Богородицы на Руси от века к веку постепенно (в религиозном понимании) становятся все более универсальными. В период средневековья это было связано, видимо, с укреплением крепостнических отношений и общим ухудшением состояния крестьянства. К кому, как не к Богородице, с ее культом милосердия и материнского участия, была первая мольба о заступничестве! Именно поэтому в народных представлениях Богородица позиционируется, в отличие от Христа, представлявшегося законодателем и судьёй, как «Утешительница и Заступница». Это отмечали иностранцы, посещавшие российское государство. Иоганн Фабри в трактате «Религия московитов» писал: «велико их почитание Девы Марии, к которой, как к матери Христа, они часто обращаются в молитвах для заступничества перед Сыном. Ибо она, как считается, в качестве Богородицы воистину может для нас на земле много добиться от Сына». [11, с. 38−39]
Более того, в сознании обывателя под разными наименованиями богородичных икон часто понимались разные богоматери. Поэтому в обычае были просьбы к священнослужителям отслужить молебен, например, «трем божьим матушкам: скорбящей, казанской и боголюбской». Вот совершенно уникальное свидетельство из Касимовского уезда, приведенное в очерке по народной религиозности исследовательницей Л. А. Тульцевой:
У женщин дер. Ерденево была своя «бабья молитва», с которой они обращались к богородице: «Матушка присвятая богородица гырацкая: (городская — Касимовская), Пятцкая (с. Пет), Лымавская (с. Лом), Тамбовская, Казанская, Рязанская, Перьинская (с. Перво), Шоснинская (с. Шостье), Битьинская (с. Бетино) съединитесь, сыбиритись, утишитя се скорбя и болезни» [9, с. 34].
В этом явлении в первоначальной своей основе сказалась традиция культов местных святых, поводом к чему были и локальные названия самих богородичных икон.
На Богородицу как на последнюю защитницу надеялись люди, используя ее имя в охранительной магии. Обычно этой цели служили заговоры. По определению В. Н. Топорова заговорами называется «особые тексты формульного характера, которым приписывается магическая сила, способная вызвать желаемое состояние» [7, с. 450].
Заговоры в народной религиозности пользовались большой популярностью. Причем они очень часто перемешивались с молитвами. Как отмечает современный исследователь,
одна из характерных черт русской заговорной традиции — тесное взаимодействие заговоров и молитв, канонических и неканонических. Многие магические тексты ХУ11-ХУШ вв. представляют собой промежуточное образование между заговором и молитвой. Сближение заговора с молитвой проявлялось в использовании инициальных и заключительных молитвенных формул, во введении в текстовое пространство таких персонажей, как Христос, Богородица и святые, которым дана сила побеждать зло и болезни. Магическое слово подчас вкладывалось в уста сакральных персонажей [8, с. 17].
Таких заговоров с призыванием Богоматери известно множество. Например:
О Пресвятая Дево Богородице, Мати Христа Бога нашего, защити Государыня Владычице раба своего сковородою железною и святою Своею ризою [2, с. 132].
Кладу я. Раб Божий, поклажу. Каменным тыном огораживаю, каменной дверью запираю, за тридевять замков, за тридевять ключов, во един ключ, во един замок, через этот тын никому не хаживать, никакой птице не лётывать- как утвержден Иерусалим на земле, так да утвердится земля на месте твердо, будь заговор мой от востока до запада, от седьмого неба и в третью бездну, отдам ключ Михаилу Архангелу, Михаил Гавриилу, Гавриил Архангел — Матушке Пресвятой Богородице за престол, Матушка Пресвятая Богородица во Иордан реку белой рыбке. Аминь [4, с. 261].
Богоматерь призывалась и в заговорах любовной магии. Как замечает исследователь Б. Ф. Райн, ««на праздник Покрова Богородицы девушки могли произносить заговоры, чтобы завлечь, приворожить молодого человека (чтобы их & quot-покрыло"- женихом)» [5, с. 441].
Кроме заговоров имя Богоматери использовалось и в разного рода амулетах. Известно, что на Руси большим почитанием пользовался апокриф «Сон Пресвятой Богородицы», который «используется почти у всех славян или в виде амулета (список на листке бумаги), или как молитва-апотропей» [6, с. 218].
Ярким примером народной религиозности на Руси могут назвать «Богородичные видения» — те представления, которые присутствовали и присутствуют в народной ментальности и согласно которым Божья Матерь может являться — непосредственно, как в случае с преп. Серафимом Саровским и св. Дивеевской канавкой, или опосредованно, через свою икону.
Подобный пример связан с обстоятельствами появления иконы «Прибавление ума» в России. Как сообщается в сказании об иконе,
в конце 17-го века в Москве проживал иконограф, страстный любитель священных книг, чтение которых спровоцировало в нем тяжкие душевные расстройства вплоть до потери рассудка. В моменты просветления он молился Божьей Матери
о возвращении душевного здоровья. В одном из видений Божья Матерь повелела ему написать ее образ в том виде, в каком она ему была явлена, и молиться перед ним. Так он молился и трудился над иконой, и в конце концов ему удалось дописать образ. Художник дал иконе название «Божья Матерь подательница ума» или «Ключ к разумению» [13, р. 55].
С тех пор в России сложился обряд перед началом учебных занятий просить благословения перед иконой «Ключ к разумению» («Прибавление ума»). [12, с. 227]
Итак, на основе вышеперечисленных примеров мы можем со всей очевидностью наблюдать, какое влияние имел культ Богоматери на представителей народной православной культуры. Их религиозные представления нельзя назвать ни чисто христианскими, ни чисто языческими. В своем неповторимом симбиозе они слились в ту форму веры, которую принято наименовывать «двоеверием».
ЛИТЕРАТУРА
1. Веселовский А. Н. Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе // Веселов-ский А. Н. Собрание сочинений. — Т. 8, вып. 1. — Пг., 1921.
2. Елеонская Е. Н. Сказка. Заговор и колдовство в России: Сборник трудов. — М., 1994.
3. Левин И. Двоеверие и народная религия в истории России. — М., 2004.
4. Макаров. Н. А. Магические обряды при сокрытии клада на Руси // Современная археология. — 1988. № 4
5. Райн Б. Ф. Баня в полночь. Исторический обзор магии и гаданий в России. — М.: Новое литературное обозрение, 2006.
6. Славянские Древности: Этнолингвистический словарь: В 5 т. — Т. 1. — М.: Международные отношения, 1995.
7. Топоров В. Н. Заговоры и мифы // Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. — Т. 1. — М.: Советская энциклопедия, 1980.
8. Топорков Л. А. Магические тексты в устных и рукописных традициях России XVII—XVIII вв. // Одиссей. Человек в истории. — М., 2008. — С. 13−28.
9. Тульцева. Л. А. Религиозные верования и обряды русских крестьян на рубеже XIX и XX вв. // Советская этнография. — 1978. — № 3. — С. 31−44.
10. Федотов Г. Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам. — М.: Гнозис, 1991.
11. Чумакова Т. В. Православие. — СПб.: Питер, 2006.
12. Montanari. M. Un'-icona russa di origine Lauretana. La Madre di Dio «Chiave della conoscenza» // Il messaggio della Santa Casa. — Loreto. 6 giugno 2012.
13. Our Lady of Loreto in St. Peterburg // The shrine of the Holy House. — Мay 2012.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой