Русская Зарубежная Церковь: проблемы существования в инокультурном пространстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. ГОЛУБОВ, протоиерей, клирик Св. Николаевского собора г. Нью-Йорка Приходов Московского Патриархата в США, доктор философии (США, г. Нью-Йорк)
asgolubov@gmail. com
РУССКАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ЦЕРКОВЬ: ПРОБЛЕМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ В инокультуРном ПРОСТРАНСТВЕ
В статье рассматриваются проблемы становления, развития и современного состояния Русской Православной Церкви заграницей. Сохранение русской идентичности в условиях инокультурной среды, показывает автор, во многом зависит от канонического единства Русской Зарубежной Церкви с Московским Патр иархатом.
Ключевые слова: Церковь, русская эмиграция, культурная идентичность, православная духовность.
В 2010 году Русская Православная Церковь заграницей (РПЦЗ) отмечала историческую дату — 90 лет со дня своего основания.
В рамках одной человеческой жизни девяностолетие — это почти полностью прожитая человеческая жизнь, в конце которой человек успел прийти к некоторой мудрости, к пониманию основных моментов своего бытия, «что всему свое место под небом: время рождаться, и время умирать- время плакать, и время смеяться- время сетовать, и время плясать- время разбрасывать камни, и время собирать камни- время войне, и время миру- и если какой человек ест и пьет и видит доброе во всяком труде своем, то это — дар Божий» (Екк. 3, 1−2, 4−5, 8, 13).
Сегодня сам факт бытия РПЦЗ говорит о том, что если после 90-летнего сложнейшего пути через весьма непростые исторические сплетения событий, народов, культур, религий и тяжелейших подчас жизненных обстоятельств в Церкви есть новое поколение молодежи, которому можно нечто сказать и передать и которое может нечто осмыслить, значит, поистине «жив Господь: и жива душа наша» (1 Цар. 20, 3- 1 Цар. 25, 26- 4 Цар. 2, 4- 4 Цар. 4, 30).
История РПЦЗ ждет своего не только многогранного изучения, но и осмысления. Однако сам процесс «осмысления» руководится Духом Святым. Не просто осмысление, но именно благодатное осмысление, по благодати Духа Святаго, поможет нам не только рассмотреть пройденный исторический путь РПЦЗ, но и осмыслить ее современное состояние, а также наметить некие вехи на будущее.
Перед нами основной объективный факт, который нам предстоит осмыслить: оче -видность бытия и пройденного исторического пути РПЦЗ. Она — есть, она — жива, она уже прошла некий отрезок пути из прошлого в настоящее, который обязательно и непременно приведет ее в некое еще не осуществившееся будущее.
В изучении и осмысливании исторического пути РПЦЗ нам не подобает брать пример с протестантской «теории ветвей», с протестантского же дробления по конфессиональным и деноминационным признакам, как это часто происходит у нас в Америке не только среди протестантов, но и среди православных, и не только мирян. Для нас недостаточно воспринимать РПЦЗ как некий феномен церковной жизни, как
© А. Голубов
РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Escs
феноменально воспринимаемую юрисдикционную церковную структуру. Наоборот, нам, исходящим из православного понимания Церкви как единого мистического Тела Христова, более подобает прийти к пониманию РПЦЗ как к некоему ноумену, как ноуменальной, мыслимой, церковной и православной реальности, охватывающей и объединяющей всех православных, духовно укорененных именно в русской церковной традиции, но проживающих вне России, за ее внешними рубежами.
Нас подчас стремятся убедить в том, что есть некое «абстрактное», «чистое», так сказать, «генерическое» православие, что существует некая «абстрактная», «генерическая» православная церковь, лишенная всех внешних этнических признаков и характеристик. Но в таком нас могут убеждать только сектанты, только те, кто хотел бы рассматривать и себя, и нас как разновидность типичной американской протестантской секты, которая, вечно дробясь, все более и более теряет признаки Церкви Христовой.
Мы понимаем, однако, что такого вообще не может быть, как не может быть «абстрактной», «генерической» Святой Руси, как не может быть «абстрактного», «генерического» народа, как не может быть и «абстрактного» «генерического» Христа.
Потому в церковном смысле совершенно верно и канонически вполне оправданно, что церковное единство наше обретается именно в Русской Православной Церкви, возглавляемой Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. Но в такой же мере верно и канонически оправданно то, что РПЦЗ в рамках известного Акта о Каноническом Общении «самостоятельна в делах пастырских, просветительных, административных, хозяйственных, имущественных и гражданских, состоя при этом в каноническом единстве со всей Полнотой Русской Православной Церкви» [4].
К этому необходимо добавить еще один существенный момент. В США, в самосознании собственно американского народа и американского государства, давно отказались от бытовавшей ранее белой англо-саксонско-протестантской парадигмы (WASP — White Anglo-Saxon Protestant) понимания Америки как всеобщего «плавильного котла» (American melting pot paradigm). Ее сменила новая парадигма многонационального, многокультурного, многоэтнического и многоконфессионального плюралистического государства,
которая не только не противоречит пониманию 34 апостольского правила именно в традиционном для Православной Церкви духе, но и вполне соответствует внутреннему самосознанию РПЦЗ.
Существуя в инокультурном пространстве, РПЦЗ неизменно осознавала себя и русской, и зарубежной, но более всего — Церковью Христовой, той самой Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью, которую исповедуем в Символе православной веры. Именно эти три аспекта ее самосознания позволили Церкви не только выжить, но и приумножиться и с верностью Христу исполнить принятое от Него по апостольской преемственности посланничество: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28. 19−20).
Первым очевидным определением той церковной структуры под несколько несозвучной аббревиатурой РПЦЗ является ее «русскость». Она -«Русская». Для всех нас, выросших в Америке в условиях «холодной войны», это русское самосознание, присущее РПЦЗ как некая очевидность и как определяющий момент ее бытия, как раз и является мерой ее свидетельства, мартирии, и исповед-ничества как во внутреннем подвиге окормления своей паствы, так и во внешнем миссионерском подвиге, в стремлении привлечь к себе новых людей, приходящих ко Христу «от Запада, и Севера, и моря, и Востока».
В исторических условиях минувшей эпохи из самых недр русского духа, из Русского зарубежья, впервые раздался призыв: «Быть русским — значит созерцать Россию в Божьем луче, в ее вечной ткани, ее непреходящей субстанции и любовью принимать ее как одну из главных и заветных святынь своей личной жизни. Быть русским — значит верить в Россию так, как верили в нее все русские люди, все ее гении и ее строители. … Россия держалась и строилась памятью о Боге и пребыванием в Его живом и благодатном дуновении. На этом воззрении воспитывались целые поколения русских людей» [ 1 ].
Эти же воззрения позволили РПЦЗ сохранить паству свою в верности однажды намеченному пути, в верности своему самосознанию и своей самоидентичности. РПЦЗ родилась вследствие определенной исторической реальности, прочувствованной, пережитой и осмысленной многими людьми как субъективно и лично, так и в их
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
1& gt-сш
совокупности и общности, объективно приведшей преосвященных архипастырей к определенным выводам и действиям на основании пережитого жизненного опыта.
Известное Постановление № 362 от 7/20 ноября 1920 года [3], принятое Высшим Церковным Управлением Православной Российской Церкви под председательством Патриарха Тихона, в совместном присутствии Священного Синода и Высшего Церковного Совета, отображающее свободное и соборное слово Русской Церкви, возникло не из пустоты, не из церковно-канонической абстракции, а из живого опыта исторической реальности последних десятилетий бытия Российской Империи. Из живой реальности Алеутской и СевероАмериканской епархии, которую возглавлял с 1898 по 1 907 год будущий Патриарх Тихон в условиях обширнейшей православной миссии на территории двух неправославных государств — Соединенных Штатов Америки и Канады. В основу Постановления № 362 также лег и живой церковный опыт духовной нашей миссии в Китае, зародившейся с конца 1685 г., а также Японской духовной миссии, непосредственно связанной с миссионерским подвигом Архиепископа Николая (Касаткина).
Предшествовал Постановлению № 362 также и вопрос о митрополичьем округе, поставленный еще на Соборе 1682 года, созванном при царе Феодоре Алексеевиче и Патриархе Иоакиме. Предпосылки вырабатывались Предсоборным Присутствием 1906−1907 гг., деятельностью в феврале 1916 года Особой комиссии при Святейшем Синоде под председательством митрополита Москов -ского Макария (Невского), внесшей на рассмотрение Синода проект разделения Империи на митрополичьи округа, которые возглавлялись бы митрополитами Петроградским, Московским, Киевским, Литовским (Виленским), Казанским, Восточно-Сибирским и Западно-Сибирским. Этой темой затем занимался Предсоборный Совет 1 91 7 г., создавший «Положение о церковно-соборном окружном управлении». И, наконец, на Всероссийском Соборе к этой теме обратился Отдел о Высшем Церковном Управлении под руководством митрополита Тифлисского Кирилла (Смирнова). Так было в плане церковно-административном.
А в плане переживаемой людьми жизненной реальности случилось так, что «о дне же том и часе никто не знает» (Мф. 24. 36). В суровые дни, месяцы и годы всеобщего обвала и общероссийс-
кой государственной катастрофы, затем и гражданской войны, в скорби, в великом потрясении почти незамеченным прошло зарождение РПЦЗ. В начале мая 1 91 9 года на территории действия Белой армии, в Ставрополе-Кавказском, состоялся Южно-Русский Церковный Собор, который образовал Временное Высшее Церковное Управление на Юге России, объединившее под своим началом несколько южно-русских епархий.
Однако после поражения генерала Врангеля в 1920 году почти 150 тысяч россиян вынужденно и навсегда покинули пределы Отечества. Эвакуировавшиеся с армией генерала Врангеля русские епископы в ноябре 1 920 года приняли решение о создании Русского Высшего Церковного Управления заграницей. Председателем РВЦУ за границей стал митрополит Антоний (Храповицкий).
В 1921 году по приглашению Сербского Патриарха Димитрия РВЦУ за границей переехало в город Сремски Карловцы, где состоялся в 1921 году Русский Всезаграничный Церковный Собор, подтвердивший свое каноническое подчинение Святейшему Патриарху Тихону.
В «Положении о Высшем Русском Церковном Управлении заграницей», принятом Русским Все-заграничным Церковным Собором", принятом ВРЦУ 13/26 ноября 1921 года, в частности, говорилось: «Управление делами Русской Православной Церкви заграницей принадлежит Наместнику Святейшего Патриарха Всероссийского совместно с Русским Заграничным Синодом и Церковным Советом. Во всех своих действиях Высшее Церковное Управление заграницей руководствуется положениями, изложенными в определении Всероссийского Церковного Собора о Священном Синоде и Высшем Церковном Совете, принятом 7 декабря 1917 года» [2].
Ко времени основания РПЦЗ сама Русская Церковь, восстановив патриаршество и наметив пути в будущее, как и новые начала административного управления, созрела к принципиально новым формам своего вселенского бытия.
Современное состояние церковных дел подчеркивает весьма важное участие личности, как и личное принятие ответственности за общее дело, в жизни Церкви и в деле воспитания будущих поколений. Необходимо с самых юных лет бережно и сознательно вкладывать в человеческие души семена любви к России, любви к Церкви, любви к Богу, любви ко всему тому самому лучшему, что
в сокровищнице своего внутреннего бытия и делания унесли из России в эмиграцию те, кто на кораблях отплывал в неведомое будущее в конце гражданской войны.
Важно, что дело русского православного воспитания не было пущено на самотек, а в условиях эмиграции это был изрядный подвиг. Благодаря любви и жертвенности русской эмиграции, а в некоторых случаях и большому терпению РПЦЗ не стала церковно-общественным институтом, ко —
торый постигался интеллектуально и академически отвлеченно. Это было и есть живое общение с той Россией, которая не отвлеченно, но в полноте своего бытия присутствовала совсем рядом, в живом общении с храмом, в живом общении со Христом.
В сегодняшней секулярной ситуации 90-летие исторического бытия РПЦЗ как никогда актуально и назидательно как для России, так и для всего Русского мира.
Библиографический список
1. Ильин И. А. Почему мы верим в Россию // Ильин И. А. О грядущей России. Избранные статьи. — Джорданвилл, 1991. — С. 328, 330.
2. Положение о Высшем Русском Церковном Управлении заграницей, принятое Русским Всезаграничным Церковным Собором // Кострюков А. А. Русская Зарубежная Церковь в первой половине 1920-х годов. Организация церковного управления в эмиграции и его отношения с Московской Патриархией при жизни Патриарха Тихона. — М., 2007. — С. 239−240.
3. Постановление № 362 Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви о мероприятиях на случай прекращения своих церковно-административных функций // Кострюков А. А. Русская Зарубежная Церковь в первой половине 1920-х годов. Организация церковного управления в эмиграции и его отношения с Московской Патриархией при жизни Патриарха Тихона. — М., 2007. -С. 237−239.
4. Режим доступа: http: //www. patriarchia. ru/db/text/155 920. html
GOLUBOV A., protopriest
RUSSIAN ORTHODOX CHURCH ABROAD:
PROBLEMS OF EXISTENCE WITHIN A DIFFERENT CULTURAL SPACE
The article is devoted to the problems of establishment, development and current status of the Russian Orthodox Church Abroad. According to the author, maintaining Russian identity in a different cultural space largely depends on canonic integrity of the Russian Church Abroad and the Moscow Patriarchy.
Key words: Church, Russian immigration, cultural identity, Orthodox spirituality

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой