Социальные доктрины христианских церквей как теоретическая основа социального служения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008
ностей, осмысление социокультурных различий приведет не только к пониманию культуры других народов, смягчит негативные проявления нетерпимости, но и поможет в решении глобальных проблем. Процесс глобализации, в свою очередь, будет способствовать устранению неравенства, что «будет служить залогом социальной сплоченности и жизнеспособности гражданского общества и мира» [12].
Библиографический список
1. Левин, Г. Д. Новая философская энциклопедия / Г. Д. Левин. — Т. 3. — Н — С. — М., 2001. — С. 251−252.
2. Хоруженко, К. М. Культурология: энцикл. слов / К. М. Хо-руженко. — Ростов н/Д, 1997. — С. 383.
3. Берлин, И. Оригинальность Макиавелли / И. Берлин // Подлинная цель познания. — М., 2002. С. 368.
4. Плюрализм в социалистическом обществе: пути утверждения в условиях перестройки // Вестник МГУ. Сер. 12. — 1989. -№ 4. — с. 68.
5. Зандкюлер, Х. Й. Демократия, всеобщность права и реальный плюрализм / Х. Й. Зандкюлер // Вопросы философии. -1999. — № 2. — С. 43.
6. Общая и прикладная политология: учеб. пособие. — М. -1997. — С. 286.
7. Ясперс, К. Истоки истории и ее цель / К. Ясперс // Смысл и назначение истории. — М., 1991. — С. 90.
8. Социологический энциклопедический словарь / под ред. Г. В. Осипов. М.: ИНФРА-М, 1998. — С. 154.
9. Словарь общественных наук / авт. -сост.: Подольская Е. А., Погорелый Д. Е., Лихвар В. Д. — Ростов н/Д: Феникс, 2006. -С. 287.
10. Там же. — С. 288.
11. Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии // Культурное и языковое разнообразие в информационном обществе. — СПб., 2004. — С. 67.
12. Там же. — С. 17.
ПРИГОДА Нина Сергеевна, аспирант кафедры «Дизайн, реклама и технология полиграфического производства», научный руководитель Дмитриева Л. М.
Статья поступила в редакцию 20. 01. 08 г.
© Н. С. Пригода
УДК 2 Т. А. КОСТЫЛЕВА
Омский государственный технический университет
СОЦИАЛЬНЫЕ ДОКТРИНЫ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ__________________________
В статье анализируются основные положения социальных учений Католической церкви, Русской православной церкви, Церкви христиан адвентистов седьмого дня и Российского объединенного союза христиан веры евангельской.
Понимание социальной роли конфессиональной организации обусловлено активным включением религиозного фактора в социальную жизнь. Сегодня развитие процессов глобализации и секуляризации привели к необходимости осмысления религиозными организациями своего места в современном российском обществе. По мнению ученых, в настоящее время в России сложились благоприятные условия для развития социального учения религиозных организаций.
В данной статье будут рассмотрены социальные учения западного католичества и российского православия — старых ветвей христианского вероучения и социальные концепции тех христианских конфессий, чьи позиции менее представлены в общественной жизни — адвентистов седьмого дня и христиан веры евангельской. Особенность социальных доктрин христианских направлений состоит в том, что они не существуют, строго говоря, как отдельные теоретические дисциплины, а представляют скорее расширительно толкуемую социальную этику, нормы которой предписывается реализовывать в той или иной сфере общественной жизни. Акцент на нравственные стороны каждого вида общественной деятельности обусловливает антропоцентризм конфессиональных социальных учений [8].
Структура социальных концепций христианских конфессий1 не идентична. По-разному представлена и программа социального служения в зависимости от диапазона рассматриваемых проблем и перспектив их решения.
В силу многих обстоятельств среди христианских учений наиболее систематично и тщательно разрабатывается начиная со второй половины XIX в.2 социальная доктрина католицизма.
Основополагающими началами социального учения католической церкви являются принципы справедливости и общественной любви. Таким образом, объектами социального служения выступают человеческая личность и общество. Государству приписывается вспомогательная функция, подразумевающая минимум стратегического вмешательства — максимум конкретной помощи.
Формирование социальной доктрины католицизма связывают с публикацией энциклики Папы Льва Х Ш & lt-Легиш поуагиш" (15 мая 1891 г.), предложившей «чадам церкви — священникам и мирянам — план и средства плодотворной социальной реконструкции» [15]. Исходными посылами социального учения Льва XIII послужили принципы христианского персонализма, справедливости и истинного милосердия, предва-
рительным условием которого является признание прав каждого человека. Папа первым признал необходимость приспособления христианства к реалиям современной жизни (accomodata renovatio) [15].
Энцикликой Папы Пия XI «Quadragesimo anno» (15 мая 1931 г.) предписывалось (в соответствии с традиционным вниманием одновременно к двум объектам социального служения католической церкви) обновление общественного строя по двум тесно взаимосвязанным направлениям: реформа общественных институтов и изменение сознания людей [15]. При этом утверждался приоритет личности по отношению к обществу и абсолютная ценность социальной справедливости как основы общественной жизни.
Принцип социальной справедливости мирового масштаба был поддержан энцикликой Папы Павла VI «Populorum progressio» (1967 г.). Установление мирных отношений на международной арене требует, по мнению Папы, здорового экономического развития каждого государства, борьбы с дискриминацией, всестороннего развития каждого человека. Конкретные действия во благо человечества — это благотворительность и миссионерская деятельность мирян в отсталых странах [15].
В 1978 г. католическую церковь возглавил Иоанн Павел II. Основными ценностями в социальном учении Папы утверждаются человек, сообщество, труд. Человеку должно питать положительные устремления, любовь, дабы прибыть в сферу божьего милосердия. Милосердие к ближнему помогает обрести людям их подлинное достоинство [15]. Милосердие, единение и взаимоуважение должны определять и взаимоотношения людей различных вероисповеданий [13]. Особое место Иоанн Павел II отводит семье, это тема Апостольского обращения Папы «Familiaris consor-tio» 1981 г., результировавшего Синод епископов в 1980 г. Обращение позже — в 1983 г. — было дополнено Хартией прав семьи. Семье предписано в качестве общественных и политических задач не только рождение и воспитание потомства, но и внесение вклада в культуру, религию и политическую жизнь.
Предметом энциклик «Solictido rei socialis» (1987 г.) и «Centessimus annus» (1991 г.) стали: голод- низкий уровень здравоохранения- нехватка жилья- безработица- эмиграция (закон должен разрешать возможность возвращения на родину) — безграмотность- терроризм, наркомания, алкоголизм, проституция, порнография- экономическая зависимость- неоколониализм (финансовая зависимость) — проблемы экологии- угроза атомной войны.
Социальное учение католической церкви в качестве основного способа решения данных проблем указывает необходимость солидаризоваться всем людям. Солидарность признается одной из важнейших добродетелей, долгом человека по отношению к сообществу.
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что католическая общественная мысль оказывает влияние не только на умонастроение католиков, но и на мировое сообщество. По мнению М. П. Мчед-лова, «социальное учение католицизма занимает свое самостоятельное место в культурной жизни планеты, вносит в нее дополнительные духовные мотивы, нравственные ценности, способствуя утверждению идеалов мира и сотрудничества народов, различных аспектов социальной справедливости, религиозных и других гражданских свобод» [4].
Католическая система все время модифицируется, стремится к созданию оптимального варианта социальной структуры и модели справедливого распреде-
ления материальных благ. При этом существует среди теологов мнение, что, окончательной концепции католицизма не выработано. Есть сумма документов, которая называется «социальной доктриной» [2]. Однако, на наш взгляд, нельзя недооценивать социальную значимость этих наработок.
Особенности государственно-церковных отношений привели к тому, что у распространенных в России конфессий не было систематически изложенной социальной доктрины, трактующей проблемы политэкономии, социологии, права, политологии и т. д. Хотя, разумеется, эти проблемы рассматривались и рассматриваются в трудах и выступлениях религиозных деятелей, богословов, философов, публицистов [7].
Необходимость долгосрочной программы служения при опоре на «православное богословское осмысление положения Церкви в плюралистическом секу-лярном обществе» была четко озвучена и логически аргументирована митрополитом Кириллом [3].
Выступая с позиций нравственного реформаторства за свободу, достойные условия существования личности, христианские социальные доктрины впитывают развивающиеся в мировой общественной мысли концепции о человеке, свободе, справедливости, демократии, неизменно сопрягая их с христианскими идеями спасения человека, его благоденствия, с верой в неминуемую победу добра над злом [8].
Русская православная церковь в основах социальной концепции документально отказывается от поддержки каких-либо политических сил, от вмешательства в дела государства, признавая иные формы социальной активности, взаимодействия с властями разных уровней во имя всеобщего блага, особенно на поприще миротворчества, благотворительности, решения социальных проблем, сохранения и развития культурного наследия, заботы об общественной нравственности [12]. Сложная проблема церковно-государственных отношений не получила однозначного решения, если вообще таковое возможно. Один из аспектов этой проблемы заключается в ориентации церкви на христианское государство и в возникающих в связи с этим трудностей восприятия реалий современной секулярной эпохи [5]. Отстранение церкви от политики может быть воспринято как торжество идей секулярного либерализма, согласно которым религия — это сугубо личное дело как мирян, так и отдельных клириков, а у церкви вообще нет собственной позиции по политическим вопросам. Правомерно рождается мнение, что разработчики оставляют за собой свободу политического маневра [14]. Справедливое замечание в заключении документа о возможности развития и совершенствования отдельных положений концепции в связи с изменением общественных условий не согласуется с утверждением в главе о взаимоотношениях с государством о том, что церковь не властна изменять что-либо в своем учении. И речь здесь идет не о принципах собственно вероучения, а о государстве, сугубо политическом институте, исторические формы которого меняются, как и меняется отношение церкви к нему.
Необходимо отметить, что теоретическая посылка о необходимости дистанцирования от власти сопровождается реалистическим критическим анализом социальной действительности. Критическая позиция церкви четко обозначилась в ряде документов, например, в определении Архиерейского Собора (1997 г.) [9], Пасхальном послании Алексия II (1997 г.) [1], где отчетливо выявлены основные беды и пороки происходящих перемен. Эта линия продолжена и усилена в «Основах социальной концепции Русской Православной
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008
Церкви» (РПЦ). В них рассмотрены элементы системного кризиса, поразившего экономику, науку, образование, здравоохранение, сферу социального обеспечения- осуждается резкая социальная дифференциация, отсутствие экономической базы для реализации обретаемых в результате перемен свобод- порицается высокий уровень преступности, безнравственности, пропаганда греха и порока, ожесточение между людьми разных национальностей и культур, разных мировоззрений и политических взглядов [12].
Фиксируемые социальные проблемы являются в глазах служителей всех конфессий христианской церкви закономерным следствием секуляризации общества. Выказывая уважение свободе совести, церковь в то же время отказывается принимать устроение миропорядка, в центре которого — «помраченная грехом человеческая личность» [12]. Она стремится к утверждению христианских ценностей в процессе принятия важнейших общественных решений как на национальном, так и на международном уровне, сохраняя открытой возможность сотрудничества с людьми нерелигиозных убеждений.
Примечательны здесь современные акценты в обосновании социальной миссии РПЦ. В условиях социальной незащищенности большой части населения страны церковь, следуя примеру Христа, была и остается на стороне бедных и обездоленных, и сегодня она имеет возможность снова выступить в роли заступницы за людей. В социальной концепции РПЦ дано богословское обоснование участия церкви в мирских делах, связи социального служения с миссией спасения человеческого рода. Церковь, соединяя в себе два естества — божеское и человеческое, — уже по своей природе связана с миром. Поэтому «ма-нихейское гнушение жизнью окружающего мира» недопустимо и греховно. Более того, согласно православной социальной концепции, церковь как Тело Христово причастна к греховности и падшести этого мира, не является сама по себе святой и безусловным источником святости. Е. Г. Холмогоров отмечает, что введением концепции о несовершенстве церкви авторы документа дают новое понятие о церкви, как об инструменте «самосовершенствования» человека и мира, как о средстве служения миру, а не преодоления его на пути к Богу [16]. «Жизнь в Церкви» предполагает «непрестанное служение Богу и людям», участие в общественной жизни, основанное на принципах христианской нравственности. Исконной миссии церкви, как церкви бедных, соответствует ряд идей «Основ социальной концепции РПЦ», выражающих тревогу за здоровье, благосостояние, нравственный уровень широких слоев населения. Но если в истории эта миссия нередко отодвигалась на второй план, то в данном документе забота и попечение об обездоленных приоритетны [6]. Церковь стремится к исполнению своей миссии не только через прямую проповедь, но и через благие дела, улучшающие духовнонравственное, а также материальное состояние общества. Ради этого допускается взаимодействие с государством, различными общественными структурами и отдельными людьми вне зависимости от их причастности к христианству [12].
Перечень областей сотрудничества православной церкви и государства в настоящий период весьма обширен. Надо отметить, что такие же сферы сотрудничества церкви и государства указываются и в «Основах социальной концепции Российского объединенного Союза христиан веры евангельской» [11] и в «Основах социального учения Церкви христиан адвентистов седьмого дня в России» [10].
К областям, в которых государство не может рассчитывать на помощь и поддержку РПЦ, относятся политическая борьба, военная агрессия или гражданская война, а также разведывательная деятельность [12]. Аналогичного мнения придерживаются и авторы социальной концепции РОСХВЕ [11].
В отличие от них, в социальном учении Церкви христиан адвентистов седьмого дня в разделе «Церковь и государство» введен такой пункт, как «социальная политика государства», в котором указывается необходимость продуманной социальной политики государства. В связи с поиском новых ориентиров развития социума акцентируется внимание на необходимости учитывать опыт других стран, но без искусственного перенесения на собственную общественно-историческую почву.
Существенным отличием социальных концепций Ассоциации христиан веры евангельской и Церкви христиан адвентистов седьмого дня от социальной концепции Русской православной церкви являются разделы «Социальная деятельность» и «Социальное служение церкви как ответ на нужды общества» соответственно, в которых не просто рассматривается понятие социального служения, но и определяются перспективы этого служения.
В концепции евангелистов отмечается, что влияние социальной деятельности церкви на различные стороны общественной жизни возрастает [11]. В качестве перспективных направлений социального служения в концепции выделяются: «Общественное служение протестантских церквей и взаимодействие института социальных работников и протестантских церквей в деле возрождения России- участие протестантских церквей в разрешении межэтнических противоречий, в установлении гражданского мира и сотрудничества между людьми различных национальностей- воспитание конфессиональной терпимости среди населения- религиозное образование и воспитание с целью формирования личности с позитивными социальными качествами- благотворительная деятельность- формирование нравственных основ гражданского общества- сотрудничество христианских и светских социальных учреждений как в решении общегражданских задач, так и для оказания помощи отдельным людям» [11].
Адвентисты седьмого дня пошли еще дальше введением в основы социального учения раздела «Социальное служение как ответ на нужды общества». В нем указывается два — богословское и общественноисторическое — измерения социального служения церкви. Служение не сводится к разовым гуманитарным акциям, это кропотливая работа церкви, направленная на развитие человека, соответствующая стратегическому долгосрочному планированию социальных программ.
Основу благотворительной деятельности адвентисты видят в личном участии каждого верующего, высокой мотивации и творческой реализации заложенного в христианине потенциала милосердия и любви. Однако масштабность современных социальных проблем, сложность решаемых задач требуют более высокого уровня организации благотворительной деятельности, нежели эпизодическое (часто по случаю) участие в ней отдельных людей. Церковь считает необходимым не только побуждать каждого верующего к проявлению добродетели и милосердия, но призывает всех к солидарности, к участию в общественных и благотворительных организациях для утверждения в обществе идеалов божественной любви и милосердия. Успех социального служения
зависит от реализации принципа солидарности, основанной на взаимоуважении и взаимной ответственности людей. Служение человеку — это благородная цель, способная объединить церковь и государственные, общественные и религиозные организации в их деятельности в социальной сфере. Решение социальных проблем требует больших ресурсов, комплексного подхода, строгой координации большого количества участвующих в нем организаций. Такое партнерство не только возможно, но необходимо и должно подразумевать открытость всех участвующих сторон. Адвентистская церковь призывает все стороны к мудрой, рациональной расчетливости при использовании божьего дара человеческих, природных, материальных и финансовых ресурсов. При этом она реально оценивает свои возможности и силы: «Без лишнего оптимизма и не впадая в пессимизм, Церковь АСД осознает, что окончательного разрешения социальных проблем в этом мире не произойдет, но с надеждой ожидает того времени, когда милосердие, любовь и справедливость во всей своей полноте раскроются в Царстве Небесном» [10].
Итак, посылом в истолковании начал социальной жизни христианством является представление об их божественном происхождении, установление их связи с божеством. Социальная жизнь есть, прежде всего, арена борьбы духовных сил Добра и Зла. Критериями в ее оценке являются нравственные начала, а не социальные законы. Социальная доктрина христианской церкви — это взгляд на современное общество, то есть описание, анализ и оценка общественных процессов, так или иначе затрагивающих прежде всего верующих христиан, но также и каждого человека. В духовном возрождении общества видится клириками выход из системного социального кризиса.
Сравнительный анализ рассмотренных социальных учений позволяет судить о том, что их авторы признают возможность построения единой социальной доктрины, основанной на Библии. Вероучительные различия в социальных взглядах практически стерты. Незначительные частные отличия, обнаруживаемые в программах, выражены в компромиссной форме. На наш взгляд, очевидны результаты экуменического движения, преследующего цель преодолеть догматические и канонические различия в христианстве, в частности, в связи с социальными программами. Очевидны ориентиры служения христианской церкви на принципы построения гражданского общества и правового государства при отсутствии соответствующих собственных исследований и опоре на светские представления о них.
Обнаруживаемые в документах противоречия задают перспективу их дальнейшей разработки. Надо признать, что заявления о необходимости попечения церкви о слабых, страждущих и отверженных имеют все шансы получить развитие, реальное подкрепление в ее многосторонней деятельности. Возможности столь авторитетного традиционного института далеко не исчерпаны для стимулирования, к примеру, внимания к социальным аспектам осуществляемых реформ и экономической политики.
Примечания
1 А именно — проанализированных здесь социального учения католической церкви, основ социальной концепции Русской
православной церкви, социальной концепции Ассоциации христиан веры евангельской, основ социального учения Церкви христиан адвентистов седьмого дня в России.
2 Прецедентом можно считать включение Папами Григорием XVI и Пием IX в свои наставления социальной проблематики, преимущественно в виде предостережений от ошибок.
Библиографический список
1. Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Пасхальное послание архипастырям, пастырям, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви / Патриарх Московский и всея Руси Алексий II // Журнал Московской Патриархии. — 1997. — № 4. — С. 5 — 8.
2. Беседа о социальной концепции православия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. luther. ru.
3. Доклад митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, председателя ОВЦС МП «Об основах социальной концепции Русской Православной Церкви» // Материалы Юбилейного Архиерейского Собора РПЦ. — М., 2001. — С. 134.
4. Ковальский, Н. А. Опыт одного обновления. Об эволюции социальной доктрины католицизма / Н. А. Ковальский // Свободная мысль. — 1991. — № 14. — С. 20.
5. Костюк, К. Н. Становление социального учения в православии / К. Н. Костюк // Социально-политический журнал. — 1997. — № 6 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // www. civitasdei. boom. ru.
6. Мчедлов, М. П. Особенности конфессиональной социальной доктрины (К принятию «Основ социальной концепции РПЦ») / М. П. Мчедлов // Религия и право. — 2001. — № 2. — С. 23.
7. Мчедлов, М. П. Социальная концепция православия / М. П. Мчедлов // Свободная мысль XXI. — 2001. — № 7. — С. 17.
8. О социальной концепции русского православия / под общ. ред. М.П. Мчедлова- ИЦ «Религия в современном обществе». — М., 2002. — С. 13.
9. Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «О взаимоотношениях с государством и светским обществом» // Журнал Московской Патриархии. — 1997. -№ 4. — С. 16−19.
10. Основы социального учения Церкви христиан адвентистов седьмого дня в России. — М., 2003. — С. 76−78.
11. Основы социальной концепции Российского объединенного Союза христиан веры евангельской. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. archipelag. ru.
12. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. mospat. org. ru.
13. Папа Иоанн Павел II. Энциклика «Ut unum sint», 1995 [Электронный ресурс] / Папа Иоанн Павел II. — Режим доступа: http: //kassidi. livejournal. com.
14. Семенко, В. Н. Первое свидетельство о тайной доктрине. Нам показывают фасад, но не пускают внутрь здания / В.Н. Се-менко // НГ-Религии. — 2004 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //religion. ng. ru.
15. Социальное учение католической церкви [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. catherine. spb. ru.
16. Холмогоров, Е. Г. Застенчивая иерократия. Заметки на полях «Основ социальной концепции РПЦ» [Электронный ресурс] / Е. Г. Холмогоров. — Режим доступа: http: //www. archipelag. ru.
КОСТЫЛЕВА Татьяна Александровна, кандидат философских наук, доцент кафедры «Дизайн, реклама и технология полиграфического производства».
Статья поступила в редакцию 11. 01. 08 г.
© Т. А. Костылева
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой