К методике оценки предельной плотности популяции лося по состоянию кормовой базы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К МЕТОДИКЕ ОЦЕНКИ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПЛОТНОСТИ ПОПУЛЯЦИИ ЛОСЯ ПО СОСТОЯНИЮ КОРМОВОЙ БАЗЫ
В. М. Глушков
ВНИИОЗ им. проф. Б. М. Житкова, Киров, v.m. glushkov@yandex. ru
В исследованиях популяций диких животных с логистическим типом роста численности, для прогнозных расчётов используется модель Ферхюльста-Пёрла (Одум, 1986), в частности, её модификации (1) дискретного типа (Hastings, 1997- Quinn, Deriso, 1999), в которых заложено предположение, что увеличение плотности популяции снижает выживаемость и (или) плодовитость всех членов популяции.
(N Л Nt+l = N + R^N '- '-
1------i-
K
J
(1)
В этих и подобных им моделях (Courchamp, Clutton-Brock, Grenfil, 1999), использовано 3 основных популяционных параметра: наблюдаемое значение численности (Nt), скорость роста (R или, А) и верхний асимптотический уровень плотности популяции (К). Методы определения численности и скорости роста многочисленны, неоднократно описаны в литературе и широко известны (Макфедьен, 1965- Коли, 1979- Thompson et all., 1998- Skalski et all., 2005- и мн. др.), чего нельзя сказать о параметре «предельный или максимальный уровень плотности популяции» (К), используемом в логистических уравнениях в качестве регулятора изменения величины годового прироста по мере изменения плотности популяции. Ценный для охотоведческой практики параметр остаётся недоступным для применения из-за отсутствия методов его расчёта. Имеющиеся в литературе определения, такие как: «К — это максимальная численность популяции, возможная в данных условиях» (Макфедьен, 1965), или «К — численность популяции, пребывающей в естественном состоянии до начала промысла» (Коли, 1979), противоречивы по признакам «в данных условиях» и «в естественном состоянии до начала промысла». Самое главное, они не дают представления о методах расчёта этого параметра. Сведения о существовании популяций лося с высокой плотностью: 8,0 — 52,0 на острове Нью-Фаундленд (Mercer, Manuel, 1974) — 30,0 на острове Айл-Ройял (Peterson, Page, 1983) — 97,7 на территории Окского заповедника
(Зыкова, 1964) — от 30 до 650 особей на 1000 га зимних стойбищ Печорской тайги (Язан, 1972), лишь подтверждают возможность применения обоих приведенных выше определений указанного параметра к ситуациям с высокой плотностью населения животных, но не дают подсказок по методике его расчёта для конкретной эксплуатируемой популяции, в частности, лося. Различие статуса группировок лося в приведенных примерах очевидно. В одних случаях речь идёт об изолированных популяциях, к которым правомерно применять оценку «максимальная наблюдаемая плотность». В других случаях речь идёт о временных скоплениях животных на ограниченных участках ООПТ, сформировавшихся для спасения от охотников. Подобные скопления лосей с повышенной плотностью могут возникать при средних и даже низких плотностях популяции (Козловский, 1971: Глушков, 1988), не связаны с плотностью популяции и не отражают её свойств настолько полно, чтобы плотность такой группировки можно было считать максимальной плотностью всей популяции.
В данной работе на примере лося Кировской области рассмотрен методический подход определения максимально возможной плотности популяции К по зимней кормовой ёмкости угодий, скорректированной на величину недоиспользования зимних кормов в антропогенных зонах вокруг населённых пунктов. Показана целесообразность применения дополнительной корректировки кормовой ёмкости на величину недоиспользования лосями кормов открытых пастбищах — лиственных молод-няков и кустарниках. В целом выбор «кормовой» концепции для определения верхнего уровня плотности основан на всеобщем мнении о кормах, как главном факторе существования живых организмов (МакДональд и др., 1970), и охоте, как основном факторе ограничения доступности кормов (Глушков, 2004).
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
С помощью метода пробных площадок, описанного в работах А. А. Козловского (1971), В. В. Червонного (1975), И. В. Дунина и П. Г. Козло (1992), использованного указанными авторами для определения запаса кормов лося в отдельных регионах России и Белоруссии, нами проведён учёт обилия и поедаемости кормов на территории Кировской области. На первом этап (1978−1979 гг.), на 593 пробных площадках были изучены кормовые характеристики отдельных участков зимних пастбищ, определены места размещения пробных площадок1, характеризующие средние, для данной категории угодий, значения обилия и поеда-емости кормов, а также видовой состав подлежащих учёту растений, диаметр скуса, массу одной поеди (Глушков, 1980). Для определения кормовой ёмкости угодий количественно уменьшенной, во первых, недоступностью для лося угодий вокруг населённых пунктов, а во-вторых
— не полной утилизацией кормов открытых пастбищ, использованы результаты проведенного в 1998 г. учёта обилия и поедаемости зимних кормов на 353 пробных площадках, расположенных во всех природных зонах Кировской области. Для определения площади угодий вокруг населённых пунктов, не используемых животными в зимний период (площади антропогенных зон), в 1998—1999 гг. проведены работы по учёту расстояния от населённого пункта до встречи первого следа лося любой свежести на маршрутах в каждой из зон Кировской области. Суточное потребление кормов в разные периоды зимы определено методом подсчёта поедей на отрезках суточного хода лося (Семёнов-Тян-Шанский, 1948- Насимович, 1955- Тимофеева, 1967, 1974). Методы закладки пробных площадок, троплений суточных наследов, определения
1 места размещения пробных площадок, характеризующих средние значения обилия и поедаемости растений: в молодняках естественного возобновления и культурах — на расстоянии 50 м от западной или восточной кромки леса, не ближе 200 м от северной и южной кромок- в группе старых лесов — не ближе 200 м от любой кромки леса.
обилия и поедаемости кормов в по-видовом аспекте, а также расчёты общего запаса кормов и кормовой ёмкости угодий Кировской области были опубликованы (Глушков, 2001, 2004). На всей лесной площади области, расчётная кормовая емкость колебалась по группам типов угодий от 43 до 136,5 особей на 1000 га лесной площади. Корректировка расчётной кормовой емкости на величину неиспользуемых кормов в антропогенных зонах произведена по данным расчёта площади антропогенной зоны, не используемой лосями в зимний период (Глушков, 1997). По северной части области среднее расстояние от населённого пункта до встречи первого следа лося любой свежести 13 = 8,27 км, 2Р = 16,54 км. В центральной зоне области Р= 6,873 км, 2Р =13,746 км, в южной Р= 2,96 км, 2Р = 5,92 км. Для расчёта площади экстраполяции использованы ведомственные данные по составу угодий и количеству населённых пунктов (Н.П.) с числом жителей более 30 (имеющих круглогодичные подъездные пути) по состоянию на 1998 г.: в северной зоне 337 Н.П., в центральной — 769, в южной — 664. Результаты выполненных по формулам расчётов продублированы методами ГИС-обработки данных в программе Мар^о, оказавшимися более технологичными, особенно при определении площадей перекрытий антропогенных зон (Кетова, 2012). Рассчитаны площадь антропогенных зон, площадь экстраполяции по категориям угодий и природным зонам, обилие кормов по группам типов угодий, запас кормов на 1000 га угодий каждой из 3-х природных зон, значения верхней асимптотической плотности популяции лося в Кировской области по состоянию исходных данных на начало 1999 г.
РЕЗУЛЬТАТЫ В угодьях с не ограниченной доступностью кормов для лося, величина предельной плотности популяции лося в трансформированных рубками лесах подзоны средней тайги составила 43, южной — 136,5, а в зоне хвойно-широколиственных лесов — 68,9 особей на 1000 га угодий, что в 12−42 раза выше наблюдаемой в регионе плотности и представляется завышенным. Зимний маршрутный учёт (ЗМУ) охватывает все угодья, в том числе около 30% не занимаемых лосем в зимний период угодий «антропогенных зон» вокруг населенных пунктов, в результате чего получаются значения «средней плотности». Учёт кормов для определения предельного уровня плотности проводился только в
зоне обитания животных и дал значение «экологической» ёмкости угодий. Для сопоставимости данных учёта обоими методами сделан перерасчёт экологической кормовой ёмкости угодий в среднюю. Оценка кормовой емкости снизилась, но стала ближе к оценкам численности методом ЗМУ (табл.). Большой диссонанс в сравниваемые оценки вносит не контролируемая охота, увеличивающаяся в направлении к северной периферии области.
Ещё один вид ограничения доступности кормов охотой — снизившаяся к концу ХХ в. до 2-х раз утилизация кормов на открытых пастбищах:
— в молодняках естественного возобновления, пойменных и заболоченных кустарниках. Сравнение результатов подсчёта поедаемости веточных кормов за зимний период на открытых пастбищах в 1977−78 гг. с аналогичными данными, полученными в 1998 г. показало смещение кормовой нагрузки с открытых пастбищ на закрытые. За 20-тилетний период поедаемость веточного корма в лиственных молодняках уменьшилась примерно на 30% и на столько же увеличилась в старых лесах. Эта форма ограничения кормовых ресурсов лося в таблице не отражена. Количественная оценка ограничения доступности кормов открытых пастбищ пока не уточнена, поскольку какая-то часть кормов открытых пастбищ утилизируется животными позднее — в апреле и даже начале мая, т. е. после проведенных нами учётов запасов кормов в марте.
Полученные оценки возможной максимальной плотности популяции лося в Кировской области сопоставимы с наблюдаемыми предельными плотностями этих животных в других частях ареала вида. Меньшие, чем у североамериканских популяций лося, значения плотности можно отнести на счёт менее обильной, из-за бедности почв и более сурового климата, растительности. Возможно, роль охоты в ограничении доступности кормов там также была менее выражена. Значения плотностей, рассчитанных по кормовой емкости угодий в отдельных участках области, и их сравнение с оценками зМу подчёркивают негативную роль охоты (в том числе браконьерской) в формировании того или иного уровня плотности популяции. Кормовая ёмкость угодий в северных лесах — 20,6 особей / 1000 га угодий оказалась в 20 раз выше фактической численности, тогда как в южных районах — 46,8 особи/1000 га по кормам и 3,24 особи / 1000 га по данным ЗМУ, разница лишь в 14,4 раза. По кормовой ёмкости угодий южная зона в 2,3 раза богаче северной зоны, а по учтённому поголовью — в 3,24 раза. Неадекватность соотношений между запасами кормов и численностью животных подчеркивает негативное влияние бесконтрольной охоты, в большей мере проявляющегося в угодьях северной зоны. Подтверждением этому служит и отмеченная выше максимальная величина радиуса антропогенной зоны вокруг населенных пунктов в северных районах области.
В целом можно сделать вывод, что данный метод определения максимальной плотности популяции, при всей его трудоёмкости, представляется корректным, а полученные результаты важными как для научных исследований, так и для практического планирования добычи. Исследования в данном направлении целесообразно продолжить.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Глушков В. М. Лось. Экология и управление популяциями. Киров, 2001а. 317 с.
Глушков В. М. Охота как фактор дефицита энергии в организме лося // Вестник охотоведения: науч. -практ. и теорет. журнал / Центрохоткон-троль. 2004. Т. 1, № 1. С. 18−35.
Калецкий А. А. Корма лосей в зимний период и общегодовой объём потребления кормов // Биология и промысел лося. М. 1967. Вып. 3. С. 221−247.
Козловский А. А. Лесные охотничьи угодья. М.: Лесная пром-сть, 1971. 158 с.
Коли Г. Анализ популяций позвоночных. М.: Мир, 1979. 362 с.
Одум Ю. Экология. М.: Мир., 1986. Т. 2. 376 с.
Червонный В. В. Распределение, плотность населения и динамика численности лося в европейской части РСФСР// Окский государственный заповедник: труды. Рязань, 1975. Вып. 11. С. 255−279.
Язан Ю. П. Охотничьи звери Печорской тайги: биология популяций, механизмы регуляции численности. Киров. 1972. 382 с.
Byers, T., Dickson D. L. Spring migration and subsistence hunting of king and common eiders at Holman, Northwest Territories, 1996−1998. Arctic 54: 2001. Р. 122−134.
Caughley, G., Sinclair A. R. E. Wildlife ecology and management. Blackwell Science Publications, Inc., Cambridge, Massachusetts, USA, 1994.
Courchamp, F.T., Clutton-Brock, Gren-fil B. Inverse density dependence and the Allee effect. Trends in Ecology and Evolution 14: 1999. P. 405 410.
Fowler, C. W.,. Baker J. D. A review of animal population dynamics at ex-
tremely reduced population levels. International Whaling Commission Report 41: 1991. P. 545−554.
Hastings, A. Population biology: concepts and models. Springer-Verlag, Inc., New York, New York, USA. 1997.
Mercer W.E., Manuel F. Some aspects of moose management in Newfoundland // Natur. Can. 101. N 3−4. 1974. Р. 657 — 671.
Mosby, H. S. The influence of hunting on the population dynamics of a woodlot gray squirrel population. Journal of Wildlife Management: 33. 1969. Р. 59−73.
Peterson R.O., Page R.E. Wolf-moose fluctuations at Isle Royale National Park, Michigan, USA // Acta Zool. Fenn. 1983. № 173. Р. 251−253.
Skalski John R., Ryding Kristen E., Millspaugh loshua J. Wildlife Demography. Analysis of Sex, Age, and Count Data. N.Y. Academic Press. 2005. 639 p.
Trent, T. T., and O. J. Rongstad. Home range and survival of cottontail rabbits in southwestern Wisconsin. Journal of Wildlife Management: 38. 1974. P. 459−472.
Таблица Показатели кормовой емкости угодий на пробных площадках в Кировской области
Природные зоны области Площадь охотничьих угодий, тыс. га Запас кормов, кормовая ёмкость (К), наблюдаемая плотность (ЗМУ, особь/ 1000 га угодий)
Вся Используемая лосем не доступная в зимний период Обилие кормов, т/тыс. га угодий Запас кормов в использ. угодьях, т Максимальная плотность, особь/1 тыс. га (К) ЗМУ, особей на 1000 га угодий
Северная 5074 2424 2650 129,53 313 980,7 20,6 1,0
Центральная 1665 458 1207 222,4 101 859,2 20,4 3,79
Южная 1312 893 419 206,6 184 493,8 46,8 3,24
Итого 8051 3775 4276 186,2 600 333,7 24,8 1,94

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой