Реформа охотничьего хозяйства Казахстана: итоги и перспективы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФОРМА ОХОТНИЧЬЕГО ХОЗЯЙСТВА КАЗАХСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
К. Н. Плахов, С. В. Соколов, А.Ж. Акылбекова
Союз обществ охотников и рыболовов Республики Казахстан (Казохотрыболовсоюз), Алматы, Республика Казахстан, elchor@mail. ru, kazkors@mail. ru
В советский период охота в Казахстане производилась как в охот-хозяйствах, так и в угодьях общего пользования. К началу 1987 г. в республике было 2 заповедноохотничьих хозяйства, 19 госохотхо-зяйств, 4 госохотпромхоза, 31 охот-хозяйство и 3 охотпромхоза Казпо-требсоюза, 300 приписных охотхо-зяйств Казохотрыболовсоюза, 2
охотхозяйства ХОЗУ Совета Министров, 7 охотхозяйств ЦС «Динамо», 6 — Военно-охотничьего Общества. Общая площадь охотугодий составляла 226,2 млн. га, в том числе за Казохотрыболовсоюзом было закреплено 47,8 млн. га (Сидоров, 1987). Ведением охотничьего хозяйства также занимался Комитет лесного хозяйства, в составе которого было 37 госзаказников, 40 лесоохотничьих и 12 госохотхозяйств (Медведев, 1995). На учете в Казо-хотрыболовсоюзе в 1988 г. состояло 213,1 тысяч охотников и рыболовов, на 1 тысячу жителей приходилось 10,5 охотников, а на 100 км² территории — 6,29 охотника. В 1988 г. доходы с 1000 га охотничьих угодий составили 57,3 рублей. По этому показателю Казахстан занимал в бывшем СССР пятое место. Общества охотников и рыболовов проводили в охотхозяйствах биотехнические, охранные, воспроизводственные и охотоустроительные мероприятия, вкладывая в развитие охотхозяйства 53,0 рубля на 1000 га (Плахов, 2007- 2012).
В Казахстане к 2003 г. осталось 208 охотхозяйств, их общая площадь составляла 82 501,5 тыс. га. Количество зарегистрированных охотников и рыболовов в республике уменьшилось до 64 926 человек, на 1 тысячу жителей приходилось 4,3 охотника, а на 100 км² территории — 2,4 охотника. Работа с охотниками и рыболовами сосредоточилась в крупных городах, что привело многих сельских жителей в разряд «вынужденных браконьеров». Объединения охотников и рыболовов стали сокращать расходы на охот-хозяйственные мероприятия. Полностью прекратился планомерный охотничий промысел. В большинстве регионов республики эксплуатация ресурсов популяций животных велась без обеспечения их охраны, биотехнических и воспроизвод-
ственных мероприятий. В результате произошло сокращение числен-
ности многих ценных охотничье-промысловых и редких видов животных на фоне роста численности волка и шакала, причиняющих значительный ущерб, как животноводству, так и охотничьему хозяйству. Природоохранные организации и ведомства Казахстана не смогли обеспечить эффективное противодействие этим процессам (Плахов, 2007- 2012).
В Казахстане с 2003 года началась реформа охотничьего хозяйства, научные основы которой разрабатывались К. Н. Плаховым и
С. В. Соколовым в рамках госзаказа. Ее цель — частичное освобождение государства от обязанностей по охране, воспроизводству и использованию животного мира и передача этих функций охотпользователям. Планировалось создать условия для развития охотничьего хозяйства как отрасли экономики и природопользования и свободной конкуренции на этом рынке услуг.
Для законодательного и организационного обеспечения реформы охотничьего хозяйства были внесены изменения в 4 кодекса и 1 закон, вновь приняты 1 кодекс, 1 закон, десятки нормативных актов и приказов государственного уполномоченного органа. Было создано около 600 охотхозяйств на общей площади почти 87 млн. га. Началось фактически формирование целой хозяйственной отрасли. Объем частных инвестиций в охотничье хозяйство составил десятки миллионов долларов, для жителей отдаленных районов были созданы более 3000 рабочих мест. На учете охотобществ в 2011 г. состояло более 90 тысяч охотников и рыболовов.
В то же время ряд важных вопросов остались не решенными из-за позиций госчиновников, оставивших за собой максимум руководящих функций. В республике появилось большое количество охотпользовате-лей, привлеченных возможностью вложения инвестиций в новую для них отрасль экономики. Но механизма возврата вложенных средств нет. Нет и ясного понимания — как вообще должна строиться экономика этой отрасли в условиях современного Казахстана. В итоге охотпользователи саботируют биотехнические и воспроизводственные мероприятия, а уполномоченные государственные организации не могут обязать их выполнять. Для преодоления этого необходимо (Плахов, 2012):
1. Выделение в Земельном Кодексе Р К отдельной категории: «земли охотничьего хозяйства». За охотпользователем должно быть закреплено законодательно право выбора формы землепользования, равно как и формы ведения охотничьего хозяйства.
2. Для разработки экономической модели охотничьего хозяйства использовать классификацию охотничьих хозяйств, основанную на их целевом назначении. Перейти к определению ставки платежа за пользование животным миром в зависимости от продуктивности охотничьих угодий, определенной по результатам внутрихозяйственного охото-устройства.
3. Наделить охотпользователя правом собственности на охотничье-промысловых животных в пределах выделяемой ему квоты, при сохранении государственного контроля и государственной собственности на животный мир. Прецедентом для этого может служить Закон Р К «О недрах и недропользовании».
4. Изменить подходы к внутрихозяйственному охотоустройству, передав выбор охотхозяйственной инфраструктуры, воспроизводственных и охранных мероприятий охотпользователю в зависимости от целевого назначения охотхозяйства.
Другие причины слабой эффективности реформы в том, что современное казахстанское охотоведение оказалось не готовым для решения столь сложных задач. Сложилась тенденция использовать в расчетах «идеальные популяции» или «идеальные виды животных», испытывающие только один вид воздействия — официально разрешенную на них охоту. В результате (Плахов и др., 2012):
1. Разработчики нормативов оптимальной плотности видов копытных (2008), в качестве основы использовали «Региональные нормативы оптимальной плотности населения диких копытных для лесов Европейской части гослесфонда СССР» (1988). Они сочли, что емкость угодий всегда постоянна и не зависит от изменений климатических условий, урожай-
ности основных кормов, трансформации местообитаний. И что этой постоянной емкости угодий соответствует некая постоянная «оптимальная численность», также не зависящая от условий среды обитания видов и от их динамики. Кроме того, были отождествлены площади обитания видов с площадями административных областей. Оптимальная плотность была установлена даже для группировок сайги.
2. Разработчики нормативов «устойчивой численности» (2008) ввели этот термин, по-видимому, по аналогии с «устойчивым использованием». При этом уже само его определение, предложенное ими, не выдерживает никакой критики: «устойчивая численность (в особях) складывается из расчета следующих качественных показателей: численность и половозрастная структура популяции видов животных, являющихся объектом охоты- продуктивности самок- размер ежегодного прироста- смертность».
3. Разработчики нормативов изъятия видов животных, являющихся объектами охоты (2005), основывались на классических соотношениях в квотах добычи охотни-чье-промысловых видов для различных половозрастных групп. Для расчетов прироста популяций и лимита изъятия в «Методах учета основных охотничье-промысловых и редких животных Казахстана» (Алматы, 2003) ими предложены различные, преимущественно эмпирические, подходы и формулы.
В действительности любая популяция любого вида находится в постоянной динамике, имеющей, как правило, циклический характер. Численность видов подвержена многолетним колебаниям и зависит от множества факторов. Поэтому в охотоведении наступило время перейти к более объективным критериям, используемым в экологии. В ходе исследований, определяющих принципы устойчивого использования ресурсов охотничье-
промысловых видов, должны быть даны оценки: популяционной и географической структуры таксона в пределах занимаемого им ареала- популяционных параметров (демографических и экологических) — динамики и амплитуды изменений численности- лимитирующих факторов и мер для устранения или нейтрализации их последствий- роль таксона в экосистемах и сообществах. Исходя из этого, в 2010 г. нами, в рамках госзаказа, были подготовлены проекты новой редакции трех вышеперечисленных норма-
тивных актов. Основными научными предпосылками для них стали:
1. Оптимальная плотность — первоначально должна исчисляться для каждой из популяций того или иного вида с учетом мозаичной структуры их территориального распределения в местообитаниях (Одум, 1986). Каждому уровню емкости угодий, изменяющейся в соответствии с конкретными условиями года и сезона, соответствует свой уровень оптимальной плотности. Отсюда — необходимость учитывать динамику многолетних колебаний численности видов, изменений климатических условий и, соответственно, — урожайности кормов и основных показателей бонитетов охотугодий. Важно увязывать показатель оптимальной плотности с площадями местообитаний видов в пределах областей. Для сайгака же использован показатель оптимальной численности мигрирующих группировок.
2. «Устойчивая численность» заменена нормативами минимальной эффективной численности, определяющей наименьший уровень, при падении ниже которой популяция начинает вымирать. Показатель эффективной численности отражает динамику, присущую популяциям, образующим вид (Ланде, Бэрроуклаф, 1989).
3. Для определения нормативов изъятия видов животных, являющихся объектами охоты, и лимита их изъятия использована «следящая» стратегия, когда уровень изъятия определяется фактической динамикой численности популяций, а не ее усредненными показателями. При этом учитываются и другие экологические и демографические параметры. Лимит изъятия должен обеспечивать оптимальный уровень добычи (как для обеспечения рентабельности ведения охотничьего хозяйства, так и для обеспечения устойчивого состояния популяций эксплуатируемых видов) (Коли, 1979). Ожидаемый годовой прирост при этом надо определять не в весенний период, сразу после выхода молодняка, а на конец лета — начало осени (август — сентябрь). Обязательно надо учитывать уровень изъятия в целях охоты за предшествующий год.
Реформа охотничьего хозяйства в Казахстане состоялась, и это уже сам по себе отрадный факт. Но без учета многопрофильности охотничьего хозяйства, без наделения охотпользователя не только обязанностями, но и правами, ее полезные достижения могут оказаться перечеркнутыми. В условиях сочетания государственной и частной форм собственности, в том числе и на животный мир, успех в сохранении и устойчивом использовании его богатств зависит не только от разумного взаимодействия этих форм, но и от создания организационных и правовых предпосылок, стимулирующих приток капитала в эту сферу.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Коли Г. Анализ популяций позвоночных. М.: Мир, 1979, 362 с.
Ланде Р., Бэрроуклаф Д. Эффективная численность популяции, генетическая изменчивость и их использование для управления популяциями // Жизнеспособность популяций. М.: Мир, 1989. С. 115−157.
Медведев С. А. Первая научно-практическая конференция по ведению охотничьего хозяйства в Республике Казахстан: цели и задачи // Материалы науч. -практ. конф. по ведению охотничьего хозяйства в новых экономических условиях. Алматы, 1995. С. 5−7.
Методы учета основных охотничье-промысловых и редких животных Казахстана. Алматы, 2003. 203 с.
Одум Ю. Экология. М.: Мир, 1986. Т. 1. 328 с. — Т. 2. 376 с.
Плахов К. Н. Мины под реформу охотничьего хозяйства //Саят. Охота, рыбалка, туризм. 2007. № 4. С. 8−9 — № 5. С. 10−13 — № 6. С. 16−20.
Плахов К. Н. Итоги и перспективы охотничьего хозяйства Казахстана // Зоологические и охотоведческие исследования в Казахстане и сопредельных странах: материалы Междунар. науч. -практ. конф., посвящ. 100-летию. А. А. Слудского (1−2 марта 2012 г.). Алматы, 2012. С. 344 346.
Сидоров И. С. О состоянии охраны государственного охотничьего фонда в республике // Материалы респ. семинара охотоведов и ихтиологов областных обществ охотников и рыболовов Казохотрыболовсоюза, 25−28 мая 1987 г. Алма-Ата, 1987. С. 25−26.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой