Проблемы п138редставления результатов оперативно-розыскной деятельности для использования в процессе доказывания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.А. Дядченко,
кандидат юридических наук, Центральный филиал Российского государственного университета правосудия (г. Воронеж)
И. И. Карташов,
кандидат юридических наук, Центральный филиал Российского государственного университета правосудия (г. Воронеж)
ПРОБЛЕМЫ П138РЕДСТАВЛЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ
THE PROBLEM OF REPRESENTATION RESULT OF OPERATIONAL ACTIVITIES FOR USE IN THE COURSE OF PROVING
В статье рассматриваются практические вопросы применения Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд. Отмечаются проблемы, возникающие при взаимодействии органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и предварительное расследование. Предлагаются изменения в ведомственные акты, регламентирующие порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности органам предварительного расследования.
The article deals with the practical issues of application instructions on how to submit the results of operational and investigative activity of bodies of inquiry, the investigator or the court. There have been problems in the interaction of the bodies exercising operative investigation and preliminary investigation. Proposed changes to departmental regulations governing the submission of the results of operational and investigative activities to the preliminary investigation.
Прошло почти два года с момента введения в действие новой, уже третьей по счету, Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд (далее — Инструкция)[1]. Анализ ее положений свидетельствует о последовательном движении в сторону более широкого использования результатов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, в уголовном судопроизводстве. Вместе с тем некоторые существовавшие ранее в этой сфере проблемы так и не были устранены.
В соответствии с Инструкцией, результаты ОРД, которые могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляются как в виде рапорта об обнаружении признаков преступления, так и в виде сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности. При этом положениями Инструкции не регламентируются случаи, когда должен составляться рапорт, а когда — сообщение. На первый взгляд, имеется разница лишь в форме документов при полном совпадении их содержания. Однако на практике в
силу данной неопределенности возникают споры относительно возможности представления результатов ОРД в виде сообщения. Так, в частности, некоторые руководители следственных подразделений, а вслед за ними и ученые-теоретики, настаивают на нелегитимности сообщения о результатах ОРД в случае, когда речь идет о поводах и основаниях для возбуждения уголовного дела [2, 3]. В обоснование своей позиции ими приводятся положения ст. 143 УПК РФ, которая предписывает, что «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142 настоящего Кодекса, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков пре-ступления». Однако, по нашему мнению, при этом не учитываются положения ст. 11 Федерального закона «Об оперативно -розыскной деятельности», указывающие на то, что, во-первых, результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а во-вторых, представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. Таким образом, в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» нет даже упоминания о форме представления этих результатов. Как видим, налицо несогласованность норм УПК РФ и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».
В качестве обязательного документа Инструкцией предусмотрено и соответствующее постановление руководителя органа (подразделения), осуществляющего ОРД. Таким образом, Инструкция наделила правом вынесения постановления о представлении результатов ОРД руководителя подразделения, что прямо противоречит Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности», в ст. 11 которого указано, что таким правом обладает только руководитель оперативно-розыскного органа.
Кроме того, постановление о представлении результатов ОРД адресовано органу дознания или следователю, это обусловлено тем, что именно они являются субъектами возбуждения уголовного дела. Однако в этом случае возникает несколько спорных вопросов.
Понятие «орган дознания» имеет расширенное толкование, в соответствии с которым,
к примеру, согласно ч. 1 ст. 40 УПК РФ, к органам дознания относятся органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения, пункты) полиции и т. д. Таким образом, к органам дознания относятся и подразделения уголовного розыска. Следуя буквальному толкованию, руководитель оперативно-розыскного органа (например, применительно к системе МВД России таковым будет считаться начальник территориального органа МВД России, его заместитель, ответственный за деятельность подразделений, осуществляющих оперативно -розыскную деятельность, а также заместитель начальника полиции по оперативной работе) должен адресовать постановление самому себе.
То же самое относится и к органам предварительного следствия. Следователь по собственной инициативе не принимает постановление о предоставлении результатов ОРД непосредственно от начальника территориального подразделения ОВД, так как распределением нагрузки следователей занимается руководитель следственного органа, который и принимает решение о том, кому из следователей поручить рассмотрение материалов о готовящемся или совершенном преступлении, в том числе — результатов ОРД.
В этом случае возникает еще один спорный вопрос — о том, каким образом происходит фактическая передача результатов ОРД. Согласно Инструкции, способ фактической передачи результатов ОРД уполномоченному должностному лицу (органу) (пересылка по почте, передача нарочным и другие способы) избираются органом, осуществляющим ОРД, в каждом конкретном случае с учетом требований нормативных правовых актов, регулирующих организацию делопроизводства.
Результатом рассмотрения материалов должно быть соответствующее постановление следователя (дознавателя) о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Очевидно, что подразделение уголовного розыска не заинтересовано в решении об отказе в возбуждении уголовного дела, так как в этом случае результаты его работы будут нивелированы. Таким образом, орган, осуществляющий ОРД, должен приложить максимальные усилия к обеспечению качества представляемых материалов, а в случае необходимости — дать соответствующие разъяснения руководителю следственного органа (начальнику подразделения дознания). Кроме того, как отмечают А. Ю. Савинов и В. А. Леденев, зачастую на
практике складывается ситуация, когда требования должностных лиц, которым могут быть представлены результаты ОРД, в разных подразделениях существенно отличаются друг от друга, и то, что требуют одни, считают совершенно недопустимым другие [4].
Учитывая данное обстоятельство, представляется целесообразным осуществлять фактическую передачу результатов ОРД только нарочным, используя другие способы в исключительном случае (направление материалов в другие регионы).
Согласно ст. 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Следовательно, как отмечает Р. М. Минибаева, результаты оперативно-розыскной деятельности, вводимые в уголовный процесс для использования в доказывании по уголовному делу, должны быть проверены субъектами уголовно -процессуальной деятельности на соответствие их требованиям, предъявляемым к доказательствам. Каждое доказательство по уголовному делу должно обладать свойствами относимо-сти, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ) [5].
Принимая материалы — результаты ОРД, руководитель следственного органа (начальник подразделения дознания) в первую очередь оценивает перспективу формирования на их основе доказательств. К сожалению, на практике часто складывается ситуация, когда при оформлении документов, закреплении следов преступления, сотрудники, осуществляющие ОРД, допускают ошибки, которые влекут за собой утрату доказательств или признание их впоследствии недопустимыми. Это обусловлено различиями в специфике уголовно -процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.
Следовательно, оперативный работник изначально и при последующем сборе материалов и информации должен учитывать, что они будут проверены процессуальным путем в условиях гласного судопроизводства и оценены в совокупности с другими доказательствами.
Как уже было отмечено, анализ, оценку и перспективы использования результатов ОРД для формирования доказательств должен осуществлять руководитель следственного органа (начальник подразделения дознания). Это обусловлено тем, что именно он, в качестве лица, непосредственно осуществляющего процессу-
альный контроль за деятельностью следователей (дознавателей), вместе со своими подчиненными несет ответственность за качество и результаты предварительного расследования.
На практике передача материалов происходит только после ознакомления с ними вышеуказанных лиц и получения их согласия, основанного на соответствующем анализе и оценке. В случае отсутствия согласия оперативному сотруднику даются разъяснения о необходимости получения дополнительной информации, уточнения имеющейся, недостатках в оформлении. При этом каких-либо сроков для устранения недостатков не указывается. Рапорт и постановление передаются лишь тогда, когда руководителем следственного органа (начальником подразделения дознания) получено согласие на передачу материалов.
Подобные ситуации не могут способствовать быстрому раскрытию и расследованию преступлений. Кроме того, возможны случаи, когда руководитель следственного органа (начальник подразделения дознания) может отказывать в принятии материалов по надуманным основаниям, не усматривая судебной перспективы уголовного дела.
В. А. Семенцов предлагает по результатам изучения представленных материалов ОРД и усмотрения в них сведений, указывающих на признаки преступления, составлять дознавателю или следователю протокол об обнаружении признаков преступления, придавая представленным сведениям значение повода для возбуждения уголовного дела [6].
В связи с этим считаем целесообразным составлять протокол не только по результатам, но и в ходе изучения представленных материалов. В протоколе необходимо указывать конкретные недостатки, мероприятия и сроки их исполнения. При этом следует учитывать, что, поскольку решение о возбуждении уголовного дела еще не принято, подобные указания не могут носить обязательный характер в отношении оперативного работника. Следовательно, они должны быть адресованы руководителю органа, осуществляющего ОРД, в рамках взаимодействия. Руководитель органа, осуществляющего ОРД, в свою очередь, обладая соответствующими полномочиями, обязан требовать их исполнения подчиненным ему оперативным сотрудником.
Протокол должен быть составлен в двух экземплярах, один из которых приобщается к делу оперативного учета, второй — к материалам уголовного дела или постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела.
В этом случае прокурор (исключенный новой Инструкцией из числа субъектов, которым представляются результаты ОРД), осуществляя надзор за оперативно-розыскной деятельностью и органами предварительного расследования, будет иметь возможность оценить правомерность дачи указаний, качество и своевременность их исполнения.
Считаем, что предлагаемая процедура фактического представления результатов ОРД органам предварительного расследования должна способствовать повышению качества представляемых материалов, ответственности исполнителей и устранению противоречий в рамках взаимодействия органов, осуществляющих ОРД и предварительное расследование.
Рассматривая результаты оперативно -розыскной деятельности с точки зрения формирования на их основе доказательств по уголовному делу, считаем необходимым остановиться и на вопросе оценки таких доказательств. Так, согласно п. 17 Инструкции, «допускается представление материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении оперативно -розыскных мероприятий, в копиях (выписках), в том числе с переносом наиболее важных частей (разговоров, сюжетов) на единый носитель, о чем обязательно указывается в сообщении (рапорте) и на бумажном носителе записи переговоров. В этом случае оригиналы материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, если они не были в дальнейшем истребованы уполномоченным должностным лицом (органом) хранятся в органе, осуществившем ОРМ, до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу либо до прекращения уголовного дела (уголовного преследования)». Однако ч. 5 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо предусмотрено, что «в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств». То есть законом не предусмотрена частичная передача полученных в ходе отдельных ОРМ материалов или их копий. О какой полноте, всесторонности и объективности расследования может идти речь, если субъект расследования обладает лишь частью информации, представленной сотрудниками оперативно-розыскного органа, исходя из их соображений о целесообразности.
Говоря о представлении органу дознания или следователю результатов ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, следует отметить, что Инструкция (п. 12) предусматривает направление в адрес органа дознания или следователя копии судебного решения о проведении ОРМ, тогда как согласно ч. 3 ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» такие материалы хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
По-прежнему остался неурегулированным вопрос рассекречивания таких судебных решений. По смыслу Инструкции предполагается, что судебное решение, копия которого представляется вместе с другими результатами оперативно-розыскной деятельности, должно быть рассекречено. Однако в силу норм законодательства в области охраны государственной тайны рассекретить сведения и носитель информации может лишь тот орган (должностное лицо), который его засекретил. В случае с судебным решением на проведение ОРМ — это суд, и руководитель оперативно -розыскного органа не вправе рассекречивать его документы. Разработчики Инструкции решили обойти стороной регламентацию данного вопроса, вызывающего на практике достаточно много споров. Решение данной проблемы было предложено С. В. Бажановым еще в 2010 году и заключалось в дополнении судебного решения о проведении оперативно-розыскного мероприятия следующим пунктом: «При вынесении органом, осуществляющим оперативно -розыскную деятельность, постановления о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей разрешаю рассекречивание и снятие копии с судебного решения на проведение данного оперативно-розыскного мероприятия» [7]. Однако до настоящего времени это предложение не нашло отражения в нормативных актах.
Многие ученые отмечают необходимость внесения изменений в нормативные правовые акты, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность, и допустимость использования ее результатов в доказывании по уголовным делам.
Рассмотренные проблемы правоприменения доказывают такую необходимость. Однако, на наш взгляд, изменения должны быть внесены, в первую очередь, в ведомственные и межведомственные акты с целью приведения их в соответствие с действующим законодательством.
ЛИТЕРАТУРА
1. Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд: приказ МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, С К России № 68 от 27. 09. 2013 // www7consultant. ru (дата обращения: 12. 11. 2015).
2. Ларинков А. А. Проблемы представления результатов ОРД для использования в уголовном судопроизводстве (по Инструкции от 27 сентября 2013 года) // Криминалистъ. — 2014. — № 1(14). — С. 34−41.
3. Чечетин А. Е. Проблемные вопросы новой инструкции о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы международной научно-практической конференции (23 — 24 октября 2008 г.). — Тюмень, 2008. — С. 35.
4. Савинов А. Ю., Леденев В. А. Проблемы представления результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. — 2011. — № 1 (20). — С. 56.
5. Минибаева Р. М. Некоторые вопросы использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам // Антинаркотическая безопасность. — 2014. — № 2. — С. 83−84.
6. Семенцов В. А. Представление и процессуальный порядок закрепления результатов оперативно-розыскной деятельности в досудебном порядке // Вестник Омского университета. Серия: Право. — 2008. — № 1 (14). — С. 91.
7. Бажанов С. В. Некоторые вопросы судебного санкционирования оперативно-розыскных мероприятий // Оперативник (сыщик). — 2010. — № 2 (23).
REFERENCES
1. Ob utverzhdenii Instruktsii o poryadke predstavleniya rezultatov operativno-rozyisknoy deyatelnosti organu doznaniya, sledovatelyu ili v sud: prikaz MVD Rossii # 776, Minoboronyi Rossii # 703, FSB Rossii # 509, FSO Rossii # 507, FTS Rossii # 1820, SVR Rossii # 42, FSIN Rossii # 535, FSKN Rossii # 398, SK Rossii # 68 ot 27. 09. 2013 // www/consultant. ru (data obrascheniya: 12. 11. 2015).
2. Larinkov A. A. Problemyi predstavleniya rezultatov ORD dlya ispolzovaniya v ugolovnom sudoproizvodstve (po Instruktsii ot 27 sentyabrya 2013 goda) // Kriminalist'-. — 2014. — # 1(14). — S. 34−41.
3. Chechetin A. E. Problemnyie voprosyi novoy instruktsii o predstavlenii rezultatov operativno-rozyisknoy deyatelnosti // Sovershen-stvovanie deyatelnosti pravoohranitelnyih organov po borbe s prestupnostyu v sovremennyih usloviyah: materialyi mezhdun-arodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii (23−24 oktyabrya 2008 g.). — Tyumen, 2008. — S. 35.
4. Savinov A. Yu., Ledenev V. A. Problemyi predstavleniya rezultatov operativno-rozyisknoy deyatelnosti v ugolovnyiy protsess // Vestnik Barnaulskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. — 2011. — # 1 (20). — S. 56.
5. Minibaeva R. M. Nekotoryie voprosyi ispolzovaniya rezultatov ORD v dokazyivanii po ugolovnyim delam // Antinarkoticheskaya bezopasnost. — 2014. — #2. — S. 83 -84.
6. Sementsov V. A. Predstavlenie i protsessualnyiy poryadok zakrepleniya rezultatov operativno-rozyisknoy deyatelnosti v dosudebnom poryadke // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya: Pravo. — 2008. — # 1 (14). — S. 91.
7. Bazhanov S. V. Nekotoryie voprosyi sudebnogo sanktsionirovaniya operativno-rozyisknyih meropriyatiy // Operativnik (syischik). — 2010. — #2 (23).
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
Дядченко Александр Александрович. Доцент кафедры уголовно-процессуального права. Кандидат юридических наук.
Центральный филиал Российского государственного университета правосудия (г. Воронеж).
E-mail: dydchenko19−79@yandex. ru
Россия, 394 006, Воронеж, ул. 20-летия Октября, 95.
Карташов Игорь Игоревич. Доцент кафедры уголовно-процессуального права. Кандидат юридических наук.
Центральный филиал Российского государственного университета правосудия (г. Воронеж). E-mail: iik_vrn@mail. ru
Россия, 394 006, Воронеж, ул. 20-летия Октября, 95.
Dyadchenko Alexander Aleksandrovich. Asistant Рш1е880г of the chair of Criminal Law and Procedure. Candidate of Law.
The Central branch of the Russian State University of Justice (Voronezh). E-mail: dydchenko19−79@yandex. ru
Work address: Russia, 394 006, Voronezh, 20-letiya Octyabrya Str., 95.
Kartashov Igor Igorevich. Asistant Рrofessor of the chair of Criminal Law and Procedure. Candidate of
Law.
The Central branch of the Russian State University of Justice (Voronezh). E-mail: iik_vrn@mail. ru
Work address: Russia, 394 006, Voronezh, 20-letiya Octyabrya Str., 95.
Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность- расследование преступлений- доказательство- уголовное судопроизводство.
Key words: operative-search activity- investigation of crimes- proof- criminal procedure.
УДК 343. 2

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой