Современные подходы к классификации транснациональных угроз безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Хусаинов М.И.
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К КЛАССИФИКАЦИИ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ УГРОЗ БЕЗОПАСНОСТИ
Завершение периода «холодной войны» породило большие надежды на достижение прочного мира и стабильности. Однако окончание XX и начало ХХ1 в. характеризуются высокой динамикой политических событий, возникновением новых очагов напряженности в различных регионах, слабой предсказуемостью развития ситуации в мире. Ограниченность сырьевых ресурсов, сужение благополучного экономического пространства, индустриализация, урбанизация, повышение напряженности в демографической и этнополитической сферах становятся важнейшими причинами обострения геополитического противоборства, политических, экономических, этнических противоречий и территориальных притязаний.
Принципиальное отличие постконфронтационного периода состоит в том, что на смену доминирующей глобальной угрозе миру и интересам сверхдержав пришло огромное число потенциальных угроз меньшего масштаба, но при этом достаточно серьезных по своим последствиям, затрагивающим интересы многих государств. Значительно возросла вероятность угрозы экологических катастроф и разрушений. Не исключаются угрозы со стороны так называемых тоталитарных режимов, логика поведения которых определяется личными претензиями лидеров на региональное или мировое господство с возможностью использования ядерного и других видов оружия массового уничтожения и высокоточного оружия и т. д. Не исключено полностью и возникновение войн между государствами в борьбе за ресурсы или территории, разрушение национальных экономик и распад государств, поражение молодых демократических режимов, появление сепаратистских конфликтов, внутренних конфликтов на религиозной, этнической или национальной почвах, этнических чисток и геноцида [1, с. 7]. Сложность в классифицировании и адекватном оценивании каждой угрозы определяется стремительно проходящими процессами глобализации.
До недавнего времени все проблемы безопасности сводились в основном к обеспечению военной безопасности, особенно в связи с возможностью развязывания ядерной войны. Сегодня на первый план выдвигаются вызовы безопасно-
сти, которые раньше либо занимали место второго плана и были в тени глобальной угрозы ядерной войны, либо вообще были не актуальными. Хотя ускорителем подобной трансформации угроз стало окончание холодной войны, причины лежат гораздо глубже.
Анализ угроз безопасности позволяет сделать вывод о взаимосвязи источников возникновения и способов проявления большинства внешних и внутренних угроз. Нарастающие тенденции к конвергенции различных угроз находят свое отражение и в работах специалистов в области безопасности. Например, в докладе президента Академии военных наук М. Г ареева высказывается мнение, что невоенные и военные угрозы отделить друг от друга невозможно, их нужно рассматривать в органическом единстве [2, с. 55].
Основной причиной конвергенции угроз, по мнению автора, являются нарастающие процессы глобализации, характерными чертами которых сегодня являются:
— зависимость реализации интересов конкретных граждан от действий и решений, принимаемых за пределами их собственных стран, другими правительствами или международными организациями-
— обострение противоречий между традиционной функцией государства по обеспечению собственного суверенитета и императивами свободного потока информации, зависимостью национальных органов власти в принятии политических решений от общей обстановки во всемирной политической системе, мировой экономике, мировом сообществе-
— появление наряду с национальными государствами новых акторов мирового политического процесса — транснациональных организаций и сил, действующих независимо от государств-
— создание благодаря развитию телекоммуникационных и информационных технологий нового глобального, всепланетарного пространства-времени — пространственно-временной инфраструктуры единой всепланетарной цивилизации [3, с. 167]-
— появление вестернизированной международной культуры, подрывающей национальные устои и традиционные ценности «незападных» государств-
— рост масштабов транснациональных проблем и угроз [4, р. 2−3].
Разные понятия о безопасности личности, общества и государства, а также наличие противоречивых интересов в рамках отдельных социальных групп и между самими группами делает задачу по обеспечению безопасности многокри-
териальной. Одним из способов решения подобной задачи является сведение её к одному критерию путем выделения существенного показателя при условии поддержания остальных параметров в заданных пределах. Определение существенного показателя есть не что иное, как выделение объекта защиты из триады: личность, общество, государство.
Причинами гибели отдельных людей, народностей, этносов и наций служит, как правило, множество одновременно действующих вызовов, опасностей и угроз. Вместе с тем в отдельные периоды времени некоторые из них могут заметно превалировать над остальными и создавать предпосылки к гибели нации, например к утрате суверенитета, разрушению нравственных основ общества, подрыву экономики, быстрому сокращению численности работоспособного населения и т. п. Естественно, что такие ситуации требуют более пристального внимания со стороны соответствующих государственных органов. Отсюда возникает необходимость разграничения угроз по степени их влияния на существование нации.
По характеру адресной направленности и роли субъективного фактора в возникновении неблагоприятных условий можно выделить следующую парадигму: вызов — совокупность обстоятельств не обязательно конкретно угрожающего характера, но, безусловно, требующих реагировать на них- риск — возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий деятельности самого субъекта- опасность — вполне осознаваемая, но не фатальная вероятность нанесения вреда кому-либо, чему-либо, определяемая наличием объективных и субъективных факторов, обладающих поражающими свойствами [5, с. 91].
Степень угрозы обычно определяется вероятностью её возникновения. Например, в «Стратегии национальной безопасности» США обосновывается принципиально новое положение о необходимости ориентации в настоящее время на «неопределенность» [6]. Традиционно угрозы разделяются на потенциальные и реальные (непосредственные). Такое разделение угроз позволяет прогнозировать и предупреждать возможность нанесения вреда на самых ранних стадиях формирования угрозы.
Потенциальная угроза непосредственно возникает из опасности в результате формирования предпосылок и возможностей нанесения вреда. Потенциальные угрозы не требуют немедленных действий органов государственного управления.
Реальная угроза — это окончательно сформировавшееся явление, когда для нанесения вреда не хватает одного или нескольких факторов или условий. Она характеризуется непосредственным воздействием на национальные интересы в текущий момент. При появлении реальной угрозы перед системой обеспечения безопасности возникает задача создания условий, позволяющих снизить ее остроту и перевести из разряда реальных в разряд потенциальных. Решается такая задача путем создания механизма защиты национальных интересов.
Степень реальности угрозы и меры по защите от нее определяются соответствующими должностными лицами органов государственной власти, принимающими участие в обеспечении безопасности.
В последние годы все большую озабоченность вызывают транснациональные угрозы безопасности. Вместе с тем пока не выработано ясных подходов к оценке степени реальности транснациональных угроз, таких как терроризм, наркобизнес, распространение оружия массового уничтожения (ОМУ), нелегальная торговля оружием, экологические катастрофы и др. Отсутствие четких критериев степени реальности большинства таких угроз приводит к тому, что деятельность органов государственной власти обретает чрезвычайный характер. Решения, принимаемые для защиты от транснациональных угроз, аналогичны действиям при чрезвычайном положении, только привязанным не к территориям, а к определенным аспектам жизни нации, подвергаемым чрезвычайно опасному воздействию.
Защита от нападения извне, шпионажа, покушения на государственный и общественный строй в современных условиях уже не в полной мере обеспечивают национальную безопасность. Защищаясь от одних угроз, человек создал новые, ранее невиданные: массовые аварии и катастрофы на транспорте, взрывы на ядерных и химических предприятиях, производство оружия массового уничтожения, разрушение озонового слоя Земли и т. д. Именно человеческая деятельность становится основным источником возникновения угроз и ставит под вопрос само выживание человеческой цивилизации.
Необходимость предотвращения угроз экономической зависимости, банкротства, угроз природного и техногенного характеров требует учёта демографических, техногенных, экологических и других факторов. Возникает стремление отраслевого членения «безопасностей» и рассеяние функции обеспечения национальной безопасности по множеству государственных и общественных институтов. В результате в понятие безопасности включают едва ли не всю про-
блематику жизни и деятельности современного общества. Широко используются представления о таких видах угроз, как политическая, экономическая, военная, оборонная, экологическая, духовная, демографическая, энергетическая, продовольственная, генетическая, интеллектуальная, информационная, историческая, конституционная, криминальная, пограничная, правоохранительная, психофизиологическая, финансовая, ядерная.
Значительное количество угроз побуждает иных исследователей и политиков к безграничному расширению сферы приложения разрабатываемой ими концепции национальной безопасности, при этом некоторые новые угрозы при внимательном анализе оказываются частным случаем угроз более высокого порядка либо для описания уже известных угроз используется новая терминология, как правило, иностранного происхождения. По мнению автора, для адекватного описания всего спектра угроз необходимо использовать иерархически структурированную классификацию. Наиболее общим признаком, позволяющим разделить множество всех угроз на два класса, является причастность людей к их возникновению, так называемый человеческий фактор.
Исходя из этого, все угрозы можно разделить на объективные, формирующиеся независимо от целенаправленной деятельности людей (возникновение этих угроз объективно не зависит от человеческой деятельности), и субъективные, создающиеся сознательно, то есть угрозы, возникающие в результате человеческой деятельности (например, неоправданное воздействие на природу, разведывательная, подрывная и т. п. деятельность).
К объективным угрозам принято относить природные процессы или явления, происходящие в биосфере и представляющие собой потенциально разрушительное событие. Объективные (природные) угрозы можно разделить на виды в зависимости от их происхождения, а именно: геологические, гидрометеорологические или биологические [7]. Природные явления, такие как наводнения, землетрясения и извержения вулканов, не обязательно становятся реальными угрозами, например, если извержение вулкана происходит в местности, где никто не живет, это извержение остается потенциальной природной угрозой. Но если существует опасность для живущих вблизи вулкана людей, тогда извержение вулкана становится реальной угрозой стихийного бедствия.
Субъективные угрозы с точки зрения системного подхода следует рассматривать как качественную характеристику, неотъемлемое свойство сложных со-
циально-экономических систем, это позволяет точнее охарактеризовать их сущность и связь с традиционными характеристиками системы.
К субъективным угрозам можно отнести угрозы, возникающие вследствие действий или бездействий определенных социальных групп и создающие опасность для объектов защиты, к которым в РФ относятся: личность — ее права и свободы- общество — его материальные и духовные ценности- государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность. В законе «О безопасности» говорится о необходимости обеспечить защиту этих объектов от внешних и внутренних угроз. Однако, как было рассмотрено выше, такая классификация угроз не в полной мере отвечает реалиям сегодняшнего дня. Это происходит по ряду причин:
— во-первых, из-за отсутствия четкой границы между территорией происхождения большинства источников угроз и их проявлением. Международная преступность легко проникает сквозь любые границы, при этом деятельность её носит чисто уголовный характер, направленный против личности и создающий угрозу внутренней безопасности-
— во-вторых, из-за наличия взаимосвязи между объектами, создающими внешние и внутренние угрозы. Подрывная деятельность спецслужб других государств и международных террористических организаций, как правило, реализуется в виде деятельности общественных объединений и организаций, способствующих усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма, которые создают условия для возникновения внутренних конфликтов-
— в-третьих, из-за роста социально-экономической напряженности и активной пропаганды иностранного образа жизни в отечественных СМИ, которые обусловили отсутствие полного консенсуса в понимании жизненно важных интересов между самими объектами защиты. Поляризация российского общества, криминализация общественных отношений дезориентируют часть населения, что приводит к увеличению масштабов терроризма, обострению межнациональных конфликтов.
Многие политологи и аналитики склонны связывать изменение характера угроз с ходом глобального мирового развития, характеризуемого продолжающейся научно-технической революцией, которая проникает во все сферы жизнедеятельности человека, с формированием общемирового информационного сообщества, транснациональным характером мировой экономики и, как следствие,
экономической взаимозависимостью. Негативным последствием глобализации являются, среди прочего, транснациональные угрозы. К ним политологи относят экономические — растущее неравенство в социально-экономическом развитии между богатыми и бедными странами, виртуализация финансов, рост доли спекулятивного капитала в мировых финансовых потоках- экологические — истощение природных ресурсов, загрязнение окружающей среды, парниковый эффект и глобальное потепление, уничтожение лесов, наступление пустынь и повышение уровня мирового океана- демографические — неконтролируемый рост населения, нелегальная миграция, избыточное демографическое давление на природную среду- информационные — отсутствие действенного контроля над информационными потоками, возможность массового манипулирования общественным сознанием в глобальном масштабе, виртуализация геополитического пространства, уязвимость информационных сетей и систем управления от несанкционированного доступа- антропологические — распространение эпидемий в массовом масштабе, изменения генетического кода человечества- природно-техногенные -рост числа природных и техногенных катастроф с большим числом жертв и разрушений- криминальные — формирование и рост влияния организованных международных преступных групп, наркоторговли и контрабанды- международнополитические — ослабление роли государства в международных отношениях, эрозия системы международного права, снижение влияния международных организаций (ООН, ОБСЕ и др.) на мировые процессы, превращение международного терроризма в самостоятельный субъект геополитического противоборства и др. [8, с. 67−68].
В открытых источниках понятие «транснациональная угроза» не имеет четкого определения. Сам термин «транснациональный» не получил должного толкования в научной литературе. Этимологически это слово имеет латинские корни: trans — «через, пере-, за пределами», nation — «племя, народность, народ» [9]. Таким образом, на русский язык термин можно перевести приблизительно как «международный». Однако такой вариант не отражает всей глубины значения слова. Так, в философском словаре термин трактуется следующим образом: транснациональный — выходящий за пределы национальных границ, ставящий под сомнение принцип национально-государственного суверенитета [См.: 10]. Кроме того, в Большом юридическом словаре дается такое определение транснациональных корпораций: это частные, государственные или смешанные предприятия, не зависимые от страны их происхождения и имеющие в двух или более
странах структуры, которые функционируют в соответствии с системой принятия решений, позволяющей проводить их согласованную политику и общую стратегию [11]. Наиболее важно здесь то, что транснациональность позволяет говорить о независимости явления от страны происхождения и его способности влиять сразу на несколько государств.
Следовательно, можно предложить следующее определение транснациональных угроз: это совокупность условий и факторов объективного и субъективного характера, создающих наиболее конкретную и непосредственную форму опасности интересам личности, общества и государства, не имеющих враждебных намерений со стороны легитимных геополитических субъектов и направленных не против конкретного объекта, а против всего человечества.
Исходя из предложенного определения, необходимо отметить наличие трех аспектов, характерных для транснациональных угроз.
Во-первых, транснациональные угрозы могут иметь как объективный, так и субъективный характер.
Во-вторых, транснациональные угрозы — факторы, потенциально опасные для национальной безопасности акторов международных отношений, не зависящие от страны происхождения и способные оказывать влияние сразу на несколько государств.
В-третьих, транснациональные угрозы субъективного характера не исходят от официальной позиции какого-либо конкретного государства или группы государств, при этом сам источник угрозы может размещаться на территории и пользоваться негласным покровительством правительств этих государств либо находиться на нелегальном положении.
В зависимости от природы происхождения угрозы целесообразно выделить следующие два вида источников: субъективные и объективные.
К первому виду относятся: транснациональные корпорации, аккумулирующие ресурсы производственной и финансовой сферы нескольких стран, способные создавать угрозы экономической, техногенной и экологической безопасности- а также международные и национальные преступные сообщества, тайные общества, объединения религиозных фанатиков, деятельность которых по классификации ООН рассматривается как транснациональные преступления.
Второй вид источников включает в себя природные явления и техногенные факторы, вызванные непропорциональным воздействием человека на природную среду.
Анализ материалов российских и международных природоохранных организаций, а также заключений и рекомендаций Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий позволяет сделать вывод, что большинство природных угроз имеет транснациональный характер, то есть наличие или отсутствие транснациональных угроз, относящихся к классу объективных, определяется физикогеографическими условиями регионов, в пределах которых находятся национальные государственно-территориальные образования. Изучение причин возникновения угроз и определение вероятности их перехода в реальные составляют содержание исследований специалистов в соответствующих областях знаний.
Таким образом, для адекватного описания всего спектра угроз предлагается использовать иерархически структурированную классификацию, при этом наиболее общим признаком для классификации угроз принят человеческий фактор. Такая классификация угроз позволяет разделить множество всех угроз на классы: объективные — природные, и субъективные, возникающие в результате человеческой деятельности. Последующая дифференциация классов на подклассы, имеющая в своей основе выделение множеств угроз с обобщающими признаками, позволяет создать иерархическую структуру, в которой может быть найдено место для всех известных и новых угроз.
* * *
1. Воркунова О. Угрозы и вызовы миропорядку на пороге третьего тысячелетия. М.: МГУ, 2005.
2. Гареев М. А. Стратегическое сдерживание — важнейшее направление обеспечения национальной безопасности России в современных условиях // Русский журнал. 2006. Ноябрь.
3. ВолковЯ.В. Геополитика и безопасность в современном мире. М.: Воен. ун-т, 2000.
4. Globalization in Asia: Getting the Breeze Without the Bugs: report from the Conference. Honolulu- Hawaii, 1999.
5. Бельков О. А. Понятийно-категориальный аппарат концепции национальной безопасности // Безопасность. 1994. № 3.
6. The National Security of the United States of America. Washington, 2006. 127 р.
7. Руководство по снижению риска стихийных бедствий на уровне сообщества в Центральной
Азии. International Strategy for Disaster Reduction, 2006. URL:
http: //www. unisdr. org/eng/terminology/UNISDR — Terminology — Russian. pdf
8. Волков Я. В. Субъективизация международного терроризма в системе современного геополитического противоборства. // Современный терроризм: теория и практика: сб. статей. М.: Воен. ун-т, 2002.
9. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М.: Русский язык, 2002. 504 с.
10. Современный философский словарь. СПб.: Академический проект, 2004.
11. Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / под ред. проф. А. Я. Сухарева. М.: ИНФРА-М, 2007. 767 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой