Лексикография языка, речи и дискурса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'-347. 7
О. П. ФЕСЕНКО
Омский автобронетанковый инженерный институт (филиал) Военной академии материально-технического обеспечения им. генерала армии А. В. Хрулева Министерства обороны РФ
ЛЕКСИКОГРАФИЯ ЯЗЫКА,
РЕЧИ И ДИСКУРСА_
В статье рассматриваются классификация словарей, отражающих языковую систему, особенности изменения единиц в речи и дискурсе. Впервые сформулированы критерии для выделения дискурсивного словаря, выявлены основные проблемы его создания, что может быть полезно в лексикографической практике.
Ключевые слова: лексикография, дискурсивная лексикография, словарь, дискурсивный словарь.
Словари подобны часам: обладать худшими из них лучше, чем не иметь никаких- но и о лучших из них мы не можем утверждать, что они абсолютно точны.
Сэмьюэл Джонсон
Лексикография — динамично развивающаяся отрасль лингвистики. Сегодня в арсенале лексикографов огромное разнообразие толковых словарей самых разных типов и жанров. По цели и особенностям подачи материала предлагаем их условно разделить на три группы: словари языка, словари речи и словари дискурса1.
В статье мы ставим перед собой задачу проанализировать разницу между тремя названными разновидностями словарей, проследить взаимосвязи между ними и выявить перспективы развития дискурсивной лексикографии.
Словарная работа на протяжении всего своего существования движется «от значения к смыслу». Такое направление развития связано, прежде всего, с тем, что, как верно отмечал А. Рей, объектом описания в толковом словаре «могут выступать две разные реальности, что влечет за собой два возможных типа описаний». Речь идет о словарях системы (или ее элементов: слов, фразеологизмов) и словарях употреблений. «Это различие для одноязычной лексикографии носит фундаментальный характер. Толковый словарь либо может строиться как описание лексического компонента языковой системы, либо может быть нацелен на более широкое изучение, охватывающее действие этой системы в различных сферах ее употребления» [1, с. 264 — 265]. Долгое время (практически весь XX век) лексикографы стремились отразить в толковых словарях разных типов прежде всего значение приведенных словарных единиц. В поиске примеров употребления они преимущественно обращались к контекстам из художественных произведений классической русской литературы, выбирая из них значения типичные, наиболее традиционные, совпадающие «с центром». Это было вполне оправдано, учитывая цели создания словарей и их печатную форму, изначально препятствующую расширению иллюстративного компонента.
Если использовать, несколько видоизменив и сократив, критерии определения особенностей и целе-
сообразности словаря, предложенные Б. Ю. Городецким [2, с. 6 — 7], то словари языка можно охарактеризовать следующим образом: 1) в словарях отражается семантическая информация о единице описания (дается ее значение или несколько значений) — 2) словарь является нормативным (по отношению к тому периоду, который он описывает- 3) в словарной статье может быть описана мотивированность словарной единицы, ее происхождение- 4) в словаре показывается контекстуальная реализация единиц в объеме, минимально необходимом для понимания значения слова / фразеологизма. Таких словарей в XIX -ХХ веках абсолютное большинство. В качестве исключения можно назвать, пожалуй, словарь В. И. Даля, который не соответствует названным признакам, поскольку не претендует на нормативность- он призван показать богатство русского языка во всех его формах и сферах употребления и содержит большое число примеров функционирования словарных единиц. Именно эту задачу, поставленную еще В. И. Далем, в последние десятилетия XX века пытаются реализовать современные исследователи. Итак, сегодня перед лексикографией стоит вопрос: как отразить многообразие смыслов, возникающих в речи в процессе употребления слов и/или фразеологизмов? Антиномия Фердинанда де Соссюра «язык — речь» в этом аспекте стала камнем преткновения современной лексикографии. Словарь, возникший изначально как средство (или форма) отражения статичного значения языковых (системных) элементов, претендует на то, чтобы демонстрировать не столько язык, сколько речь, т. е. особенности смысловых изменений слов / фразеологизмов в употреблении.
Как ни парадоксально, но это на сегодняшний день реализуемая задача. Решая ее, лексикографы первоначально создали ряд словарей, показывающих особенности употребления языковых единиц в разговорной речи: В. П. Белянин «Живая речь. Словарь разговорных выражений» [3], В. Ю. Меликян «Эмоционально-экспрессивные обороты живой речи» [4], Словарь значений Живой Русской Речи [5], В. В. Химик «Большой словарь русской разговорной речи» [6] и т. д. Однако эти словари, стремясь отражать речь, в большинстве своем оставались словарями значений (т.е. словарями языка). Исключе-
нием из этого правила стал, пожалуй, словарь В. В. Химика, действительно содержащий большое число примеров употреблений слов и фразеологизмов, что позволяет читателю составить представление об особенностях употребления той ли иной словарной единицы в живом разговорном общении. Но даже в таком объемном словаре количество контекстов употреблений ограничено. Тем не менее, несмотря на рамки печатного формата изданий, авторы и составители лексикографических материалов делают упор на включение в словарь максимального количества «контекстуальных, дискурсивно-обусловленных словоупотреблений» [7, с. 37]. Стремление в полной мере проследить особенности функционирования слов / фразеологизмов в речи стало возможным благодаря развитию корпусной лингвистики и разработке компьютерных словарей. Такой подход объясняет повышенный интерес исследователей к лексикографическому описанию служебных, неполнознач-ных слов, нашедших свое отражение в словарях «Путеводитель по дискурсивным словам русского языка» [8], «Дискурсивные слова русского языка» [9], «Объяснительный словарь русского языка». Словарные статьи последнего содержат две части: объяснительную (информацию об особенностях употребления, развернутое толкование, сведения о сочетаемости, синонимы, антонимы) и демонстрирующую (примеры использования в речи) [10].
Дискурсивные слова проявляют все свои свойства исключительно в процесс коммуникации, следовательно — отразить их особенности в словаре языка очень проблематично. Для этого необходим словарь речи. И подобного рода издания не единичны.
Однако не только словари дискурсивных слов стали словарями речи (или словарями употреблений). Появились лексикографические издания, которые дают возможность проследить на уровне слова или фразеологизма изменения, обусловленные спецификой функционирования названных единиц в дискурсе как в «актуально произнесенном тексте» (термин Т. А. Ван Дейка). Авторы и составители таких словарей в целом обращают внимание на коммуникативно-прагматические свойства словарных единиц, поскольку прагматика словарной статьи осознается как значимая, определяющая ее часть, т.к. «обеспечивает условия лексикографической реализации семантики слова» [11, с. 142]. К числу подобных работ можно отнести словарь «Жизнь русской фразеологии в художественной речи», в котором помимо привычных нормативных контекстов даны примеры индивидуально-авторского использования фразеологизмов, показана контекстуальная разница в стилистике ФЕ [12, с. 104].
Чем же принципиально отличаются словари речи (словари употреблений) от словарей языка? 1) в словарях речи отражается семантическая информация о единице описания в максимально полном объеме, зависящем от возможностей каждой конкретной единицы вступать в синтагматические отношения в процессе речевого функционирования- 2) словарь речи является дескриптивным- 3) в таком словаре может быть описана мотивированность словарной единицы, ее происхождение- 4) в словаре речи показывается контекстуальная реализация единиц в максимально полном объеме (с учетом текстов разных жанров, стилей, примеров узуальных и авторских употреблений и т. д.). Учитывая названные признаки, надо признать, что в современной лексикографии можно встретить издания, которые позиционируя себя в качестве словарей речи, остаются, тем
не менее, словарями языка, например: Словарь-справочник «Культура русской речи» [13] или «Словарь правильной русской речи» [14].
В последние годы наметилась новая тенденция, связанная с созданием не просто словаря речи (или словаря употреблений). Лексикографы начали разработку дискурсивных словарей. Эта задача представляется чрезвычайно сложной, но перспективной, и ее актуализация — явление закономерное. Уже давно исследователи сходятся во мнении, что словарь — это особый метатекст («металингвистический текст» (С. А. Журавлев), «текст метасемиотической природы» (А. Рей)). Значит, его потенциал гораздо богаче, чем просто отражение вариантов употребления словарных единиц. Каждый новый смысл, который вкладывает носитель языка в используемые слова или ФЕ, рождается не только в конкретной коммуникативной ситуации. Он обусловлен одновременно опытом, целями, личностными установками и психологическими особенностями говорящего и слушающего, культурными смыслами, коннотациями, вызванными спецификой отношений между субъектами коммуникации и т. д. Иными словами, новые смыслы могут быть объяснены не только (и не столько) внутри текста, сколько в пределах дискурса, с учетом ситуации и условий их порождения. Следовательно, задача современного словаря — стать средством познания (а не просто отображения) процесса речевой коммуникации. Как это сделать, пока не совсем понятно. Еще не разработаны методы лексикографической фиксации подобного рода информации, нет опытной модели дискурсивного словаря. Однако лексикографы активно ведут работу в данном направлении, предлагая два варианта лексикографического описания единиц.
В первом из них авторы и составители словарей стремятся максимально полно отразить разноплановую, разноаспектную информацию о словах / фразеологизмах, раскрывая не только значение единиц, но и пытаясь передать весь спектр смысловых оттенков и коннотаций. При этом приводится стилистическая, грамматическая, культурологическая, когнитивная характеристики и т. д. К удачным примерам такого лексикографического издания, по нашему мнению, можно отнести Фразеологический словарь Н. Алефиренко и Л. Золотых «Культурно-познавательное пространство русской идиоматики», словарные статьи которого отражают наиболее типичные связи фразем в тексте, коммуникативно-прагматические свойства фразем, их когнитивное и культурологическое содержание [15, с. 2].
Во втором варианте дискурсивных словарей привлекается дополнительная информация, позволяющая читателю услышать особенности функционирования словарной единицы в речи. Большинство таких изданий пока в проекте, требует дополнительной разработки и сопровождения текста аудиоматери-алами (например, «Звучащий словарь дискурсивных слов русского языка» [16]). Однако в отечественной лексикографии уже есть уникальные примеры «живых» словарей дискурса — Ангарский словарь, авторы которого сопроводили словарные статьи видеозаписями бесед с носителями ангарского диалекта, песнями и т. д. [17].
Каковы же отличительные особенности дискурсивных словарей:
1) в словарях отражается семантическая информация о единице описания (дается ее значение или несколько значений, описываются дополнительные коннотативные смыслы, проявляющиеся в контексте) —
2) словарь является дескриптивным- 3) в нем может быть описана мотивированность словарной единицы, ее происхождение, когнитивные и культурологические составляющие, другие дополнительные металингвистические сведения, необходимые для интерпретации смыслов, возникающих у слова или ФЕ в дискурсе- 4) в словаре показывается контекстуальная реализация единиц в максимально полном объеме (с учетом текстов разных жанров, стилей, примеров узуальных и авторских употреблений и т. д.).
Стоит отметить, что в полной мере этим требованиям может отвечать словарь, имеющий компьютерную форму, поскольку печатный вариант издания ограничивает лексикографа в объеме представляемого материала (наше замечание ни в коей мере не означает, что печатное издание словаря не может являться дискурсивным). Но даже словарная компьютерная версия не может быть идеальной. Речь чрезвычайно богата на смыслы. В каждой новой коммуникативной ситуации может использоваться все новая металингвистическая информация. В этом отношении мы согласны с Б. Ю. Городецким, полагающим, что «дать абсолютно полное описание семантической структуры языка можно только в идеале: имеющиеся трудности связаны как с глубиной, так и с широтой описания. Поэтому реальные описания являются ограниченными [2, с. 12]. На сегодняшний момент мы можем создавать более или менее оптимальные версии словарей. Достижение идеала — дело будущего.
Примечание
1 Вслед за исследователями под дискурсом мы понимаем «речь, погруженную в жизнь» (Н. Д. Арутюнова), «речь, вписанную в коммуникативную ситуацию» (З. Харрис), «процесс и результат речевой деятельности» (С. В. Гусева). Дискурс предстает как «сложное явление, связанное не только с актом создания определенного текста, но и со значительным количеством экстралингвистических факторов — знаний о мире, намерений, установок и конкретных целей говорящего, который является создателем дискурсивного текста [18, с. 6]. Именно такое понимание дискурса используется в нашей работе.
Библиографический список
1. Рей, А. Проблемы и антиномии лексикографии / А. Рей, С. Делесаль // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1983. — Вып. 14. Проблемы и методы лексикографии. -
С. 260−299.
2. Городецкий, Б. Ю. Проблемы и методы современной лексикографии / Б. Ю. Городецкий // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1983. — Вып. 14. Проблемы и методы лексикографии. — С. 5−23.
3. Белянин, В. П. Живая речь. Словарь разговорных выражений / В. П. Белянин, И. А. Бутенко. — М.: ПАИМС, 1994. -192 с.
4. Меликян, В. Ю. Эмоционально-экспрессивные обороты живой речи: словарь / В. Ю. Меликян. — М.: Флинта, 2011. — 240 с.
5. Словарь значений Живой Русской Речи (Научно-популярная сокращенная версия Смыслового Толкового Словаря Живого Русского Языка). — Екатеринбург. 2008. — 122 с.
6. Химик, В. В. Большой словарь русской разговорной речи / В. В. Химик. — СПб.: Норинт, 2004. — 708 с.
7. Леденев, Ю. И. Дискурсивный подход к лексикографии неполнозначных слов / Ю. И. Леднев // Язык. Текст. Дискурс. — 2008. — № 6. — С. 34 — 39.
8. Путеводитель по дискурсивным словам русского языка / А. Н. Баранов [и др.] - Рос. АН, Ин-т рус. яз. — М.: По-мовский и партнеры, 1993. — 207 с.
9. Дискурсивные слова русского языка: опыт контекстно-семантического описания / А. Н. Баранов [и др.] - под ред. К. Киселевой и Д. Пайара — МГУ им. М. В. Ломоносова, Филол. фак. — М.: Метатекст, 1998. — 446 с.
10. Объяснительный словарь русского языка: Структурные слова: предлоги, союзы, частицы, междометия, вводные слова, местоимения, числительные, связочные глаголы: Около 1200 единиц / В. В. Морковкин [и др.] - под ред. В. В. Морковкина. — М.: ООО «Изд-во Астрель»: ООО «Изд-во АСТ», 2002. — 432 с.
11. Журавлев, С. А Дискурсивная интерпретация феномена толкового словаря / С. А. Журавлев // II Международные Бодуэновские чтения: Казанская лингвистическая школа: традиции и современность: тр. и материалы, Казань, 11 — 13 декабря 2003 г.: в 2 т. — под общ. ред. К. Р. Галиуллина, Г. А. Николаева. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2003. — Т. 1.- С. 142−144.
12. Мелерович, А М. Трансформационный потенциал фразеологических единиц различных структурно-семантических типов (по материалам проспекта учебного словаря «Жизнь русских фразеологизмов в художественной речи». Кострома, 2006) / А. М. Мелерович, А. Е. Якимов // Современная лексикография: глобальные проблемы и национальные решения: материалы VII Междунар. шк. -семинара, Иваново, 12 — 14 сентября 2007 г. — Иваново: Иван. гос. ун-т, 2007. — С. 102−105.
13. Скворцов, Л. И. Культура русской речи: Словарь-справочник: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Л. И. Скворцов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Издательский центр «Академия», 2006. — 224 с.
14. Соловьев, Н. В. Словарь правильной русской речи / Н. В. Соловьев. — М.: АСТ, Астрель, Хранитель, 2006. — 960 с.
15. Алефиренко, Н. Ф. Фразеологический словарь: Культурно-познавательное пространство русской идиоматики / Н. Ф. Алефиренко, Л. Г. Золотых. — М.: ЭЛПИС, 2008. — 472 с.
16. Кобозева, И. М. Для чего нужен звучащий словарь дискурсивных слов русского языка / И. М. Кобозева, Л. М. Захаров // Диалог 2004. Междунар. конф. по компьютерной лингвистике: докл. — С. 292 — 297 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. dialog-21. ru/dialogue2004/content/ (дата обращения: 02. 07. 2014).
17. Ангарский словарь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //angara-dictionary. ru (дата обращения: 19. 07. 2014).
18. Рогалева, О. С. Брачное объявление как речевой жанр рекламного дискурса (коммуникативно-прагматический и когнитивный аспекты): автореф. дис. … канд. филол. наук / О. С. Рогалева. — Омск, 2005. — 22 с.
ФЕСЕНКО Ольга Петровна, доктор филологических наук, доцент (Россия), профессор кафедры иностранных и русского языков.
Адрес для переписки: Olga. Fesenko2015@ yandex. ru
Статья поступила в редакцию 29. 08. 2014 г. © О. П. Фесенко

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой