Император Александр i и русская армия: Актуальные вопросы отечественной историографии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Первая четверть XIX века наиболее сложный, насыщенный противоречиями и своеобразным драматизмом период в истории нашего государства. В центре интереса при изучении этой эпохи, безусловно, встает фигура императора Александра I. Его личность привлекала внимание многих историков, делавших особый акцент на изучение политической деятельности императора.
Однако — это время не только горьких разочарований, но и великих побед, которые возникли благодаря происходящему на этом этапе кардинальному переустройству Русской армии. Несмотря на значимость проводимых в военной сфере преобразований, многие вопросы личного участия первого государственного лица в процессе строительства Русской армии находились на втором плане исследовательских работ либо вообще выпадали из поля приложения научного интереса. Исходя из этого, в современной исторической науке особую актуальность приобретают вопросы деятельности Александра I именно в этой области, что в свою очередь при осуществлении соответствующего научного поиска стимулирует исследователей к проведению анализа историографии в рамках избранной проблематики. При этом всестороннее изучение взглядов и оценочных суждений относительно военной деятельности императора, накопленных годами существования самой истории России, является важным критерием объективности при реализации этих работ.
Первые исторические оценки деятельности императора Александра I как военного руководителя появились непосредственно в период его царствования в рамках ряда выполненных работ, освещающих историю Отечественной войны 1812 года. Самыми значимыми из них стали труды Д. И. Ахшарумова и Д. П. Бутурлина [см.: 1- 2]. Авторы, выражая официальную концепцию войны, старались всячески превознести заслуги императора в деле противостояния наполеоновской агрессии.
После смерти императора в свет выходит работа С. Н. Глинки [см.: 3], в которой автор предпринял попытку рассмотреть весь период царствования Александра I. Реакционный внутриполитический курс правительства Николая I и давление над обществом державной идеологии в значительной степени предопределили содержание данного труда. Безоговорочно признавая прогрессивность практически в любых проявлениях царственной политики, автор поражает трактовками некоторых событий и фактов. Например, стараясь во всем показать безупречность царствующей персоны, С. Н. Глинка, затрагивая вопрос о назначении М. И. Кутузова главнокомандующим Русской армии в Отечественной войне,
ставит это в неоспоримую заслугу Александру I. При этом он полагает, что император, спланировав все заранее и выжидая удобного случая, стремился «употребить Полководца в обстоятельствах решительных и необычайных» [3, с. 9495].
Отчетливо видно, что в своей работе С. Н. Глинка счел необходимым обойти все острые углы в истории царствования Александра Павловича. Рассматривая вопрос об участии России в 3-й антинаполеоновской коалиции, автор, лишь в незначительной степени коснувшись Аустерлицкого сражения, отмечает стойкость Русской армии, вдохновляемой Александром I, которая, по его мнению, благодаря личному участию императора в сражении, «не была разбита, а только рассеяна» [3, с. 45].
В последующие годы николаевского царствования в исторической науке отмечено только два издания, где раскрывались различные стороны военной деятельности Александра I. Работа Н. П. Греча по своему содержанию в основном повторила все, ранее утвердившиеся положения о роли императора в организации вооруженной борьбы против Наполеона [см.: 4]. Более капитальным трудом в этой области, стала работа бывшего адъютанта Кутузова А. И. Михайловского-Данилевского [см.: 5], написанная им в конце второй половины XIX в. Работая над этим изданием под непосредственным патронажем императора Николая I, автор, также как и его предшественники, изложил историю царствования Александра Павловича в рамках официально устоявшихся взглядов.
Представляет особый интерес авторская точка зрения на причины поражения Русской армии при Аустерлице. Автор сделал попытку оправдать действия Александра I, который вопреки мнению главнокомандующего войсками М. И. Кутузова принял решение на проведение генерального сражения. Основную вину за поражение А.И. Михайловский-Данилевский возложил на австрийских генералов, которые допустили существенные просчеты при планировании сражения. При этом он подчеркнул, что сам император находился в крайне щепетильном положении, в котором только что созданная коалиция при согласии Пруссии выделить 170 000 своих войск, могла развалиться от любого несогласованного с союзниками действия со стороны русского правительства [5, с. 140].
Содержательный анализ данного труда показывает, что автор при изучении отдельных аспектов военной деятельности Александра I опирался на обширную документальную базу, что обеспечило серьезную основательность проведенному исследованию. Однако нетрудно заметить, что в работе сделан акцент на офици-
альные документы, которые не в силах полностью воссоздать объективную картину.
Наиболее общие особенности развития историографии первой половины XIX в. заключались в освещении роли императора в военной сфере только с позитивных сторон и в чрезмерном преувеличении его вклада в строительство Русской армии и стратегическое военное руководство. Эти характерные черты были обусловлены внутриполитической сущностью николаевской России, в которой не допускалось проявления какого-либо инакомыслия.
Во второй половине XIX в. либеральные веяния, привносимые в общественную жизнь России с началом царствования Александра II, дали возможность несколько по иному взглянуть на исторические нюансы прошлых лет. В связи с этим произошла активизация творческих усилий, что стало причиной появления новых исследований, направленных на изучение многогранной деятельности императора Александра I.
Из наиболее значимых трудов этого периода необходимо в первую очередь отметить работу профессора Академии Генерального штаба генерал-лейтенанта М. И. Богдановича [см.: 6]. Автор в общих чертах раскрывает ключевые аспекты военной деятельности Александра I. Обозначив небоеспособное состояние Русской армии после войн 1805−1807 гг., он избежал подробных описаний мероприятий, проведенных императорским правительством в целях ее укрепления. Однако историк счел необходимым отметить заслугу Александра I, который, несмотря на участие армии в войнах против Персии, Турции и Швеции, а также на необходимость подавления «мятежных горцев на Кавказе», все-таки «нашел средства» для осуществления серьезной подготовки Русской армии к войне с Наполеоном. Таким образом, внимание Богдановича акцентируется на том, что к 1812 г. император сумел «увеличить значительно число войск и усовершенствовать тактическое их образование, укрепить важнейшие в военном отношении пункты своего государства, приготовить в изобилии все нужные запасы» [6, т. 2, с. 140].
В целом М. И. Богданович позитивно оценивает вклад императора в укрепление Русской армии. Одновременно с этим автор делает попытки переосмысления многих бывших ранее незыблемыми положений с умеренных критических позиций.
В 1877 — 1878 гг. в свет выходит ряд изданий, посвященных 100-летнему юбилею со дня рождения императора Александра Благословенного [см.: 7- 8].
Самым значимым из них является работа С. М. Соловьева [см.: 9], в которой автор уделяет всё внимание вопросам участия императора во внешнеполитических делах. Особенностью остальных работ является то, что их авторы попытались «дать возможность большинству читателей без изложения подробностей познакомиться с замечательнейшим из недавних царствований» [8, с. 2]. Исходя из заявленных целей, в данных трудах в наиболее кратком виде изложена история царствования Александра I, при этом наиболее дискуссионные вопросы его военной деятельности вообще не нашли своего отражения.
Неоценимый вклад в развитие историографии царствования Александра I внес Н. К. Шильдер [см.: 10]. В своей работе он осветил как положительные, так и отрицательные стороны проводимых императором мероприятий в военной сфере. Указывая на ошибки императора в управлении Русской армией, которые привели к поражению в войне 1805 г., он в тоже время отметил, что в ходе боевых действий на территории Восточной Пруссии, «помня об Аустерлице», император «представляет право генералу от кавалерии Беннигсену неограниченной власти над подчиненными войсками» [10, т. 2, с. 168], что, как показано в работе, оказало определенное положительное воздействие на ход войны.
С наиболее критических позиций Н. К. Шильдер оценил идею императора о создании военных поселений, что, по мнению автора, негативно отразилось не только на развитии Русской армии, но и в целом на общественном развитии Российского государства.
На этапе развития в российском обществе революционного движения, усиления радикальных настроений и зарождения парламентаризма период царствования Александра I начал рассматриваться с различных политических позиций. В это время многие авторы проявляют особый интерес к внутриполитической деятельности императора и, как правило, исключают из своих исследований ее военные аспекты [см.: 11, 12, 13, 14].
Деятельность Александра I стала подвергаться резкой критике со стороны отдельных выразителей социал-демократических идей. Остротой высказанных суждений отметилась в отечественной историографии работа А. К. Дживелегова [см.: 15]. Авторне удержался от упреков в сторону императора, который, по его мнению, использовал армию не для защиты отечества, а в первую очередь для достижения классовых и своих личных интересов. Автор, исследуя период царствования Александра I в разгар Первой мировой войны, подчеркнул, что император «кровью русских солдат» восстановил «могущество Австрии и Пруссии»,
и это «с тех пор непрерывно является угрозой нашему международному положению» [15, с. 238].
Свою точку зрения на отношения Александра I к армии высказала А. И. Тверская [см.: 16]. В своей работе она подчеркнула, что император, стремясь установить в армии жесткую дисциплину и порядок, назначал на командные должности «не просвещенных и умных» людей, а «таких, которые умели хорошо муштровать солдат» [16, с. 57]. С точки зрения историка, император старался подготовить армию не к войне с внешним врагом, а создать надежную опору феодально-крепостнической власти.
В 100-летний юбилей начала Отечественной войны Н. П. Дучинский [см.: 17] в своей работе попытался восстановить историческую репутацию Александра I. Являясь выразителем консервативных взглядов, он высоко оценил деятельность императора как военного руководителя. При этом, очевидно, что автором в основу своего труда были положены исследования более раннего периода, отражавшие официально-охранительную концепцию истории России первой четверти XIX в.
Особое место в историографии царствования Александра I занимает работа Великого князя Николая Михайловича [см.: 18]. Являясь представителем императорской фамилии, он явно преследовал цель оправдать перед лицом истории своего царственного потомка. Именно поэтому, затрагивая в своем исследовании основные болевые точки военной деятельности императора, автор всегда высказывает обоснованные суждения, позволяющие сформировать несколько иное понимание этих проблем. Так, например, рассматривая императорское решение о создании военных поселений, Николай Михайлович находит связь этой идеи с «религиозным настроением Благословенного монарха». Автор отмечает, что сама эта мысль «была высоко гуманная, пропитанная великодушным стремлением», так как «основой введения было желание облегчить участь солдат в мирное время, дать им возможность жить с семьями, наделить их земельной собственностью» [18, с. 232].
Свою независимую позицию Н. М. Романов решил показать и относительно личности А. А. Аракчеева, за приближение которого Александр I подвергся максимальной критике в истории. В своей работе автор, объясняя логику императорских действий относительно назначения графа на военные и государственные должности, непременно показывает полезность последнего при решении слож-
ных военных и государственных дел, и в том числе отмечает его усилия при осуществлении военного строительства [18, с. 37].
Достаточно широко раскрыта деятельность органов государственного и военного управления по укреплению Русской армии в период царствования Александра I в работе генерал-майора А. К. Байова [см.: 19]. Вместе с тем, стараясь избежать политизации темы, автор максимально абстрагировал ее от личностей. Поэтому роль императора в процессе военного строительства отражена крайне слабо.
Таким образом, в начале XX в. в отечественной историографии царствования Александра I четко обозначились два основных направления в её развитии, которые находились в существенном противопоставлении мнений и суждений относительно данного периода. Основой такого резкого расслоения взглядов явилось проявление классового подхода при определении места и роли царской власти в тех или иных исторических событиях.
Усиливающаяся в последние годы царствования Николая II тенденция подвергать резкой критике различные стороны военной и государственной деятельности Александра I после Октябрьской революции 1917 г. стала окончательно господствовать в отечественной исторической науке.
В советской историографии известны всего лишь две работы, посвященные исследованию проблемных вопросов царствования Александра I. Автор первой из них, профессор А. Е. Пресняков, с крайне негативных позиций подошел к оценке вклада императора в дело укрепления и развития Русской армии, а также в военное управление в ходе антинаполеоновских войн [см.: 20]. При этом в своих рассуждениях он попытался красной линией провести тезис об «отчуждении императора от армии». Автор неоднократно указывал на «бесполезность императора», который, по его словам, «не годился в полководцы». Данное обстоятельство, по мнению А. Е. Преснякова, значительно «отдаляло его от армии» и, как следствие, «противопоставляло ее ему» [20, с. 131].
Интересно, что автор приводит среди прочего в доказательство своих слов план начального периода войны 1812 года, разработанный прусским генералом К. Фулем и полностью поддержанный императором. А. Е. Пресняков подчеркивает, что «вопреки мнениям всего высшего командования, этот план лег в основу открывшейся компании и поставил русские войска в крайне невыгодные условия» [20, с. 132]. Однако, как кажется, автор умышленно умолчал, о том, что, в ситуации численного превосходства войск противника, основная идея этого за-
мысла, предусматривающая маневр с отступлением в глубь страны, была полностью обоснована, и именно поэтому главные принципы К. Фуля были воплощены главнокомандующим М. И. Кутузовым в последующем планировании боевых действий.
Автор второй работы, изданной в конце 30-х гг. XX в., А. Н. Шестаков в своих ключевых оценках полностью согласился с А. Е. Пресняковым [см.: 21]. Таким образом, он подвел своеобразную черту под проблемой исследования военной и государственной деятельности императора Александра I в советский период развития исторической науки.
Однако фрагментарное изображение вклада императора в военное строительство нашло свое место в ряде исследований, проводимых советскими историками, посвященных развитию Русской армии в первой четверти XIX в. Наиболее значимыми из них являются работы Л. Г. Бескровного и Л. П. Богданова [см.: 22- 23], в которых военная деятельность Александра I также оценивалась в соответствии с прочно укрепившимися в советской истории подходами.
На современном этапе развития исторической науки вновь возник интерес к периоду царствования Александра I. Усилия исследователей в первую очередь традиционно сосредоточились на переосмыслении роли императора во внутриполитической жизни России первой четверти XIX в. Для отдельных из них стала привлекательной его духовная и личная жизнь. Вместе с тем основные аспекты военной деятельности Александра I, как и прежде, остаются без углубленного изучения, что мешает объективно оценить вклад императора в развитие российской государственности.
Обзор исторических взглядов, сформировавшихся в отечественной историографии по избранной проблематике, дает возможность проследить их последовательную трансформацию, которая происходила в рамках смены различных общественно-политических формаций. Господствующая в первой половине XIX в. официозная концепция в трактовке исторических событий обусловила безоговорочное признание императора Александра I как личности, внесшей значительный вклад в укрепление Русской армии и Российской государственности.
Во второй половине XIX в. в российском обществе все больше начинает укрепляться либерально-буржуазная идеология, что среди прочего приводит к началу пересмотра многих событий прошлых лет. В сложившейся ситуации исторические взгляды на основные аспекты военной деятельности Александра I, которые господствовали на предыдущем этапе, также подверглись существенной
корректировке. Наиболее критичные оценочные суждения представителей социал-демократического лагеря, сделанные без какого-либо серьезного научного анализа, затем прочно укрепились в советский период существования истории, а отдельные из них были перенесены и в постсоветскую историческую науку. Именно поэтому проблема объективного изучения наиболее важных вопросов военной деятельности императора Александра I приобретает в современной истории особую актуальность.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой