Великая отечественная война и развитие башкирского народного музыкального искусства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Буканова Р.Г., Мавлютова Р. Ф.
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА И РАЗВИТИЕ БАШКИРСКОГО НАРОДНОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА
Великая Отечественная война 1941−1945 гг. затронула все сферы жизни башкирского общества, в том числе сферу культуры и образования. С первых дней войны представители национальной интеллигенции вместе со всем народом страны встали на защиту Родины. Материально-техническая база, материальные ресурсы учреждений образования и культуры были поставлены на службу укрепления обороноспособности страны. Многие учебные заведения перебазировались в сельскую местность: их здания были необходимы для размещения промышленных предприятий и разных учреждений, эвакуированных из Москвы, Ленинграда и других городов, находящихся в западных областях страны.
В работах по истории Башкирской АССР в годы Великой Отечественной войны традиционно обращается внимание на успехи в области науки, образования и культуры в тот период, которые были достигнуты за счет концентрации в республике эвакуированных образовательных, научных и культурных учреждений. Военным историком М. А. Бикмеевым было установлено, что из республики убыло по мобилизации и призывам около 700 тыс. человек и прибыло примерно столько же [1, с. 48]. Среди эвакуированных было немало высококвалифицированных инженерно-технических специалистов, научных и творческих работников [1, с. 47−48].
Однако, говоря о безусловном вкладе в развитие культуры, образования и науки в Башкирии прибывших в республику представителей многонациональной интеллигенции СССР, необходимо иметь в виду, что развитие собственно башкирского профессионального искусства было заторможено. Начало Великой Отечественной войны привело к коренным изменениям в развитии башкирской культуры. Начавшаяся в период так называемой «культурной революции» целенаправленная, продуманная система формирования научной и художественной интеллигенции была нарушена. Война прервала процесс становления профессионального искусства и подготовки национальных кадров в сфере музыки. Так, в 1941 г. были вынуждены прервать свое обучение в башкирской студии при Московской консерватории им. П. И. Чайковского и смогли стать профессио-
нальными композиторами и музыкантами лишь в послевоенное время Х. Ф. Ахметов, З. Г. Исмагилов, Г. З. Сулейманов. Коллективы артистов Башкирской филармонии, театров пополнились молодыми, практически профессионально неподготовленными выходцами из сельской местности. Как вспоминал один из известных башкирских кураистов Р. Буляканов, его, не призванного в армию по состоянию здоровья и работавшего на шахте в 1941 г. вызвали в Уфу, и он до конца войны выступал на фронтах в качестве кураиста, танцора и фокусника [15, с. 184]. В 1943 г. был принят в труппу Баймакского колхозно-совхозного театра драмы 15-летний И. Дильмухаметов. И таких примеров множество.
Музыка военного времени, подчиненная особым, уникальным условиям, во многом отличалась от музыкальной культуры предыдущих периодов, и стала отдельным пластом музыкальной жизни советского общества, который продолжал существовать и после окончания Великой Отечественной войны, оказывая влияние на развитие культуры в последующие периоды. В условиях военных действий практика художественно-просветительской деятельности значительно изменила свою форму. Одной из самых заметных особенностей музыкальной культуры военного времени стало выдвижение народных инструментов на первый план музыкальной жизни страны.
В башкирской народной музыкальной культуре основными инструментами исследуемого периода становятся баян и курай1. Говоря об интеграции баяна в башкирскую музыкальную культуру в военные годы, прежде всего, нужно сказать, что этот инструмент стал безусловными лидером в музыкальном инструментальном искусстве в СССР военного времени. В этот период он становится поистине национальным для всего населения огромной страны. В условиях военного времени выявилась универсальность и незаменимость баяна, он стал тем музыкальным инструментом, который отвечал условиям фронтовой жизни. Война обострила потребность людей в музыкальном инструменте мобильном, сочетающем в себе мелодическую и гармоническую функции. Именно поэтому «баян, этот «карманный рояль» [3, с. 126] стал самым популярным и востребованным инструментом в годы Великой Отечественной войны. Кроме удобства начального освоения и мобильности инструмента предпосылкой возросшей попу-
1 Курай — башкирский национальный духовой музыкальный инструмент, традиционно изготавливаемый из одноименного тростникового растения. По международной классификации музыкальных инструментов Хорнбостеля-Закса курай относится к виду продольных флейт. -Прим. авт.
лярности баяна стало то, что еще до начала войны гармоника1 в различных своих разновидностях была настолько распространена на территории России, что вытеснила многие старинные музыкальные инструменты. Такая замена инструментов произошла в частности у русских, адыгов, татар и др. [см. например: 5]. В результате этой замены у многих народов сложилась, по сути, новая система инструментальной культуры: благодаря гармонике менялись жанры, стилевые характеристики музыки, условия бытования инструментальной музыки, исполнительские формы и традиции.
В Башкирии до 40-х гг. ХХ в. гармоника была распространена не до такой степени, чтобы быть признанной национальным инструментом или заменить главный музыкальный инструмент башкирского народа — курай. О том, что гармоника не была инструментом национальным и подлинно народным для башкир, свидетельствует и тот факт, что на территории Башкирии не возникло ни одной особенной конструкции гармоники [4, с. 36], как это происходило в других регионах России. В то же время баян стал народным вообще для всей страны, если рассматривать термин «народный» в значении «социальный». На баяне могла быть исполнена любая музыка: национальные мелодии, произведения советских авторов, а также шедевры русской и зарубежной музыкальной классики. И во всех случаях, при условии талантливого исполнения, это воспринималось адекватно, то есть у слушателя не возникало ощущения неправомерности звучания мелодии на данном инструменте.
1 Термин «гармоника» охватывает широкий круг инструментов, определяющихся как «…сложные, состоящие из нескольких, обычно не изменяющих высоты звука тел, настроенных в определенном звукоряде» (Большая советская энциклопедия. М., 1929. Т. 12. С. 596). Разграничение термина «гармоника» на более конкретные «баян» и «гармонь» было предложено М. И. Имханицким в работе «О сущности русских народных музыкальных инструментов и закономерности их эволюции» // Проблемы педагогики и исполнительства на русских народных музыкальных инструментах. М.: ГМПИ, 1987. С. 12. — Прим. авт.
2 На сегодняшний день известно несколько десятков разновидностей гармони, распространенных на территории России в XIX—XX вв. Чаще всего свои названия гармоники получали от местности, в которой они были сконструированы и распространены: тульская, ливенская, елецкая, саратовская, вятская и т. д., или по фамилии мастера изготовителя, например, Вараксин-ская (г. Казань). — Прим. авт.
3 Становлению академического направления исполнительства на баяне в России посвящены работы: Мирек А. М. Из истории баяна и аккордеона. М., 1967- Он же. «.И звучит гармоника». М., 1979- Он же. Гармоника: прошлое и настоящее: научно-историческая энциклопедическая книга. М., 1994- Имханицкий М. И. История исполнительства на русских народных инструментах. М., 2002, а также работы других авторов. — Прим. авт.
Многие музыковеды, говоря о баяне, подчеркивают его важную посредническую функцию между профессиональной музыкой, художественной самодеятельностью и подлинно народным творчеством. С одной стороны, баян, пройдя путь реконструкций и усовершенствований, отстаивал свое место на академической сцене путем развития профессионализма, привлечения внимания к инструменту композиторов и т. д. С другой стороны, баян все больше внедрялся в быт простых людей, становясь подлинно народным инструментом. Если до войны исполнение башкирских народных мелодий или песен под аккомпанемент баяна было редкостью, то после войны эти явления становятся обычными в башкирском музыкальном быту. Важность баяна в среде художественной самодеятельности переоценить невозможно, практически любой коллектив самодеятельности, будь то хор, танцевальный ансамбль или самодеятельный театр не обходился без музыкального сопровождения баяна. Благодаря своей мобильности и качественным характеристикам баян становится самым удобным инструментом для любительского творчества. Ведь с технической точки зрения баян может сопровождать и песни, и танцы, музыкально оформлять театральные постановки. Создать коллектив музыкантов-инструменталистов из любителей — дело сложное, требующее большой серьезной работы и наличие грамотного музыкального руководителя. Гораздо проще организовать любой другой вид художественного творчества (хор, ансамбль танца и т. д.) вокруг одного талантливого инструменталиста — баяниста. Баян в силу своей полифункциональности в музыкальном плане и мобильности в плане транспортировки стал незаменимым инструментом художественной самодеятельности, развитие которой в послевоенные годы не только не потеряло своего размаха, но и значительно усилилось.
Значение баяна как ведущего музыкального инструмента военного времени было оценено и руководством страны. С началом Великой Отечественной войны производство музыкальных инструментов было остановлено по всей стране, но после того, как выяснилась настоятельная потребность фронта в гармонях и баянах, производство язычковых музыкальных инструментов на основных фабриках страны восстановили. Кроме того, во время войны была расширена подготовка военно-музыкальных кадров в стране [13, л. 66].
Развитие любительского исполнительства на баяне поставило перед культурой республики новые задачи, связанные с созданием произведений и подго-
товкой квалифицированных специалистов в этой области1. В годы Великой Отечественной войны Совет Народных Комиссаров СССР поставил перед музыкальными училищами новые задачи, в которых особое место было уделено исполнительству на баяне: «Обратить особое внимание на комплектование училищ учащимися по специальностям оркестровых инструментов и баяна» [13, л. 66]. В ответ на это пожелание в Башкирском государственном музыкальном училище2 в 1943—1944 учебном году открывается класс баяна, в который было зачислено 15 учащихся [7, л. 230]. При этом из архивных материалов известно, что желающих обучаться игре на баяне было значительно больше. Так, в училище было записано несколько десятков абитуриентов на баянное отделение, но оно не могло принять всех из-за отсутствия достаточного количества квалифицированных преподавателей по классу баяна [8, л. 67].
Особое значение для становления исполнительства на баяне в республике имело открытие в 1945 г. специального баянного отделения в Башкирском музыкальном училище. Это отделение под руководством преподавателя П. С. Петрова было призвано помочь незрячим инвалидам Великой Отечественной войны не просто получить музыкальное образование, но и профессию, которая помогла бы им социализироваться и найти свое место в условиях послевоенного периода[14, л. 66]. Это отделение представляло собой трехгодичные курсы, обучение велось по нотной системе Л. Брайля. Специально для учащихся этого отделения при училище был создан интернат. Желающие обучиться игре на баяне приезжали со всего Советского Союза. Хотя отделение было рассчитано только на 20 чел., в первый же год было принято более 30 учащихся. В 1949—1950 учебном году игре на баяне обучалось 50 человек. Но, несмотря на то, что баянное отделение для инвалидов по зрению было закрыто в 1949 г., в училище по классу баяна долгое
1 Важной вехой в становлении профессионального исполнительства на баяне в России стало открытие в 1948 г. факультета народных инструментов в Государственном музыкальнопедагогическом институте им. Гнесиных. Это был первый вуз в нашей стране, позволивший получить профессиональное музыкальное образование музыкантам-народникам. В дальнейшем именно Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных станет отправной точкой к становлению высшего музыкального образования в Башкирской АССР. -Прим. авт.
2 В документах, хранящихся в Центральном государственном архиве общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАООРБ), которые касаются деятельности училища в 19 431 949 гг., это учебное заведение упоминается как Башкирское государственное музыкальное училище, Башкирское музыкальное училище, Башгосмузучилище. Позже училище получило наименование «Уфимское музыкальное училище», а в 1960 г. — «Уфимское училище искусств», которое носит и в настоящее время. — Прим. авт.
время продолжали обучаться незрячие и плохо видящие студенты, некоторые из них добились значительных творческих успехов.
Посредством внедрения гармоники, музыкальная культура башкирского народа открывала для себя многоголосное изложение, чему способствовала сама конструкция нового инструмента [13, с. 36].
О возросшем значении баяна для культурной жизни Башкирской АССР в послевоенные годы говорят и статистические цифры. Если в 1946 г. в культурнопросветительных учреждениях республики насчитывалось 232 баяна, то в 1949 г. — уже 496, и, кроме того, согласно справкам о состоянии сети культурнопросветительных учреждений Башкирской АССР требовалось еще 500 баянов. К 1950 г. количество баянов в культурно-просветительных учреждениях Башкирии достигло 1024 шт. [9, л. 10- 11, л. 74- 12, л. 13, 88]. Если до войны баян иногда воспринимался как «чуждый» башкирскому народному мелосу инструмент и был распространен больше в городах, то после войны он в больших количествах встречается в сельской местности и становится поистине народным для всего населения Башкирии.
Баян являлся лидером среди фронтовых музыкальных инструментов. Однако, несмотря на то, что распространение гармоники в СССР было масштабным и имело широкую географию, не у всех народов Советского Союза в довоенное время она стала подлинно народным инструментом. У некоторых народов гармоника, несмотря на свои преимущества (легкость начального освоения, «готовые» аккорды для аккомпанемента, мобильность и т. п.), к началу 1940-х гг. так и не смогла вытеснить древние национальные инструменты. Из воспоминаний участников Великой Отечественной войны известны случаи изготовления солдатами музыкальных инструментов своего народа из различных средств: «А один боец-казах играл на самодельной домбре. Он смастерил ее из консервной банки, планки с веревочными ладами и двух тонких металлических струн» [3, с. 126]. Такая тяга к народным инструментам была и у солдат-башкир, которые изготавливали курай из подручных средств, тем самым невольно ставя эксперименты по реконструкции этого музыкального инструмента. В своих воспоминаниях о тяжелых фронтовых буднях и редких днях отдыха М. М. Кадыргулов, известный впоследствии самодеятельный музыкант-кураист, описывает, что изготавливал курай из любой полой продолговатой трубочки. В качестве материала он также пробовал использовать засохшие стебли подсолнечника, но получался несовершенный инструмент. Но однажды его экспериментаторская деятельность увен-
чалась успехом. «Во время налета вражеской авиации был сбит фашистский самолет, — пишет по этому поводу М. М. Кадыргулов. — После боя ко мне подошел один из бойцов, он держал в руке алюминиевую трубку. Курай из фашистского «подарка» получился на славу, совсем как настоящий"1. 2, с. 36−37].
Кроме того, что курай звучал на фронте в руках талантливых солдат башкирской национальности, ведущие музыканты республики неоднократно выступали на фронтах в составе фронтовых бригад. О замечательном воздействии красоты родной музыки рассказал впоследствии в своих воспоминаниях бывший фронтовик Н. Абдуллин: «Часть наша стояла под Старой Руссой. Немец давил на нас, мы на него. Как-то в передышку между боями приехали к нам артисты. На поляне собрались солдаты. Слушаем выступление артистов. Идет концерт, и вдруг над перелеском немецкая «рама» показалась. Наверное, ведет разведку перед атакой. Концерт не прервали, в зловещий гул самолета влилась мелодия курая. Играет курай, то плачет, то смеется. Вспомнил я тогда дом свой, Агидель свою… и так это все здорово получается, аж слезы на глазах вот-вот покажутся. Да нельзя офицеру плакать — солдаты засмеют. Тут солдат ко мне один обращается. Товарищ, мол, лейтенант, пленного привели. Допросить бы не мешало. Вывели тогда на поляну этого немца. Он как стоял, так и застыл на месте. Глядит: кругом война идет, пушки вдалеке гремят, «рама» кружится, а здесь как ни в чем не бывало концерт артисты дают. Застыл он и курай слушает. Потом заплакал вдруг и говорит по-русски: «Эх, ошибся я, обманули меня гады. Вот они где, на-стоящие-то башкиры мои!». Оказалось, пленный-то не немец, а власовец, собака. Из Белорецка я, говорит. Вот так оно выходит: один курай, тростинка маленькая да безобидная, а всю немецкую агитацию вмиг ликвидировал.» [6].
Несмотря на такую тягу и любовь башкир к своему народному инструменту — кураю, исполнительство на этом музыкальном инструменте в годы войны и в послевоенные годы значительно сокращается. Такие выводы можно сделать из анализа архивных документов рассматриваемого периода. Например, во время войны участие кураистов в смотрах художественной самодеятельности в районах Башкирии стало носить единичный характер, при многотысячном контингенте участников смотров. В то время как в предыдущие периоды основной контин-
1 После окончания войны изготовление курая из алюминиевых трубок становится популярным в Башкирии. Практика изготовления алюминиевого курая была распространена до 80-х гг. ХХ в., до изобретения В. Ш. Шугаюповым курая из шпона дерева. — Прим. авт.
гент участников смотров художественной самодеятельности в Башкирии представляли именно музыканты-кураисты, а также кубызисты и исполнители народных песен [10, л. 143−144].
Влияние исторических особенностей военного времени на уменьшение числа музыкантов-кураистов в Башкирской АССР носило непосредственный характер. И в первую очередь было связано с мобилизацией мужского населения, которая резко сократила число народных музыкантов в Башкирии. Как известно, женщин, играющих на курае, всегда было очень мало, это скорее исключение, чем правило. Несмотря на огромный талант и личный вклад в развитие культуры башкирского народа нового поколения творческой интеллигенции, сформировавшегося в годы войны, их связь с поколением деятелей культуры и искусства 1930-х гг. была прервана. Еще одним фактором, тормозившим развитие профессионального исполнительства на курае, стало то, что система музыкального образования на башкирских народных инструментах, которая начала разрабатываться в конце 1930-х гг. в связи с начавшейся войной не получила своего развития. Из архивных источников известно, что в конце 30-х гг. ХХ в. ставился вопрос о возможности открытия в Уфимском музыкальном училище классов баяна и курая, а также расширения класса струнных народных инструментов за счет введения распространенного в башкирском музыкальном быту инструмента -мандолины [14, л. 56]. Однако это не было реализовано.
Таким образом, в годы Великой Отечественной войны произошли значительные изменения в развитии башкирской народной музыкальной культуры. С одной стороны, следует отметить тенденцию интеграции башкирской народной музыки в общероссийские рамки развития, посредством распространения и внедрения баяна. А с другой стороны, был нарушен естественный ход развития традиций собственно башкирской музыкальной культуры, что в дальнейшем поставило задачу возрождения башкирских народных музыкальных инструментов и искусства игры на них.
* * *
1. Бикмеев М. А. Исторический опыт военно-организационной и мобилизационной работы Башкирской АССР периода Второй мировой войны. Уфа: БИРО, 2005. 192 с.
2. Кадыргулов М. Фронтовой курай // Музыка и музыканты на фронтах Великой Отечественной войны. М., 1978.
3. Пожидаев Г. А. Музыка на фронтах Великой Отечественной войны // Музыка на фронтах Великой Отечественной войны: статьи- воспоминания. М.: Музыка, 1970. 140 с.
4. Рахимов Р. Г. Фактура башкирской инструментальной монодии: фольклорное исследование. Уфа: Узорица, 2001. 129 с.
5. Соколова А. Н. Традиционная инструментальная культура западных адыгов: системнотипологическое исследование: автореф. дис.. д-ра. искусствов. СПб., 2006. 43 с.
6. Филиппов А. Курай // Истоки. 2005. 6 апр.
7. ЦГАОО РБ (Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан). Ф. 122. Оп. 24. Д. 501.
8. ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 25. Д. 370.
9. ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 26. Д. 445.
10. ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 27. Д. 508.
11. ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 30. Д. 524.
12. ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 30. Д. 525.
13. ЦГИА РБ (Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан). Ф. 775. Оп.1. Д. 30.
14. ЦГИА РБ. Ф. 4753. Оп 1. Д. 9.
15. ШакурР. Рахматулла Буляканов //Агизел. 1995. № 4. С. 179−185.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой