Л. Д. Троцкий и военная реформа 20-х годов XX века: современный взгляд

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ю.Д. Красных
Л. Д. ТРОЦКИЙ И ВОЕННАЯ РЕФОРМА 20-х ГОДОВ XX ВЕКА:
СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД
На нынешнем изломе истории Отечества со всей очевидностью встает вопрос о необходимости спокойного, непредвзятого осмысления ее советского периода. Ни огульное отрицание, ни ностальгическое оплакивание не помогут сделать из нашего прошлого столь необходимых выводов на будущее, взять все ценное из реального опыта исторической практики целых поколений и избежать повторения тяжелых и трагических страниц. Необходимо внимательно и вдумчиво исследовать на основе имеющихся исторических источников практические действия и взгляды личностей, сыгравших выдающуюся роль в истории нашей страны.
Восстановление подлинной истории Отечества абсолютно невозможно без воссоздания правды об одной из самых ярких личностей ушедшего века — Льве Давидовиче Троцком (Лейбе Бронштейне). Только его в первое советское пятилетие все — от фанатиков коммунизма до самих ярых противников Советской власти — ставили рядом с В. И. Лениным. И именно он стал едва ли не самым главным объектом «сталинской школы фальсификаций» истории.
После окончания Гражданской войны, советскому политическому и государственному руководству впервые пришлось решать сложные задачи перевода армии на мирное положение, определения путей организации обороны страны, строительства Вооруженных Сил в условиях хозяйственной разрухи и сохранявшейся угрозы новой интервенции. Решались они на основе господствовавших в то время в стране марксистских идей, весомый вклад в развитие которых внес Л. Д. Троцкий. Он принимал самое непосредственное участие в решении многих военно-теоретических вопросов, в разработке и теоретическом обосновании внешнеполитического и внутреннего курса Советского государства, в том числе и его военной политики. От определения степени и источников военной опасности, выбора наиболее перспективных и оптимальных путей развития армии и флота с учетом внешнеполитической ситуации и внутриэкономического положения зависела судьба первого в мире социалистического государства.
Военно-теоретическая деятельность Л. Д. Троцкого в период перехода страны и армии с военного на мирное положение, подготовки и проведения военной
реформы имела ряд особенностей.
По мнению автора, к началу 20-х годов Л. Д. Троцкий считался признанным теоретиком коммунистического движения, занимал видное место в его руководстве, военно-политические проблемы разрабатывались Л. Д. Троцким не изолировано, а в тесной связи с общими теоретическими вопросами марксизма и обусловливались ими. Л. Д. Троцкий к концу Гражданской войны приобрел значительный опыт и авторитет в военном деле, имел достаточно глубокие знания в области военной теории. Выработанные ранее военно-теоретические взгляды Л. Д. Троцкого уже прошли суровую проверку практикой войны, многие военные вопросы ставились жизнью впервые, и их теоретическая разработка Наркомво-енмором проводилась в ходе текущей практической и военной работы. Военнотеоретические взгляды Л. Д. Троцкого были изложены в основном в его докладах, речах, тезисах, проектах резолюций, а также в специальных теоретических работах. Разработке военно-теоретических проблем способствовал ряд дискуссий по проблемам военной теории, в ходе которых оппоненты открыто и безбоязненно критиковали и взгляды главы военного ведомства.
Наряду с выработкой политических решений по военным вопросам приоритетными направлениями военно-организаторской деятельности Л. Д. Троцкого в послевоенный период являлись сокращение и реорганизация Вооруженных Сил, милиционное строительство, организационная перестройка органов военного управления, оптимизация организационно-штатной структуры, техническое оснащение и материальное обеспечение армии и флота.
В 1920 г. первоочередной задачей военного ведомства стало сокращение численности армии и флота, организация плановой демобилизации личного состава.
Начало этой работе положило решение Пленума Ц К РКП (б) от 29 ноября
1919 г., в котором указывалось: «поручить тов. Троцкому при участии соответствующих ведомств и с соблюдением необходимой тайны начать разбор вопроса о демобилизации и введении милиционной системы трудовой повинности"1. Но непосредственно заняться этим вопросом Председателю РВСР пришлось только в ноябре 1920 г., когда под его руководством военное ведомство приступило к разработке планов демобилизации армии по возрастам и упорядочению тыла2.
Программа сокращения Вооруженных Сил была разработана Л. Д. Троцким и изложена в «Сообщении VIII съезду Советов о сокращении армии 29 декабря
1920 года», в котором обосновывались необходимость и пути сокращения, его
основные цели и принципы: строгая планомерность сокращения вооруженных сил- сокращение, прежде всего, численности красноармейцев, а не командиров и специалистов- материальная обеспеченность сокращающейся армии всем необходимым для ее функционирования- обучения и воспитания, не ослаблять армию, сокращая ее, а повышать качество путем улучшения боевой подготовки и революционно-политического воспитания- улучшение подготовки командного состава путем развития системы военно-учебных заведений- создание значительных мобилизационных резервов в стране- тесная увязка сокращения армии с созданием новой милиционной системы.
Съезд полностью одобрил предложенные меры и принял решение сократить армию вдвое к середине лета 1921 г. Еще до начала работы съезда Председатель РВСР своим приказом начал увольнять в бессрочный отпуск военнослужащих старших возрастов и поручил Главкому и Полевому штабу разработать конкретный план сокращения армии на 2 млн. человек к 15 января 1921 г. Но столь высокие темпы сокращения в условиях разрухи народного хозяйства и транспорта, неготовности местных властей и войсковых органов управления были серьезной ошибкой. Они оказались невыполненными и к весне 1921 г. Армия уменьшилась лишь на 800 тыс. человек. Данное волюнтаристское решение поневоле вынудила аппарат Главкома и Полевой штаб создать прецедент видимости
~ 4
сокращения передачей ряда частей в другие ведомства.
Процесс сокращения Вооруженных Сил оказался не столь простым, каким казался в конце 1920 г. и требовал напряженной работы большинства наркоматов.
Итоги первого сокращения были подведены в докладе Предреввоенсовета Республики на IX съезде Советов 26 декабря 1921 г. К этому времени армия сократилась более чем втрое5. Для дальнейшего упорядочения сокращения Вооруженных Сил, а также исправления сделанных в ходе него ошибок, съезд Советов по предложению Л. Д. Троцкого постановил сокращение приостановить и все силы направить на укрепление боеспособности Красной Армии, на полное обеспечение ее всем необходимым.
Вынужденность приостановки сокращения объяснялась прежде всего тем, что «армия сейчас мечтает больше всего о том, чтобы процесс реорганизации был закончен, чтобы получить устойчивость, твердость, прочные штаты и чтобы взяться вплотную за повседневную работу подготовки и обучения"6, — отмечал Л. Д. Троцкий в своём докладе на IX Съезде Советов 1922 г. Председателем РВСР
для Красной Армии был объявлен годом учебы. «Пятый год, если мы не будем воевать, будет годом учебы, подготовки, повышения квалификации, уточнения, пригонки, шлифовки. Только так мы будем подниматься вверх"7.
XI съезд РКП (б) в марте — апреле 1922 г. дал высокую оценку проделанной военным ведомством работы по повышению боевых качеств Красной Армии. В докладе Л. Д. Троцкого внимание делегатов обращалось на то, что «при нынешнем сокращение численности и относительной организационной упорядоченности каждое новое сокращение не есть простое механическое отсечение, а есть сложное изъятие из тылов, из активных частей, при стремлении соблюсти известную внутреннюю пропорциональность"8. Была обоснована необходимость дальнейшего сокращения армии на основании программы, основными элементами которой являлись твердая численность, твердый бюджет и решительное сокращение внешних нарядов. Л. Д. Троцкий определил критерий сокращения армии: «Выдержать первый удар, который нам попытались бы нанести внезапно, чтобы нас застигнуть врасплох"9.
XI съезд РКП (б) принял и утвердил все предложения Наркомвоенмора по упорядочению сокращения и всестороннему повышению боеспособности Красной Армии, уменьшившейся к осени 1922 г. вдвое: до 800 тыс. человек. Последнее существенное сокращение армии — на % - также было произведено по обоснованной инициативе Председателя Реввоенсовета Республики10.
«Эпоха широкой демобилизации и сокращения численности армии, сжатия и перестройки всего ее аппарата», — по определению Л. Д. Троцкого, продолжалась с января 1921 г. по январь 1923 г., когда Вооруженные Силы стали насчитывать 610 тыс. человек11. Крайне тяжелая задача в трудных условиях народнохозяйственной разрухи, социально — политического кризиса и голода была большей частью выполнена.
Вместе с тем в это время были допущены серьезные ошибки и просчеты. Среди них: недостаточное предвидение истинных возможностей и последствий сокращения, повышение политической неустойчивости армии в период ее демобилизации, значительные материальные издержки. При постоянном стремлении к плановости и упорядоченности сокращения в этой работе слишком велика была доля импровизации.
К чести Л. Д. Троцкого, он никогда не открещивался от ошибок возглавляемого им ведомства, смело брал их на себя, не боялся сам их вскрывать. Но ошибки беспрецедентного, впервые в советской истории проводившегося сокращения
армии, были видимо неизбежными. «Невозможно было сразу предопределить минимальные размеры необходимой нам армии и календарную программу ее сокращения, так как вся обстановка — и внутренняя, и международная — продолжала определяться, и притом в своих наиболее для нас важных очертаниях, как раз в течение нашей работы по сокращению армии», — обоснованно отмечал Л.Д. Троцкий12.
Процесс сокращения армии проходил одновременно с первыми шагами милиционного строительства. Программа перехода к смешанной территориально-милиционной системе в сочетании с кадровой была разработана, обоснована и доложена Л. Д. Троцким в специальном докладе IX съезду РКП (б) и в подготовленной им резолюции, которая была принята единогласно13.
Необходимость милиционной системы объяснялась как партийными программными задачами, так и объективными обстоятельствами переходного от войны к миру периода. Смешанная территориально-милиционная система в сочетании с кадровой рассматривалась как промежуточный этап перехода к милиции и вооруженному коммунистическому народу, в точном соответствии с программой РКП (б).
Милиционная армия должна была отражать режим диктатуры рабочего класса и деревенской бедноты и оптимально обеспечивать в сложившихся условиях оборону, не ложась непомерным бременем на истощенную и разоренную страну. Выбором новой системы определялась и оборонительная направленность всего военного строительства, она была рассчитана только на оборону, а не на революционно-завоевательную политику. Одним из главных преимуществ данной системы было создание многочисленных, хорошо подготовленных резервов.
Необходимо отметить, что Л. Д. Троцкий переоценивал боевые возможности милиционной армии, рассматривая ее как превосходную регулярную армию. Но данная ошибка первоначального плана являлась, по мнению Л. Д. Троцкого, вполне простительной. Сущность милиционной системы и ее основное преимущество виделись ему, прежде всего, в том, что она не расчленяла оборону и труд, приближала армию к производственному процессу. Милиционные подразделения должны были решать и трудовые, и боевые задачи: «Только при таком построении армии — писал Наркомвоенмор, — наша страна сможет разрешить одновременно две задачи: задачи хозяйственного возрождения и задачи сохранения своей боеспособности».
Главным недостатком предлагавшейся программы явилось то, что курс на
создание территориально-милиционной системы и в теории и на практике первоначально самым непосредственным образом увязывался с милитаризацией труда и хозяйства, всеобщей трудовой повинностью. «Проведение трудовой повинности не мыслимо без применения — в той или другой степени — методов милитаризации труда», — отмечал Л. Д. Троцкий в своем докладе «Об организации труда» на III Всероссийском съезде профсоюзов 9 апреля 1920 г. 14. Изложена была она в докладе Л. Д. Троцкого по основному вопросу IX партсъезда «Об очередных задачах хозяйственного строительства"15. По сути дела это был гимн принудительному труду, план превращения страны в гигантскую казарму, хотя и на переходный период.
Чудовищным является не то, что такое могло родиться в голове далеко не глупого человека, а то, что это с большим энтузиазмом было поддержано практически всем составом съезда. Не прозвучало ни одного возражения. Напротив, содокладчик А. И. Рыков выразил сожаление о том, что обсуждаемая точка зрения долго не являлась точкой зрения ЦК16. Резолюция по докладу Л. Д. Троцкого была принята съездом единогласно при трех воздержавшихся. Так что списывать на него все грехи большевизма за милитаризацию труда представляется не совсем обоснованным, хотя вклад Л. Д. Троцкого в это дело был достаточно весомым. Оправдавшие себя в годы Гражданской войны военные методы целиком переносились на народное хозяйство. И делалось это всем большевистским руководством, и, прежде всего В. И. Лениным. «Мы начали великую войну, которую мы нескоро окончим: это — бескомпромиссная борьба трудовых армий против голода, холода и сыпняка… но мы кончим эту войну такой же решительной
17
победой, какой окончили и борьбу против белогвардейцев».
Л. Д. Троцкий принял самое активное участие в введении милиционной системы трудовой повинности. Ещё 27 декабря 1919 г. он выступил с докладом о введении всеобщей трудовой мобилизации на заседании СНК и был назначен председателем Комиссии по проведению трудовой повинности, которой руководил до начала февраля 1920 г.
С середины января 1920 г. Л. Д. Троцкий непосредственно занимался созданием 1-й революционной армии труда, для чего лично выехал в начале февраля в Екатеринбург. В процессе организации трудармии главный упор он все же делал на методы убеждения, а не принуждения, хотя и им отводил видное место. В первой своей телеграмме из Екатеринбурга Л. Д. Троцкий поставил вопрос о необходимости конкретных мер по усилению разъяснительной работы вокруг ре-
шений о милитаризации: «Без гигантского развития агитации нельзя серьезно го-
18
ворить о трудармиях и трудовой повинности». При поддержке В. И. Ленина данный вопрос был положительно решен на заседании СНК19.
С 16 февраля по 21 апреля 1920 г. Л. Д. Троцкий, возглавлял Совет 1-й трудовой армии20. В это время он много внимания и времени уделял вопросам улучшения управления трудовыми частями, функционирования их аппарата, производительности труда трудармейцев, продовольственного снабжения, лесозаготовок, восстановления транспорта, и милитаризации конкретных предприятий. В дни пребывания в Екатеринбурге он практически ежедневно вел переписку с В. И Лениным, обменивался с ним телеграммами.
Опыт 1-й трудовой армии в восстановлении народного хозяйства был успешным, что во многом послужило основанием для достаточного обоснования необходимости создания трудовых армий в докладе Л. Д. Троцкого К партсъез-ду. Однако опыт создания и функционирования последующих трудармий был не столь утешительным. Занимаясь повседневными вопросами трудовых армий, Л. Д. Троцкий признал ошибочность курса на их использование в хозяйственном строительстве и согласился с предложением военных делегатов X съезда РКП (б) включить пункт о пересмотре вопроса о них в постановление по военному вопросу21.
С весны 1921 г. Л. Д. Троцкий коренным образом изменил свои взгляды на хозяйственное использование армии и настойчиво доказывал необходимость всемерного освобождения ее от трудовых задач, сведению их только «к самостоятельному обслуживанию своих нужд» В связи с этим и в наше время остается актуальным вывод, к которому он пришел в 1923 г.: «превращать в нынешних условиях армию в рабочую силу было бы бессмысленно: это значило бы вместо хорошего солдата получить, по общему правилу, малопроизводительного и очень дорогого рабочего. Не армия должна обслуживать в трудовом смысле население, а наоборот, население должно во всех отношениях обслуживать армию. Это выгоднее, прежде всего самому населению. Если красноармеец выполняет работу, которую мог бы и должен выполнить «гражданский» рабочий- если красноармеец занимает пост, который мог бы быть занят вооруженным сторожем, то это преступление против армии и страны"22.
Война с Польшей и активные боевые действия против Врангеля, а также резкое обострение внутриполитической обстановки в связи с продолжавшейся политикой «военного коммунизма», помешали реализовать решения IX парт-
съезда. С ноября 1920 г. среди военных и партийных работников в ходе дискуссии по вопросу о необходимости и сути милиционной системы определились различные подходы к этому важному направлению военного строительства: от отказа от решений последнего партийного съезда и сохранения регулярной Красной Армии (И.Т. Смилга, М. Н. Тухачевский, Д.А. Петровский) до предложений немедленного, по сути форсированного перехода к милиционной системе в чистом виде (И.И. Подвойский, И. И. Вацетис, И. С. Уишлихт, В.П. Георгадзе).
Во второй группе особую активность проявили, прежде всего, работники Всевобуча, который они и мыслили ядром будущей системы обороны страны. В этих условиях ЦК РКП (б) счел возможным перенести дискуссию на очередной партсъезд на котором некоторые делегаты в инициативном порядке предложили тезисы по реорганизации армии.
Часть видных военных работников выступила за пересмотр курса на создание милиционной армии или, по крайней мере, за перенесение перехода к ней на неопределенное будущее. Наиболее настойчиво и последовательно доказывали необходимость безусловного сохранения кадровой армии М. Н. Тухачевский и Л. Т. Смилга.
М. Н. Тухачевский считал милиционную систему вообще неосуществимой в условиях переходного периода диктатуры пролетариата. Но особый упор он делал на моментах военно-стратегического порядка, исходя, по-видимому, из того, что милиционная армия, по его мнению, была непригодна для революционнозавоевательных войн, к которым тяготели сторонники военной доктрины и пролетарской стратегии23.
И. Т. Смилга свою непримиримую позицию обосновывал внутриполитиче-
24
скими и экономическими обстоятельствами. Он считал, что в милиционной армии в те годы нельзя было обеспечить пролетарское руководство, что оно станет возможным только при преобладании рабочего класса в составе населения страны. По его мнению, народное хозяйство и, прежде всего, состояние транспорта и дорог не позволят такой армии выполнять стратегические задачи. И. Т. Смилга, считая возврат к идее милиционной системы грубой, ничем не оправданной ошибкой, отстаивал необходимость сохранения постоянной армии. Создание нескольких милиционных дивизий им допускалось только в виде эксперимента. Данная позиция нашла поддержку среди политработников и в местных парторганизациях. Так, тезисы И. Т. Смилги были поддержаны в декабре 1920 г. совещанием политработников — делегатов VIII съезда Советов, а в январе 1921 г. — Мо-
сковским комитетом РКП (б).
Л. Д. Троцкий продолжал последовательно развивать свои взгляды на милиционное строительство Вооруженных Сил и защищать утвержденный по его предложению IX съездом РКП (б) курс на создание такой территориально — милиционной системы. С января 1921 г. он главный упор делает на смешанный характер территориально-милиционной системы, сочетающей регулярную армию и милиционные формирования, на выбор и осуществление оптимальных темпов перехода к ней.
В ответ на аргументы сторонников немедленного перехода к этой системе Троцкий доказывал, что «сразу перейти к ней нельзя так же, как нельзя сразу пе-
25
рейти к социализму». Медленность темпа перехода он объяснял объективными причинами — не только международными, но и крайней отсталостью экономических и культурных предпосылок, прежде всего техники, путей сообщения, грамотности. Наркомвоенмор настойчиво проводил в жизнь идею последовательности и преемственности в милиционном строительстве, которое в то время, по его мнению, носило лишь подготовительный характер.
Л. Д. Троцкий постоянно подчеркивал и чисто оборонительный характер создаваемой новой системы построения армии: «Постоянные армии легче превращаются в орудия наступления- территориальная милиция сама по себе есть гарантия мирной, чисто оборонительной политики"26. Но в случае войны, по мнению Председателя РВС, милиционная система сумеет показать свое превосходство над постоянной армией, а ее действия обусловят четыре основных элемента: кадры, правильная система мобилизации и комплектования, система бое-
27
вого снабжения, политическая работа.
После доклада Л. Д. Троцкого X съезду РКП (б) была принята конкретная программа строительства смешанной территориально-милиционной системы в сочетаний с кадровой, и в борьбе мнений его точка зрения была признана наиболее правильной, она составила основу постановления по военному вопросу.
Первые практические шаги милиционного строительства были предприняты летом 1921 г. путем создания приказом Председателя Реввоенсовета Респуб-
28
лики опытных частей. В своей повседневной деятельности в 1921—1923 гг. Л. Д. Троцкий уделял первостепенное внимание созданию и функционированию первых милиционных формирований. При этом он особое внимание обращал на вопросы комплектования, проведения сборов и учений, снабжения и воспитательной работы с приписным составом.
Выбор смешанной системы, сочетавшей кадровые и милиционные формирования, был наиболее оптимальным. Именно он позволил в тех конкретных условиях разумно обеспечить оборону страны и развитие ее экономики.
Заслуга в обосновании необходимости смешанной территориальномилиционной системы построения армии в сочетании с кадровой, составившей ядро и главную особенность военной реформы 20-х годов, в первых успешных практических шагах милиционного строительства принадлежит во многом Л. Д. Троцкому, чьи предложения легли в основу решений X съезда, а также Пленумов и Политбюро Ц К РКП (б), Совета Народных Комиссаров (СНК) и Совета Труда и Обороны (СТО), приказов РВСР по конкретному осуществлению выбранного главного направления построения Вооруженных Сил страны. В связи с этим отдача лавров «творца милиционной системы» М. В. Фрунзе не может быть признана вполне обоснованной29.
Смешанная система комплектования обеспечила Советскому государству мирные условия развития в межвоенный период и сумела создать многочисленные, подготовленные мобилизационные резервы. Она оправдала себя и после перехода к кадровой армии во второй половине 30-х годов, в годы Великой Отечественной войны, в начале которой значительную часть Красной Армии составили кадры прошедшие военную подготовку в территориально-милиционных частях.
Видное место в деятельности военного ведомства в первой половине 20-х годов занимали вопросы организационной перестройки и укрепления органов военного управления, совершенствования их деятельности, что также явилось важной составной частью военной реформы. Начало этому процессу, по мнению автора, было положено 14 января 1921 г. на расширенном заседании РВСР, где был обсужден вопрос реорганизации и сокращения центрального военного аппарата. 10 февраля 1921 г. РВСР издал приказ о переформировании Полевого штаба и Всероглавштаба в единый Штаб РККА, подчиненный через Главкома непосредственно Наркомвоенмору. В результате удалось в 2 раза сократить общее число управлений и отделов30. К январю 1923 г. в результате еще целого ряда реорганизаций центральный аппарат военного ведомства был сокращен с 11 тыс. сотрудников, 9 тыс. красноармейцев и рабочих для их обслуживания до 4407 человек, то есть в 5 раз31.
В ноябре 1923 г. Наркоматы по военным и морским делам были объединены в единый Народный комиссариат по военным и морским делам, а после обра-
зования Союза ССР были созданы союзные органы военного управления. Революционный Военный Совет и Народный комиссариат по военным и морским делам СССР возглавил Л. Д. Троцкий. В 1921—1924 гг. г. он издал приказы о реорганизации фронтового и окружного управления, об упразднении должности Главкома, необходимость которой отпала в мирное время, о разделении Штаба РККА на три самостоятельных органа: Административный штаб, Управление (с декабря 1924 г. — Главное управление) РККА и Инспекторат РККА, о новом военноадминистративном делении, о реорганизации местных органов военного управления, о 4-х категориях командного состава, о периодической отчетности Народного комиссариата по военным и морским делам и другие, составившие основу
32
перестройки органов военного управления в 20-х гг..
Наиболее рациональным принципом военного руководства Л. Д. Троцкий считал единоначалие. Он полагал, что переход к нему неизбежен по мере создания необходимых предпосылок, что его нужно начинать снизу, с хорошо подготовленного отделенного командира. Первый же практический шаг в данном направлении был сделан в марте 1923 г. приказом РВСР «О введении единоначалия в управлениях, учреждениях и заведениях военного ведомства».
В процессе непрерывных реорганизаций Л. Д. Троцкий настойчиво добивался, возможно, более полного внедрения плановых начал в область военного строительства обеспечения строгого единства замысла и плана. В апреле 1923 г. он выступил инициатором создания перспективней программы развития армии и флота на 5 лет. К сожалению, попытка разработать пятилетний план развития Вооруженных Сил не увенчалась успехом, прежде всего из-за хозяйственных трудностей — скачков денежной единицы и вытекавшего из этого неизбежного недофинансирования армии. Но эта попытка явилась первым опытом, утверждавшим новый подход к задачам военного строительства.
Большая работа в первой половине 20-х годов была проделана военным ведомством по оптимизации организационно-штатной структуры Вооруженных Сил, частей и соединений, созданию и развитию перспективных родов войск, оснащению армии и флота новыми видами вооружений. По определению Предрев-военсовета Республики, работа по организационному и материальному упорядочению армии заключалась в установлении необходимого соответствия между личным составом, техникой и аппаратом управления. В марте 1920 г. он выступил с предложением объединить все военные формирования республики в военном ведомстве, и уже потом выделять их по необходимости заинтересованным
учреждениям (ВЧК, НКВД и т. д.). Приказами Председателя Реввоенсовета Республики в 1921—1924 гг. последовательно совершенствовалась и унифицировалась организационно — штатная структура соединений и частей стрелковых войск и кавалерии. «Сейчас армия мирного времени заключает в своем составе в переводе на бригадную единицу 95 стрелковых бригад и 49 конных" — отмечал Предреввоенсовета в докладе IX Всероссийскому съезду Советов 27 декабря 1921 г. 33
В августе 1923 г. по решению Реввоенсовета был введен новый штат стрелковой дивизии, которая включала 3 стрелковых и 1 кавалерийский полк, 2 артиллерийских дивизиона, подразделения обеспечения и обслуживания. Одновременно было введено корпусное звено управления, и к концу 1923 г. было сформировано 17 управлений стрелковых корпусов. Осенью 1924 г. был вновь введен новый штат стрелковой дивизии, предусматривавший два типа кадровой дивизии — военного и мирного времени и два типа территориальной дивизии — нормального и сокращенного состава. В отличие от штата 1923 г. вместо 2 артдивизионов в дивизию был введен артиллерийский полк, а вместо кавполка — кавалерийский эскадрон.
Кавалерийская дивизия в начале 20-х годов включала 3 бригады, конно -артиллерийский дивизион, подразделения обеспечения и обслуживания. В дивизии насчитывалось 5,6 тыс. человек, 96 тяжёлых и 96 легких пулемётов и 12 орудий. Количество кавдивизий с 15 в 1921 г. возросло до 19 в 1923 г. 34 Дальнейшее развитие получили авиация, артиллерия, бронесилы и др35.
Л. Д. Троцкий пристально следил за военно-техническим прогрессом в Европе и Америке, был хорошо информирован о последних достижениях науки и возможном их применении в военном деле, а также делал все возможное для налаживания военно-технического сотрудничества с передовыми европейскими странами. Он неоднократно, начиная с августа 1920 г., ставил на заседаниях Политбюро и СТО конкретные вопросы по размещению заказов военного ведомства за границей, главным образом, покупкам вооружения, входил в специальную комиссию ЦК, созданную для решения данных вопросов36.
В 1921—1922 гг. Л. Д. Троцкий как член Политбюро курировал переговоры советских представителей с германскими промышленниками, фирмами «Блом и Фосс», «Альбатросверке» и «Крупп» о совместном производстве подводных лодок, самолетов и артиллерийских орудий. В декабре 1921 г. он лично вел переговоры с представителями рейхсвера и авиационной фирмы «Юнкерс — Дессау». В
результате данных переговоров было выработано секретное соглашение о создании в РСФСР производственных структур немецкой военной промышленности, замаскированных под советско-германские предприятия и концессии 37.
При этом Л. Д. Троцкий считал, что на прямое содействие капиталистической Европы и Америки в деле ввозимой техники особо рассчитывать нельзя, и здесь более важны собственные усилия советской военной промышленности. Он ясно осознавал, что чудодейственные скачки в области вооружения, в частности и в вопросах снабжения армий, в целом исключены, так как военная техника зависит от уровня общехозяйственного развития. Техника армии в общем и целом
38
отражает производственную «технику страны».
Тем не менее, Наркомвоенмор все же не исключал крупных успехов в короткий срок, по крайней мере, в отдельных наиболее важных областях военной промышленности, имевших в то время исключительное значение, при постановке их в особо благоприятные условия, без ущерба для только начинающего восстанавливаться хозяйства страны в целом39.
Находясь у истоков становления советской военной промышленности, Л. Д. Троцкий много внимания уделял работе специальных комиссий СТО, Совета военной промышленности, составивших программы боевого снаряжения, утвержденной СТО в сентябре 1921 г. Он активно содействовал попыткам создания весной 1923 г. первого советского военно-промышленного плана и его тесной увязки с 5-летним планом строительства Вооруженных Сил и планом мобилизации и развертывания армии на случай войны.
Из всего комплекса вопросов развития военной техники Председатель РВСР выделял химическое оружие, бронетехнику, моторостроение, и особенно -авиацию, названную им «воздушной кавалерией человеческой культуры». Успехи в области авиации и самолетостроения в первой половине 20-х годов были достигнуты во многом благодаря настойчивой и заинтересованной работе Л. Д. Троцкого, который видел в воздушном флоте самый легкий и подвижный род оружия и стремился сделать его действительно могучим, поставив в центре внимания всей страны. «Неразрывная связь авиации с сухопутной армией имеет для нас решающее значение. Под этим углом мы будем строить военную авиацию, которая оградит нашу свободу"40.
При его самом активном и непосредственном участии были созданы Главное управление Рабоче-крестьянского Красного Флота Республики, Военновоздушная академия имени Н. Е. Жуковского, создана система подготовки летно-
го состава и авиационных специалистов, общество друзей воздушного Флота (только на средства, которого было построено около 100 самолетов). Была проведена Неделя воздушного флота, активизировалось внимание комсомола к авиации. В результате предпринятых усилий авиастроение в 1923 г. сдвинулось с мертвой точки, и были созданы реальные предпосылки «в авиационной области победить нашу отсталость раньше, чем во многих других областях"41.
Таким образом, Л. Д. Троцкий внес значительный вклад в практическое осуществление военной реформы 20-х годов, каждого из ее направлений. Ограничение советскими историками данной реформы двумя годами 1924 — 1925 гг. представляется несостоятельным, искусственным и надуманным, так как мероприятия, составившие ее основное содержание и существенным образом изменившие постановку всего дела обороноспособности страны, облик и структуру ее Вооруженных Сил, начались, по мнению автора, не в 1924 г., с приходом в РВС СССР М. В. Фрунзе, а в 1921—1923 гг., когда военным ведомством вполне уверенно руководил Л. Д. Троцкий. Военная реформа, т. е. совокупность существенных количественно-качественных преобразований военной организации государства, направленных на повышение ее эффективности и приведение в соответствие с изменившимися внешними и внутренними условиями, тем более государства огромного, не имеет одногодичных прецедентов в мировой истории, и ее проведение применительно к нашей стране должно быть, по мнению автора, в хронологических рамках 1921−1925 гг. Ранее в исторической литературе, ограничение военной реформы рамками 1924−1925 гг., по мнению автора, делалось умышленно и преследовало только одну цель — вычеркнуть из военной истории имя творца и вдохновителя первой советской военной реформы, полностью исказить его подлинную роль в строительстве Красной Армии.
1 Известия Ц К КПСС. 1990. № 6. С. 182.
2 Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 4, оп. 10, д. 513, л. 1.
3 ТроцкийЛ.Д. Как вооружалась революция. Т.3. Кн. 1. С. 4.
4 Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 33 988, оп. 2, д. 177, л. 502.
5 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 17, оп.
1, д. 109, д. 40, л. 9.
6 Там же, ф. 325, оп. 1, д. 72, л. 20.
7 Троцкий Л. Д. Указ. соч. Т.2. Кн. 2. С. 54.
8 См.: Одиннадцатый съезд РКП (б). Март-апрель 1922 года: Протоколы. М.: Партиздат, 1936. С. 299 — 311.
9 Киршин Ю. Я. Лев Троцкий — военный теоретик. Клин, 2003. С. 267.
10 РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 322, л. 2.
11 РГВА, ф. 4, оп. 2, д. 84, л.2.
12
Троцкий Л. Д. Перспективы и задачи военного строительства. М.: Высший военный редакционный совет, 1923. С. 7.
13 См.: Девятый съезд РКП (б). Март-апрель 1920 года: Протоколы. М.: Политиздат, 1960. С. 384 — 396, 428 — 430.
14 РГАСПИ, ф. 325, оп. 1, д. 57, л. 6.
15 См.: Девятый съезд РКП (б). Март-апрель 1920 года: Протоколы. С. 91 — 115.
16 Там же. С. 127.
17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 40. С. 50, 71, 77 — 80, 86, 104 — 110, 112, 120, 123 — 124, 141 — 142, 185 — 187, 197 — 202, 220.
18 РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, д. 12 500, л. 10 — 14.
19 Там же. ф. 19, оп. 1, д. 347, л. 7.
20 РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, д. 12 871, л. 1- ГАРФ, ф. 130, оп. 4, д. 364, л. 712.
21 См.: Врачев И. Я. Х съезд РКП (б) // Некоторые вопросы социальной истории СССР. М: Институт социологии АН СССР, 1991. С. 141.
22 Троцкий Л. Д. Еще о задачах военного строительства // Правда. 1923. 20 февраля.
23 См.: Тухачевский М. Н. Война и милиционная система // Правда. 1921. 26 февраля- Революция извне// Война классов. М.: Госиздат, 1921. С. 50 — 59- Письмо к тов. Зиновьеву // Там же. С. 138 — 140.
24 См. Смилга И. Т. Военные очерки. Б.М.: Экватор, 1921. С. 30 — 39- Очередные задачи строительства Красной Армии. М.: Госиздат, 1921. С. 8.
25 Троцкий Л. Д. Из речи на общем собрании членов РКП Замоскворецкого района 4 января 1921 года // Как вооружалась революция. Т. 3. Ч. 1. С. 11.
26 Правда. 1923. 30 сентября.
27 См.: Троцкий Л. Д. Перспективы и задачи военного строительства. 1923. С. 7.
28 РГВА, ф. 4, оп. 3, д. 2278. л. 6.
29 См.: Алимурзаев Г. Н. Щит или меч? К истории советской военной доктрины // Международная жизнь. 1989. № 4. С. 117.
30
См.: Военная история Отечества с древних времен до наших дней. М.: Мосгорархив, 1995. Т.
2. С. 272.
31 РГВА. Ф.4. Оп.1. Д. 720. Л.6., Д. 270. Л.8. Оп.3. Д. 2681.Л. 16.
32 См.: Военная история Отечества с древних времен до наших дней. Т. 2. С. 273.
33 РГАСПИ, ф. 325, оп. 1, д. 72, л. 19.
34 См.: Военная история Отечества с древних времен до наших дней. Т. 2. С. 276.
35 См. там же. С. 277 — 278.
36 РГАСПИ, ф. 17, оп. 2, д. 56, л. 3 — 4- оп. 3, д. 102, л. 3.
37 См.: Захаров В. В. Военные аспекты взаимоотношений СССР и Германии 1921 — 1941 гг. М.: ГА ВС, 1992. С. 14 — 28.
38 РГАСПИ, ф. 325, оп. 1, д. 72, л. 30.
39 Троцкий Л. Д. Перед вторым пятилетием Красной Армии // Правда. 1923. 15 февраля.
40 Троцкий Л. Д. Перспективы и задачи военного строительства. С. 29.
41 Троцкий Л. Д. Орудие будущего: К предстоящей неделе воздушного флота // Правда. 1923. 30 мая.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой