Некоторые аспекты стратегии США в кавказском районе на современном этапе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

(1950−1990). — Владикавказ: Изд-во СОГУ 2007. — 320 с.- Дудайти А. К. ФРГ: Ближневосточная политика (1949−1983). — Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2009. — 216 с.
2. Лосев С. А., Тыссовский Ю. К. Ближневосточный кризис: нефть и политика. — М.: Международные отношения, 1980. — 252 с.
3. Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца. — М.: Политиздат, 1980. -368 с.
4. Дудайти А. К. Ближневосточная политика ФРГ после арабо-израильской войны 1973 г.- отношение к египетско-израильскому сближению // Вестник Томского государственного университета. — 2009. — № 320. — С. 102−109.
5. Дудайти А. К. Внешнеполитическая стратегия ведущих стран-членов ЕЭС на Арабском Востоке в 70-х гг. ХХ в. // Альманах современной науки и образования. — 2009. — № 7 (26). — С. 47−49.
6. Звягельская И. Д. Роль военной верхушки в формировании государственной политики Израиля. — М.: Наука, 1982. — 160 с.
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СТРАТЕГИИ США В КАВКАЗСКОМ РАЙОНЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
© Дудайти А. К. *, Бесолов А. А. *
Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова,
г. Владикавказ
В статье рассматривается роль Кавказского узла в мировой геополитике, показано его место во внешнеполитической стратегии США на современном этапе, выявляются особенности и характерные черты этой стратегии, формы и методы реализации внешнеполитических действий США в районе Большого Кавказа.
Ключевые слова: геополитика, США, Россия, стратегия, район Большого Кавказа, энергоресурсы, межэтнические конфликты.
В течение длительного исторического времени ведущие мировые державы неизменно проявляют повышенный интерес к району Большого Кавказа, как важному геополитическому узлу. Особо возрос этот интерес к указанному району в нынешних условиях, когда «растет напряженность в мире, сопровождаемый экономическим штормом в Евросоюзе, невиданными размерами госдолга США и в целом, нестабильностью мировой экономики» [1, с. 152].
* Доцент кафедры Всеобщей истории и политологии, доктор исторических наук, доцент.
* Магистрант кафедры Всеобщей истории и политологии.
Среди ведущих стран запада наибольшую активность в кавказском направлении проявляют Соединенные Штаты Америки, заинтересованные в установлении своего контроля над большими запасами нефти и газа, обнаруженными во второй половине 90-х гг. минувшего века в бассейне Каспийского моря. Не меньшее внимание уделяется Кавказу и со стороны Китая, выдвинувшему проект «Экономического пояса Шелкового пути», в котором закавказским странам — Армении, Азербайджану, Грузии и самопровозглашенным государствам — Нагорному Карабаху, Абхазии и Южной Осетии отведено особое место. В этих условиях жизненно важным является активизация политики России в кавказском направлении, ее отход от тех способов и методов действий, которые практиковались Москвой в 90-е гг. прошлого века. Следует сделать все, чтобы Россия вновь утвердила свое присутствие на Кавказе, восстановила здесь свои позиции в полном объеме. Решение данной задачи исходит, прежде всего, из интересов ее национальной безопасности, достижения мира и спокойствия на своих южных рубежах. Опыт в решении сложных кавказских проблем у России есть немалый: ведь она «в прошлом несколько раз уходила с Кавказа, но затем возвращалась вновь» [1, с. 153].
Между тем, объявив в 1997 г. Кавказ зоной своих жизненно важных интересов, США при поддержке союзников по НАТО и монархических режимов зоны Персидского залива стали проводить политику вытеснения России с Кавказа, прежде всего из Каспийского региона [2]. С этой целью в западных СМИ была начата массированная антироссийская пропаганда с целью полной дискредитации политики России на Кавказе.
Антироссийские действия США на Кавказе полностью вписывались в рамки широко используемых Западом приемов и средств, направленных на реализацию задачи по «разрушению российской государственности, распаду России как минимум на три отдельные республики регионального уровня, в частности — европейскую, сибирскую и дальневосточную» [3, с. 12]. По утверждению одного из наиболее видных американских политологов З. Бжезинского, геополитические цели США заключаются в завоевании господства на всем Евразийском пространстве, где основным противником Америки является Россия. Это касается, в том числе, района Большого Кавказа [2]. Аналогичного мнения придерживается большинство известных американских экспертов, уверенных в том, что «политическое влияние на обширный Кавказский район служит ключом к глобальному контролю» [2].
Способы, используемые Вашингтоном для реализации своих планов на Кавказе, а также привлекаемый для этого инструментарий в последние годы подверглись существенному обновлению. В результате изменений, произошедших в мире и на Кавказе в частности (здесь в августе 2008 г. Россия своими активными действиями вынудила Грузию вывести войска из Южной Осетии) была обновлена стратегия национальной безопасности США. В Вашингтоне пришли к заключению, что американская политика должна
строиться с учетом новых, нарастающих угроз — международного терроризма, войн в киберпространстве, эпидемий, этнических конфликтов и др.
Касательно внешнеполитических действий на Кавказе, в Белом доме отмечали необходимость большего использования стратегии т.н. «мягкой силы», или «мягких» методов, используемых для успешней реализации американской внешней политики. С их помощью считалось возможным завоевание симпатий не только у населения государств Южного Кавказа, но и среди граждан России, проживающих на Северном Кавказе. Западные СМИ, разные Неправительственные организации (НПО), политические и культурные деятели не жалели сил для пропаганды в постсоветских республиках «американской демократии», «американского образа жизни», «американских идеалов», «помощи» и т. д.
В результате, без применения насилия, путем увеличения количества сторонников и помощников решались задачи по дальнейшему расширению стратегических позиций США на Кавказе. Максимальных успехов в этом деле Белому дому удалось достичь в Грузии, руководство которой прилагало усилия «любым путем, включая применение военной силы, сохранить бывшие автономии в составе Грузии, постараться интернационализировать грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликт путем подключения к их урегулированию США и ведущих западноевропейских стран» [4, с. 6].
Со своей стороны США незамедлительно предложили свой вариант разрешения конфликта в Грузии: они ведь и раньше прилагали немало усилий, чтобы решить этот вопрос по своему усмотрению, без участия России [5]. При этом в Вашингтоне учитывали то обстоятельство, что на протяжении всего периода 90-х гг. минувшего столетия российская политика на Кавказе была невнятной: «главными ее недостатками были вялость и пассивность, складывалось впечатление, что Москва добровольно отдает инициативу в руки других геополитических игроков» [4, с. 3].
В качестве целей «мягкой силы» было обозначено также сохранение в российских северокавказских субъектах мусульманского радикализма и терроризма. Для решения этой задачи следовало привлечь тех боевиков, которые бежали на Запад после завершения российскими войсками контртеррористической операции в Чечне. В специальных центрах за рубежом террористы обучались под прикрытием разного рода программ (например, по активизации международных контактов в образовательной сфере). Выходцы из Кавказа, в основном молодые люди, вербовались в ряды боевиков с помощью интернет-изданий и сайтов, которые были зарегистрированы в западных странах и ближневосточных государствах. Многие из них сегодня воюют в Сирии в рядах ИГИЛ — запрещенной в России международной террористической организации.
В деятельности по дестабилизации обстановки на Северном Кавказе активную роль играют т.н. гражданские институты, финансируемые как гос-
депом США, так и американскими союзниками в Европе и на Ближнем Востоке. Этими организациями под прикрытием лозунгов о защите прав человека, свободы, равенства людей и т. д. предпринимаются попытки дискредитировать государственную и местную власть, внести раскол в общество на национальной религиозной основе. Такая работа ведется целенаправленно: на Западе считают, что в будущем межнациональные и религиозные противоречия способны создать наибольшие проблемы в южных (северокавказских) территориях России.
Таким образом, в нынешнем этапе одной из главных целей стратегии США на обширном постсоветском пространстве является утверждение здесь полного американского, включая район Большого Кавказа. Для успешной реализации данной задачи американские стратеги стремятся использовать имеющиеся возможности на Кавказе. В частности, этот район рассматривается в Белом доме, как один из самых неспокойных, и в то же время, наиболее удобных районов для активизации американских действий против России. Одновременно, безраздельное хозяйничанье на Кавказе даст возможность США осуществлять полный контроль не только за добычей нефти и газа в Каспийском регионе, но и за транспортировкой энергоносителей на мировой энергетический рынок. Чтобы не допустить проведения активной российской политики в южно-кавказском направлении, возрождения политических и экономических связей России со своими южными соседями, в Вашингтоне принимаются меры для разжигания конфликтов на собственно российской территории, в северокавказских субъектах российского государства. С этой целью запланировано активное привлечение к подрывной деятельности разного рода НПО, финансируемых из Запада, использование религиозных деятелей, политиков, других лиц.
Между тем, новая геополитическая конфигурация, складывающаяся на Кавказе, связанная со стремлением США и их атлантических партнеров обеспечить здесь свое полное господство, пока еще сбалансирована тем, что Россия в основном контролирует главные маршруты транспортировки нефти и газа. Объективно она заинтересована в том, чтобы сотрудничество со странами Южного Кавказа расширялось, чтобы оно служило интересам всех сторон-участников этого процесса (подробнее об этих вопросах см.: [6, с. 55−64]). Такое сотрудничество будет служить интересам безопасного, стабильного развития всего Кавказского района.
Ситуация в районе Большого Кавказа должна быть поставлена под совместный контроль международных центров силы- необходимо также использовать механизм ООН, других авторитетных международных организаций. Межэтнические конфликты в Южном Кавказе должны быть урегулированы мирными средствами, с учетом интересов конфликтующих сторон, должны быть преодолены их разрушительные последствия. Что же касается нарушения хрупкого баланса сил в регионе в пользу США и их партнеров
по НАТО, то это может привести к дальнейшему нагнетанию напряженности на Кавказе, что чревато его превращению в один из самых сложных очагов международной напряженности, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.
Список литературы:
1. Дудайти А. К. Возможно ли будущее Кавказа в Евразийском Союзе? // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов. -2014. — Выпуск № 6. — С. 152−161.
2. Америка: кавказская политика (принцип использования мягкой силы) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. discred. ru/news/ (дата обращения: 18. 01. 16).
3. Дудайти А. К. Вместе с Россией: проблемы формирования, эволюции и современного состояния российской государственности на Северном Кавказе // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов. — 2014. — Выпуск № 6. — С. 12−31.
4. Дудайти А. К. Большой Кавказ в мировой геополитике (состояние и перспективы развития политических процессов в Кавказском районе) // Вестник Владикавказского научного центра. — 2013. — № 2. — С. 2−15.
5. Крылов А. Б. Новые участники дипломатической игры // Независимая газета. — 1996. — 17 сентября.
6. Дудайти А. К. Россия в геополитической «игре» на Кавказе в постбиполярный период // Актуальные проблемы современной науки. — 2013. -№ 30−1. — С. 55−64.
ПРОБЛЕМА МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В ГРУЗИНО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В ПОСТБИПОЛЯРНЫЙ ПЕРИОД
© Дудайти А. К. *, Качмазова М. Э. *
Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова,
г. Владикавказ
В статье анализируется разрушительная сила межэтнических конфликтов в Грузии, выявляется их негативное воздействие на российско-грузинские отношения, показана важность урегулирования этих конфликтов с точки зрения обеспечения мирного, стабильного и безопасного развития государств, расположенных в Кавказском районе, включая северокавказские субъекты Российской Федерации.
* Доцент кафедры Всеобщей истории и политологии, доктор исторических наук, доцент.
* Магистрант кафедры Всеобщей истории и политологии.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой