Законодательство в области регулирования залога доли в праве собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2. Колчинский Э. И. Академия наук и становление естественной истории в России // Академическая наука в Санкт-Петербурге в ХУШ-ХХ веках. Исторические очерки / Отв. ред. Ж. И. Алферов. — СПб., 2003. — С. 84.
3. Берлявский Л. Г. Правовая политика Советского государства в сфере регулирования научной деятельности: этапы и особенности (1917−1929) // История государства и права. — 2011. — N 6. — С. 7−10.
4. Минц Б. И. Правовое обеспечение научно-технических разработок. -Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1989. — С. 17
5. Лисицын-Светланов А. Г. Современные тенденции развития законодательства об интеллектуальной собственности // Вестник Российской академии наук. — 2005. — Т. 75. — № 9. — С. 801.
6. Зенин И. А. Законодательство о науке и технике // Правоведение. -1975. — № 6. — С. 24.
7. Кузнецова Т. Е. Актуальные проблемы совершенствования законодательства о науке // Законодательство о науке. Современное состояние и перспективы развития / Под ред. В. В. Лапаевой. — М., 2004. — С. 94.
8. Гордеева Н. А., Филь М. М. Право и реформирование науки: проблемы и решения. — М.: Правовая культура, 2005. — С. 7.
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В ОБЛАСТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЗАЛОГА ДОЛИ В ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ ИЗ ЗЕМЕЛЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ
© Кокоева Л. Т. *, Гайтова Л. Х. -М. *
Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет), г. Владикавказ
Федеральный закон регулирует отношения, связанные с владением, пользованием, распоряжением земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения, устанавливает правила и ограничения, применяемые к обороту земельных участков и долей в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения.
Ключевые слова: виды залога, земельные участки, праве собственности.
С принятием новой редакции параграфа 3 главы 23 Гражданского кодекса РФ система российского права, регулирующего залог в целом, приобрела определенную стройность. Основная масса норм, регулирующих залог, теперь
* Заведующий кафедрой Предпринимательского и трудового права, доктор юридических наук, профессор.
* Старший преподаватель кафедры Предпринимательского и трудового права, к.п.н.
сосредоточена в названном параграфе ГК РФ. По своей структуре указанные нормы в некотором смысле представляют собой «мини-кодекс», так как состоит из подпараграфа 1 «Общие положения», являющегося своеобразной общей частью залогового права, и подпараграфа 2 «Отдельные виды залога», представляющего собой что-то вроде особенной части залогового права.
Был окончательно отменен Закон Р Ф от 29. 05. 1992 № 2872−1 «О залоге» [1]. История конкуренции Закона о залоге 1992 года и положений ГК РФ о залоге насчитывает уже почти два десятилетия. Дело в том, что при принятии ГК Р Ф Закон о залоге 1992 года формально не был признан утратившим силу, фактически же в этом ключе высказался один из высших судов уже в 1998 году [2].
Окончательное решение проблемы соотношения действия норм Закона о залоге 1992 г. и норм залогового права ГК РФ предполагало перенесение всех востребованных на практике норм Закона о залоге 1992 г. в текст ГК РФ (это касается процедурных норм, регулирующих обращение взыскания на предмет залога и его реализацию, а также положений о залоге имущественных прав) и последующую отмену Закона о залоге 1992 г. Именно по этому пути и пошел законодатель, установив, что Закон о залоге 1992 г. утрачивает силу с 1 июля 2014 г.
Иначе законодатель относится к соотношению норм Федерального закона об ипотеке и норм ГК РФ о залоге. В соответствии с п. 4 ст. 334 ГК РФ к залогу недвижимости применяются специальные нормы ГК РФ о вещных правах (имеется в виду уже упомянутая гл. 20.4 проекта раздела «Вещное право», посвященная ипотеке), а также положения специального Закона об ипотеке.
Таким образом, сам ГК РФ допускает возможность существования специальных норм, которые бы устанавливали правила, отличающиеся от общего регулирования залога. Каких-либо особых трудностей такое «двухуровневое» регулирование само по себе вызывать не должно.
Особенность российского гражданского права заключается в том, что по общему правилу общий закон — ГК РФ — имеет большую силу, чем специальные законы. Эта идея, превращающая ГК РФ в своеобразную «экономическую конституцию», заложена в абзаце втором п. 2 ст. 3 ГК РФ: нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. Судебная практика рассматривает эту норму не как «пожелание» разработчиков ГК РФ, обращенное к законодателям, а как норму прямого действия, позволяющую суду не применять положения специальных законов, если они не соответствуют ГК РФ (см., например, п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. № 14 «Об отдельных вопросах практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий» [3]).
Однако в ГК РФ все же заложена опция, допускающая существование специальных законов в сфере гражданского права: это случаи, когда в норме
ГК РФ прямо указывается на то, что иное регулирование может быть установлено законом.
Однако реформа залогового права породила довольно серьезную проблему соотношения старых норм Федерального закона об ипотеке и новых норм ГК РФ, регулирующих залог.
Дело в том, что изменение залогового права предполагало последовательное изменение сначала норм ГК РФ о залоге, а затем специального регулирования залога недвижимости. Собственно, изменение Федерального закона об ипотеке (в смысле его модернизации) назрело достаточно давно- сейчас он скорее похож на лоскутное одеяло, за которым не видно центральной идеи. В целом, наверное, с учетом реалий российского нормотворчества — это здравый подход. Однако есть одно, но — то самое предпочтение, которое ГК РФ отдает в регулировании залога специальному Закону об ипотеке.
Одна из тенденций нового залогового права — это его радикальная де-формализация. Она выражается в резком ослаблении требований к формальному содержанию договора залога. Другие тенденции — учет добросовестности залогодержателя, покупателя заложенного имущества и т. п. -также нашли свое отражение в тексте новой редакции параграфа 3 главы 23 ГК РФ [4, с. 17].
Однако все эти новые порывы законодатель реализовал пока только в ГК РФ — Федеральный закон"Об ипотеке" изменениям еще не подвергался. Многие действующие нормы Федерального закона «Об ипотеке» (о том, что в договоре залога должно содержаться подробное описание обеспеченного долга, должна быть указана залоговая стоимость, о том, что последующую ипотеку можно запретить договором, что добросовестность залогодержателя вроде учитывается при обсуждении залога, установленного несобственником) содержат регулирование, которое резко расходится с тем, что с 1 июля 2014 г. стало действующим общим залоговым правом.
В связи с этим возник такой вопрос: как следует разрешать казусы в сфере залога недвижимости, в которых на основе норм ГК РФ было бы одно решение, а на основе норм Федерального закона «Об ипотеке» — другое?
Формальный подход заключается в том, что старые нормы Федерального закона «Об ипотеке» должны применяться как «иное, установленное законом» (абзац второй п. 4 ст. 334 ГК РФ) и потому новые правила о залоге на ипотеку не будут распространяться, пока законодатель не поменяет Федеральный закон об ипотеке.
Однако такой формальный подход порождает некоторые сложности. Все-таки специальные нормы — это случай, когда законодатель осознанно вводит регулирование, отличающееся от общего. А нормы Федерального закона «Об ипотеке», в свое время были просто дословно скопированы в него из прежней редакции параграфа 3 главы 23 ГК РФ. Эти нормы Федерального закона «Об ипотеке» никогда не задумывались законодателем как специальные, они стали таковыми случайно. История этих норм сама по себе достаточна для того, что-
бы не рассматривать их как, если угодно, осознанно специальные. Да, они отличаются от норм действующего ГК РФ, но не потому, что они именно так и задумывались когда-то законодателем ввиду того, что общее регулирование для каких-то отдельных случаев непригодно. Вряд ли, например, можно всерьез исходить из того, что разработчики Федерального закона об ипотеке в 19 961 997 гг. предполагали, что в 2014 г. произойдет реформа залогового права, и заранее создали особые правила для ипотеки. Следует согласиться с мнением Р. С. Бевзенко, который указывает, что коллизию норм ГК РФ и Федерального закона об ипотеке надо решать на основе другого правила разрешения конфликта законов — позднейшим законом отменяется предыдущий [4, с. 18]. Нормы параграфа 3 главы 23 ГК РФ, как более поздний закон, должны считаться имеющими большую силу, чем соответствующие правила Федерального закона об ипотеке. В этом случае новые, более «продвинутые», более «про-кредиторские» правила данного параграфа будут превалировать над нормами Федерального закона об ипотеке. По всей видимости, впредь до принятия новой редакции Федерального закона об ипотеке эта коллизия должна разрешаться именно таким образом.
Список й литературы:
1. Российская газета. — 06. 06. 1992. — № 129.
2. См. п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. № 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» // Вестник ВАС. — 1998. — № 2.
3. СПС «КонсультантПлюс».
4. Бевзенко Р. С. Борьба за залог: третий этап реформы залогового права России // Вестник гражданского права. — 2015. — № 2. — С. 17.
КОНКУРЕНТНАЯ СТРАТЕГИЯ КАК МЕРА ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ХОЗЯЙСТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ: ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА ЕЕ ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ
© Колиева А. Э. *, Хугаев С. Т. *
Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет), г. Владикавказ Горский государственный аграрный университет, г. Владикавказ
В данной статье раскрываются основные проблемы конкурентной стратегии, как меры повышения конкурентоспособности хозяйствую-
* Доцент кафедры Предпринимательского и трудового права СКГМИ (ГТУ), кандидат юридических наук, доцент.
* Аспирант кафедры Гражданского и предпринимательского права ГГАУ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой