Оценочная функция колоронимов в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ
УДК 81
С. Н. Соскина, Е. А. Осинцева-Раевская
ОЦЕНОЧНАЯ ФУНКЦИЯ КОЛОРОНИМОВ В РОМАНЕ А. С. ПУШКИНА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН»
Аннотация.
Актуальность и цели. Несмотря на огромное количество работ, посвященных творчеству А. С. Пушкина, принципы использования парадигмы, восходящей к лексико-семантическому полю «цвет», в эстетической системе поэта до сих пор не получили глубокого лингвистического осмысления. В статье с точки зрения когнитивного подхода к исследованию языковых фактов рассматриваются особенности функционирования слов-цветообозначений и специфика их репрезентации в художественном пространстве романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин».
Материалы и методы. Материалом для исследования послужили произведения А. С. Пушкина. Основным методом стал имманентный анализ мотивной структуры текста.
Результаты. Сплошная выборка слов-цветообозначений из романа А. С. Пушкина позволяет говорить о насыщенности текста колористическими словами и определяет наиболее употребительные из них. Представлена классификация колористической лексики с целью раскрытия субъективной авторской системы расчленения реального мира на основе лексических и семантических критериев и совместной встречаемости. Исходя из принципов построения ассоциативно-вербальной сети, рассмотрению подвергаются наиболее частотные лексемы.
Выводы. На примере анализа особенностей использования цветовой символики в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» устанавливается, что здесь одновременно раскрываются и основные значения цветов, и их вторичные значения, что придает повествованию глубину и экспрессивность.
Ключевые слова: цветообозначение, цветообраз, колороним, аксиологическая категория.
S. N. Soskina, E. A. Osintseva-Raevskaya
EVALUATION FUNCTION OF COLOURONIMS IN A. S. PUSHKIN’S NOVEL «EUGENE ONEGIN»
Abstract.
Background. Despite a great number of works devoted to the study of A. S. Pushkin’s literary activities, the principles of the use of the lexico-semantic field «colour in the poet’s aesthetic system have not gained due recognition and understanding.
In the article from the perspective of the cognitive approach to the study of linguistic facts the authors consider the functioning of colour terms and the specificity of their representation in the artistic space of A. S. Pushkin'-s novel «Eugene Onegin& quot-.
Materials and methods. The research material were the works by A. S. Pushkin. The methodological potential included the immanent analysis of the motive’s structure of works.
Humanities. Philology
95
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Results. A solid selection of colour terms used in the novel demonstrates the poet’s wide range of expressive means and distinguishes the most common ones. The authors presented a classification of colouronims aimed at revealing the poet’s individual system of dividing the real world on the basis of lexical and semantic criteria and co-occurrence. The most frequently used colouronims were considered according to the principle of constructing a verbal associative network.
Conclusions. The analysis of the specificity of the writer’s colour symbolism in A. S. Pushkin’s novel «Eugene Onegin» has revealed that the simultaneous use of primary and secondary meanings of colouronims adds profundity and expressiveness to the narrative.
Key words: colour term, colour image, colouronim, axiological category.
Как объект когнитивной лингвистики различные картины мира, в том числе и художественные, в их языковой репрезентации все чаще привлекают внимание ученых. И здесь нельзя не учитывать тот факт, что чем значимее личность писателя в духовной культуре народа, тем больший интерес вызывает отраженная в его творчестве художественная картина мира. Непосредственным объектом анализа в данной статье является один из фрагментов языковой картины мира А. С. Пушкина, отражающий специфику цветописи поэта в романе «Евгений Онегин».
Несмотря на огромное количество работ, посвященных творчеству великого писателя, вся сущность его стройной, гармонической системы до сих пор остается до конца не познанной. Так, не получили глубокого лингвистического осмысления принципы использования в эстетической системе А. С. Пушкина компонентов отдельных лексико-семантических парадигм, в частности парадигм, восходящих к лексико-семантическому полю «цвет». И это, как представляется, должно привлечь самое пристальное внимание как лингвистов, так и литературоведов, ибо одним из важных элементов стиля и мышления писателя являются, несомненно, цветообозначения. Отражая наш цветовой мир, находясь с ним в непосредственной соотнесенности, цветовые слова, естественно, становятся носителями колоссального эмоционально-образного потенциала. И эти скрытые возможности соответствующих языковых единиц получают законченное воплощение в структуре истинно художественного произведения. Тем интересней проследить закономерности использования данного языкового материала у А. С. Пушкина как основоположника русского литературного языка. Определяя его общепризнанный статус, необходимо исходить из того, что вклад писателя и поэта в историю русской культуры состоит отнюдь не в том, что он создал какой-то принципиально новый русский язык, а в том, что, находясь всегда в русле уже устоявшихся языковых традиций, он в то же время смело изменял традиционное отношение к словам и формам, утверждая новые формы словоупотребления и вместе с тем создавая благоприятные условия для полного выявления скрытых образных возможностей слова. Утрачивая свое прямое значение, слово у А. С. Пушкина, как отмечает В. В. Виноградов, «становится многозначным и многоплановым», что и определяет суть его уникальной «живописной выразительности» [1, с. 27, 31].
Все сказанное выше непосредственно отражается и на специфике использования А. С. Пушкиным такого действенного средства художественной выразительности, каким являются цветообозначения. И определяющими в этом творческом процессе должны были стать традиция и новаторство.
96
University proceedings. Volga region
№ 1 (33), 2015
Гуманитарные науки. Филология
Отличительная особенность колорита А. С. Пушкина — разнообразие цветовых решений в разных жанрах. Лирика, поэмы, сказки, драматические произведения находят у него своеобразные и мало схожие между собой цветовые решения. Каждый из жанров, разрабатываемых А. С. Пушкиным, решен им своеобразно: цветовой спектр одного жанра резко отличается от цветового спектра другого. Его колористические изыскания отличаются необычайной многосторонностью. Такой широкой амплитуды в использовании цвета не встречается ни у кого из крупных русских писателей XIX в. В своем творчестве А. С. Пушкин наметил глубокие цветовые решения фактически всем основным жанрам литературы.
В рамках данной статьи проводится анализ колоронимов в романе «Евгений Онегин» с целью выявления особенностей их функционирования в художественном пространстве романа и специфики цветовой картины мира поэта в целом.
Роман «Евгений Онегин» можно назвать одним из «окрашенных» произведений поэта. А. С. Пушкин использует цвет в его назывной функции, лаконично и четко изображает его. Автора не привлекают яркие колориты, созданные за счет смешивания тончайших оттенков разных цветов, он создает простое и понятное цветовое описание. В пушкинской особенности изображения цветов — в предельном цветовом лаконизме — просматривается стремление к особой ясности и логической точности описаний.
«Евгений Онегин» отличается от романов того времени своей изобразительностью: в нем нет той эстетической игры цветов, которая была столь притягательна для Г. Р. Державина, яркие цветовые пятна накладываются друг на друга. А. С. Пушкин в описании предмета часто расцвечивал лишь одну деталь, например: «облатка розовая», «уголь золотой», «красные каблуки», «на небе синем», «рыжий парик» и т. п. И тем не менее мы ярко представляем себе всю картину. Автор, используя цвет, хочет показать само его наличие, т. е. естественную выразительность описываемого предмета. Цветовые обозначения предметов, созданные А. С. Пушкиным, имеют свое эмоциональное воздействие на читателя. Цветовые вкрапления, созданные на нейтральном фоне, воспринимаются особенно ярко.
0 значимости цветообозначений в поэтической системе романа «Евгений Онегин» свидетельствует и частотность их употребления. Слова, так или иначе обозначающие цвет, используются автором 57 раз, из них: золотой -8 раз, пестрый — 4 раза, бледный — 5 раз, черный — 4 раза, красный — 8 раз, голубой — 3 раза, зеленый — 3 раза, белый — 2 раза, багряный — 2 раза, розовый -2 раза. Остальные цвета: румяный, маковый, радужный, чалый, рыжий, желтый, малиновый — по одному разу.
Представляется интересным проследить функционирование самых показательных групп цветовых прилагательных в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин».
Золотой — это наиболее часто встречающееся в тексте романа цветообозначение. В первой же главе «Евгения Онегина»: «…Меж сыром лимбургским живым / И ананасом золотым» (III, 15)1. А. С. Пушкину с помощью
1 Пушкин, А. С. Полное собрание сочинений: в 9 т. / А. С. Пушкин. — М., 1936 (все цитаты даются по указанному собранию сочинений А. С. Пушкина, первая цифра обозначает номер тома, вторая — страницу).
Humanities. Philology
97
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
колоронима золотой в этом фрагменте удалось красочно передать читателю, насколько был богат и роскошен стол у Talon.
Указанный колороним поэт использует также при описании Италии: «Ночей Италии златой / Я негой наслажусь на воле» (III, 21). Слово «златой» здесь означает то, что для русского дворянина первой половины XIX в. Италия была страной, где сохранились многие образцы античной культуры, так называемого «золотого века» культуры.
Еще один пример: «Простите, игры золотые! / Он рощи полюбил густые» (III, 32) — золото символизирует то, что уже нельзя вернуть. С помощью аллюзий на различные источники — от детских воспоминаний Онегина до понятия «золотой век человечества» — выражается идея тоски по утраченному.
Однако самой устойчивой для цветообозначения золотой оказалась реалия «осень». В соответствии с русской поэтической традицией при обозначении цвета осенних листьев и соотнесенных с соответствующим цветообразом чувств и настроений используются лексемы группы «золотой». Ср.: «Настала осень золотая, / Природа трепетна, бледна, / Как жертва, пышно убрана» (III, 35) — «Вдали / Пред ним пестрели и цвели / Луга и нивы золотые» (III, 27).
Можно говорить о том, что золотой у А. С. Пушкина — это цветообраз, несущий в себе положительный эмоциональный заряд. И что бы то ни было: ряды облаков золотые или золотое яблочко — они излучают приятный для глаз блеск, дают представление о прекрасном в природе. Ср.: «Куда, куда вы удалились, / Весны моей златые дни?» (III, 98), «Перед ним / Уж белокаменной Москвы, / Как жар, крестами золотыми / Горят старинные главы» (III, 120).
А. С. Пушкин часто использует различные колоронимы в портретных описаниях. Однако главного героя — Евгения Онегина — можно отнести к «неокрашенным» образам, ибо при его описании цвет не используется вовсе.
При описании Владимира Ленского в краткой характеристике героя даются лишь конкретные описания внешности, без использования колорони-мов. Ср.: «Красавец, в полном цвете лет» (III, 29), «Богат, хорош собою, Ленский / Везде был принят как жених» (III, 31).
Художественный портрет внешнего облика Ольги представляет собой более подробное описание внешности. Отношение поэта к героине прослеживается в критическом взгляде Онегина. «В чертах у Ольги жизни нет, -заявляет Онегин обескураженному Ленскому, — Точь-в-точь в Вандиковой Мадонне: / Кругла, красна лицом она, / Как эта глупая луна / На этом глупом небосклоне» (III, 10). Отчетливо наметившаяся тенденция к соотнесенности лексемы румяный при ее реализации в зоне «человек» с насыщенными оттенками красного (а точнее — светло-красного) тона обусловливает ее семантическое пересечение с синонимическим микрорядом красный — багровый, включающим в свой состав лексемы собственно красного тона. Эта аллюзия проведена поэтом с целью показать, что Ленский любит не реальную Ольгу, а придуманный им романтический образ. Как утверждает поэт в романе, этот образ уже стал типичным и использовался во многих романах. Вряд ли Онегин объективно воссоздал портрет героини, но он подчеркнул существенный в его представлении недостаток, искажавший впечатление от безупречной
98
University proceedings. Volga region
№ 1 (33), 2015
Гуманитарные науки. Филология
внешности Ольги: отсутствие гармонии между прекрасной внешностью и узостью внутреннего мира, бедностью духовной жизни, освещающей внешний облик светом душевного огня, своеобразия личности, мучительно и неутомимо ищущей свое место в жизни. Отсутствие жизни в чертах Ольги — следствие бездуховности, бесконфликтности, самодовольства и ограниченности.
Самый «окрашенный» персонаж во всем романе — сестра Ольги Татьяна. Для составления ее портрета поэт использует уже иные приемы и краски, не прибегая к употреблению колоронимов. Ср.: «Дика, печальна, молчалива, / Как лань лесная боязлива…» (III, 36), «Имежду тем луна сияла / И томным светом озаряла / Татьяны бледные красы, / И распущенные власы» (III, 49). Татьяна изображается в тесном единении с природой. А. С. Пушкину удалось сочетать облик Татьяны с идиллическим настроем романа.
Рассматриваемый нами фрагмент языковой картины мира А. С. Пушкина значительно обогащают цветовые репрезентации, соотнесенные с семантической зоной «одежда» (предметы одежды, ткань). Целый ряд таких репрезентаций представляет лексема красный. Согласно словарям, красный -«имеющий окраску одного из цветов радуги, цвета крови и его близких оттенков» (БАС)1- «имеющий окраску одного из основных цветов спектра, идущего перед оранжевым, цвета крови» (MAC)2- «имеющий окраску одного из основных цветов радуги, ряда оттенков от розового до коричневого» (СУ)3. Указанное цветообозначение используется в романе восемь раз. Например, в строке «на красных лапках гусь тяжелый» (III, 72) цвет используется как яркое цветовое пятно, т. е. красный цвет выделяется на фоне белого снега. Ср. также: «Ямщик сидит на облучке, / В тулупе, в красном кушачке» (III, 65) — «Вот череп на гусиной ножке / Вертится в красном колпаке» (III, 67) — «Наруках золотые перстни, / На ногах красные сапожки» (III, 210).
Однако материалы этимологических словарей свидетельствуют о том, что цветовое значение данной лексемы является вторичным по отношению к ее более раннему значению «красивый», «прекрасный» (словарь Фасмера, словарь Шанского). Именно в этом значении, как отмечает Н. Б. Бахилина, «прилагательное красный известно всем славянским языкам» [2, с. 162]. Однако только в структуре русского языка лексема с данным значением утвердилась в качестве основного номинатора соответствующего цветового представления, т. е. в качестве доминанты семантической парадигмы, объединенной тематической семой «красный». В романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» цветообозначение красный в данном значении употребляется лишь единожды: «Красных летних дней / В беспечной неге не считая» (III, 71).
Что же касается лексемы, номинирующей светлые оттенки красного тона, — розовый, то в ее реализации в исследуемом романе отражаются не столько краски самой зари, сколько отсветы этих красок. Ср.: «На солнце иней в день морозный, / И сани, / И зарею поздней / Сиянье розовых снегов» (III, 76). Окраска, репрезентируемая данным контекстом, лишь оттеняет цве-
1 Словарь современного русского литературного языка. — М. — Л., 1948−1965. -Т. I-XVII (далее — БАС).
2 Словарь русского языка. — М., 1957−1961. — Т. I-IV (далее — МАС).
3 Толковый словарь русского языка / под ред. Д. Н. Ушакова. — М., 1935−1940 (далее — СУ).
Humanities. Philology
99
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
товую выразительность вышеприведенной лексико-семантической парадигмы, тем самым еще более подчеркивая ее эстетическую значимость в картине мира, отраженной в текстах А. С. Пушкина.
Единичным примером в качестве номинатора цвета (с соответствующей эстетической заданностью) одной из деталей нарядной одежды представлена лексема малиновый. Речь идет о малиновом берете княгини Татьяны, привлекшем внимание Онегина на светском балу. Ср.: «Скажи мне, князь, не знаешь ты, / Кто там в малиновом берете / С послом испанским говорит?» (III, 117).
Белый и голубой — цвета, которые являются особо значимыми. Они совершенно привычные для русского глаза. Ср.: «Почуя мертвого, храпят / И бьются кони, пеной белой / Стальные мочат удила» (III, 104). Роман изобилует изображениями русской зимы, и поэтому неслучайно в нем преобладают цветообозначения слепящего белого цвета. «Снежный» цвет в произведении — это выразительный классический фон, благодаря белизне и чистоте которого обретают особую значимость монохромные тона: «И мягко устланные горы / Зимы блистательным ковром. / Все ярко, все бело кругом» (III, 76).
В строке «Открыты ставни, трубный дым / Столбом восходит голубым… «(III, 103) употребление эпитета голубой автором связано с его целью показать красоту и свежесть утра по контрасту с утомленным и «полусонным» Евгением.
Высокочастотная реализация в текстах А. С. Пушкина лексем синий и голубой соответственно с зонами «водные пространства» и «небо» предопределяет то, что в подобных контекстах данные лексемы могут выступать в роли постоянных эпитетов по отношению к тем реалиям, цвет которых они обозначают, например: «Поэта память пронеслась / Как дым по небу голубому» (III, 27), «Но ярче всех подруг небесных / Луна в воздушной синеве» (III, 126). Представляется, что именно такое распределение функций между двумя наиболее частотными лексемами в языковой системе А. С. Пушкина определяется не только спецификой их словарных значений (ср.: синий -«средний между голубым и фиолетовым» (БАС, MAC), «ярко-небесный» (СД)1), но и теми семантическими потенциями данных лексем, которые в значительной степени обусловлены их внутренней формой, а также культурными традициями носителей русского языка.
Через образ голубого неба автор передает тоску о хороших днях, этот образ сопутствует приятным воспоминаниям, о несбывшихся мечтах.
Цветообозначение голубой становится также и основным средством передачи соответствующего цвета глаз героев в произведениях А. С. Пушкина. При этом в текстах поэта, как и в текстах его предшественников, цветообраз голубых глаз выявляется в непосредственной соотнесенности с цветообразом голубого неба. Ср. у писателей XVIII — начала XIX в.: «Очи голубые цвета и света небесного» (В. К. Тредиаковский «Тилемахида»), «Где я очи голубые / Небесам подобны зрел», «Как небо — голубые взоры» (Г. Р. Державин «Водомет»), «В очах небесный свод» (В. Майков «Уж побелели неба своды… «) -и у Пушкина: «Глаза, как небо, голубые» (III, 75).
1 Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т./ В. И. Даль. — М., 1991 (далее — СД).
100
University proceedings. Volga region
№ 1 (33), 2015
Гуманитарные науки. Филология
Колороним голубой в данном романе соотносится с зоной «уходящие вдаль пространства». Семантическая специфика данного цветообозначения выявляется здесь в том, что оно фиксируется для обозначения цвета реалий действительности, характеризующихся крайне низкой степенью плотности. В исследуемом романе данное цветообозначение употребляется в сочетании со словом дым. Ср.: «Открыты ставни- трубный дым / Столбом восходит голубым…» (III, 85).
Что же касается лексемы синий, то она в противоположность лексеме голубой в соответствии со своей исконной заданностью на выражение более темных, а следовательно, и более насыщенных оттенков синего тона [2, с. 35] в текстах А. С. Пушкина в равной степени реализуется при обозначении цвета не только дневного, но и ночного неба. Ср.: «На небе синем и прозрачном / Сияли груды ваших гор» (III, 67).
Зеленый — один из основных цветов спектра, «средний между голубым и желтым, имеющий окраску свежих листьев, травы» (БАС). Как было указано выше, колороним зеленый упоминается в романе «Евгений Онегин» трижды, из них один раз — при цветовой характеристике предметов: «Столы зеленые раскрыты / Зовут задорных игроков» (III, 89), дважды — в соотнесенности с реалией «растительность». Ср.: «Как в лес зеленый из тюрьмы / Перенесен колодник сонный» (III, 22), «Пойдем туда, где ручеек, / Виясь, бежит зеленым лугом» (III, 110).
В романе «Евгений Онегин» не встречается ни одного упоминания таких ахроматических оттенков, как черный и серый, что позволяет говорить об общем цветовом тоне произведения, несущем положительную коннотацию. Эти тона используются А. С. Пушкиным в основном в драматических произведениях и составляют очень высокий процент — 62,7%. Можно предположить, что цветообозначения черный и серый в произведениях поэта — цвета, создающие безнадежно-трагический колорит, который отсутствует в исследуемом романе.
На примере анализа особенностей использования цветовой символики в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» было установлено, что здесь одновременно раскрываются и основные значения цветов, и их вторичные значения, что придает повествованию глубину и экспрессивность. С помощью богатой цветовой палитры автор создает емкие, оценочно богатые эпитеты, а также яркие символы, без которых невозможно в полной мере понять героев и произведение в целом.
Список литературы
1. Виноградов, В. В. Стиль А. С. Пушкина / В. В. Виноградов. — М.: Гос. изд-во худ. лит., 1941. — 323 с.
2. Бахилина, Н. Б. История цветообозначений в русском языке / Н. Б. Бахилина. -М., 1975. — 288 с.
References
1. Vinogradov V. V. Stil' A. S. Pushkina [A. S. Pushkin’s style]. Moscow: Gos. izd-vo khud. lit., 1941, 323 p.
2. Bakhilina N. B. Istoriya tsvetooboznacheniy v russkom yazyke [History of color symbolism in Russian language]. Moscow, 1975, 288 p.
Humanities. Philology
101
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Соскина Светлана Николаевна
кандидат филологических наук, профессор, кафедра лингвистики и межкультурной коммуникации, Институт социально-гуманитарных технологий и коммуникации, Балтийский федеральный университет им. И. Канта (Россия, г. Калининград, ул. А. Невского, 14)
E-mail: soskinasn@mail. ru
Осинцева-Раевская Екатерина Анатольевна аспирант, Институт социальногуманитарных технологий и коммуникации, Балтийский федеральный университет им. И. Канта (Россия, г. Калининград, ул. А. Невского, 14)
E-mail: solom_ka@mail. ru
Soskina Svetlana Nikolaevna Candidate of philological sciences, professor, sub-department of linguistics and intercultural communication, Institute of Sociohumanitarian technologies and communications, I. Kant Baltic Federal University (14 A. Nevskogo street, Kaliningrad, Russia)
Osintseva-Raevskaya Ekaterina Anatol'-evna Postgraduate student, Institute of Sociohumanitarian technologies and communications, I. Kant Baltic Federal University (14 A. Nevskogo street, Kaliningrad, Russia)
УДК 81
Соскина, С. Н.
Оценочная функция колоронимов в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» / С. Н. Соскина, Е. А. Осинцева-Раевская // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2015. -№ 1 (33). — С. 95−102.
102
University proceedings. Volga region

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой