Ареалы некоторых исчезающих и редких растений Красной книги РСФСР

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 502. 753/470. 571/
В. Б. Кунаев, А. В. Рыбкин, М. Л. Шелгунова
Ареалы некоторых исчезающих и редких растений Красной книги РСФСР (1988)
По представленным в этом сообщении 12 видам нами были подготовлены статьи в Красную книгу РСФСР (1988). К ним добавлены гармала чернушкообразная и орехокрыльник монгольский, подготовленные в Красную книгу СССР (1978, 1984). Наряду с прочими материалами составлены точечные карты их ареалов. Использовались коллекции гербариев БИН АН СССР1 (ЬЕ). ГБС АН СССР (МНА), МГУ (М?). ТГУ (ТК), Института ботаники АН УССР (КЛ, Института ботаники АН ГрузССР (ТВ1), ЦСБС (N8), Якутского филиала СО АН СССР, ВИЛР (МО ЯМ). По гербариям Прибалтики выборки из коллекций и личные данные любезно сообщили В. В. Кууск, Л. Т. Вильясоо, И. В. Шаркинене, по гербарию ТГУ — Н. Ф. Вылцан, ЯФ СО АН СССР — Т. Ф. Галактионова, по Крыму — В. Г. Шатко. Всем им выражаем глубокую признательность за содействие. Проработаны все известные литературные источники.
Карты ареалов готовились по каждому виду для всего СССР в границах того времени. Но при публикации участки ареалов за пределами РСФСР были исключены и допущен ряд других изменений, создающих ложное представление об ареалах. Целесообразна публикация карт в их первоначальном виде. Этот материал в дальнейшем может использоваться при составлении ареало-гической сводки по исчезающим и редким видам флоры СНГ и РФ (особенно Сибири). Дополнительные сведения по затронутым видам можно почерпнуть в упомянутых Красных книгах.
1. Koeleria karavajevii Govor. (Роасеае) -Тонконог Караваева. Эндемик левобережья средней Лены с точечным ареалом (рис. 1). Одно нахождение: Якутия, Жиганский р-н, р. Ту куланов у оз. Арангастаах на левобережье Лены между устьем Вилюя и Жиган-ском, 4 VII 1959. Л. Добрецова, LE, MW. Растет среди редких кустов кедровника на тукуланах — древних реликтовых дюнных ландшафтах (Говорухин, 1971). Как можно судить по гербарным данным и материалам
Н. Н. Цвелева (1976), Т. Караваева, вероятно, молодой дериват Koeleria altaica (Domin) Kryl. Он сформировался на песках приполярных пустынь и был отрезан в последующие эпохи постплейстоцена от южных аридных зон лесами восстановившейся та-
ёжной зоны. Фрагментарность ландшафта тукуланов и их изоляция образующей сплошной фон тайгой не позволила этому молодому виду расселиться сколь ко-ниб5'-дь широко.
Рис. 1. Ареал Кое1ег1а кагта]еуИ 1 — населенные пункты, 2 — полярный круг, 3 — местонахождения по гербарным данным
1 Названия учреждений даются на период подготовки к публикации Красной книги РСФСР (1988).
2. Б (е11апа тагЦапоуи Кгу1. (Ме. чо. ч1етта таП]апоуп (Кгу1.) 1кооп., Сагуоркчйасеаё) -Звездчатка Мартьянова. Оригинальная звездчатка, выделяемая сейчас в особый род Мезо5(еттачей. 1941 (Leucostemma ВегйЬ. 1828). Редчайший узко локальный эндемик Чуйских белков на ю. -в. Алтае (левобережье р. Чуй — верховья рр. Тётё и Джело и др., рис. 2). Обитатель высокогорных (& gt-2000 м) каменисто-щебнистых осыпей, сходных с гольцовыми пустынями в субальпийском и альпийском поясах на южных склонах. Судя по трудной доступности обитаний и сравнительно недавнему новому обнаружению вида на Курайском хр. (Тимохина, 1984, ТК), ареал полностью не выявлен. Но даже если вид будет найден, например, в гольцах г. Белухи, условия которой сходны с Чуй-скими белками, ареал его все же останется узко локальным. Видимо, молодой прогрессирующий эндемик: можно ожидать расширения его ареала.
Рис. 2. Ареалы: 1 — местонахождения Stellaria martjanovii по гербарным данным- 2 — местонахождения Delphinium ukokense по гербарным данным- 3 — местонахождения Delphinium ukokense, нуждающиеся в уточнении
3. Delphinium ukokense Serg. (Ranuncu-laceae) — Живокость укокская. Редчайший послеледниковый реликт монголо-алтайской высокогорной альпийско-степной формации. Ареал узко локальный, по координатам и характеру очень близкий к таковому звездчатки Мартьянова. Это два пункта в пределах плоскогорья У кок на южном Алтае: верховья р. Аргут, 1905, и р. Джумалы, 1909 (В. В. Сапожников). И здесь в последнее время выявлено новое нахождение, расширяющее ранее известный ареал, но не вы-
ходящее за пределы плоскогорья У кок (р. Ак-Кол, 1955, А. Куминова, JI. Листова, NS, рис. 2). Растение селится на старых моренах, береговых галечниках, в альпийских тундрах и степях на высотах & gt-2000 м. Живокость укокская, возможно, возникла как мутация в пределах систематически близкой D mirabile Serg., произрастающей также на Алтае (р. Талдура) — медленно расселяющийся эндем ?
4. Adenophora jacutica Fed. (Campanu-laceae) — Бубенчик якутский. Недавно выявленная и описанная (Федоров, 1957: 470) зарождающаяся раса распространенного по соседству в Удском р-не A. sublcita Кош. Отличается очень крупными (до 2 см дл.) отклоненными, сравнительно немногочислен ными (по 7−8 с каждой стороны) зубцами листьев с мозолистым остроконечником. Узкий приохотский монтанный эндем: низовья Учура и правобережье Алдана в р-не устья Учура (приречные леса из сосны, лиственницы даурской, елей аянской и сибирской). Ареал выявлен недостаточно, но уже имеющиеся данные позволяют считать его весьма локализованным (рис. 3). Неоэндем новейшего периода в стадии расселения- ограничивающих факторов, видимо, нет.
Рис. 3. Ареалы: 1 — местонахождения Ас1епоркога ]асиИса по гербарным данным: 2 — местонахождения Яеёоч/яМа зорЬЩоИа по гербарным данным- 3 — сомнительные местонахождения Кес1ои'--хкш зоркИ/оИа
5. С. ега1о1с1е$ 1епепхк (Китт.) е1
Я. Кат. (Кга8скептткоу1а 1епет! х (Китт.) Тгуе1., СИепоросИасеае) — Терескен ленский. Эндемичное растение долины р. Лены от Бутакова до Булгунняхтаха (выше Якутска, рис. 4). Раса терескена серого СегаШёез раррояа ВогвсЬ. й Ткопп., проникшего из-
Центральной Азии на северо-восток по долине Лены в один из ксеротермических периодов (Караваев, 1955). Обособление тере-скена ленского началось в конце плейстоцена в результате повторного наступления тайги и изоляции степных обитаний этого растения. Характерно, что в Предбайкалье, где ареалы терескена ленского и терескена серого контактируют, обычны переходные формы между обоими таксонами. Потепление климата в условиях сравнительно высокой влажности на юго-западе Якутии ведет к наступлению таёжных формаций на степные (Куваев, 1968), включающие терескен ленский. Наряду с интенсивным с. -х. освоением долины Лены это делает охрану вида особенно неотложной.
Рис. 4. Ареал Ceratoides lenensis: 1 — местонахождения по гербарным данным
6. Ъте1о\'-каа тортМа (Кот.) Кот. (Вгахмсасеае) — 1931, Определитель растений Д. -Вост. края, 1: 589- Бочанцев, 1968: 142−143 — Смеловския неожиданная. По вопросу статуса данного растения, нередко исключаемого из рода Яте1оч^к1а С. А. Меу (Величкин, 1973 и др.), мы придерживаемся мнения В. П. Бочанцева (1968), сохраняющего его в этом роде. Однако изолированность вида в пределах данного рода определенна. Значительная дизъюнкция с ближайшей систематически 5. Ы/игсШа (Ьес1еЬ.) Е^бсЬ., обитающей в Забайкалье, Предбайкалье и Средней Азии, свидетельствует также о географической изоляции и значительно более раннем обособлении вида, чем, например, в случае терескена ленского и бубенчика якутского. Ареал смелов-скии неожиданной вытянут по притихооке-анским горным цепям Азии (рис. 5). Он спо-
радичен: это может расцениваться как свидетельство того, что данный вид — угасающий реликт. Известен с верховий р. Левая Ботча в Сихотэ-Алине (locus classicus), хр. Джугджур, из окрестностей с. Аян (ряд сборов), среднего течения р. Анадырь (образец, уклоняющийся от прочих): имеется сбор с Камчатки (det. N. Busch, LE). Обитатель россыпей и скал подгольцового и гольцового поясов в интервале 1200−1800 м.
Условные знаки:. — 1, ?- 2
Рис. 5. Ареал Smelowskia inopinata: 1 — местонахождения по гербарным данным, 2 — местонахождения по литературным данным
7. Redowslda sophiifolia Cham, et Schlecht. (Brassicaceae) — Редовския двояко-перистая. Неогеновый (нижнеплейстоценовый ?) реликт, эндем Центральной Якутии и Приохо-тья. Подобно предыдущему, связан с осыпями и скалами, но на гораздо меньших высотах- совершенно неконкурентоспособен: в сочетании с исключительной редкостью на-
хождений это делает его исчезновение очень вероятным. Вместе с тем на скоплениях щебня вид способен образовывать густые ковры с покрытием 70−80% (Караваев, Скрябин, 1974). Пункты нахождения редов-скии расположены почти строго по географической параллели (рис. 3): два из них -Ленские столбы и низовья р. Маи близ с. Усть-Мая — совпадают с тектонической границей Центрально-Якутской впадины и южно-якутского палеозойского чехла, третий (р-н Охотска, сомнительное нахождение) — близ границы охотского участка палеозойского чехла и краевого вулканического пояса (Тектоническая…, 1961). Названные рубежи характерны скалистыми выходами интенсивно выветривающихся палеозойских известняков, что создает благоприятные условия для поселения данного вида. Редовския декоративна, хорошо идет в культуре, которую необходимо расширять- давно назрело заповедание наиболее известного ее локуса — Ленских столбов.
Рис. 6. Ареал Gynmospermium altaicum: 1 — местонахождения по гербарным данным
8. Gymnospermium altaicum (Pall.) Spach (Berheridaceae) — Голосемянник (гимноспер-миум) алтайский. Вид, сравнительно с ранее рассмотренными, более обильный и широко расселившийся. Ареал его преимущественно джунгаро-алтайский: он также имеет вытянутую форму, но представляет собой не линию, как V терескена, смеловскии и редов-скии. а довольно широкую (до 250 км) прерывистую полосу, простирающуюся от излучины р. Чарыш на с. -з. Алтае по западным предгорьям Алтая и Тарбагатая до Заилий-ского Алатау в окрестностях Алма-Аты (имеется изолированное нахождение на хр. Каратау — г. Каз-Гурт, MW- рис. 6). Это область варисцийской складчатости (Тектоническая…, 1961) — ареал вида в основном сов-
падает с контурами, занятыми горными черноземами (Почвенная…, I960). Таким образом, ареал голосемянника алтайского, видимо, в значительной мере определяется лито-эдафическими условиями. Исходя из физико-географической характеристики и общего контура ареала голосемянника алтайского можно ожидать нахождения этого вида на западных склонах Джунгарского Алатау, где он пока не отмечен.
9. Delphinium puniceum Pall. (Ranuncu-laceae) — Живокость пунцовая. В отличие от рассмотренных ранее, ареал живокости пунцовой можно считать сформированным: расселение вида прошло достаточно полно. Ареал сарматского типа (рис. 7), размещается в основном в Нижне-Донском, НижнеВолжском и отчасти Верхне-Тобольском районах «Флоры СССР» на темнокаштановых и солонцовых почвах (Почвенная…, 1960), по сборам прошлого века (Миллер, Ситовский) растение отмечалось в Западном Закавказье. Ареал довольно точно совпадает с азовско-прикаспийским массивом южных и полупустынных дерновинноз-лаковых, полынно-дерновиннозлаковых, злаково-полынных степей и полынных пустынь, на западе и севере ограничивается более мезофитными разнотравно-злаковыми степями (Карта растительности…, 1960). В современный период четко обозначилась тенденция сокращения ареала в связи с нерациональным использованием земель, в том числе распашкой целины.
Рис. 7. Ареал Delphinium puniceum'-. 1 — местонахождения по гербарным данным. 2 — местонахождения по литературным данным, 3 — сомнительные местонахождения, 4 — граница ареала, нуждающаяся в уточнении
Рис. 8. Ареал Glycyrrhiza korshinskyv. 1 — местонахождения по гербарным данным, 2 — местонахождения по литературным данным
10. Glycyrrhiza korshinskyi Grig. (Faba-ceae) — Солодка Коржинского. Описана сравнительно недавно Ю. С. Григорьевым (1930), предполагавшим гибридное ее происхождение (G. glabra L. х uralensis Fisch.), но все же сближавшим ее с солодкой уральской (G. uralensis ssp. korshinskyi Grig, in herb). К ареалу солодки Коржинского ботаники обращались неоднократно (Григорьев, 1930- Круганова, 1966- Мусаев, 1976- Муса-ев, Надежина, 1976. 1983: Горчаковский. Шурова, 1982). Тем не менее о его подлинной конфигурации не было представления из-за разрозненности данных. Нами на основании использованных коллекций и литературы предлагается обобщенная точечноконтурная карта ареала (рис. 8). Он сформированный, туранского типа, размещается преимущественно в зонах казахских и ю. -в,-европейских степей, полупустынь и солян-ковых пустынь. Ограничивается на западе Волгой и Каспием, на севере северным пределом лесостепи, на юге саксауловыми и др. пустынями (Карта растительности…, 1960). Факторы, ограничивающие расселение на восток, не выявлены- солодка Коржинского -молодой прогрессирующий эндемик и, возможно, здесь его расселение продолжается.
Однако поскольку именно к востоку от области распространения солодки Коржинского налагаются ареалы солодки голой и солодки уральской (Мусаев, 1976), не исключено, что проникновение нашего вида на восток ограничивается тем, что соответствующие экологические ниши заняты родительскими видами.
Несмотря на то, что сырье солодки Коржинского разрешено для медицинского использования (Круганова, 1953- Мусаев, Надежина, 1976, 1983), ее вполне можно не включать в Красные книги.
11. Astracantha arnacantha (Bieb.) Podlech (Astragalus arnacantha Bieb., Fabaceae) — Ac-тракант колючковый. Представление об ареале этого растения можно составить лишь при географо-систематическом анализе, уместном в рамках рода Astracantha Podlech (Tragacantha auct. — ср.: Борисова, 1949- Крюкова, 1969 и др.). Растение описано из Горного Крыма, где наиболее обильно и широко распространено — от Балаклавы до Феодосии с захождениями в горы Внутренней гряды (Мангуп-Кале). В 1940 г. А. Г. Борисова описала растения с с. -з. Кавказа (Анапа. Новороссийск, хр. Маркотх,
Геленджик) как Т. arnacanthoides Boriss. Целесообразность его выделения на уровне вида из-за близости к Т. arnacantha оспаривалась другими ботаниками (напр. Крюковой. 1969). В 1969 г. М. А. Иванишвили возвела в ранг вида Astragalus aitosensis Ivanisch. -растение из окр. г. Бургас, приводившееся Б. Стефановым (1943) и позже во флоре Болгарии (1948- Valev, 1976) как
A. arnacantha. Под этим названием привел его и А. О. Chater во Flora Europaea (1968. 2: 117) Близость всех 3 таксонов, видимо, связана с тем, что астракант колючковый -достаточно древний вид, некогда единый- но ареал его со временем расчленился на изолированные участки, в пределах которых началось систематическое обособление
населяющих их популяций. Исходя из сказанного, целесообразна их квалификация как подвидов:
1. Astracantha arnacantha (Bieb.) Podlech ssp. arnacantha'-.
2. A. arnacantha ssp. arnacanthoides (Boriss.) Reer et Podlech-
3. A. arnacantha ssp. aitosensis (Ivanisch.) Kuvaev stat. nov. (Astragalus aitosensis Ivanisch. 1969 Not. syst. et geogr. Inst. bot. Thbiliss. Fasc. 27).
В таком понимании A. arnacantha s.l. -понтический вид с дизъюнктивным ареалом (рис. 9), размещающийся на ксерофитных каменистых и скалистых обитаниях прибрежных склонов до нижнего горного пояса включительно (в Болгарии до 550 м).
Рис. 9. Ареал Astracantha arnacantha (по гербарным данным): 1 3 — ssp. aitosensis
ssp. arnacantha, 2 — ssp. arnacanthoides.
12. Colchicum autumnale L. (Melanthia-ceae) — Безвременник осенний. Один из ценнейших высокодекоративных представителей западноевропейской флоры, источник очень важных веществ, в том числе алкалоидов. применяемых в онкологии, генетике и селекции (Харкевич, 1957- Атлас…, 1962 и др.). У нас — на восточном пределе распространения, характер которого неоднозначен. На севере (Ленинградская, Псковская обл.)
встречается главным образом как культивируемое и одичалое, но в окрестностях Гатчины и Елизаветина выглядит как дикорастущее (Цвелев, 1973). Такой же характер имеют нахождения вида в Прибалтике, однако на с. -в. Эстонии, на о. Хийумаа его обитания определенно первичны (КеЬаэзоо, У^авоо. 1984 и др.). Естественное распространение имеет безвременник осенний и на Украине, преимущественно в Закарпатье
(Визначник…, 1977- Чопик. 1978) — по-видимому. он сохранился также в Каменец-Подольской обл. (Меджибож- рис. 10). В последний период ареал безвременника осеннего у нас резко сократился (Визначник.. 1950 и др.).
Рис. 10. Ареал Colchicum autumnale: 1 — местонахождения по гербарным данным, 2 — сомнительные местонахождения. 3 — местонахождения по литературным и личным данным
13. Peganum nigellastrum Bunge (Pegana-ceae) — Гармала чернушкообразная.
Наши материалы по гармале черншко-образной опубликованы в Красной книге СССР (1978, 1984). По согласованию с редакционной коллегией статья по гармале чернушкообразной подготовлена в Красную книгу РСФСР, но в дальнейшем была исключена, поскольку «широко распространена в Монголии как сорное». У нас только в Забайкалье по пр. берегу Селенги и на Чер-
ной горе (хр. Хангидай ~ 5 км ниже с. Усть-Кяхта) и 2,5 км ниже Усть-Кяхты у бывшей МТС. где изучалась в 1989—1990 гг. (Белоусова и др., 1995). Эндемик Центральной Азии, у нас реликт третичного периода. Нахождение его в нашей стране является точечным, оторванным от основного ареала более чем на 500 км- существование вида здесь под постоянной острой угрозой. Утрата вида крайне нежелательна, поскольку он содержит весьма перспективные для медицины алкалоиды (Батсурэн и др., 1980) — в случае утверждения препарата и последующей интродукции исходный материал именно отечественной популяции, адаптированной к нашим условиям, был бы совершенно незаменим. Необходима скорейшая организация заказника гармалы чернушкообразной V Усть-Кяхты (рис. 11).
Рис. 11. Ареал Peganum nigellastrum'-. 1 — местонахождения по гербарным данным
14. Caryopteris mongholica Bunge {Ver-benaceae) — Орехокрыльник монгольский. Вид охарактеризован нами в специальной статье (Куваев, 1974) и в Красной книге СССР (1978, 1984). Целесообразно дополнить материалы в Красной книге РСФСР, которые подготовила Г. П. Семенова, исследовавшая ценопопуляции и успешно осуществившая интродукцию этого весьма декоративного и в высшей степени важного для научной медицины растения (Дюрягина, Иванова, 1985). Обычно в литературе для нашей страны указывается 2 пункта нахождения вида: 1) водораздел рек Джида и Селенга, с. Зарубина, гора Хараты, степной каменистый склон, 18. VI 1965, исчезло ?
(Пешкова, 1970) — 2) р. Селенга (пр. берег), с. Усть-Кяхта, г. Черная, галечник по распадку, 25. VII 1965 (Пешкова, 1970). Наши личные наблюдения на местности и данные Г. П. Дюрягиной и М. М. Ивановой (1985) свидетельствуют, что на г. Черной имеется не 1, а 2 изолированных, хотя и близких местонахождения: приводим выявленное нами: 3) ю. склон хр. Хангидай по пр. берегу Селенги, ~ 6 км ниже с. Усть-Кяхта, 750 м. 16 VII 1972, № 338−2, 339−3. В. Куваев (LE, MW, ТК). В последнее время выявлено четвертое нахождение: хр. Малханский, 10 км (юго-западнее) с. Тамир Кяхтинского р-на (Красная книга … Бурятской АССР. 1988- Сэкулич и др., 1989) (рис. 12).
Рис. 12. Ареал Саг& gt-ор1ег1Х mongholica: 1 — местонахождения по гербарным данным, 2 — местонахождения по литературным данным. 3 — возможно исчезнувшие местонахождения
Заключение
Огромная разница в характере и размере ареалов рассматриваемых видов может истолковываться исходя из их генезиса. В последний период значительно укрепились представления о политопном и пантопном происхождении видов. Однако и классическое положение дарвинизма о возникновении и расселении вида из одной точки сохраняет свои позиции. Не исключено, что различные способы возникновения видов суть не только разные теоретические концепции. но и реально существующие самостоятельные природные процессы.
Обсуждаемые материалы легче поддаются истолкованию исходя из монотопного
происхождения рассматриваемых видов. Исходной стадией в динамике ареала являются случаи, когда вид известен из одного пункта, пример чего представляет тонконог Караваева. Возможно, такие виды есть следствие мутаций и возраст этих видов чаще очень мал. Как следующую ступень — ближайший результат расселения — можно рассматривать чрезвычайно локализованные, но все же не точечные ареалы узко эндемичных видов. В нашем случае это звездчатка Мартьянова, живокость укокская, бубенчик якутский. Не имея условий для необходимого анализа, предполагаем все же. что все три вида — неоэндемики.
Дальнейший этап — достаточно широкое расселение вида, для которого используются им наиболее подходящие для него местообитания. В наших случаях это остепненная долина Лены (терескен ленский), приморские горные цепи (смеловския неожиданная) — в других случаях, возможно, трудно поддающиеся выявлению при наземных ходах геолого-геоморфологические (литологические?) рубежи (редовския двоякоперистая, гимноспермиум алтайский). Во всех этих случаях ареалы принимают линейную или вытянутую форму.
Развитые ареалы давно сложившихся видов, близких к естественным пределам расселения, утрачивают линейную или вытянутую форму, приближаясь к изодиаметриче-ской фигуре (живокость пунцовая, солодка Коржинского). У наиболее «зрелых» видов ареал распадается на отдельные фрагменты, каждый из которых дает начало новому таксону. Так, ареал астраканта (астрагала) колючкового состоит из 3 фрагментов: в центральном, занимающем южное побережье Крыма, представлен А. агпасаЫка в., в восточном (окрестности Новороссийска) —
А. атасаШка ээр. агпасапЛо1с/е.^ в западном (Бургас) — А. агпасаМка ээр. aitosemis.
Понятие последней категории исчезающих и редких видов — т.н. '& quot-пограничных" -связано не столько с естественными, сколько с административными и государственными границами. Ареалы наших пограничных видов делятся на 2 группы: 1) представленные в нашей стране реликтовыми точечными нахождениями с практически единственной или очень немногими популяциями (гармала чернушкообразная, орехокрыльник монгольский). Это — результат отступания вида и регрессии его ареала. Опасность ут-
раты этих видов из отечественной флоры особенно вероятна и в наших случаях крайне нежелательна из-за их высокой перспективности для медицины- 2) имеющие на территории нашей страны значительную часть общего ареала и многочисленные, нередко изолированные популяции, среди которых можно ожидать значительного разно-
образия форм, хеморас и т. д. (безвременник осенний).
Приносим благодарность Л. С. Белоусовой за сведения об орехокрыльнике монгольском и гармале чернушкообразной и И Н. Поспелову за помощь в оформлении статьи.
ЛИТЕРАТУРА
Атлас ареалов и ресурсов лекарственных растений СССР. 1976. М.: ГУГК СМ СССР. 340 с. 2-е изд. 1983. 340 с.
Атлас лекарственных растений СССР. 1962. М.: Медгиз. 702 с.
Батсурэн Д., Тележенецкая М. В., Юнусов С. Ю. 1980. Алкалоиды Peganum harmala и P. ni-gellastrum II Химия природа, соедин. (Ташкент). № 5. С. 736−737.
Белоусова Л. С., Семенова Г. П., Иванова М. М. 1993. Рекомендации по сохранению орехо-крыльника монгольского Carvopteris mong-holica Bunge и гармалы чернушкообразной Peganum nigellastrum Bunge. M.: Роскомпри-рода.
Борисова А. Г. 1940. Новый вид рода Tragacantha (Toum.) Mill. на Северном Кавказе // Бот. матер. Герб. БИН АН СССР. Т. 8, вып. 2. С. 180−183.
Борисова А. Г. 1949. К систематике рода Tragacantha Mill. // Бот. матер. Герб. БИН АН СССР. Т. 11. С. 104−107.
Бочанцев В. Д. 1968. Критические заметки о крестоцветных // Нов. сист. высш. раст. Л.: Наука. Т. 5. С. 140−146.
Введенский А. И. 1941. Новые виды растений // Бот. мат. Гербария УзФАН СССР. Ташкент. Вып. 3. С. 3−20 (: 4).
Величкин Э. М. 1979. Smelowskia С. А. Меу. (Сги-ciferae). Критический обзор и отношение к близким родам // Бот. журн. Т. 64, № 2. С. 153−171.
Визначник рослин УРСР. 1950. Київ- Харьків: Держ. вид. сель. -госп. лит. 930 с.
Визначник рослин Украінськіх Карпат. 1977. Київ: Наук думка. 434 с.
Говорухин B.C. 1971. Новый вид тонконога (Koeleria Pers.) из Якутии // Нов. сист. высш. раст. Л.: Наука. Т. 8. С. 122−123.
Горчаковский П. Д., Шурова Е. А. 1982. Редкие и исчезающие растения Урала и Приуралья М.: Наука. 208 с.
Григорьев Ю. С. К систематике рода Glycyrrhiza // Изв. Главн. Бот. сада. 1930. Т. 30, вып. 1−2. С. 92−100.
Гроссгейм A.A. 1950. Delphiniumpuniceum Pall. // Флора Кавказа. М.- Л.: Изд. АН СССР. Т. 4. С. 25. Карта 25.
Гроссгейм A.A. 1952. Astragalus arnacanthoides Boriss. // Флора Кавказа. М.- Л.: Изд. АН СССР. Т. 5. С. 289. Карта 340.
Дюрягина Г. П., Иванова М. М. 1985. Характеристика ценопопуляций редких видов флоры Бурятии // Бот. журн. Т. 70. № 11.
С. 1523−1538. '-
Иванишвили М. А. 1969. Новый вид астрагала из Болгарии // Заметки по сист. и геогр. раст. Тбил. бот. ин-та. Вып. 27. С. 72−74.
Караваев М. Н. 1955. Новые данные о терескене Eurotia lenensis Kumin. // Бот. мат. Герб. БИН им. Комарова. Т. 17. С. 112−121.
Караваев М. Н., Скрябин С. З. 1974. О редком растении флоры Якутии — Redowskia sophiifolia Cham, et Schlecht. (Cruciferae) II Нов. сист. высш. раст. Т. II. C. 214−218.
Карта растительности СССР. 1: 10 000 000. 1960 Москва- Омск: ГУГК СМ СССР.
Комаров Д. Л. 1951. Флора полуострова Камчатки // Избр. соч. М.- Л.: АН СССР. Т. VIII. С. 102.
Комаров В. Л., Клобукова-Алисова Е.Н. 1931. Определитель растений Дальневосточного края. Л.: АН СССР. Т. 1. С. 583 (622 с.).
Красная книга РСФСР. Растения. 1988. М.: Рос-агропромиздат. 530 с.
Красная книга редких и находящихся под угрозой исчезновения животных и растении Бурятской АССР. 1988. Улан-Удэ: Бурят, книж. изд. 416 с.
Красная книга СССР. 1978. М.: Лесн. пром-сть. 460 с. 1984. 2-е изд. Т. 2. 478 с.
Круганова Е. А. 1953. Род солодка (Glycyrrhiza L.) и его народнохозяйственное значение: Автореф. дис. … канд. биол. наук Л.: ЛГПИ. 21 с.
Круганова E. А. 1966. К систематике и географии рода Glycyrrhiza L. // Вопросы изуч. и ис-польз. солодки в СССР. М.- Л.: Наука. С. 19−26. '-
(Крылов П.Н.) Krylov Р. 1903. Plantae altaicae novae. I. // Acta Horti Petropol. Vol. XXI. fase. 1. P. 3−11, tab. I, fig. 2.
Крюкова И. В. 1963. Эндемичные бобовые Крыма и их ареалы // Ареалы растений флоры СССР.
2. Л.: Изд. ЛГУ. С. 233−247.
Куваев В. Б. 1968. Растительность равнинной части Якутии в связи с динамикой ландшафтов: Автореф. дис. … докт. биол. наук. М. 55 с. '
Куваев В. Б. 1974. Род Caryopteris Bunge в СССР // Бюл. МОИП, отд. биол. Т. 73, вып. 3. С. 129−132.
Куминова A.B. 1933. Два новых вида растений из Сибири // Сист. заметки по мат. Герб. Том. ун-та. Вып. 1−2. С. 1−3.
Малышев Л. И, Соболевская К. А. 1980. Редкие и исчезающие растения Сибири // Охрана раст. мира Сибири. Новосибирск: Наука. С. 20−35 (218 с).
Мусаев И. Ф. 1976. Ареалографическая характеристика видов солодки // Ареалы растений флоры СССР. 3. Л.: Изд. ЛГУ. С. 85−111.
Мусаев И. Ф., Надежина Т. Д. 1976. Солодка голая (солодка гладкая, солодка железистая, лакричник) — Glycyrrhiza glabra L. (G. glandulifera Waldst. et. Kit.): Солодка Коржинского — S. korshinskyi Grig. // Атлас ареалов и ресурсов лек. раст. СССР. М.: ГУГК СМ СССР. 2-е изд. 1983. С. 84−85: 146- 301−302.
Павлов Н. В. 1929. Введение в растительный покров Хангайской горной страны // Мат. ком. по иссл. Монг. и Танну-Тувин. Нар. респ. и Бур. -Монг. АССР. Л.: АН СССР. Вып. 2. С. 3−72.
Пешкова Г. А. 1970. Новые и редкие виды из Восточной Сибири // Нов. сист. высш. раст. Л.: Наука. Т. 6. С. 284−293.
Почвенная карта СССР. 1: 10 000 000. 1960. Москва- Омск: ГУГК СМ СССР.
Сергиевская Л. П. 1954. Новые виды из Западной Сибири // Сист. заметки по мат. Гербария Том. ун-та. Вып. 1−2 (77−78). С. 9−12.
Старшиков Г. Г., Скрипчинский В В. Танфильев
B.Г. и др. 1984. Сохраним для потомков. Ставрополь: Ставроп. книж. изд. 240 с.
Стефанов Б. 1943. Фитогеографски елементи въ България // Сборн. на Българск. Акад. на нау-китъ и изкуствата. Кн. XXXIX. Клон прир -матем. София: Печ. Книпеграф. 509 с.
Сэкулич И. Р., Пыхалова Т. Д., Бойков Т. Г. 1989. Особенности формирования редких растительных сообществ степной зоны Забайкалья // Экол. -биол. особенности раст. и фитоценозов Забайкалья. Улан-Удэ: Изд. Бур. науч. центра СО АН СССР. С. 11−16. '
Тектоническая карта СССР. 1: 10 000 000. 1961.
Москва- Омск: ГУГК СМ СССР.
Федоров A.A. 1957. Колокольчиковые — Сатра-nulaceae Juss. Фл. СССР. М.: Л.: АН СССР. Т. ХХ1У. С. 356−359, 470.
Харкевич С. С. 1957. Colchicum autumnale L. и возможность введения его в культуру // Бот. журн. Т. 42. № 1. С. 98−102. '
Цвелев H.H. 1976. Злаки СССР. Л.: Наука. 785 с. Цвелев H.H. 1973. Безвременник — Colchicum L. // Фл. евр. части СССР. Л.: Наука. Т. 1У.
C. 218−220.
Чопик В. И. 1978. Редкие и исчезающие растения Украины. Справочник. Киев: Наукова думка. 212 с. '
Шатко В. Г. 1981. Перспективы интродукции растений природной флоры Карадага в Москве: Дис. канд. биол. наук. М.: ГБС АН СССР. Машинопись. 180 с.
Chater А.О. 1968. Astragalus L. // Fl. Europaea.
Cambridge: Univ. Press. Vol. 2. P. 117 (455 p.). Rebassoo H., Viljasoo L. 1984. Colchicum L. // Eesti NSV Flora. Tallinn: Valgus. Vol. 9. P. 160 162 (448 p.)
Valev S. 1976. Astragalus L. // Fl. Republ. Popul. Bulgar. Sofia: Khipegraf Vol. 6. P. 149, 156 (591 p.).
Получено 27. 06. 2000 г.
Куваев Владимир Борисович,
Рыбкин Артем Владимирович,
Шелгунова Мария Лаврентьевна
Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Сееерцова Российской Академии наук 117 071, Москва, Ленинский проспект, д. 33.
Тел.: (095)124−7932, 333−5084, факс: (095) 954−5534, e-mail: dshahin@orc. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой