Организация труда заключённых по «Системе доверия» на строительстве дорог в штате Вашингтон (1913-1916 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Томского государственного университета. История. 2016. № 1 (39)

УДК 94(74/79)

DOI: 10. 17 223/19988613/39/8

С.А. Шевченко

ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА ЗАКЛЮЧЁННЫХ ПО «СИСТЕМЕ ДОВЕРИЯ»

НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ДОРОГ В ШТАТЕ ВАШИНГТОН (1913−1916 гг.)

Исследование выполнено при поддержке «Программы повышения международной конкурентоспособности Томского государственного университета на 2013−2020 гг.».

Исследуется применение новаторской для уголовно-исполнительной системы США начала XX в. исправительно-трудовой меры — «системы доверия». Автор полагает, что нововведённый вид организации труда заключённых представлял собой обоюдовыгодный договор между администрацией тюрьмы, администрацией штата и арестантами. Автор выявляет актуальность использования и правовую основу «системы доверия», формат и методы работы дорожных строительных лагерей, а также объясняет причины отказа от идеи использования труда заключённых на строительстве дорог в штате Вашингтон.

Ключевые слова: США- Вашингтон- пенитенциарная система- лагеря доверия- тюрьмы- заключённые.

Трудовая повинность как важный элемент уголовноисполнительной политики была законодательно признана на Территории Вашингтон ещё на первой ассамблее легислатуры в 1854 г. В принятых тогда «Уставах» указывалось, что «при каждом случае осуждения преступника форма заключения должна быть такой, чтобы он наказывался каторжными работами» [1. P. 124].

Вопрос о труде заключённых проговаривался и в конституции штата Вашингтон, которая была ратифицирована в 1889 г., перед вхождением Территории в состав США. В 29-м параграфе второй статьи говорилось: «После первого января тысяча восемьсот девяностого года труд осужденных этого штата не должен сдаваться в аренду любому лицу, ассоциации, компании или корпорации, а законодательная власть должна принять закон о работе осужденных на пользу штата» [2. Art. II. § 29].

Таким образом, данный параграф декларировал отказ от «лизинговой системы"1 труда заключённых, распространённой в то время на американском Юге, и определял занятость арестантов одним из важных механизмов экономического развития штата.

Однако до начала XX в. не было выработано каких-либо существенных законов, которые бы касались трудовой занятости заключённых. Арестанты продолжали работать в пределах тюремных учреждений — изготавливали зерновые мешки на джутовой фабрике [3. P. 25] и кирпичи на небольшом заводе [4. Nov.] в штатной тюрьме (пенитенциарии) «Уолла-Уолла» или строили лодки и небольшие речные суда на верфи федеральной тюрьмы «МакНил Айленд» [5. 14 Jan.]. Заключённые тюрем графств и городов могли быть задействованы за пределами тюремных учреждений [3. P. 185, 203- 6. P. 397- 7. P. 107- 8. P. 264] в качестве так называемых «цепных бригад» (Chain Gangs) [3. P. 150, 196, 213- 7. P. 166- 9. P. 636] - скованные цепью заключённые убирали улицы или выполняли другую общественную работу.

В начале XX в. штат бурно развивался, сильным импульсом в его развитии явились увеличивающиеся

темпы внутригосударственной миграции и иммиграции населения из зарубежных стран. Если в 1890 г. население штата составляло 357 тыс. человек, то к 1910 г. оно увеличилось практически в три раза и достигло 1 140 тыс. человек [10. P. 33], что привело к стремительному развитию городов и деревень. В свою очередь, развивались промышленность, сельское хозяйство, увеличивался и бюджет штата.

Для стабильно развивающейся экономики молодого штата были необходимы хорошие дороги, которые распределили бы жизненные потребности от источника производства к месту потребления. Хорошие дороги должны были стимулировать рост не только сельского хозяйства, но и индустриальное, а значит, и финансовое развитие.

Экономия и скорость транспортировки товаров являлись главными факторами, определяющими необходимость строительства новых дорог. Несмотря на особую популярность автомобилей, развитие речного судоходства и железных дорог, самым распространённым видом транспорта в штате на тот момент оставалась лошадь. В условиях плохих дорог, которые не могли осилить автомобили, лошадь являлась оптимальным средством передвижения.

Необходимость новых качественных дорог вскоре осознали власти штата Вашингтон. Поэтому первой законодательной инициативой, которая должна была решить проблему некачественных дорог, явилось создание в 1905 г. специального финансового фонда штата «для строительства, улучшения и ремонта общественных шоссе и мостов» [11. P. 252], который формировался за счёт налоговых поступлений.

Создание такого фонда, наравне с социальноэкономическими изменениями в штате, позволили расширить возможности трудовой занятости заключённых и задействовать их на строительных работах.

Принятие соответствующего закона не заставило себя долго ждать. Через два года, в 1907 г., был принят закон «Об использовании заключённых на дорогах

Организация труда заключённых по «системе доверия»

67

штата», по которому все преступники, отбывающие наказание в тюрьме, должны были использоваться на строительстве общественных дорог с разрешения «Комиссии штата по контролю» (State Board of Control) и начальника тюрьмы «Уолла-Уолла». Все расходы должны были оплачиваться из созданного в 1905 г. фонда. Места и характер выполняемых заключёнными работ должны были определяться штатной комиссией дорог [9. P. 173], в которую входили губернатор, аудитор, казначей штата, член комиссии общественной службы, назначаемый губернатором, и начальник управления по дорогам [12. 5 Aug.]. Второй параграф данного закона говорил о том, что этот акт должен немедленно вступить в силу из-за «крайней необходимости» [9. P. 173].

В 1913 г. в третьем чтении палатой представителей был принят закон, представленный специальным комитетом по дорогам, предусматривающий работу заключённых на магистралях штата [13. P. 530, 1055, 1150, 1185−1186]. В соответствии с ним заключённые тюрьмы штата «Уолла-Уолла» могли использоваться на строительстве и улучшении общественных дорог при условии их хорошего физического здоровья и отсутствии другой работы [14. P. 347]. Отбор заключённых и контроль над ними входили в компетенцию Комиссии штата по контролю [Ibid. ], а выполняемая арестантами работа находилась в ведении комиссара по дорогам штата. Расходы на содержание, обслуживание и транспортировку заключённых должны были оплачиваться из средств, которые выделялись из штатного фонда управлению по дорогам на строительство конкретной дороги [Ibid.].

Таким образом, законы, принятые в 1907 и 1913 гг., позволяли организовывать труд заключённых за пределами тюремного учреждения на строительстве общественных дорог. В штате Вашингтон реализация этих законов воплотилась в двух видах — «охранной системе» (Guard System) [15] и «системе доверия» (Honor System).

По условиям «охранной системы» труд заключённых использовался в дорожных лагерях, отделённых от внешнего мира частоколом и колючей проволокой, заключённые находились под круглосуточной охраной и ограничивались в передвижении, формах досуга и пр. Использование «охранной системы» в штате в 19 091 910 гг. показало её экономическую неэффективность — затраты на содержание лагеря и зарплату охранникам делали невыгодным привлечение в качестве рабочей силы заключённых [16. 7 Feb.]. Поэтому в конечном итоге власти штата были вынуждены отказаться от неё в угоду новой, разработанной системе -«доверия», о которой и пойдёт речь ниже.

«Система доверия» (также «система чести») — это исправительно-трудовая модель, введённая в пенитенциарную практику ряда штатов США в начале XX в., подразумевавшая использование труда заключённых за пределами тюремных учреждений без охраны, при от-

сутствии явных ограничений в свободе их передвижения. Главным сдерживающим фактором от побегов и нарушения дисциплины являлось данное осуждёнными «честное слово» — документальное соглашение, заключённое между арестантами, начальником тюрьмы и представителем администрации штата. Таким образом, «система доверия» явилась новым исправительным методом, ориентированным не на такие признанные в пенитенциарной политике «полицейские механизмы, как сегрегация, классификация, изоляция» [17. P. 127], а на морально-нравственные качества самих заключённых.

Субъектами законов 1907 и 1913 гг. являлись заключённые штатной тюрьмы «Уолла-Уолла». Осуждённые, отбывающие наказание в федеральном исправительном учреждении «МакНил Айленд», которое тоже находилось в штате Вашингтон, не могли быть задействованы на строительстве общественных дорог из-за подчинения этого учреждения не штатной, а федеральной юрисдикции — Тюремному бюро США. Вопрос о привлечении заключённых федеральных тюрем к строительству дорог в штатах, кстати, решался на федеральном уровне. Так, в январе 1915 г., Палата Представителей Конгресса США рассматривала законопроект № 18 167, выдвинутый по инициативе конгрессмена У. Нили из Западной Вирджинии, позволяющий использовать федеральных заключённых на различных работах в графствах и штатах в соответствии с их собственными законами. Однако этот законопроект был отклонён [18. 26 Jan.].

Заключённых городских тюрем и тюрем графств (округов) также не задействовали на строительстве дорог, ввиду нескольких причин:

— контингент этих тюрем был значительно меньше, чем тюрьмы штата-

— комиссии штата по контролю было легче организовать заключённых в одной крупной тюрьме, под ответственностью одного человека-

— заключённые отбывали в городских и окружных тюрьмах короткие сроки — от нескольких дней до нескольких месяцев, поэтому их было невыгодно привлекать к таким видам работ, которые занимали большое количество времени.

Помимо заключённых штатной тюрьмы «Уолла-Уолла» на строительстве дорог задействовались (хотя об этом прямо не указывалось в законе) работающие на каменоломнях штата арестанты [19]. Дело в том, что на работу в каменоломни отправляли заключённых из этой же тюрьмы, которые заслужили такую «привилегию» своим хорошим поведением2.

Важную роль в функционировании «системы доверия» играла распространённая в судопроизводстве США практика неопределённых приговоров.

Неопределённый приговор (Indeterminate sentence) -правовой процессуальный акт суда, в результате которого подсудимому назначается наказание в виде лишения свободы на «неопределённый» срок. Судьёй устанавливаются минимальный и максимальный сроки

68

С.А. Шевченко

нахождения осуждённого в исправительном учреждении (например, от 3 до 20 лет). Реальный срок напрямую зависел от поведения заключённого в тюрьме.

Неопределённые приговоры появились и получили наибольшее распространение в судопроизводстве ряда штатов США с конца XIX в. [20. P. 36], при этом до 1910 г. не получая международного признания [21. P. 54].

По закону «О неопределённых приговорах» штата Вашингтон условно-досрочное освобождение (УДО) могло быть предоставлено заключённому, отбывшему минимальный срок своего наказания [9. P. 343]. Однако ходатайствовать о рассмотрении дела комиссией по условно-досрочному освобождению арестант мог за несколько месяцев или даже за год до наступления установленного минимального срока.

Именно среди тех заключённых, кто подавал прошение о рассмотрении дела комиссией по УДО и проводился отбор в дорожные строительные лагеря — «лагеря доверия». Сначала начальник тюрьмы «Уолла-Уолла» проводил отбор среди них самостоятельно, посредством сбора информации с последнего места работы, от родственников или их соседей [22. 26 May]. Однако чаще всего его решение основывалось на поведении заключённого за время нахождения последнего в тюремном учреждении. После этого в пенитенциарии собиралась специальная комиссия, которая интервьюировала назначенных начальником тюрьмы заключённых. В комиссию на 1913 г. входили: начальник тюрьмы — Генри Драм, начальник тюремной охраны — Джозеф Грэм, начальник управления по дорогам штата — Уильям Робертс и назначенный на должность коменданта первого «лагеря доверия» Фрэнк Рэндольф [18. 21 Aug.].

Интервью состояло из двух разделов: описание условий работы «лагеря доверия» (проживание, питание, работа, распорядок дня и т. д.) и собственно интервьюирование заключённых. Описание давалось специально для того, чтобы заключённые поняли, что их ожидает, поскольку многие из них критично относились к новому эксперименту, считая «лагеря доверия» плохо организованными [Ibid. 7 Aug.]. Во второй части интервью задавались абсолютно разные вопросы: от биографических до общефилософских, к примеру: «Находите ли вы себя счастливым человеком?». Однако основная масса вопросов была «ситуативной», арестанту рассказывалось событие, которое может произойти в лагере, и задавался вопрос о том, что бы он делал в той или иной ситуации. Иногда вопросы были индивидуальными и задавались согласно преступлению, за которое отбывал наказание заключённый [Ibid. 20 Aug.]. Тем самым, рассматривалась возможность конкретного человека работать в коллективе, его благонадёжность, способности и навыки, возможность побега, нанесение ущерба или причинения вреда себе и окружающим.

После прохождения интервью отобранные заключённые осматривались врачом, далее их кандидатуры

утверждались Комиссией штата по контролю [Ibid. 28 Aug. ], после чего губернатор штата предоставлял каждому из них так называемое «Временное помилование» (Conditionally Pardon).

По условиям этого документа заключённый не мог покидать границ штата Вашингтон без разрешения губернатора- был обязан воздерживаться от употребления алкогольных напитков- избегать подозрительных лиц- не посещать непристойные места развлечений- вести себя как хороший, законопослушный гражданин- оставаться под наблюдением и прямой ответственностью начальника департамента по дорогам штата или его представителей- выполнять такую работу, которая может ему вменяться. Заключённому также разъяснялось, что «временное помилование» могло быть отменено губернатором и это являлось достаточным основанием для ареста заключённого и возвращения в тюрьму штата для продолжения отбытия наказания, наложенного судом [Ibid].

Предоставление временного помилования являлось необходимой мерой, поскольку работа заключённых в лагере должна была оплачиваться, а штат не мог «платить заключённому зарплату, пока он не отбудет минимальный установленный срок своего наказания» [Ibid. 28 Aug.]. Учитывая, что подавляющее большинство заключённых отбиралось в «лагеря доверия» ещё до отбытия минимального срока, нужна была юридическая лазейка, для того чтобы платить им зарплату. Поэтому штат решил предоставлять им помилование временно. Таким образом, получилась интересная ситуация: юридически заключённые заключёнными не были, но фактически ими оставались.

Перед тем как покинуть учреждение каждый заключённый был обязан подписать специальный документ: «Обещание о добросовестном выполнении обязательств» (Pledge for Faithful Performance of Trust) [Ibid. 16 Aug. ], в котором давал «честное слово» о том, что будет хорошо исполнять возложенный на него труд, положительно вести себя в лагере, не нарушать дисциплину и не пытаться совершить побег. Начальник тюрьмы, подписывающий этот документ, в свою очередь гарантировал «окончательное освобождение» (Final Discharge) заключённого к указанной в нём дате. Отдельные пункты «Обещания» касались финансовых затрат на табак и транспортировку заключённого, которые должны были вычитаться из его зарплаты [Ibid].

В виде исключения некоторым заключённым могли установить относительно неопределённую дату окончательного освобождения, используя формулировку «на или до» [23. 11 Dec.]. Это делалось для того, чтобы освободить заключённого от выполнения работ в том случае, если работа лагеря уже была закончена, а другой не предвиделось (к примеру, «на или до 1 февраля 1915 г. «). Тем самым штат отказывался содержать неработающих заключённых и мог предоставить окончательное освобождение даже раньше установленного срока, как это сделал губернатор Эрнест Листер, под-

Организация труда заключённых по «системе доверия»

69

писав приказ об освобождении 4 заключённых к 1 февраля 1915 г., хотя установленные сроки их освобождения были назначены на 1 апреля, 1 мая и 1 июня соответственно [24. 14 Jan.].

Таким образом, «Обещание» и «Временное помилование» являлись главными составляющими введённой «системы доверия» и представляли собой обоюдовыгодный договор. В данном договоре с одной стороны выступали представители исполнительной власти штата разных уровней, эксплуатирование дешёвого рабочего труда для которых было важной составляющей в проводимой политике по улучшению и строительству инфраструктуры в штате. С другой стороны выступал заключённый, которому работа в «честном лагере» представлялась выгодной по нескольким причинам:

— юридически оформленное помилование, пускай временное, позволяло проводить время на свежем воздухе, не за решёткой. Работа была достаточно трудной, однако в выходные дни и в послерабочее время заключённые реально ничем не ограничивались. Могли заниматься своими делами, покидать территорию лагеря (после уведомления коменданта), графства и даже штата (после получения согласия губернатора) —

— занятость в трудовом лагере обеспечивала «окончательное освобождение» при соблюдении условий «Обещания». Все арестанты, отобранные в «лагеря доверия», как было указано выше, подавали заявления на рассмотрение своих дел комиссией по условно-досрочному освобождению, сессии которой собирались дважды в год — в октябре и январе. Поданное заявление ещё не гарантировало освобождения, так как оно могло быть отклонено. В этом случае приходилось ждать созыва следующей комиссии целый год. В случае утверждения заявлений заключённый в среднем в течение года должен был находиться под наблюдением специального уполномоченного агента по условно-досрочному освобождению, ежемесячно отчитываться об условиях своего проживания, работы, уровне зарплаты. Поэтому ускоренная возможность получения окончательного освобождения, по всей видимости, являлась для заключённых главным фактором, влиявшим на их выбор-

— работа оплачивалась. Зарплата была минимальной, однако при необходимой экономии, отсутствии пропусков, работе сверхурочно в выходные дни заключённые могли накопить до 15 долларов в месяц, что за полгода могло составить сумму в 90 долларов и больше. Деньги они могли тратить на ограниченные виды товаров — вещи, табак, еду. Могли отправить накопленные средства иждивенцам или использовать их после освобождения, пока не найдут работу. Для полноты картины следует отметить, что зарплата выдавалась на руки заключённым только после их окончательного освобождения, до этого она накапливалась в специальном фонде, которым ведал начальник тюрьмы. В вопросе личных трат они также были ограничены, поскольку официально могли делать покупки только с согласия коменданта и после предоставления средств

от начальника тюрьмы [25], которые составляли не более 3 долларов в месяц [26. 28 May. P. 2].

В «Уолла-Уолла» к моменту прохождения интервью (август 1913 г.) было подано 32 заявления от заключённых на октябрьскую сессию комиссии по условно-досрочному освобождению и 35 — на январскую [18. 7 Aug.]. Из 60 опрошенных 24 были отобраны для работы в «лагере доверия», в дополнение к этому двое заключённых поступили из каменоломни «Мескилл», трое — из каменоломни «Селлах».

После проведения всех надлежащих юридических процедур начальник тюрьмы уведомлял Комиссию по контролю о том, что заключённые готовы к отправлению в лагерь. После получения разрешения комиссии или приказа губернатора арестанты этапировались в «лагеря доверия» [Ibid. 27 Aug.]. Конвоирование заключённых из тюрьмы или каменоломен в «лагеря доверия» возлагалось на охранников тюремного учреждения или маршалов штата [27. 16 Aug.].

«Лагеря доверия» в штате Вашингтон представляли собой ряд временных хижин и палаток, расположенных недалеко от непосредственного места работы, которые не огораживались частоколом и колючей проволокой [28]. Как уже было отмечено, заключённые в лагере проживали без охраны круглосуточно, иногда в качестве сторожа мог быть задействован один из арестантов [Ibid.]. Одной из особенностей «честных лагерей» был их мобильный, кочующий характер. После завершения работ в одном месте лагерь сворачивался и переезжал в другое графство, за десятки или даже сотни миль [29. 6 Jul.].

Количество заключённых, задействованных в таких лагерях в разные годы, составляло от 49 до 120 человек [16. 7 Feb.- 12. 20 Jun.]. Однако общее население лагерей было больше за счёт того, что в них, наравне с тюремным, задействовался и труд свободных граждан [28]. Последний обычно ограничивался должностями коменданта лагеря, а также одного или двух инженеров [30.

11−12 Nov.]. Помимо них в лагере могли работать секретарь, прораб, доктор, землемеры, реечники, инспекторы и «другие технические работники» [18. 13 Nov.]. Повара, кузнецы, портные, извозчики, сапёры и разнорабочие составляли тюремный контингент [31].

Работа в лагере по поддержанию его в надлежащих санитарных условиях являлась для заключённых второстепенной, основное время они проводили на строительстве дорог штата. Строительные работы включали в себя уборку «мусора» — горных пород и брёвен, которые образовывались в результате многочисленных оползней, далее проводилась расчистка территории от кустарников, деревьев и пней, затем шли земляные работы [12. 30 Mar. ], которые включали в себя подрыв горной породы [29. 17 Jun], раскопки, настил дорожного полотна щебнем [22. 3 Jan.] и установку водосточных канав [27. 31 Aug.].

Как уже было упомянуто, продолжительность работы «лагерей доверия» зависела от финансовых ассиг-

70

С.А. Шевченко

нований. Из финансового фонда штата, который пополнялся налоговыми поступлениями, средства, необходимые для строительства конкретной дороги, направлялись в Департамент дорог штата (Department of Highways) [16. 7 Feb.]. Департамент занимался закупкой товаров, строительных материалов и инструментов, а также снабжением лагеря провиантом и медикаментами. Помимо этого он предоставлял деньги непосредственно в лагерь в так называемый «возобновляемый фонд», который составлял в среднем около 2 тыс. долларов и носил характер «неприкосновенного запаса на чёрный день» [32. 11 Dec.]. Деньги из лагерного фонда использовались в крайних случаях: предоставление аванса зарплаты свободному труду при необходимости, покупка небольшого количества необходимых вещей, товаров или продуктов, особенно в том случае, когда штат не мог оплатить покупку товаров у продавца и т. д. [Ibid.].

Таким образом, план выполняемых работ составлялся до их начала и соотносился с выделяемыми финансами на строительство конкретной дороги из фонда штата. Лагерь переставал получать финансирование к указанной в плане дате и переезжал на другое место независимо от того, были выполнены работы полностью или частично. Во втором случае оставшаяся работа завершалась при помощи привлечения труда свободных работников и частных подрядчиков [33].

В 1913—1914 гг. в штате Вашингтон были основаны два дорожных строительных лагеря, которые использовали труд заключённых по «системе доверия». 10 сентября 1913 г. начал свою работу Лагерь № 1 «Худспорт"3 в графстве Мейсон [25. 7 Mar. ], 3 декабря 1913 г. — лагерь № 2 «Калама» в графстве Коулитц [12. 28 Apr.]. В середине июля 1914 г. оба лагеря закончили свои работы и были объединены в местечке «Стивенсон» графства Скамания [22. 22 Jul.- 29. 3 Jul.] под номерами 3 и 4 соответственно, откуда к 12 мая 1915 г. заключённые были перевезены в последний, пятый лагерь «Уотервилль» в графстве Дуглас, который функционировал до марта 1916 г. [26].

«Система доверия» явилась своеобразным «пенитенциарным ноу-хау», которому тогда ещё не было аналогов в мире. Она объединила в себе идею северовосточной американской «региональной политической технологии», выражавшуюся в отказе от использования подневольного труда в рыночных отношениях4, идею социально-экономического прогресса, финансовую выгоду и исправительное воздействие на заключённого.

Не затрагивая вопрос об исправительном воздействии «системы доверия», которое она могла оказывать на заключённых, следует отметить важный факт: небольшое количество побегов, особенно в сравнении с «охранной системой». Поразительно, но отсутствие охраны в «лагерях доверия» положительно повлияло на снижение числа побегов. Почти за три года работы «системы доверия» из строительных лагерей сбежал всего лишь 21 заключённый, 16 из которых были пой-

маны или вернулись самостоятельно отбывать своё наказание в тюрьме [16. 7 Feb.]. Количество побегов из охраняемых лагерей только за единственный год работы «охранной системы» превышал этот показатель вдвое и равнялся 40 [Ibid.].

Помимо этого являлась очевидной финансовая выгода «системы доверия». В условиях, когда средняя стоимость свободного рабочего труда на строительстве дорог в штате Вашингтон в 1913—1915 гг. составляла 2 доллара 50 центов на человека за один рабочий день [28. 7 Feb. ], заключённые получали на два доллара меньше. Следует учитывать также тот факт, что арестанты занимались наиболее тяжёлым трудом круглый год — в осеннее и зимнее время, выполняя работу, находились по колено в воде и грязи [12. 30 Mar.]. На такие условия работы ни один свободный работник не соглашался даже за указанную зарплату в 2,50 доллара [Ibid.]. Следует также помнить, что у заключённых в штате Вашингтон не было профсоюзов, касс взаимопомощи и каких-либо других общественных организаций или правовых институтов, которые могли отстаивать их права, требуя улучшения условий проживания, повышения зарплаты и т. д.5 Всевозможные компенсации за травматизм при работе юридически были запрещены заключённым [29. 14 Nov. ], что было также выгодно штату.

За 944 дня работы [16. 7 Feb.] в «лагерях доверия» были задействованы 318 заключённых [Ibid. ], трудом которых было расчищено и обработано около 22 га земли [Ibid. ], на которых было построено более 20 км дорог [Ibid.]. Приблизительные чистые затраты штата без учета затрат на покупку еды, медикаментов, вещей и инструментов составили не менее 242 500 долларов [Ibid. ], что только посредством зарплаты заключённым сэкономило штату по самым скромным подсчётам около 600 000 долларов. Успех «системы доверия» постоянно отмечался в штате на разных административных уровнях от коменданта лагеря до губернатора [18. 28 Oct.].

Почему же, несмотря на такую успешность, система не получила дальнейшего распространения?

Этому есть ряд причин:

1. Начало Первой мировой войны, с одной стороны, привело к незначительным сокращениям финансовых ассигнований «системы доверия», что отразилось в 1914—1916 гг. на уменьшении поставок товаров в лагеря [27. 31 Aug.- 32. 1, 12, 19 Dec.]. С другой стороны, война показала, что неудовлетворительное состояние дорог в США является потенциальной угрозой безопасности страны. Поэтому в 1916 г. Конгрессом США был одобрен «Федеральный акт дорожной помощи» (Federal Aid Road Act) [34], по которому федеральное правительство создавало специальный финансовый фонд (75 млн долларов) для строительства междуштатных и 6% внутриштатных дорог в каждом штате, рассчитанный на 5 лет. По условиям акта к строительству инфраструктуры должны были привлекаться свобод-

Организация труда заключённых по «системе доверия»

71

ные граждане. В 1917 г., согласно указанным в законе задачам, в штате Вашингтон началось строительство отрезка «Тихоокеанское шоссе» (сейчас — федеральная трасса № 5 от канадского Ванкувера до Сан-Диего). В 1921 г. акт был доработан и одобрен Конгрессом как «Федеральный акт поддержки автомагистралей» (Federal Aid Highway Act) [35].

2. Стремительное экономическое и промышленное развитие штата в послевоенные годы привело к механизации строительства путём использования на работах электрических, паровых и дизельных экскаваторов [32. 2 Nov. ], тракторов и другой техники.

3. Высокая миграционная мобильность населения в военные и послевоенные годы, конверсия военной промышленности и увольнение рабочих с заводов, а также возвращение демобилизованных солдат с фронта диктовали необходимость привлечения этих «взрывоопасных» категорий населения на общественные работы. Важную роль в консервации «лагерей доверия» сыграл профсоюз «Индустриальные рабочие мира», который был ярым противником «системы доверия» [36. P. 14, 16].

4. Положительные результаты «системы» за 19 131 914 гг. привели к идее увеличить показатели работы дорожного лагеря № 5 «Уотервилль» [26. 10 Aug. P. 1]. Это требовало большего количества рабочих рук, поставку которых уже не могла покрывать тюрьма «Уолла-Уолла».

5. Необходимость в большом количестве работников привела к трём отрицательным последствиям: а) распространению привилегии работать в лагере на тех заключённых, которые для такой работы не подходили вследствие своих физических, эмоциональных, морально-нравственных данных- б) увеличению контингента лагеря за счёт набора в него свободных рабочих, которые должны были трудиться наравне с заключёнными, но за большую зарплату- в) высокой плотности населения в лагере6.

6. Вследствие этого «эксперимента» обострились конфликты между двумя группами работников. Коменданту лагеря приходилось решать назревавшие конфликты путём ужесточения правил и условий проживания заключённых в лагере, что ещё более не устраивало арестантов [26. 10 Aug. P. 2]. Из-за этого участились побеги, а также другие пассивные и активные формы протеста, которые оказали отрицательное влияние на главное звено «системы» — доверие: отказ от работы, агитация против установленного режима, драки и даже подрыв динамита в лагере, произошедший осенью 1915 г. [36].

В совокупности эти факторы снизили значимость заключённых как дешёвой рабочей силы, необходимой штату для экономического развития, и привели к постепенному отмиранию идеи использовать их труд на строительстве общественных дорог.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Лизинговая (откупная) система (Lease system) — законодательно закреплённый вид организации труда заключённых, распространённый в ряде штатов Юга США с последней четверти XIX в. до конца Второй мировой войны. По условиям «откупной системы» власти штата и начальство тюремного учреждения сдавали «в наём» или труд осуждённых, или их самих, преимущественно афроамериканцев, частным компаниям или физическим лицам, получая за это финансовую прибыль.

2 Работа заключённых на каменоломнях осуществлялась по «охранной системе».

3 Название лагерю давалось в соответствии с названием места его расположения.

4 В «лагерях доверия» в штате Вашингтон не работал ни один афроамериканец.

5 Общественные организации, помогающие заключённым, имелись в других штатах, ближайшая — «Орегонское общество помощи заключённым» — находилась в Портленде (штат Орегон), её функции и возможности работы в штате Вашингтон были ограниченными.

6 Свободные рабочие и заключённые жили отдельно друг от друга, но постоянно пересекались на работах или в послерабочее время.

ЛИТЕРАТУРА

1. Statutes of the Territory of Washington: being the code past by the Legislative Assembly at their first session begun and held at Olympia, February 27th

1854. Olympia: Geo.B. Goudy Public Printer, 1855.

2. Constitution of the State of Washington.

3. Session Laws of the State of Washington, enacted by the First State Legislature, 1889. Manufacture of grain sacks at penitentiary. Olympia (Wa):

O.C. White State Printer, 1890.

4. Washington State Archives (WSA). Central Branch at Olympia. Department of Corrections. State Penitentiary. Daily Record Employment of Convicts

1891−1912. Box № 1. 1891.

5. National Archives and Records Administration at Seattle, Pacific Alaska Region (NARA-PAR). Records of the Bureau of Prisons (Record Group 129).

McNeil Island Penitentiary. Daily Journals 1877−1930. Box № 3, 1902.

6. Session Laws of the State of Washington, session of 1891. Olympia (Wa): O.C. White State Printer, 1891.

7. Session Laws of the State of Washington, session of 1893. Olympia (Wa): O.C. White State Printer, 1893.

8. Session Laws of the State of Washington, eight session, 1903. Tacoma (Wa): Allen & amp- Lamborn Printing Company, 1903.

9. Session Laws of the State of Washington, tenth session, 1907. Olympia (Wa): C.W. Gorham, Public Printer, 1907.

10. Statistical Abstract of the United States, 1920. Washington: Government Printing Office, 1921. P. 33.

11. Session Laws of the State of Washington, ninth session, 1905. Olympia (Wa): C.W. Gorham, Public Printer, 1905.

12. WSA. Department of Highways. Administration, Central Files, Subject Files. Box. № 36. Convict Labor, 1914. (далее — WSA. DoH. B. №. Subject, year).

13. House Journal of the thirteenth legislature of the State of Washington begun and held at Olympia, the State Capital, January 13, 1913. Olympia, Wash: Frank M. Lamborn public printers, 1913.

14. Session Laws of the State of Washington, thirteenth session, 1913. Olympia (Wa): Frank M. Lamborn public printers, 1913.

15. WSA. DoH. B. № 7. State Road Camp № 1. Methow, 1909−1910.

16. WSA. DoH. B. № 60. Honor Camp, general, 1916.

17. Cosson Geo. The Courts and Prison Labor // Annals of the Academy of Political and Social Science. Vol. 46, Prison Labor (March. 1913).

72

С.А. Шевченко

18. WSA. DoH. B.№ 29. Honor Camp № 1, Hoodsport, 1913.

19. The Seattle Times. 4 Sept., 1913.

20. House of Representatives, 2nd Session. The Sixth International Prison Congress Held at Brussels, Belgium, August 1900. Report of Its Proceedings and Conclusions by Samuel Barrows. Referred to the committee on the Judiciary — February, 10, 1903. Washington: Government Printing Office.

21. Conclusions of the International Prison Congress, held at Washington, 2−8 Oct. 1910. Sacramento (Ca): Putnam Sons- 1910.

22. WSA. DoH. B. № 38. Honor Camp № 2. Kalama, 1914.

23. WSA. DoH. B. № 38. Honor Camp № 3. Stevenson, 1914.

24. WSA. DoH. B. № 48. Honor Camp № 3. Stevenson, 1915.

25. WSA. DoH. B. № 38. Honor Camp № 1. Hoodsport, 1914.

26. WSA. DoH. B. № 49. Honor Camp № 5. Waterville, 1915.

27. WSA. DoH. B. № 39. Honor Camp № 3. Stevenson, 1914.

28. WSA. DoH. B. № 27. Convict Labor, 1913.

29. WSA. DoH. B. № 38. Honor Camp № 1. Lilliwaup, 1914.

30. WSA. DoH. B. № 30. Honor Camp № 2. Kalama, 1913.

31. Seattle Tribune. 1916. 3 March.

32. WSA. DoH. B. № 38. Honor Camp № 3. Stevenson, 1914.

33. Tacoma Tribune. 1914. Aug. 1

34. Rules and Regulations of the Secretary of Agriculture for carrying out the Federal Aid Road Act. Washington: Government printing office, 1917.

22 p.

35. Rules and Regulations of the Secretary of Agriculture for carrying out the Federal Aid Highway Act and Amendments thereto, 1927. Washington: Government Printing office. 30 p.

36. WSA. DoH. B. № 49. Honor Camp № 5, Waterville, explosion 1915.

Shevchenko Sergey A. Tomsk State University (Tomsk, Russia). E-mail: Shevchenkovskrs@yandex. ru

ORGANIZATION OF CONVICTS'- LABOR BASED ON THE «HONOR SYSTEM» AT THE ROAD CONSTRUCTION IN WASHINGTON STATE (1913−1916).

Keywords: USA- Washington- penal system- honor camps- prisons- prisoners.

At the beginning of the XX century, the state of Washington was rapidly developing, one of the strongest reasons for that being the increasing rate of domestic migration and immigration of people from other countries, which led to the rapid development of towns and villages. In turn, industry and agriculture were developing and the state budget was increasing. Good roads were needed for the stable development of the young state economy. The first legislative initiative that was supposed to solve the problem of poor-quality roads was the creation of a special financial state fund «for the construction, improvement and maintenance of public roads and bridges» in 1905. Creation of such a fund, along with social and economic changes in the state, improved employment opportunities of prisoners and use them for construction works. In 1907 and 1913, the state legislature adopted corresponding laws which allowed organizing the prisoners' labor outside the prison facility on the construction of public roads. In Washington these laws were implemented in two forms — «Guard system» and «Honor system». «Honor system» is a correctional method introduced to the penal practice of several US states at the beginning of the XX century- it involves the use of prisoners' labor outside the prison facilities without guarding in the absence of explicit restrictions of freedom of prisoners'- movement. The main constraint on breaks and misconduct was the prisoners' & quot-word of honor& quot- - documented agreement between the prisoners, the prison director and a representative of the state administration. Selection for special road construction camps («Honor camps») was made among the state prison inmates who filed a petition for consideration of the case by the Committee on Parole. The selected prisoners were given «Conditional pardon» by the governor of the state. Before leaving the institution, each prisoner was obliged to sign a special document entitled — «Pledge for faithful performance of Trust». In this document prisoners gave the «word of honor» to perform their work and have a good behavior in the camp, not to violate discipline and not try to escape. The «Pledge» and «Conditional pardon» — were the main components of «Honor system» and represented a mutually beneficial agreement between the administration of the prison, administration of the state and prisoners. «Honor Camps» in Washington State consisted of temporary huts and tents, without stockade fence and barbed wire. The prisoners at the camp lived without guard around the clock. One of the features of «honor camps» was their mobile nomadic character. After the completion of the work in one place, the camp moved to another county tens or even hundreds of miles away. The number of prisoners involved in such camps in different years ranged from 49 to 120 people. However, the total population of the camps was larger due to the fact that along with the prisoners' labor the labor of free citizens was used. «Honor system» was a kind of penal «know-how», which at that time was unique in the world. It combined the idea of the northeastern American «regional political technology» expressed in the rejection of the use of forced labor in market relations, idea of social and economic progress, financial benefits and corrective treatment of prisoners.

REFERENCES

1. USA. (1855) Statutes of the Territory of Washington: being the code past by the Legislative Assembly at their first session begun and held at Olympia,

February 27th 1854. Olympia: Geo.B. Goudy Public Printer.

2. USA. (n.d.) Constitution of the State of Washington.

3. USA. (1890) Session Laws of the State of Washington, enacted by the First State Legislature, 1889. Manufacture of grain sacks at penitentiary. Olym-

pia (Wa): O.C. White State Printer.

4. Washington State Archives (WSA). Central Branch at Olympia. Department of Corrections. State Penitentiary. Daily Record Employment of Convicts

1891−1912. Box № 1. 1891.

5. National Archives and Records Administration at Seattle, Pacific Alaska Region (NARA-PAR). Records of the Bureau of Prisons (Record Group

129). McNeil Island Penitentiary. Daily Journals 1877−1930. Box № 3, 1902.

6. USA. (1891) Session Laws of the State of Washington, session of 1891. Olympia (Wa): O.C. White State Printer.

7. USA. (1893) Session Laws of the State of Washington, session of1893. Olympia (Wa): O.C. White State Printer.

8. USA. (1903) Session Laws of the State of Washington, eight session, 1903. Tacoma (Wa): Allen & amp- Lamborn Printing Company.

9. USA. (1907) Session Laws of the State of Washington, tenth session, 1907. Olympia (Wa): C.W. Gorham, Public Printer.

10. USA. (1921) Statistical Abstract of the United States, 1920. Washington: Government Printing Office.

11. USA. (1905) Session Laws of the State of Washington, ninth session, 1905. Olympia (Wa): C.W. Gorham, Public Printer.

12. WSA. Department of Highways. Administration. (1914) Central Files, Subject Files. Box. № 36. Convict Labor, 1914.

Организация труда заключённых по «системе доверия»

73

13. USA. (1913) House Journal of the thirteenth legislature of the State of Washington begun and held at Olympia, the State Capital, January 13, 1913. Olympia, Wash: Frank M. Lamborn public printers.

14. USA. (1913a) Session Laws of the State of Washington, thirteenth session, 1913. Olympia (Wa): Frank M. Lamborn public printers.

15. WSA. Department of Highways. Administration. (1909−1910) B. № 7. State Road Camp № 1, Methow.

16. WSA. Department of Highways. Administration. (1916) B. № 60. Honor Camp, general.

17. Cosson, G. (1913) The Courts and Prison Labor. Annals of the Academy of Political and Social Science. 46.

18. WSA. Department of Highways. Administration. (1913) B.№ 29. Honor Camp № 1, Hoodsport.

19. The Seattle Times. (1913) 4th September.

20. USA. (1903a) House of Representatives, 2nd Session. The Sixth International Prison Congress Held at Brussels, Belgium, August 1900. Report of Its Proceedings and Conclusions by Samuel Barrows. Referred to the committee on the Judiciary — February, 10, 1903. Washington: Government Printing Office.

21. USA. (1910) Conclusions of the International Prison Congress, held at Washington, 2−8 Oct. 1910. Sacramento (Ca): Putnam Sons.

22. WSA. Department of Highways. Administration. (1914a) B. № 38. Honor Camp № 2, Kalama.

23. WSA. Department of Highways. Administration. (1914b) B. № 38. Honor Camp № 3, Stevenson.

24. WSA. Department of Highways. Administration. (1915) B. № 48. Honor Camp № 3, Stevenson.

25. WSA. Department of Highways. Administration. (1914c) B. № 38. Honor Camp № 1, Hoodsport.

26. WSA. Department of Highways. Administration. (1915a) B. № 49. Honor Camp № 5, Waterville.

27. WSA. Department of Highways. Administration. (1914d). B. № 39. Honor Camp № 3, Stevenson.

28. WSA. Department of Highways. Administration. (1913a). B. № 27. Convict Labor, 1913.

29. WSA. Department of Highways. Administration. (1914e). B. № 38. Honor Camp № 1, Lilliwaup.

30. WSA. Department of Highways. Administration. (1915b). B. № 30. Honor Camp № 2, Kalama.

31. Seattle Tribune. (1916) 3rd March.

32. WSA. Department of Highways. Administration. (1914f) B. № 38. Honor Camp № 3, Stevenson.

33. Tacoma Tribune. (1914) 1st August.

34. USA. (1917) Rules and Regulations of the Secretary of Agriculture for carrying out the Federal Aid Road Act. Washington: Government printing office.

35. USA. (1927) Rules and Regulations of the Secretary of Agriculture for carrying out the Federal Aid Highway Act and Amendments thereto, 1927. Washington: Government Printing office.

36. WSA. Department of Highways. Administration. (1914g) B. № 49. Honor Camp № 5, Waterville, explosion 1915.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой