Возрастная структура населения России и ее влияние на внутреннюю миграцию

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Демография


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Мкртчян
ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ВНУТРЕННЮЮ МИГРАЦИЮ
Активность населения во внутристрановых перемещениях зависит от многих факторов, среди которых социальные, экономические, демографические и др. Вопрос взаимовлияния миграции и возрастной структуры населения является актуальной проблемой при изучении миграции и в демографическом прогнозировании. Несомненную актуальность он приобрел в последние два десятилетия в связи с проблемой депопуляции и старения населения в развитых странах, при этом миграции отводится важнейшая роль в его воспроизводстве [1−2] и поддержании на стабильном уровне [3]. В концепции «замещающей миграции» [4] и теории третьего демографического перехода, предложенной Д. Коулменом [5], миграции отводится важная роль, если не противодействия, то замедления старения населения.
На региональном уровне уделяется внимание влиянию миграции как на население принимающих территорий, так и отдающих. В России с безусловным центростремительным вектором миграции [6] и концентрацией населения в крупных городах она (миграция) способствует омоложению населения в немногочисленных центрах притока населения и вымыванию молодого населения из территорий устойчивого оттока [7]. Приток молодежи сопровождается ростом брачности и рождаемости, выезд ведет к сокращению числа этих демографических событий.
Не менее важно и то, что сама возрастная структура населения оказывает влияние на миграционные процессы. Если в населении много молодежи, такое население, при прочих равных условиях, характеризуется высокой миграционной подвижностью. Преобладание в структуре населения лиц старших возрастов, напротив, не способствует его миграционной активности.
В данной статье рассматривается влияние возрастной структуры населения на миграционную активность населения России в 2003—2013 гг. Несмотря на то, что в эти годы численность населения страны изменилась незначительно, его возрастная структура
209
претерпела серьезные трансформации, и это только начало многолетних изменений преимущественно негативного характера [8]. Помимо постепенного старения (увеличения доли пожилых) населения, сильные изменения произошли в составе населения молодых возрастов (рис. 1).
Мужчины Женщины
1500 1000 500 0 500 1000 1500
? 2003 мужчины ш. 2003 женщины
#2014 мужчины 2 014 женщины
Рис. 1. Население России по полу и возрасту, 2003 и 2014 гг., на начало года, тыс. чел.
Источник: данные Росстата.
Рост рождаемости в 2000-е годы обеспечил увеличение численности детей в возрасте до 10 лет, но одновременно уменьшилась численность молодежи в возрасте до 22 лет (последствие сокращения рождаемости в 1990-е годы после ее роста в 1980-е годы). Далее с увеличением возраста, сравнительно многочисленные поколения сменяют также малочисленные вплоть до поколений пожилых возрастов, которые были непосредственно затронуты событиями Великой Отечественной войны.
Не столько общая тенденция сдвига возрастной структуры населения России к старшим возрастам, сколько крайняя неравно-
210
мерность распределения населения по возрасту способно влиять на миграционную активность. В силу особенностей жизненного цикла индивида (life course) наиболее велика вероятность миграции в молодых возрастах — многие переезжают в связи с получением образования, поиском места работы, устройством личной жизни. Напротив, в более старших возрастах люди, достаточно успешно ин-тегрировавшись на локальном рынке труда, «обремененные» семьей и детьми, а также заботами о пожилых родителях, гораздо менее склонны к миграции. Как свидетельствует опыт многих зарубежных стран, определенный всплеск пространственной мобильности отмечается у людей после выхода на пенсию.
Прежде чем анализировать изменение миграционной активности в России в рассматриваемый промежуток времени, необходимо прокомментировать используемые здесь данные о внутренней миграции, которые в российской статистике представлены потоками внутри- и межрегиональной миграции. Учитываются только миграции, связанные со сменой постоянного места жительства (или долговременные миграции). При этом критерии отнесения миграции к долговременной меняются. Наиболее серьезные изменения связаны с заменой прописки на регистрацию по месту жительства и пребывания (1995 г.), но эти изменения за пределами рассматриваемого в данной статье промежутка времени.
Напротив, изменение системы учета с 2011 г. сказалось на фиксируемых статистикой объемах долговременной миграции кардинальным образом, когда Росстат начал включать, помимо зарегистрированных по месту жительства (как ранее, с 1995 г.), также зарегистрированных по месту пребывания на срок 9 месяцев и более. Срок 9 месяцев был выбран потому, что без регистрации по месту пребывания, не нарушая действующее законодательство, россияне могут проживать до 90 дней. В результате суммарный срок, который проживает зарегистрированный на срок 9 месяцев, может составить 1 год, что соответствует международным рекомендациям по учету долговременной миграции (срок проживания — 1 год и более). Зарегистрироваться по месту пребывания можно практически на любой срок, значительно превышающий 9 месяцев, с 2011 г. это — основание для учета миграции.
По истечении срока регистрации человек автоматически считается выбывшим, даже если он оформляет регистрацию на но-
211
вый срок в том же помещении. Соответственно, увеличивается число фиксируемых статистикой актов прибытий и выбытий.
В результате изменения порядка учета число фиксируемых внутристрановых перемещений россиян увеличилось относительно 2010 г. в 2011 г. в 1,6 раза, а в 2013 г. — в 2,1 раза. Практически синхронно увеличилась миграционная активность во внутрирегиональных и межрегиональных перемещениях. Оценить уровень миграции по прежней методике, вне зависимости от статистических нововведений, невозможно. Но при всей неоднозначности влияния изменения порядка учета на статистику миграции [9] следует признать, что новая методика позволяет получить более полное представление о миграционной активности населения России. Она, по-видимому, «вывела из тени» значительную часть ранее не попадающих в текущий учет переселений, о чем неоднократно заявляли специалисты, тем не менее, по-прежнему, остается ряд проблем, которые делают его неполным, и однозначного мнения среди исследователей относительно обоснованности изменения порядка статистического учета нет.
Коэффициенты миграционной активности, долгое время (до 2010 г.) не демонстрирующие серьезных изменений, увеличились во всех возрастах, но в разной мере (рис. 2).
Рис. 2. Численность прибывших на 1000 чел. в соответствующем возрасте, миграция в пределах России, 2003−2013 гг. :
---2003 г.- -¦ - 2010 г.- -а- 2011 г.- -- 2012 г. --2013 г.
Источник: расчеты автора на основе данных Росстата.
212
Самый большой прирост значений коэффициентов за 20 102 013 гг. отмечен в возрастах 15−21 год, миграции в этом возрасте чаще всего связаны с получением образования. При этом в общем объеме фиксируемых статистикой внутрироссийских переселений доля миграции в возрасте 15−29 лет не увеличилась, составив 41,0% в 2010 г. и 40,4% в 2013 г., а доля переселений на самом пике миграционной активности — 17−22 года — возросла с 15,9 до 16,9%.
В целом возрастной профиль миграции в России имеет много общего с миграцией в других странах: везде молодежь представляет группу наиболее активного в миграционном отношении населения [10−11].
Быстрому росту миграции в наиболее активных молодых возрастах в последние годы не способствуют изменения возрастной структуры российского населения, о которых говорилось выше. Все эти годы возраст, в котором наибольшее число россиян участвовало в миграции, постепенно смещался от 17−18 лет к более старшим возрастам, следуя за многочисленной когортой родившихся в 1985—1990 гг. Несмотря на то, что возрастные коэффициенты миграции начиная с возраста 22−23 года снижались, численное превосходство этой когорты над более молодыми (уроженцы 1990-х годов) вело к увеличению абсолютных показателей миграции вплоть до возраста 27−28 лет.
Оценить влияние возрастной структуры населения на объемы миграции в России можно как в ретроспективе, так и в перспективе. В ретроспективе эта задача достигается, если рассчитать миграцию исходя из фактических возрастных коэффициентов при неизменной возрастной структуре населения. Взяв за точку отсчета 2003 г., возрастные коэффициенты миграции за 2003−2013 гг. были помножены на среднегодовую численность населения в каждой возрастной группе в 2003 г. Полученные в результате расчета гипотетические числа прибывших в 2003—2013 гг. были вычтены из фактических чисел прибывших в соответствующих возрастах (табл. 1).
Полученные отклонения между фактическими и расчетными данными о миграции показывают, что до 2008 г. изменения возрастной структуры благоприятствовали увеличению миграционной активности населения России, после этого времени они (отклонения) в целом поменяли знак и стали фактором ее снижения. Получается, что в 2010 г. возрастная структура населения обеспечивала сокращение миграционной активности населения России на 13,5 тыс. чел. (на 0,7% ее фактического уровня), а в 2013 г. — уже на 6,3%.
213
Таблица 1
Разница между численностью мигрантов в пределах России, рассчитанной на основе возрастной структуры населения 2003 г., возрастных коэффициентов миграции за 2003−2013 гг. и фактическими данными о ней, тыс. чел.
2003 г. -2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г.
Всего 0,0 5,5 7,3 6,6 5,3 1,4 -4,2 -13,5 -84,5 -168,3 -252,0
0−4 0,0 3,0 6,1 8,8 12,1 12,7 13,3 19,3 40,3 56,6 67,7
5−9 0,0 -1,6 -2,9 -3,4 -2,7 -0,6 1,1 3,1 7,7 13,5 21,1
10−14 0,0 -6,5 -11,8 -17,2 -22,4 -23,3 -20,4 -26,5 -49,4 -59,3 -61,5
15−19 0,0 -3,6 -8,2 -15,6 -26,8 -41,9 -55,2 -81,3 -191,9 -295,3 -367,7
20−24 0,0 8,1 11,9 15,1 20,3 20,6 17,4 14,9 6,5 -26,2 -78,0
25−29 0,0 2,6 5,6 9,1 13,5 20,5 24,7 31,1 54,0 78,3 86,4
30−34 0,0 2,5 4,6 7,0 9,4 11,6 12,6 17,6 31,1 44,7 58,3
35−39 0,0 -4,2 -5,1 -4,6 -3,0 -0,3 2,0 4,5 9,7 15,5 20,0
40−44 0,0 -4,4 -9,8 -16,4 -23,1 -27,6 -27,6 -31,8 -48,8 -58,3 -57,7
45−49 0,0 1,0 1,8 2,5 1,8 -0,5 -3,5 -8,6 -21,6 -36,4 -46,2
50−54 0,0 1,6 2,7 4,0 5,3 6,7 6,8 8,5 15,3 17,9 15,5
55−59 0,0 10,8 19,1 24,5 27,3 29,1 25,3 30,7 50,5 62,5 66,4
60−64 0,0 -8,8 -14,9 -17,0 -15,6 -12,0 -2,6 3,5 14,0 21,8 25,0
65−69 0,0 4,6 6,7 6,3 3,3 -2,6 -8,3 -15,7 -26,8 -28,2 -20,1
70−74 0,0 -3,3 -5,0 -5,1 -3,1 -0,3 2,2 4,6 7,4 4,2 -4,2
75−79 0,0 2,0 2,9 2,8 1,7 0,0 -1,8 -3,6 -4,7 -2,6 1,6
80+ 0,0 1,8 3,7 5,5 7,4 9,2 9,8 16,2 22,3 23,0 21,4
Источник: расчеты автора на основе данных Росстата.
При этом на изменение общей численности населения можно отнести порядка 1 проц. п. Негативное влияние динамики возрастной структуры населения на миграционную активность прогнозировалось Л. Б. Карачуриной [12], по ее расчетам, к 2025 г. изменение возрастного состава населения должны обеспечить ее снижение на 9% уровня 2004 г.
Как следует из табл. 1, наиболее негативную роль в динамике масштабов миграции сыграло сокращение численности населения в возрасте 15−19 лет (именно на этот возраст приходится пик миграционной активности, (см. рис. 2)), а также соседних с нею возрастных групп. Напротив, рост обеспечивало увеличение численности населения в возрастах 25−34 лет, 0−4 лет, а также отдельных групп в предпенсионных и пенсионных возрастах.
Как долго возрастная структура населения будет оказывать негативное влияние на миграционную активность населения России? Ответить на этот вопрос можно с использованием данных демографических прогнозов, как это было уже сделано в работе [12]. Данные, используемые в настоящей статье, представляют более длительный прогнозный горизонт, кроме того, они рассчитаны на основе возрастных коэффициентов миграции 2011−2013 гг., которые существенно отличаются от предшествующего десятилетия. Конечно, необходимо иметь в виду, что в будущем могут претерпеть изменение не только возрастные коэффициенты миграции, но и вновь поменяться методика учета миграции.
Использованы два источника прогнозных расчетов: последний на настоящее время официальный прогноз Росстата [13] и прогноз, выполненный Институтом демографии НИУ ВШЭ в 2013 г. Первый прогноз содержит три варианта расчетов, второй — 36 вариантов. В данной статье рассматриваются средний сценарий прогноза Росстата и прогноз Института демографии, в котором сочетаются высокие сценарии рождаемости и смертности и средний сценарий миграционного прироста. При этом высокий сценарий смертности предполагает высокие значения ожидаемой продолжительности предстоящей жизни при рождении (ОПЖ), ведущие как раз к быстрому снижению уровня смертности. В среднем варианте прогноза Росстата население России в течение и на конец прогнозного периода практически не меняется, а в варианте прогноза Института демографии увеличивается со 143,5 до 150 млн. чел. Выбор сценариев не означает приверженности автора к тому или иному их варианту, он
215
призван проиллюстрировать влияние основных факторов вариации динамики возрастной структуры населения страны, а также благоприятных показателей рождаемости и смертности на миграционную активность населения.
В прогнозе Росстата средний сценарий исходит из следующих предпосылок: суммарный коэффициент рождаемости в период 2015—2030 гг. находится в интервале 1,594−1,670, ОПЖ к 2030 г. увеличивается до 74,3 лет, миграционный прирост увеличивается к концу периода до 385 тыс. человек в год. В прогнозе Института демографии схожие значения миграционного прироста населения сочетаются с ростом суммарного коэффициента рождаемости до 1,96 к 2030 г., ожидаемой продолжительности жизни мужчин до 72,9 лет и женщин — до 82,9 лет. Также необходимо отметить, что прогноз Росстата, представленный с 2015 г., скорректирован в связи с поступившими фактическими данными за 2013 и 2014 гг.
Результаты расчетов показывают, что прогнозируемые изменения возрастной структуры населения на период до 2030 г. при сохранении возрастных коэффициентов миграции в пределах страны на протяжении большей части времени будут способствовать снижению миграционной активности населения. В табл. 2 и 3 представлена ежегодная разница между расчетными числами прибытий и фактическими данными за 2013 г. (последний год, за который имеются данные). Получается, что как при наиболее вероятной динамике демографических процессов в обозначенный период (табл. 2, средний вариант прогноза Росстата), так и при оптимистических ожиданиях изменения показателей рождаемости и смертности (табл. 3, вариант Института демографии) изменения в возрастной структуре будут способствовать снижению миграционной активности населения от нынешнего уровня.
При среднем варианте прогноза Росстата возрастная структура населения будет способствовать ежегодному сокращению миграционной активности вплоть до 2028 г., после чего тренд поменяется. В прогнозе НИУ ВШЭ тренд развернется после 2024 года.
Влияние изменений возрастной структуры на сокращение миграционной активности можно оценить в ее падении на 8−9% при расчетах от прогноза Росстата и на 4−5% - для прогноза НИУ ВШЭ с наиболее оптимистичными показателями рождаемости и смертности.
216
Таблица 2
Разница между численностью мигрантов в пределах России, рассчитанной на основе возрастной структуры населения за 2013−2030 гг. (прогноз Росстата), возрастных коэффициентов миграции за 2013 г. и фактическими данными о ней за 2013 г., тыс. чел.
2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. 2018 г. 2020 г. 2021 г. 2022 г. 2023 г. 2024 г. 2025 г. 2026 г. 2028 г. 2029 г. 2030 г.
Всего 0−4 5−9 10−14 15−19 20−24 25−29 30−34 35−39 40−44 45−49 50−54 55−59 60−64 65−69 70−74 75−79 80+ 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 -56,3 4,9 6.7 3.6 -17,2 -45,7 -3,1 11,0 3.8 4,4 -4,6 -5,3 2.3 2.7 9.9 -9,1 4.3 -24,8 -112,4 8,0 12,7 7.0 -30,9 -88,6 -10,3 18,6 9.1 8.2 -5,1 -13,2 4,5 5.1 20.1 -16,0 6,9 -48,5 -142,2 8,0 19.2 9.7 -35,5 -125,7 -28,2 27.3 14,1 11.4 -3,2 -21,8 6,6 7.4 26.7 -18,4 7,3 -47,2 -172,4 2,9 27.6 13.3 -33,4 -153,7 -58,9 37,5 18,8 14.1 -0,3 -29,4 6,0 9.6 30.2 -15,5 4.3 -45,6 -200,7 -4,6 34,8 17.7 -26,3 -170,4 -97,6 41.1 27,0 16.8 3.4 -35,5 3.4 12.4 33.2 -9,1 -2,1 -44,7 -254,4 -19,8 41.4 26.5 -2,6 -186,6 -175,0 32.6 41.2 24,1 10.4 -40,0 -8,0 16.5 37.3 7.3 -14,3 -45,5 -277,8 -26,7 40.6 32.0 10.3 -187,8 -207,2 18.3 47,9 28.0 13.2 -38,6 -15,4 18.3 39,2 12.7 -16,2 -46,4 -301,5 -32,8 35.9 38.9 21,1 -183,7 -231,2 -6,2 55.4 31.7 15.4 -36,1 -22,0 18,0 40.9 15.7 -14,0 -48,4 -320,8 -38,1 29,3 44.2 30.7 -174,9 -245,5 -36,9 58.2 37,9 17,6 -33,0 -27,3 15.8 43.0 18.1 -9,0 -51,0 -332,9 -42,6 22.7 47.2 42.8 -164,6 -253,8 -67,7 56.4 44.4 20.3 -29,8 -30,7 12,0 44,7 19.9 -2,4 -51,8 -336,9 -46,6 16,2 49.3 60,0 -155,0 -258,9 -96,0 52.2 48,9 23,8 -27,1 -31,1 6,5 46.2 21.4 4.2 -51,0 -336,6 -50,1 10.4 49.7 81,3 -147,2 -259,4 -120,2 41.8 53.9 27,1 -24,8 -29,8 0,5 47,6 23,0 8.4 -48,7 -337,3 -56,0 0,8 41.7 114,5 -124,8 -247,2 -149,1 1,8 62,1 35,4 -21,0 -24,8 -9,2 45.8 26,1 12.8 -46,0 -331,8 -58,1 -2,9 36.6 129.1 -112,0 -237,5 -155,1 -20,6 60,9 40.7 -18,8 -22,1 -11,9 43.1 27,4 14.1 -44,9 -324,7 -59,5 -6,2 31,7 144.3 -100,4 -228,1 -158,6 -41,1 57,9 44,4 -16,0 -19,7 -12,2 39,0 28,6 15.3 -44,1
Источник: расчеты на основе данных Росстата.
Таблица 3
Разница между численностью мигрантов в пределах России, рассчитанной на основе возрастной структуры населения за 2013−2030 гг. (прогноз НИУ ВШЭ), возрастных коэффициентов миграции за 2013 г. и
фактическими данными о ней за 2013 г., тыс. чел.
2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. ОС О (N 2020 г. 2021 г. 2022 г. 2023 г. и'- & lt-N CD СЧ 2025 г. 2026 г. 2028 г. 2029 г. 2030 г.
Всего 0,0 -28,4 -53,8 -76,0 -96,1 -112,3 -139,4 -150,4 -162,9 -173,7 -180,2 -179,8 -174,7 -159,5 -144,1 -124,9
0−4 0,0 6,3 12,4 16,0 15,3 12,2 4,3 0,2 -3,8 -7,5 -11,0 -14,4 -17,7 -23,0 -24,6 -25,3
5−9 0,0 6,5 12,3 18,8 26,9 34,6 45,3 47,8 47,0 44,4 41,1 37,7 34,4 28,0 25,0 22,1
10−14 0,0 3,5 6,8 9,4 12,9 17,3 25,8 31,2 37,9 43,4 47,5 51,4 54,1 52,2 49,9 47,4
15−19 0,0 -17,6 -31,1 -36,0 -34,1 -27,1 -3,9 8,7 19,1 28,4 40,1 56,7 77,4 109,8 126,0 144,9
20−24 0,0 -45,5 -87,4 -123,9 -151,6 -168,2 -184,9 -186,5 -182,8 -174,5 -164,7 -155,6 -148,3 -127,0 -114,8 -103,9
25−29 0,0 -2,8 -9,4 -26,5 -56,2 -94,0 -169,6 -201,2 -224,9 -239,2 -247,7 -253,4 -254,5 -243,9 -234,9 -226,5
30−34 0,0 11,5 19,4 28,6 39,5 43,9 37,1 23,8 0,0 -30,0 -60,3 -88,2 -112,1 -141,1 -147,3 -151,4
35−39 0,0 3,9 9,5 14,9 20,2 28,9 44,5 51,8 60,2 63,8 62,7 59,2 49,4 10,0 -12,2 -32,7
40−44 0,0 4,0 7,9 11,3 14,3 17,4 25,6 30,1 34,5 41,4 48,6 53,8 59,5 69,1 68,5 66,0
45−49 0,0 -5,0 -5,5 -3,6 -0,5 3,4 11,1 14,2 16,9 19,6 22,8 26,9 30,8 40,4 46,4 50,7
50−54 0,0 -5,7 -13,5 -22,1 -29,6 -35,6 -39,6 -37,9 -35,1 -31,6 -28,0 -24,8 -22,1 -17,4 -14,6 -11,2
55−59 0,0 2,2 4,5 6,7 6,3 3,8 -7,1 -14,3 -20,7 -25,8 -28,8 -28,9 -27,3 -21,5 -18,2 -15,4
60−64 0,0 2,9 5,5 8,0 10,4 13,5 18,2 20,4 20,4 18,5 15,0 9,7 3,8 -5,5 -8,0 -8,0
65−69 0,0 10,0 20,3 27,1 30,8 34,1 38,8 41,1 43,2 45,7 47,8 49,7 51,5 50,4 47,9 43,9
70−74 0,0 -9,1 -15,9 -18,3 -15,3 -8,8 8,3 14,1 17,5 20,3 22,5 24,5 26,5 30,5 32,3 33,9
75−79 0,0 4,6 7,5 8,1 5,3 -1,1 -13,3 -15,3 -12,9 -7,6 -0,5 6,6 11,4 16,6 18,5 20,1
80+ 0,0 1,9 3,1 5,4 9,1 13,4 19,9 21,4 20,5 16,9 12,5 9,2 8,6 12,8 16,2 20,5
Источник: расчеты на основе прогноза Института Демографии НИУ ВШЭ и данных Росстата.
При этом надо принимать во внимание и тот факт, что меньшее сокращение миграционной активности в варианте с оптимистическими сценариями рождаемости и смертности будет обусловлено общим ростом населения до 150,6 млн. в 2030 г., вклад общего роста населения в динамику абсолютного показателя составит к 2030 г. почти 5%. В прогнозе Росстата численность населения страны к концу рассматриваемого периода практически не меняется.
Ключевое влияние на негативную динамику миграционной активности, как видно из расчетов по обоим вариантам прогнозных сценариев, в рассматриваемый период времени окажет малочисленность когорты россиян 1990-х годов рождения. В настоящее время это негативное влияние только начинается, это малочисленное поколение успело снизить миграционную активность только в самых молодых (1723 лет) возрастах. Оно продолжит неполно замещать многочисленное поколение родившихся в 1980-х годах, представители которого будут переходить в возраст с более низкой миграционной активностью.
Во второй половине 2020-х гг. позитивную динамику миграционной активности в России будет обеспечивать, прежде всего, вхождение в возраст высокой миграционной активности когорты родившихся во второй половине 2000-х годов и позже. От масштабов падения рождаемости в ближайшие (еще не наступившие) годы будут зависеть сила и продолжительность подъема миграционной активности. Определенную роль будет играть и скорость роста ОПЖ: чем быстрее она будет увеличиваться, тем сильнее будет старение населения [14]. Население в пожилых возрастах в России, в отличие от ряда зарубежных стран [15] имеет низкую миграционную активность, поэтому рост численности и доли населения старших возрастов будет оказывать негативное влияние на ее динамику в будущем. Впрочем пожилые люди в России со временем, возможно, станут чаще участвовать в миграции, в т. ч. в результате роста их благосостояния, как в ряде западных стран.
Конечно, на масштабы внутренней миграции оказывает влияние и международная миграция. Миграционный прирост населения России составит за 2015−2020 гг. 5,8 млн. чел. (речь идет о постоянной миграции), без него численность населения России, несомненно, будет ниже, чем прогнозируется. Мигранты из-за пределов страны участвуют во внутренней миграции и процессах воспроизводства населения. Расчеты на основе прогноза Института демографии НИУ ВШЭ показывают, что в варианте с высокими рож-
219
даемостью и ожидаемой продолжительностью жизни, с миграционным приростом населения, равным нулю (рассчитывался и такой сценарий), падение миграционной активности из-за динамики возрастной структуры населения будет очень близким к тому, что дает средний прогноз Росстата, и составит к 2028 г. 9% уровня 2013 г.
Возрастная структура населения является одним из факторов миграционной активности населения, в том числе населения России. Эта зависимость обусловлена возрастными особенностями участия населения в миграции, (ярко выраженным пиком миграционной активности в молодых возрастах). Особенность возрастной структуры населения России — чередование сравнительно многочисленных и малочисленных поколений, поэтому она то благоприятна, то не благоприятна для динамики миграционной активности населения во внутристрановых переселениях.
В отличие от влияния на иные социально значимые события (получение образования, служба в армии, деторождение), малая численность населения в отдельной, пусть и наиболее значимой, возрастной группе может быть в определенной мере компенсирована за счет других. Поэтому влияние возрастной структуры на миграционную активность на протяжении длительных промежутков времени не превышает 10−15%, что немало, но не способно привести к очень стремительным спадам и подъемам.
Гораздо более сильное влияние возрастная структура населения может оказывать на отдельные виды миграции, прежде всего -учебную миграцию. Это может иметь последствия для отдельных городов и регионов страны, в которых этот вид миграции играет важнейшую роль. Это, прежде всего — важнейшие вузовские центры — Томск, Новосибирск, ряд других региональных столиц, которые явно недосчитаются мигрантов.
В то же время в отдельных городах и регионах, имеющих специфический возрастной профиль миграции [7], — приток в молодых возрастах и отток в предпенсионных и пенсионных (Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий АО, Красноярский край), грядущие изменения возрастной структуры населения приведут как к сокращению притока населения, так и росту оттока.
Уже сейчас и в ближайшие 10−15 лет, как показывают расчеты, изменения возрастной структуры населения будут оказывать негативное влияние на миграционную активность населения России. Конечно, это влияние может быть компенсировано иными
220
факторами, прежде всего — ростом меж- и внутрирегиональной поляризации социально-экономических условий жизни населения, появлением новых условий и возможностей для пространственной мобильности. Например, более активным переселением жителей крупных городов в пригороды, в этой миграции более активно участвуют жители средних возрастов, семьи с детьми.
Взаимовлияние миграционных процессов и возрастной структуры населения необходимо учитывать в демографических прогнозах, в т. ч. выполняемых на уровне отдельных регионов страны.
Литература и информационные источники
1. Ediev D., Coleman D., Scherbov S. 2014 New Measures of Population Reproduction for an Era of High Migration //Population, Space and Place. 20. PP. 622−645.
2. Coleman D. The Demographic Effects of International Migration in Europe // Oxford Review of Economic Policy, Vol 24 № 3. PP. 52−47.
3. Alho J.M. 2008 Migration, Fertility and Aging in Stable Population // Demography, Vol 45. № 3. PP. 641−650.
4. United Nations. 2000. Replacement Migration: Is It a Solution to Declining and Ageing Populations? United Nations: New York.
5. Coleman DA. ImmigrAation and Ethnic Change in Low-Fertility Countries: a third Demographic Transition //Population and Development Review/2006. 32(3). PP. 401−446.
6. Мкртчян Н. В., Карачурина Л. Б. Внутрироссийские миграции // Население России 2012. Двадцатый ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А. Г. Вишневский. М.: Изд. дом ВШЭ, 2014. С. 309−342.
7. Мкртчян Н. В. О влиянии миграции на возрастной состав населения регионов, городов и районов России // Научные труды ИНП РАН. М.: МАКС Пресс, 2014. С. 381−396.
8. Васин С. Прощание с демографическим дивидендом // Демоскоп Weekly. 2008. № 317−318. URS: 30 января 2015 г. Электронный ресурс. Режим доступа: http: //demoscope. ru/weekly/2008/0317/tema01. php
9. Чудиновских О. С. О критическом состоянии учета миграции в России // Вопросы статистики. 2004. № 10.
10. Plane D.A., Heins F. Age Articulation of U.S. Inter-Metropolitan Migration Flovs // The Annals of Regional Science. 2003. 37. С. 107−130.
11. Rogers A., Liu J. Estimating Directional Migration Flows from Age-Specific Net Migration //Review of Urban and Regional Development Studies. 17 (3), pp. 177−196.
12. Карачурина Л. Демографические факторы динамики миграционной активности населения России: современная ситуация и перспективы // Демоскоп Weekly. 2007. № 285−286. URS: 1 февраля 2015 г. Электронный ресурс. Режим доступа: http: //demoscope. ru/weekly/2007/0285/analit06. php
13. Демографический прогноз до 2030 года. URS: 3 февраля 2015 г. Электронный ресурс: http: //www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/ demography/#
14. Андреев Е. М., Вишневский А. Г. Ближайшие демографические перспективы России //Население России 2012. Двадцатый ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А. Г. Вишневский. М.: Изд. дом ВШЭ, 2014. С. 383−409.
15. Wiseman R.F. Why Older People Move // Research on Aging. Vol. 2. № 2, June 1980. С. 141−154.
221

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой