Основы вселенской топологии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РАЗДЕЛ I
КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ФИЛОСОФИИ
ОБРАЗОВАНИЯ
Главному редактору журнала Сибирский педагогический журнал, профессору В. А. Беловолову
Уважаемый Валерий Александрович!
Как Вам хорошо известно, некоторым ученым — педагогам не чужды не только сугубо педагогические вопросы, но и проблемы естествознания вообще: тайны сознания, человеческого бытия и Вселенной в целом. Как Вы думаете? Было бы интересно под рубрикой типа Физики шутят или Педагоги о Вселенной обнародовать данную статью, дабы как-то закрепить приоритет проделанной работы. Видимо, целесообразно было бы адресно ознакомить с данной работой видных ученых Вашего сибирского края и поинтересоваться их мнением. Например, у академика В. П. Казначеева, у профессора А. Ж. Жафярова, тем более они члены редакционного совета и коллегии и др.
Однако, как у нас часто бывает, значимая точка зрения на действительность не публикуется, так как нет отзывов о ней от ведущих ученых. А они не высказываются и не горят желанием, так как нет соответствующей публикации и интереса у просвещенной части населения. Возникает заколдованный круг молчаливого игнорирования.
Методологический потенциал предлагаемой работы не помешал бы ни одному исследователю, какой бы области он не принадлежал. Относительно проблематичности решения задач и сроков возникновения Теории Всего Сущего приведу высказывание нобелевского лауреата Стивена Вайнберга. Он отмечает, что она может быть не создана и к 2050 году и даже к 2150 году, но может появиться завтра в Интернете в виде препринта под авторством малоизвестного ученого.
С благодарностью за интерес и публикацию многих моих работ и вообще за отзывчивость и научную интуицию, Ваш Ф. Ш. Терегулов,
Ф. Ш. Терегулов ОСНОВЫ ВСЕЛЕНСКОЙ топологии
Актуальность исследования. Люди издавна мечтают познать все сущее, взаимодействуя с окружающим миром и между собой. Понять этот мир стремятся и ученые, но при этом они интуитивно верят, что мир устроен
просто и логично. Познание истоков действительности развивается учеными в двух плоскостях — практической и методоло го-теоретической, В первой ведутся интенсивные поиски элементарных составляющих мира- во второй идет напряженнейшая интеллектуальная работа, и даже более того, не прекращаются непрерывные мозговые атаки по выработке единой теории, или хотя бы, по формулировке ведущей идеи. Искомые методологотеоретические положения призваны объяснить существующее многообразие мира, унифицировать наши представления об эволюционном развитии Вселенной.
Естественно, данные аспекты познания мира не изолированы друг от друга. Экспериментатор в своих опытах исходит из какой-то научной концепции, подтверждает или опровергает теоретические предсказания, и, обнаружив необычайное явление, пытается найти ему объяснение, строит гипотезу. И таких ученых, работающих в практическом направлении, много. Также немало и мыслителей, пытающихся обобщить разрозненные теоретические положения и экспериментальные факты, привести их к общему знаменателю. Однако прийти к глубоким обобщениям и выстроить единое генеалогическое дерево природы ни первым, ни вторым пока не удалось. Отсутствие серьезных обобщающих работ на уровне методологии, недостаточность веера продуктивных идей оставляет исследователей в плену застарелых концепций. И поэтому трудно переоценить значимость методологической культуры.
Множество моделей и понятий предложено учеными для объяснения первых моментов возникновения Вселенной: хаос, вакуум, эфир, пустота, ничто, инфляционная модель- выдвинуты различные теории — суперструн, супергравитации, суперсимметрии и т. п. Однако ничто из перечисленного не убеждает на сегодня до конца. Одни ученые назвали источником всего сингулярность, придав этой точке бесконечную плотность, массу, температуру- другие расширили эту сингулярную точку до размеров горошины (С. Хокинг) — третьи конкретизировали обозначенные параметры начального комка материи размерами до 10 см (А, Гут) и т. д. В качестве альтернативы сингулярности И. 1! ригожин ввел такие понятия, как неустойчивость и диссипативные системы. Еще Я. Б. Зельдовичем, И. Д. Новиковым и С. Хокингом было указано на возможность существования первичных дыр (черных и белых мини-дыр) — комочков плотностей материи. Однако эти понятия ими не были раскрыты, они не нашли должного топологического наполнения и генетического обоснования.
Трудно отказать в смелости и неуемности воображения энтузиастам! Современные ученые, еще не определившие самые главные моменты бытия — пространство и время, удивляют смелым расписыванием жизни Вселенной не только по секундам, но даже и по самым мизерным мыслимым долям этого времени. По общему мнению современных ученых, существующая стандартная модель правильно описывает Вселенную, начиная со второй секунды после Большого Взрыва. Что же касается первой секунды 6
жизни Вселенной, то она до сего времени остается у них предметом глубоких концептуальных изысканий.
Известны попытки описания загадочных событий от первовзрыва до мировой секунды после него в рамках теории раздувающейся Вселенной, ключевым элементом которой является так называемая инфляционная фаза, т. е. стадия ускоренного расширения. «Онапродолжалась 1032 секунды, и за это время диаметр Вселенной увеличился в 1050 раз. После колоссального расширения установилась фаза с нарушенной симметрией, это изменило состояние вакуума и породило разные типы элементарных частиц» (Степин В. С. Новая научная картина мира… // Знание — сила. 2006, № 1).
Согласно взглядам Нобелевского лауреата И. Пригожина, частицы, которые сегодня научились создавать с помощью ускорителей высоких энергий, существовали и тогда, когда нашей Вселенной было меньше одной миллиардной секунды от роду. А современные теории объединения трех основных типов взаимодействия — слабого, электромагнитного и сильного, якобы возвращают нас к моменту еще более ранней стадии развития Вселенной — примерно на 10'-33 сек. после Большого Взрыва (Пригожин И., Стен-герс И. Время, хаос, квант. М., 1999. С, 227),
Конечно, человечество всегда интересовало начало любого явления объективной действительности: флоры, фауны и собственно человека, планеты Земля, Солнечной системы и. Вселенной в целом. При этом выдвигались интуитивные догадки, прозорливые умозаключения, достаточно стройные теории и концепции, в научный оборот вводились отдельные условные термины и понятия. Но когда мысль человека доходила до характеристики начала Вселенной, наступало полное недоумение, достигался некий предел отражения. Данный уровень Вселенной и предел познания человека мыслители обозначили одним понятием Хаос, вкладывая в него смысл, с одной стороны, потенциальности всего сущего, а с другой — полной неопределенности всего предыдущего.
Не было моря, земли и над всем распростертого неба, -Лик был природы один на всей широте мирозданья, -Хаосом звали его, Нечлененной и грубой громадой,
Бременем косным он был, — и только, — где собраны были Связанных слабо вещей семена разносущные вкупе,
{Овидий. Метаморфозы 1, 5)
Поэтому следует еще раз обстоятельно рассмотреть начало возникновения Вселенной, возникновения собственно Пространства и Времени. Ибо именно там кроется вся суть материи и разыгрывается основная драма Природы. Нет ничего более деликатного и мимолетного, чем начало. Пока Вселенная молода, ее признаки остаются неопределенными, переплетенными и растворенными, структура подвижна и хрупка, размеры, как таковые, отсутствуют. Несмотря на полное отсутствие шансов лабораторно воспроизвести и воочию увидеть начальный феномен, мы, то есть интеллект человека, способны достоверно представить данную картину. Но для этого надо
отказаться от многих бытовых и так называемых теоретических стереотипов.
В этой связи нельзя не отметить то, что в поисках истины определенное значение имеют психология людей и корпоративные интересы научных школ, кланов, многих сложившихся социальных институтов. Дело в том, что следствия данного открытия могут быть просто катастрофическими для отдельных из них. Нельзя забывать, что по своей значимости исследуемая проблема является фундаментальной проблемой мирового значения, главнее которой нет, и в той или иной мере она задевает каждого человека на планете по имени Земля. Поиски истоков сотворения мира ведутся уже не одно тысячелетие, но они, надо признать, до сих пор не увенчались успехом. Более того, эти неимоверные усилия создали у людей устойчивое мнение о принципиальной непознаваемости начала. Поэтому и скепсис у людей по поводу открытия истоков Вселенной также огромен.
Кроме того, в общественном сознании были выработаны персонифицированные ограничители познания, переступать которые считается кощунственным и тяжким грехом. Видимо, это произошло потому, что люди в своих житейских и научных поисках постоянно упирались в некие феномены-пределы, дать объяснение которым не были способны. И сейчас, на фоне бурно растущей в последнее время клерикализации общества, многие могут посчитать, что дерзновение на познание истоков Вселенной — это посягательство на божественный промысел. Что уж тут говорить, если даже среди академиков, не говоря уже о первых лицах крупнейших государств, стало модным объявлять себя глубоко верующими людьми! Но мы должны понимать, что отмеченное выше социальное явление есть определенная реакция общества именно на отсутствие знаний о самоорганизации материи. Поэтому для возвращения маятника общественного сознания в истинное положение потребуются значительное время и затраты огромного просветительного труда.
Далее, приоритет первооткрывателя основ происхождения Вселенной совсем не обязательно должен принадлежать только астрофизикам или специалистам в области квантовой механики, которые весьма ревностно относятся к лицам, посмевшим вторгнуться в их вотчины. Общепланетарно известные титаны научной мысли стали волшебниками внутри своих отраслей, но не сумели совершить чудес вне ее — на стыке с реальностью человеческого бытия. Более того, сделать это в своих узких областях современным специалистам весьма затруднительно, если не невозможно, так как еще задолго до рождения нынешнего поколения исследователей наука в своем стремительном росте разбилась на мощные, но специфические потоки, между которыми возникли труднопереходимые водоразделы. Как говорил поэт «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи». Современная наука нуждается, прежде всего, в общей теории самоорганизующихся систем, в сквозной теории моделирования природных процессов. Необходим методологически мыслящий ученый, в лучшем понимании слова, 8
философ, знакомый со многими областями научного познания в широком спектре естественных и общественных наук, включая биологию, педагогику, психологию, социологию и другие, и способный обобщить многочисленные переходы с одного уровня развития материи на другой.
Хочется добавить пару слов относительно применения математики при описании начальной фазы становления Вселенной. Несмотря на то, что наш подход и понимание фундамента Вселенной связаны с одним из разделов математики — с топологией, в данном случае математическая обработка не привела бы к новому качеству Математика имеет место там, где предмет исследования выявлен, А здесь объект исследования исходно никак не обозначен, его еще следует найти, выявить структуру и функциональные связи, выразить понятийно и выстроить общее понимание ситуации. Выдающийся современный физик и математик, лауреат Нобелевской премии Р. Пенро-уз отметил, что понимание «является весьма общей чертой, присущей всем человеческим существам, и эта способность принципиально не является вычислительной по своей природе, она вне всякой зависимости от математики», и собственно «математическое понимание» не может быть сведено к вычислительным операциям. Этим он подчеркнул «невычислимый» характер математического восприятия (Пенроуз Р. Большое, малое и человеческий разум. М., 2004, с. 117, 118).
Следовательно, возможность выразить изложенное здесь языком формул и вычислений может открыться для математиков уже после проявления предмета исследования.
Основное содержание. Материя возникает только из топологической среды и только лишь посредством топологических процедур. Топологической средой мы назвали то, что другие исследователи начала материи, не в силах достаточно полно его опознать и осознать, условно обозначили как вакуум, эфир, пустота, ничто, хаос и тому подобными нечеткими терминами. Однако эти интуитивно приданные началу развития материи обозначения порождали и порождают до сих пор много вопросов. Допустим — что собой представляет собственно «вакуум», какие процессы он может позволить проделать над собой? Или, например, «пустота»: что это — пространство, не наполненное предметами, или что-то другое? Если пространство априорно как бы существует, то имеются ли у него пределы, какими свойствами оно обладает — какие процессы в нем возможны, как образуются в нем материальные предметы и по какому принципу они заполняют данное пустое пространство? И прочее, и так далее, и тому подобное…
Итак, исследователями объективной данности в соответствие ей были поставлены понятия, которые вследствие своей неопределенности оказались неудовлетворительными по конструктивному физическому наполнению. Введение для отражения истоков Вселенной понятия топологической среды является первым существенным отличием нового подхода к этой проблеме. И дело тут не в формальной замене терминов, а в содержательном смысле, который будет раскрыт ниже.
Следующий момент в нашей познавательной конструкции — это четкое и однозначное утверждение, что материя не просто развертывается в некоей топологической среде, а и возникает из нее. Из этого следует, что топологическая среда вырабатывает структуры, называемые людьми материей, и этой среде, таким образом, придается генетическая функция. Известный же на сегодня в научной литературе подход носит ограниченный характер и предполагает определение изначального существования материи, только как «не зависимой от человеческого сознания объективной реальности…» и прочих обстоятельств.
А такие категорические философские определения материи, как «материя не возникает из ничего и не исчезает в ничто, она вечная и может лишь переходить из одного состояния в другое» и т. п. — что они дают? Исходя из них, все сводится лишь к фазовым переходам и процессам внутри материи, а параметры ее существования считаются постоянными. При этом имеют место лишь некоторые количественно-качественные изменения, взаимосвязи и переходы типа массы и энергии, относительно сути которых исследователи остаются в полном неведении.
Третье отличие нашего понимания проявления материи состоит в придании этой топологической среде процедурных характеристик. Ведь ученые были обязаны так или иначе представить картину развертывания материи в поименованных ими «вакууме», «пустоте» или «хаосе». Не имея должных методологических ориентиров, они вынуждены были использовать некоторые, ранее установленные, внешне устойчивые, внутриэтапные проявления материи и экстраполировать их на ее начало. При этом философы, призванные обобщить достижения различных отраслей науки, увязать воедино представления различных уровней развития материи, не смогли оказать астро- и квантовым физикам в этом должную помощь.
Так, учеными был найден и сформулирован целый ряд законов сохранения: материи, массы, энергии, импульса, — которые имеют место во внутри-этапных преобразованиях материального мира. (Забегая вперед, следует отметить, что этими эмпирическими характеристиками проявляющейся материи фактически делались попытки квалифицировать такие глубинные топологические свойства структурных образований, как их бинарность и устойчивость, их составной характер и взаимное расположение, корпоративные виды взаимодействий и обменных процессов между'- ними.) Однако эти законы, относящиеся к определенным фазовым переходам материи, затем неоправданно были распространены мыслителями на все межэтал-ные, сквозные преобразования материи, причем с привлечением таких дополнительных экзотических понятий как «инфляция», «дефицит масс», «темная энергия», «антиматерия», «белые и черные дыры» и т. п. И поэтому не стоит удивляться их утверждениям о том, что материя ведет начало своего развития с исходного, так называемого сингулярного состояния, представляемого крошечным, но сконцентрированным, сверхплотным, сверхтяже-лым и сверхгорячим комком. Единственно возможным выходом из этого 10
неестественного состояния материи было процессуальное предположение о произошедшем в этой точке мощном взрыве, разнесшем эту концентрированную материю «в пух и прах» и разметавшем ее во все стороны. К тому же условились считать, что осколки названной концентрированной материи продолжают свое центробежное движение до сих пор- а общепризнанным доказательством последнего заявления был принят эффект Доплера.
Известная на сегодня теория Большого взрыва вынуждена оперировать такими механическими понятиями, как уплотнение-разрежение, охлаждение — нагревание, конденсация — испарение и тому подобными поверхностными характеристиками фазовых переходов. Они никак не приспособлены к сущностной характеристике базовых процессов топологии, а предполагаемый «взрыв», как некий спонтанный и мгновенный механический процесс, лишь надуманный термин, призванный оправдать происхождение энергии и распределение массы. Он, например, не способен объяснить самоорганизацию материи, для этого нужны именно топологические процедурные выкладки. (Попробуйте с использованием вышеперечисленных категорий объяснить возникновение бинарных структур и их усложняющийся характер, включая момент оживления материи! Вы аут же встретитесь с массой непреодолимых проблем и будете вынуждены обратиться за помощью к Господу Богу). Таким образом, третье отличие нашего топологического подхода от известных представлений ученых касается проблемы возникновения Вселенной в содержательно-процессуальном плане.
Ниже в тезисной форме изложена сущность топологического подхода к вопросам возникновения и развития Вселенной.
Тезис 1. Топологическая среда. Физическая модель этой среды может быть представлена мыльной пленкой в проволочной рамке, то есть как единая плоскость — однородная, сплошная, без разрывов. Для многомерного представления топологической среды нужно довообразить данную картину в стереометрическом плане как «точечную» заготовку надувного шарика, не имеющего ни начала, ни конца, ни края. То есть без обычно понимаемых параметров «длины, ширины и высоты» и их динамики по временной шкале, так как соответствующие структуры (предметы) в предполагаемой топологической среде еще не выработаны (рис. 1).
Начало Всего однозначно увязывается с угрозой потери топологической средой своих качеств целостности, неразрывности, однородности. Отмеченные свойства топологической среды оказываются связанными между собой и допускают взаимные компенсации, когда ослабление, развертывание одних признаков покрывается усилением и свертыванием других, сопровождается взаимными обобщениями и отклонениями в противоположные стороны и т. д. Главное — лишь бы в целом среда продолжала хранить свои общие параметры существования. Сказанное означает, что среда обладает потенциальной возможностью выработки всего сущего только изнутри, посредством вну тренних преобразований свойств и соответствующих процессов.
Рис. I. Визуальные образы топологической среды
Поиск в топологической среде компромиссов между всеми ее свойствами завершается учреждением универсальной пограничной зоны, одновременно делящей среду на части и объединяющей их, вводящей разнородность и возвращающей к однородности и т. п. Короче говоря, возникающая в гоиологической среде пограничная зона является обобщенной золотой серединой. Универсальность пограничной зоны заключается также и в том, что она, принимая различные конфигурации, позволяет разводить процессы расщепления и объединения среды по свои разные стороны и ответвления, во множестве развертывать данные процессы в различных сочетаниях и пропорциях, лишь бы не нарушалось равновесие в целом. Поэтому другая сторона физической природы топологической среды представляется развертыванием и свертыванием ею пространства существования данных процессов.
Для более углубленного понимания начальной ситуации вернемся теперь к топологической среде и вырабатываемой ею бинарной системе в виде сферического образования. Дело в том, что указанная бинарная система тенденций является одновременно и исходной, и завершающей круг преобразований топологической фигурой. Поэтому необходимо приоткрыть более глубокие основания того, откуда следует такое устройство начала мира и так ли оно закономерно.
Названное сферическое образование — этот пульсирующий «пузырек»,-находится под воздействием двух противоположных топологических тенденций. Внутри него заключен «точечный» разрыв среды с обобщенной тенденцией ее расщепления равномерно во всех направлениях. Однако эта тенденция проявляется не как стремление расщепить среду конкретным образом вдоль или поперек, а лишь как общая интенция равномерно раздвинуть сферический фронт точечного разрыва. Фактически она характеризует центробежное развитие процесса со стороны (полюса) точечной конечности. Наружная же часть «пузырька» с тремится объединить и восстановить единство и непрерывность среды. Она характеризует общую интенцию сжатия «пузырька» средой и имеет центростремительное направление, поскольку действует с другой, противоположной стороны со стороны бесконечнос-
ти, — и составляет другую полярность. Встреча фронтов данных топологических тенденций, направленных навстречу друг другу, и даже некоторое взаимное их проникновение, образует, как уже было отмечено выше, буферную, пограничную зону сферической формы вполне определенных размеров (рис. 2).
Рис. 2. Условное изображение топологических бесконечностей и конечностей, идущих с противоположных центробежно-центростремительных направлений (а, б), взаимное проникновение (в) и образование сферической пограничной
зоны (г) в разрезе
Таким образом, предполагаемые в отдаленном будущем встреча и взаимодействие бесконечности и конечности, благодаря тенденциональным, встречным центробежно-центростремительным их проявлениям и вложенности друг в друга, зарождаются и осуществляются в самом начале топологических преобразований. При этом никаких нарушений свойств топологической среды еще не происходит. Внутренняя часть сферы как бы исходит из точки, но эта точка, как конкретное место пересечения процессов расщепления по разным плоскостям среды, строго не определяется, так как она является общим истоком всех расщепляющих усилий, направленных во все стороны наружу. Она — обобщенная, а снаружи закапсулирована, поэтому ее можно представить лишь как сферу с нулевым радиусом, которая концентрическими кругами расширяется и, достигнув некоторой величины, встречается с такой же обобщенной тенденцией, но противоположного направления. Поскольку данные противоположно направленные топологические тенденции встречаются и взаимодействуют, то между ними, естественно, образуется пограничная зона, подобная пружине, заключающая в себе определенную энергию. Точнее, у пограничной зоны определяются две кромки, четко отграничивающие одну тенденцию от другой, сопряженные как «биметаллическая пластина». Эти кромки не способны предстать двумя параллельными плоскостями, что означало бы деление среды на две равные части без возможностей наделения их свойствами конечного и бесконечного. Они могут находиться только в искривленном состоянии, причем в ту или иную сторону. Равномерное искривление пограничной зоны топологических тенденций отображается замкнутой сферической поверх-
б) в)
ностью, которая четко выделяет в среде ее внутреннюю и внешнюю области, то есть топологические конечное и бесконечное.
Другими словами, топологическая среда предстает наподобие резинового шарика, «пытающегося» одновременно сжаться в точку и растянуться до бесконечности. То есть она предстает внутренне напряженной ареной будущих топологических преобразований. Топологическое бесконечное «хочет» превратиться в конечное и занять внутреннее место, а топологическое конечное «желает стать» бесконечным, заполнив вокруг себя все окрестности. То есть, Вселенная своим рождением обязана непомерным амбициям одной топологической полярности и скромному поведению другой.
В этой связи надо особо показать различие между топологическими тенденциями преобразований среды и собственно топологическими процессами ее расщепления и объединения. Топологические тенденции надо понимать лишь как обобщенные потенциальные возможности и интенции среды, хотя при определенной компоновке они способны приобрести вполне осязаемую форму. А соответствующие процессы суть та или иная их реализация, они являются конкретными, частными проявлениями вполне определенных свойств среды и развертываются как результат разрешения противоречия между тенденциями. Поэтому существование исходной бинарной ((яйцеклетки" никак не нарушает свойств топологической среды.
Уравновесив друг друга, они пребывают как бы в «задумчивости» и ведут интенсивные поиски того, как же продолжить свои экспансии до конца, как же преодолеть эту пограничную буферную зону, В итоге топологические тенденции «решаются» на совместное действие, не ущемляющее ни одну из сторон, или сопровождающееся одинаковыми жертвами, особенно на первых порах. Самое «безболезненное» совместное действие — это не всеобщее равное деление среды вообще, а локальное расщепление исходного «пузырька» пополам, При этом топологическое конечное подвергается диаметральному рассечению, и противоположные области пограничной зоны получают возможность перенаправить свои экспансии в расходящиеся русла, перпендикулярные плоскости расщепления.
В образовавшуюся расщелину устремляется топологическое конечное и оттесняет топологическое бесконечное в две области за полусферами. Полный цикл согласованных взаимных преобразований конечного в бесконечное и наоборот завершается изгибанием этих областей за полусферами в обратные стороны и последующим новым смыканием их в сферы. Естественно, в результате искривления отмеченных половинок зоны, отмеченные взаимные превращения полярностей оказываются связанными с возникающей между ними пограничной полосой, с ее делением и новым местоположением. Бесконечное, заняв внутреннюю область, становится конечным, а конечное, вырвавшись за пределы оболочки, превращается в бесконечное, Цикл завершается и всё как бы возвращается на «круга своя». Однако этот топологический цикл взаимного преобразования бесконечного и
конечного сопровождается рождением новых «пузырьков» и, тем самым, развертыванием ячеистого пространства топологических тенденций расщепления и объединения (преобразований конечного и бесконечного), Можно сказать, топологическая среда «вскипает» пузырьками.
Видимо, данный процесс развертывания пространства топологических интенций создал у отдельных ученых представление о возникновении бесконечного числа вселенных, каждая из которых далее автономно распаковывается, а между собой они впоследствии вынуждены «общаться» посредством «прорытия кротовых нор». С другой стороны, именно отсутствие должной оценки данного множества «вселенных», как развертывания пространства последующих полноформатных преобразований, оставило вне научного объяснения становление пространства как такового.
Развертывание ячеистого пространства можно интерпретировать еще как множественное расщепление среды, как разрозненное мелкопузырьчатое расслоение среды. Ибо дальнейшее поведение среды будет связано с его обобщениями, наслоениями, с последовательными этапами заключения друг друга внутрь по типу «матрешки», со строительством многосоставных структур, располагаемых в области топологического конечного и бесконечного.
Непростая, двусмысленная ситуация наступает для топологического Бесконечного, для внешних областей бурно размножающихся пузырьков. Вскоре начинают выявляться области бесконечного, в значительной мере отграниченные и зажатые выпуклыми участками соседних пузырьков. Конечно, их нельзя считать полностью замкнутыми фрагментами бесконечности, потому что как бы близко и плотно не располагались пузырьки, между соседними оболочками остаются зазоры и прослойки, которые обеспечивают связь между разрозненными областями и общее единство их со своей базовой полярностью. Поэтому данные области, отграниченные в значительной мере оболочками других «пузырьков», могут быть квалифицированы лишь как промежуточные состояния топологической среды и ее полярностей. Бесконечное как бы отпочковывает от себя множество областей, которые занимают теперь среднее положение между полярностями (рис. 3).
Рис. 3. Примерь) правильного расположения пузырьков и соотношения конечного, бесконечного" промежуточного состояний топологической среды
В дальнейшем между топологическими полярностями развертывается борьба за использование в своих интересах отмеченного резерва. Т. е., разворачивается «паргизанская война» между разрозненными отрядами Беско-
нечного, оставленными при размножении бинарных квантов, и собственно множеством Конечного. Можно считать, что Конечное, расщепляясь на огромное множество квантов, настойчиво просачивается в противоположный стан, внедряя своих «лазутчиков». В итоге возникает огромная диффузная зона Конечного и Бесконечного, в которой начинается новый передел границ между топологическими полярностями. Возникновение материи и эволюция Вселенной напрямую связаны с данным переделом пограничного пространства, происходящим с переменным успехом и делающим возможным топологический круговорот.
Таким образом, в первом приближении, топологическая среда — это напряженная сферическая заготовка пограничной зоны между центробежноцентростремительно разведенными и вложенными друг в друга топологическими полярностями конечного и бесконечного, допускающими диффузии друг в друга и приводящими к развертыванию и свертыванию своих пространств.
Тезис 2. Сущность топологической среды. Вряд ли нужно кого убеждать, что от точности определения начала мира зависит последующее развертывание достоверных знаний.
Исследуемое начало возникновения материи и последующая эволюция Вселенной осуществляется по одному и тому же сценарию, а имеющееся в рассматриваемых вопросах разнообразие мнений объясняется затянувшейся начальной фазой познания. Оно связано с участием в нем множества разных направлений ученых и трудностями обобщения результатов их индивидуальных и коллективных поисков. Каждый исследователь и мыслитель был вынужден обозначать начало мира какими-то условными терминами, наиболее подходящими, по его мнению, исследуемой области, наполнять и развертывать их соответствующими признаками и свойствами в меру своего понимания. Последующие участники познавательного процесса либо безоговорочно или с отдельными оговорками соглашались с данными утверждениями, либо полностью их опровергали и обосновывали новые взгляды. Таким образом, человечество не одно тысячелетие оттачивало определения начальных мгновений Вселенной. Но этих определений по-прежнему слишком много, и характеризуют они лишь отдельные стороны явления, оказываясь, по сути, неопределенными.
Что же может объединить исследователей первых мгновений Вселенной?!
Первое, еще самыми древними представлениями различных народов утверждалось наличие бииарностей (инь-янь, верх-низ, небо и земля, мужское и женское начала, сионистская гексаграмма — «звезда Давида», состоящая из двух треугольников, и т. п.).
Второе, все ученые едины во мнении, что в начале не было предметно оформленного мира.
Третье, силы, выделенные в качестве фундаментальных, пребывали в нерасчлененном состоянии. Тем не менее, высказывания ученых о происхождении пространства и времени повсеместно имеют весьма туманный характер: пространство каким-то странным образом оказывается развернутым, а вселенские часы безотносительно к предметному миру уже отсчитывают время.
Конечно, все существующие на сегодня понятия начала мира, такие, как хаос, ничто, пустота, вакуум, эфир и тому подобные условные обозначения, имеют право на жизнь, и объективно они выхватывают отдельные признаки рассматриваемого феномена. Однако все эти наименования отягощены качествами, не имеющими отношения к называемому явлению, поэтому главным их недостатком можно назвать отсутствие целостных, сущностных характеристик. Следствие этого — слабость методологических оснований для формулировки способов, принципов, единой логики развертывания последующих состояний материи.
Например, вторично возрожденный эфир, претендующий на начало Всего, опирается на определения, в которых декларируется отсутствие вещественных частиц и непрерывность среды. И это верно. Но придание эфиру других характеристик — наличие массы, текучести, колебаний плотности, существование в нем сил гравитации, — это попытки описания отдельных сторон последующих новообразований. Механическая совокупность отмеченных признаков, одни из которых верпы, а другие никакого отношения к истокам Вселенной не имеют, не способна вывести ученых на конструктивные рассуждения.
Неконструктивны также жонглирования понятиями «ничто» и «всё». Можно, конечно, Вселенную принять за Всё, поскольку вне ее нет ничего. Вместе с тем, исходное начало есть также Всё, так как оно порождает последующее богатство проявлений. Но оно одновременно Ничто, ибо не может быть отождествлено с чем-то определенным. Формально получаем всеобъемлющее единство. Однако эти формально логические бинарные полярности не способны раскрыть содержание взаимных переходов, поскольку не поддаются расшифровке сами понятия Всё и Ничто.
Такие отдельные признаки «пустоты», как заполняемость, всепроницае-мость или признаки неопределенности, неустойчивости, размазанности «хаоса», как будто и характеризуют данное понятие. Но они ровным счетом ничего не говорят о том, как квалифицировать последующие преобразования, связанные с ними. А главное, эти так называемые исходные базовые понятия не раскрывают и даже отдаленно не наводят на мысли о тех объективных основаниях, взаимодействия которых порождают отмеченные выше взаимное проникновение, размазанность на первых порах, неустойчивое равновесие, рассеяние (диссипации) и тому подобные характеристики мироздания. Более того, они равным образом могут быть отнесены и к другим определениям.
В теории струн главными действующими лицами объявляются не частицы, а струны, которые могут быть как открытыми, имея два конца, так и замкнутыми в кольца, В теории суперсимметрии описывается странная сеть неожиданных двойственных взаимных отношений сторон, которая в несколько иной трактовке присутствует и в теории супергравитации. Поэтому напрашивается вывод об эквивалентности описанных теорий и о том, что они есть составляющие некой одной и той же фундаментальной теории. Если бы удалось открыть подобную теорию, то ее можно было бы назвать Матерью Всех Теорий.
Общий вывод данного краткого анализа понятий о происхождении Вселенной, выделенных как базовые, таков: представленные обозначения описывают отдельные и далеко не самые важные грани исходного начала, но всесторонне и целостно его не определяют. Также надо отметить ограниченные возможности самих терминов, используемых для отображения данной непростой ситуации. Далеко не всегда можно установить, что стоит за символами, используемыми в рассуждениях, и какие физические образы надо изобрести, чтобы адекватно отразить и представить те или иные аспекты реальности.
После проведенного краткого анализа нетрудно заметить, что многие отмеченные признаки понятий, претендующие в отдельности на объяснение начала действительности, напрямую или косвенно указывают па топологическую среду. Каждая из упомянутых теорий, каждое приведенное понятие порождены отражением различных типов топологических ситуаций: проявленности или интенциональности, раздельности или слитности, вложенности или автономности, бинарности или симметричности, открытости или замкнутости, дискретности или непрерывности, искривленности или выпрямленное™, параллельности или сферичности, развернутости или свернутости и т. д. Своей определенностью все они обязаны пограничной зоне, процессам расщепления и объединения среды, поэтому мы должны обобщить все мыслимые рассуждения в одну понятийную структуру.
В этом динамическом мире есть только два топологических понятия -бесконечного и конечного, шире и? уже которых других понятий просто не существует. Всё остальное есть только следствие их взаимодействия, поэтому имеет смысл возвести эти понятия в ранг базовых категорий. Эти противоположности определяют (ограничивают) друг друга, и не существуют одно без другого (не имеют определенности). И если в топологической среде наблюдается динамика, движение, изменение, то они появляются только благодаря взаимодействию бесконечного и конечного. И если видеть в топологических категориях бесконечного и конечного предельно широкие, противостоящие друг другу обобщения, то их центробежно-центростремительная, бинарно вложенная композиция предстанет всеобъемлющим единством или Абсолютом. Пределы этого взаимно связанного противопос-
тавлешш суть именно те пределы, которые проявляются во взаимных переходах и выражаются в пограничных зонах между конечным и бесконечным.
Так мы приходим к представлению моносистемы топологических тенденций, как пределу последовательных обобщений и объединений. А в обратном направлении этого процесса можно найти объяснение развертыванию пространства и возникновению каждой определенной формы как результата цепочки последовательных, поэтапных дифференциаций, начинающейся с исходной первичной дифференциации топологического единства. Результатом глубокой дифференциации всегда будут полярно противоположные микро- и макро- определенности, дополняющие одна другую до исходного целого. Тогда ни в одной области среды ничего не может произойти без изменений всех других ее частей. А это и есть условие реализации всеединства в беспредельности. Уточнение процессов обобщения и дифференциации полярностей приведет к процессам объединения и расщепления топологической среды.
Связь топологических полярностей с пограничной зоной очевидна. Сами полярности определяются только вследствие прокладывания границы, которая и подвижна, и гибка и постепенно начинает занимать центральную позицию в наших рассуждениях, Получается, что полярности суть следствие от существования пограничной зоны. Ведь все рассуждения о струнах, элементарных частицах, атомах, молекулах, косных телах и живых клетках связаны, прежде всего, с отражением принимаемых ими форм, их оболочек, благодаря которым они обособились от окружающей среды и получили определенность. И меньше всего мы задумываемся об источниках данных топологических преобразований. Видимо, внешняя привлекательность и выраженность пограничной зоны отодвигают на задний план те базовые свойства среды, проявлением которых она и является.
Формирование нового подхода к пониманию материи как топологической среды может быть интерпретировано в виде обновленной трактовки аристотелевской триады, включающей: возможность как топологические тенденции среды, энергию как топологические преобразования среды и энтелехию как пограничные структуры среды. Исходная триединая топологическая моносистема-яйцеклетка, таким образом, есть целое, обладающее благодаря внутренним тенденциям преобразования среды порождающей способностью и являющееся той базисной структурой или матрицей, которая развертывает из себя все сущее. Главным звеном триады, выразителем и генератором преобразований топологических полярностей, становится пограничная зона «Конечное — Бесконечное». В этой связи возникает идея о топологическом Перводвигателе, дающем преобразованиям среды статус общекосмнческого значения. Вселенная тогда предстает продуктом работы топологического двигателя: развертывание пространства соответствующих интенций, взаимное проникновение полярностей друг в друга,
переход их в пределе друг б друга. Взаимное проникновение полярностей и продолжение данной интенции ведет к расхождению и более полной их осуществленности на фоне друг друга. Благодаря обобщению и выработке срединных структур имеет место также схождение полярностей и свертывание пространства. Таким образом, динамически устроенная среда получает циклическую завершенность и в своем эволюционном развитии стремится к своей полной осуществленности. Тем самым целостное понимание мира, рассмотрение в динамике взаимодействия топологических бинарных полярностей, акцент на переход от возможности к осуществленности, позволяет говорить об универсальности для естествознания генетических представлений о Природе.
Топологическая среда, во втором приближении, — это триединство ее возможностей, преобразований и осуществленности, обеспечивающее топологический круговорот материального мира.
Тезис 3. Способ существования топологической среды. Проявление топологической среды начинается с того состояния, которым завершается предыдущий цикл пространственно-временных преобразований материального мира. Топологическая, как и любая другая среда, доступная нашим органам чувств, находится в вечном движении — преобразовании. И даже тогда, когда на какое-то мгновение она оказывается в состоянии кажущеюся покоя, наблюдаемого извне, то этот видимый покой есть ничто иное, как состояние динамического равновесия потенциально присутствующих в исходной среде противоположных интенций и соответствующих процессов расщепления и объединения.
Итак, без изменений, без движения топологическая среда не может существовать. А что или какое свойство среды не дает ей покоя, заставляет ее пребывать в вечном напряжении, в вечном движении? Однозначно, это ее интенции — полярности: конечное — бесконечное. Исходно они, не обнаруживая себя, пребывают слитно, и, видимо, имеет место только общее волнение среды, не более того. Как же эти полярные желания среды обнаруживаются? Это происходит только благодаря актуализации в ней пограничной полосы, которая как-то разделяет одно от другого. Характеристики пограничной зоны определяют степень проявления топологических свойств конечного и бесконечного. Пограничная полоса расщепляет среду, если она замкнута. Равномерная замкнутость границы предполагает сферическую форму. Тогда определяются внутренняя область среды — конечная, и внешняя окрестность-бесконечная. Топологические полярности оказываются обособленными друг от друга сферической поверхностью. Но, с другой стороны, они оказываются закономерно вложенными (встроенными) друг в друга однозначным образом. В этом и заключается топологическая интрига. Топологическое конечное встроено в топологическое бесконечное, и обратный вариант в начале проявления среды исключается. Встроенность топологических полярностей позволяет нам утверждать о существовании в них
центробежно-центростреми-тельных тенденций, об их встречном характере, о последующем взаимном проникновении друг в друга и, более того, об их расхождении в итоге в противоположные стороны. Интрига заключается в последующем тернистом пути многоэтапных и многоуровневых поисков полноформатного схождения полярностей и возврате топологической среды в исходное состояние.
Как видим, топологические процессы расхождения — схождения, расщепления — объединения среды выступают в качестве механизма проявления топологических полярностей и обеспечения соответствующих их преобразований. Топологические структуры становятся инструментами фиксации отмеченных преобразований.
Поэтому для краткости скажем, что начало новой спирали изменений среды возникает вследствие возобладания одного потенциально созревшего преобразовательного процесса над другим, например, вследствие преобладания тенденции расщепления топологической среды над тенденцией объединения. Возобладание названной тенденции приводит к развертыванию бинарного пространства процессов и структуризации среды. Вектор преобразований среды следующий. Неоднократные совместные циклы расщепления среды на множество фрагментов, сопровождаемые затем объединением и поглощением предшествующих более простых элементов, приводят к развертыванию все более усложняющихся бинарных структур. В результате усложняющейся структуризации среды тенденции постепенно выравниваются. Конец спирали — возобладание уже тенденции объединения и деструктуризации среды, возврат ее в свернутое, обобщенное состояние. И такой круговорот продолжается непрерывно.
При этом имеется в виду не механическое вытеснение тенденций и замена одного процесса другим, а их совместное, согласованное осуществление с постепенно меняющимися показателями. Поэтому под преобразовательным процессом среды надо понимать развивающийся процессуальный комплекс с различными обновляющимися топологическими характеристиками схождений — расхождения, открытости — замкнутости, плавности — шероховатости, автономности — совместности, и так далее. Благодаря оптимальным сочетаниям признаков, преобразовательный процесс находит определенное структурное закрепление. С учетом случившегося факта среда обновляется и приступает к новому этапу структурного закрепления, которые продолжаются до тех пор, пока топологические полярности не удастся вернуть на исходную позицию, в обобщенную структу ру «процесс — тенденции». Топологический круговорот, таким образом, состоит в периодической смене местами не самих процессов расщепления и объединения среды, а их тенденций.
В целом можно выявить два периода топологического круговорота. Сначала посредством неоднократного деления пополам топологических тенденций конечного и бесконечного, обобщенная моносистема развертывает-
ся в огромное диффузное пространство и создает условия для их дифференциации и соответствующего структурного закрепления. Затем набирающая мощь обобщающая процедура, закономерно следующая за дифференциацией, объективно приводит среду снова к встроенному типу бинарных тенденций, но обратного толка: если в начале пути преобладала центробежная тенденция над центростремительной, то во второй половине пути наблюдается приоритет центростремительного движения над центробежным. Топологические процессы начинают реализовывать уже обратную тенденцию, приводящую к свертыванию их пространств, за счет чего среда возвращается в свое начальное состояние.
Отсюда, в третьем приближении, топологическая среда представляется как топологический маятник развертывания исходной, строго разграниченной бинарной структуры в бесконечное диффузное пространство топологических тенденций и многомерных преобразований в нем, приводящих к свертыванию отмеченного пространства и возврату тенденций среды обратно в начальное положение.
Тезис 4. Условия топологического круговорота. Реализация требований круговорота в преобразованиях топологических полярностей, осуществляемых посредством их многомерного расщепления и объединения, возможна лишь при определенных условиях топологической среды. Круговорот топологической среды означает бесконечность смены тенденций преобразований, включающей бесконечность чередования самих топологических процессов. Так, бесконечность осуществления данных процессов обеспечивается вложенным характером топологических полярностей и встречными центробежно-центростремительными их интенциями. Исхода из представления топологической среды как топологического маятника можно заключить, что циклические колебания данного маятника увязываются по-крупному с преобразованиями центробежно-центростремительных тенденций в центростремительно — центробежные и обратно, и так без конца и края.
Отмеченный топологический круговорот можно представить как квази-статический процесс и считать обратимым как в узком, так и в широком смысле слова. В топологической среде обнаруживаются отдельные преобразования, которые осуществляются через те же последовательные состояния, что и в прямом направлении. Однако в целом топологическая среда возвращается в исходное состояние, не повторяя первую половину пути. Поэтому уместно говорить не о циклах, а о циклоидальных траекториях.
В циклах Карно рассматриваются взаимодействия областей тепловой машины с большей и меньшей температурой, и производимая работа увязывается лишь с этой разницей до момента выравнивания температур. Топологический круговорот, в котором пограничная зона приводится в контакт с двумя неисчерпаемыми топологическими полярностями, будет значительно отличаться от цикла Карно. В циклах Карно утверждается, что
разность температур между областями (холодильником и нагревателем) плавно может исчезать и преобразоваться в работ)'- (энергию), а далее также плавно может вернуться в исходное состояние. Рассуждения о КПД этих периодических преобразований и постепенном исчерпании и выравнивании температур в холодильнике и нагревателе и о наступлении так называемой «тепловой смерти» в данном случае не суть важны. Главное в цикле Карно — это исчисление разности (полярностей) на одной и той же температурной шкале, без раскрытия самой онтологии температуры как топологического явления, то есть пограничного проявления топологических полярностей.
Исходно топологическая среда имеет дело с двумя явно полярными, обобщенными тенденциями, которые не сразу поддаются «укладке» на одну шкалу. Поэтому топологическая среда имеет дело с двумя машинами преобразований, подключаемыми со сдвигом фаз, т. е. с некоторым отставанием. Заставляя первую машину пройти цикл в прямом направлении, то есть производить работу по структуризации среды, вторая топологическая машина, следуя за первой, будет работать в обратном режиме — деструкгурировать среду.
Рассмотрим конкретно один цикл топологического круговорота среды, состоящего в первоначальном развертывании огромного пространства топологических преобразований, а затем в скрупулезном, длительном его свертывании. Как же происходят пространственно-временные взаимодействия топологической среды?
Ключ к пониманию топологического круговорота среды заключен в выделенном нами в первом тезисе положении о промежуточном состоянии среды, закономерно возникающем вследствие бурного размножения пузырьков, Т. е. первое условие круговорота — это множественное пузырчатое расслоение среды и, соответственно, развертывание огромного пространства новых преобразований. Собственно условием возникновения промежуточного состояния среды является определенная плотность и правильность (равномерность) расположения пузырьков во множестве, между которыми закономерно образуются прослойки — области, фрагменты среды, отграниченные в какой-то мере выпуклыми участками пограничных зон соседствующих пузырьков. Это именно те области, куда стремится вырваться топологическое конечное. Они же одновременно представляют собой частичную реализацию мечты топологического бесконечного на пути отграничения и преобразования себя в конечное. Промежуточное состояние среды -это то новое место встречи конечного и бесконечного, и его невозможно отменить. Именно там исходная единая сферическая пограничная зона, путем множественного деления пополам и составления плотной и равномерной упаковки в совокупности, пытается поменять свой знак кривизны на противоположный, вывернуться наизнанку. Главным итогом начальной фазы надо считать развертывание огромного пространства совместных тенденций, в том числе и пространства промежуточного состояния топологической среды.
Отмеченное промежуточное состояние топологической среды неотвратимо начинает взаимодействовать с двумя полярностями и разводить последующие преобразования по двум направлениям. Данный факт объективно указывает на значение так называемых бифуркаций в эволюции материи. Одна группа взаимодействий промежуточного состояния среды связана с направлением своего остаточного потенциала бесконечного на развернувшееся множество пузырьков с внутренней начинкой конечного. То есть, оказывается направленной на многомерное объединение пузырьков, что увязывается, преимущественно, с процессами объединения и закрепляется соответствующими новообразованиями. Другая группа топологических преобразований, наоборот, уже будет связана с дальнейшей экспансией конечного на отмеченные промежуточные состояния среды. Одна линия преобразований будет иметь дело с наслоениями среды на целочисленные основания, будет идти с сохранением исходных пузырьков. Другая линия преобразований связана с предварительным глубинным проникновением в область конечного, преимущественно с процессами расщепления пузырьков на дольки.
В двух этих направлениях топологических преобразований среды произойдет новая интерпретация «правильности и равномерности» расположения пузырьков с центробежно-центростремительными тенденциями. При этом они соотносятся с промежуточным состоянием среды, в которой определяются соответствующие плоскости и оси. Перепланировка обобщенной многомерности исходной яйцеклетки будет состоять в предварительной их распаковке и развертывании на одномерности и дробности с последующим обобщением и компактафикацией отдельных размерностей. Совокупно данные линии преобразований сами максимально возможно проявят топологические полярности, то есть закрепят структурно макси- и минипроявления бесконечного и конечного, а также выразят'- весь спектр промежуточного, срединного состояния среды. В этом случае, видимо, приоткрываются перспек тивы для преимущественно цен тростремительного обобщения тенденций и деструктуризации среды в целом.
Первую группу преобразований составят линейные, последовательные, равномерные выстраивания пузырьков вдоль одной оси, в длинные нити, закрепляемые дополнительной объединяющей оболочкой, вырабат ываемой средой именно в промежуточном состоянии. Возникают гигантской длины струны, которые могут составлять множества параллельных пучков, а некоторая их часть, равномерно изгибаясь, может образовать различные полуоткрытые и замкнутые топологические фигуры — обручи мегаразмеров (рис. 4).
Струна предстает тополого — бинарным образованием, причем в длину она бесконечная, в поперечном сечении — мизерная, конечная. В струне топологические полярности разводятся на взаимно перпендикулярные плоскости и оси. Отдельную подгруппу преобразований могут составить
Ч | ?
I /
? ! ч
а) б)
В)
г)
Рис. 4. Одно из ранних многосоставных нитеподобных проявлений топологии и шаровых наслоений: а) пучок струн- б) расхождение и схождение концов данных струн: в) тор из струи- г) шаровое наслоен ие из пузырьков
также плоскостные объединения пузырьков, то есть таких, которые равномерно и плотно расположены в ареалах плоскостей. Далее они могут быть развиты путем деления в многослойные образования с последующими искривлениями и замыканиями концов, краев, оконечностей. Промежуточное состояние среды, видимо, может способствовать также равномерному концентрическому наслоению пузырьков и формированию структур шаровой формы. В зависимости от количества наслоений возникают топологические образования, которые учеными, как можно предположить, квалифицируются как белые мини- и макси- дыры. Белыми дырами они могли быть названы потому, видимо, что множество исходных пузырьков на заре Вселенной, равномерно (послойно концентрами) отграничиваясь средой, проявляли «безразличие» к окружающей среде и некую уравновешенность в центробежно-центростремительных интенциях. Они и составили некий резерв для последующих топологических преобразований материи.
Вторую группу топологических преобразований можно оценить, с одной стороны, как простое продолжение начальной фазы расщепления пузырьков, но не пополам, как до этого происходило, а на еще более дробные (мелкие) части. Однако, если начальная стадия деления пузырьков пополам, помимо их количественного роста, приводила лишь к расслоению их внешних областей, то есть к расщеплению топологического бесконечного, то фрагментация пузырьков набольшее число частей касается уже внутренней области, и напрямую стала связана с расщеплением топологического конечного. Это существенный момент, поскольку от него зависит число плоскостей, относительно которых осуществляется расщепление исходной бинарной моносистемы ради освобождения топологических полярностей из цен-тробежно — центростремительной зависимости.
Здесь необходимым условием является достаточная плотность и равномерность взаимного расположения пузырьков, когда их дальнейшее количественное наращение посредством деления пополам становится невозможным. Сферические пограничные зоны соседствующих пузырьков распада-
ются на большее число фрагментов и получают возможность периодически прогибаться в обратную сторону Так происходит секторальный обмен местами внутреннего с внешним, дробное, дифференцированное взаимодействие топологического конечного с промежуточным состоянием среды, В том числе взаимодействие соответствующих секторов соседствующих пузырьков. Вскоре соседствующие пузырьки, вернее их пограничные зоны упраздняются, и на их месте появляются новые, составленные из дробных сЬоагментов. объединения (вдс. 5).
Рис. 5. Изображения промежуточного состояния среды и фрактального растепления пузырька, возникновение кварков и антикварков
Секторальное, радиально-концентрическое расщепление пузырьков, с выворачиванием их сегментов наружу, приводит к возникновению топологических квантов конусообразной формы. Видимо, эти кванты и были обозначены учеными экзотическим именем «кварки». В пограничном состоянии будут наблюдаться их топологические колебания (кувыркания) относительно периодически изгибающихся сегментов сферической поверхности, что, видимо, и создало у исследователей впечатление о разболтанности кварков. При этом совместное секторальное развертывание-свертывание концентров (накрытие боковой поверхностью) с последовательным конусообразным схождением — расхождением последних в точку и обратно в бесконечность, придает этой вновь возникающей боковой оболочке вращательный момент (спин), то по часовой стрелке, то против нее, с соответствующим числом полных и неполных оборотов.
(Отмечая схождение боковых стенок вновь образуемых дробных топологических квантов в точку и расхождение их в бесконечность, надо признать, что указанные топологические пределы все же не достигаются. Нет достаточного места для бесконечного расхождения боковой оболочки, следовательно, и схождение ее происходит также соразмерно, оставляя ядро конечного вне преобразований. Поэтому конусы получаются, видимо, усеченные. А ядрышки конечного, далее накрытые тоненькой оболочкой бесконечного, могли быть названы нейтрино. Они реально заключают топологическое конечное и имеют мизерные размеры. Во множестве данные ядрышки конечного, обволакиваясь дополнительными оболочками, могут составить также струны, плоскости, дыры, но теперь уже черные. Видимо, эти дыры могли быть названы черными потому, что при своем множественном шаровом
скоплении они проявляют непомерный аппетит, поглощая все и вся из ближайшего окружения.)
В целом описанные топологические преобразования создают у исследователей впечатление флуктуации некой исходной единицы среды с различными вариантами пространственной ориентации и векторами закручивания в ту или иную сторону, и в то же время — невозможности последним вырваться за пределы исходного пузырька и нового составного образования. Эти признаки совокупно оценены учеными как пребывание их под «домашним арестом» (конфайнмент) и как невозможность существования кварков в свободном состоянии. Эти пространственно ориентированные, дифференцированные полимерные кванты далее могут снова составить плоские и объемные структуры.
Если признать образование промежуточной области при плотной упаковке пузырьков на плоскости между тремя из них, а при объемной про-спекции — ее дополнительное отграничение фрагментами поверхностей еще двух пузырьков, одного сверху, другого снизу (которые могут составить, в свою очередь, обособленную диаду), становится ясным плоское структуро-образование элементарно уравновешенных оснований из двух и трех кварков, а объемное — из пентакварков. С другой стороны, при плотной и равномерной упаковке пузырьков каждый из них окружен двенадцатью другими, поэтому у пограничных сегментов пузырьков при соответствующей фрагментации возникают новые возможности, чтобы ритмично изгибаться в противоположные стороны и отхватить свой кусок от полярных областей среды. То есть в топологическом «бульоне» выявляются разные оси симметрии, плоскости равновесия и равномерности в расположении пузырьков или их фрагментов, участки параллельности, равномерного схождения и расхождения пограничных зон. Относительно них могут быть произведены расщепляюще — объединяющие процедуры, а также они имеют возможность привести к существенным преобразованиям топологической среды в целом. Отмеченные моменты способны объяснить возникновение множества разновидностей элементарных частиц, их бинарности, симметричности, резкой контрастности и сближенности и собственно срединных новообразований, скоротечности существования одних и достаточно устойчивого проявления других топологических оснований.
«Плоские» элементарные образования, составленные, допустим, из трех конусообразных кварков, далее могут наслаиваться друг на друга, нанизываться как бусинки на нить, а также, равномерно изгибаясь, могут замкнуться и составить сложнейшие топологические структуры. Данная линия топологических преобразований преследует последовательное, линейное, многосоставно-дифференцированное структурообразование. при котором развертывается явно центростремительная тенденция. В нем фиксируется конкретная точка, актуализируемая благодаря конусообразным квантам, которые последовательно развертываются в линию, в цепочку точек и наибо-
лее полно осуществляют конечную полярность. Эти кварковые образования могут не только линейно развертываться, но наслаиваться и составлять объемные структуры (рис. 6).
а) тетраэдрная форма б) кубическая форма в) гексогональная форма
Рис. 6. Примеры шарообразного и плоского наслоення, атакже тетраэдрной, кубической и гексотональной формы взаимного расположения пузырьков
Главным достижением кваркового решения среды следует считать возникновение дифференцированного сгустка центробежно-центростремительных тенденций, ориентированного сужающей стороной усеченного конуса на определенную долю конечности, а расширяющейся ее стороной — на некоторый ракурс бесконечности, Конечное и бесконечное нанизываются на одну ось. Но самое примечательное в характеристике данного пространственно ориентированного, дробного бинарного кванта не только расположение топологических интенций вдоль одной оси, но и то, что они разведены по ней в противоположные друг от друга (а не навстречу) стороны. Это новое сочетание конечности и бесконечности составляет основное условие для реализации голубой мечты топологической среды по разведению и переориентации тенденций с преимущественно центробежных на преимущественно центростремительные.
Топологические фракталы (с англ. дробный) позволяют скрупулезно выстраивать такие сложнейшие конструкции, которые могут осуществить с другими механизмами топологических преобразований полноформатный топологический круговорот среды. Если целочисленные кратные структуры
образуют огромные напряженные поля и полости, то кварковые многосоставные новообразования будут служить наполнителями и, в целом, снова определят встроенный тип, но уже обратного толка, В итоге, так называемые вещественные структуры, обязанные своим происхождением многократным объединяющим процедурам, оказываются окруженными так называемыми полевььми образованиями, олицетворяющими в большей мере процессы расщепления среды. Процессы же объединения оказываются встроенными в процессы расщепления. То, что предполагалось невозможным в диспозиции полярностей и соответствующих интенций расщепления и объединения среды в исходной яйцеклетке, благодаря неоднократному ее расщеплению и разведению полярностей по многим осям, становится вполне очевидной и объективной реальностью.
Итак, среда не позволяет себе забывать о грядущих изменениях кривизны поверхности исходной бинарной системы на противоположный знак и циклически уравновешивать разделяемые ею топологические полярности в целом. После развертывания пространства бинарных тенденций в генетическую игру вступает промежуточное состояние топологической среды, и вместе они вырабатывают все необходимые условия для круговорота среды.
Топологическая среда существенно видоизменяется. Предыдущее пространство обобщенных бинарных систем уступает место множеству топологических оснований. Это и кварки, и ядрышки-нейтрино, и струны, и, возможно, другие тополого — генетические основания. В промежуточном состоянии среды, видимо, выделяются также участки с такими конфигурациями, которые не имеют возможности перетечь в полярные области. Эти участки вынуждены будут и далее «влачить» промежуточное состояние, метаться из одной топологической крайности в другую, служить обменным материалом между многосоставными структурными образованиями, например, в виде фотона и других излучений (рис. 7).
Рис. 7. Варианты линейной и круговой поляризации конечного и бесконечного
Отсюда топологическая среда, в четвертом приближении, предстает вполне определенной совокупностью и последовательностью условий по выведению исходной бинарной моносистемы из центробежно — центростремительной, радиально — концентрической увязанности (закрытой системы координат преобразований) на простор топологических преобразований в трех открытых взаимно перпендикулярных осях и плоскостях, с последующим их свертыванием в обобщенную сферическую бинарность центростремительного типа.
Тезис 5. Топологические возможности и принципиальные ограничения преобразований среды. Непрерывность среды и дискретность структурных образований. Бинарные топологические кванты как основания генетических комбинаций. Исходя из отмеченной выше номенклатуры условий, необходимо изучить те перевалочные пункты, через которые осуществляется кругосветное путешествие среды. Говоря языком топологии, надо выявить те предельные случаи преобразований полярностей, около которых возможны простые периодические колебания, а также переходы из одной ипостаси в другую. Эти случаи связаны, безусловно, с пограничной зоной, с полярными ее интенциями искривления в ту или иную сторону, а также с уравновешиванием последних за счет разнообразного расщепления и объединения. Другими словами, необходимо изучить предельные случаи, как выпрямления, так и сильнейшего закручивания пограничной зоны, связанные с расхождением — схождением данных характеристик на взаимно перпендикулярные оси и плоскости.
Дело в том, что возможны различные варианты одновременного и последовательного сочетания процессов искривления с выпрямлением пограничной зоны, и они могут дать огромное разнообразие топологических фигур. Например, одновременное равномерное искривление поверхности вдоль одной оси и выпрямление вдоль другой, перпендикулярной первой, порождает цилиндрическую форму пограничной зоны. Последующее равномерное ее искривление относительно третьей оси, перпендикулярной первым двум, приводит к форме тора (рис. 8). А равномерное искривление пограничной зоны одновременно относительно двух взаимно перпендикулярных плоскостей проявляется сферой.
ь
а
Рис. 8. Вариант последовательного свертывания плоскости во взаимно перпендикулярных планах
Как видим, разные варианты сочетания и следования процессов искривления и выпрямления пограничной зоны относительно трех взаимно перпендикулярных осей приводят к разным топологическим фигурам. Возникающее структурное разнообразие закладывает достаточно широкие возможности круговорота материи. Но они ограничены определенными рамками топологических преобразований. Предел выпрямления пограничной зоны может проявиться параллельностью кромок рассечения среды, а предел закручивания — топологической точкой.
Из рассмотренных вьпие топологических преобразований среды вытекает следующий основной вывод: в преобразованиях среды отсутствует плавный переход топологических полярностей друг в друга. Тот же пример с делением исходной моносистемы тенденций пополам говорит о строго квантованных действиях, о дискретном количественном росте пузырьков и последующем качественном скачке результатов преобразований. Как следствие, имеем поэтапное структурное закрепление достигнутых согласований. Эти дискретности процессов, квантованное™ полярностей, этапнос-ти преобразований среды могут быть объяснены только тем обстоятельством, что они неминуемо затрагивают критические, предельные состояния топологической среды, достижение которых и плавные переходы через оные первоначально в принципе невозможны.
Какие же это состояния? Из нашего определения среды как напряженного состояния двух топологических полярностей и их обобщенных интенций следует, что она, стремясь к конечной величине, не может предстать идеальной точкой, а, стремясь быть бесконечной, оказывается все равно ограниченной рамками, хотя и огромных размеров. Она также не может поделить себя на две самостоятельные части и тем самым развести параллельно свои полярности и противоречивые желания. Поэтому топологическая среда всегда бинарна, при любом сочетании и даже при крайнем разбросе топологических полярностей она обязана включать какой-то минимум противоположностей. Отмеченному свойству бинарности среды подчиняются и специфика процессов, и характер структурных построений.
Теорема первая. В топологической среде невозможно плавное, непрерывное сферическое расширение конечного, невозможен и выход пограничной зоны на взаимные преобразования полярностей. Пограничная зона, сколько бы она не расширялась и не выпрямлялась, никогда не станет абсолютно плоской и не изменит без разрывов знак кривизны на противоположный.
Применим способ доказательства «от противного». Допустим, радиус пограничной зоны растет, сферическая поверхность выпрямляется и приближается к плоскому расщеплению. Но при этом топологическое конечное, то есть внутренняя область среды, также растет, и в непрерывном расширении сферы оно должно бы вскоре уравняться с топологической полярностью бесконечного. Получились бы две одинаковые полярности беско-
нечного, что является, конечно, абсурдом. Предположим, что топологические полярности уравниваются, и разница между ними исчезает, тогда пограничная зона между ними попросту должна исчезнуть. Поэтому рассуждения о том, что сферическая поверхность без расщепления (разрыва) далее может поменять свой знак кривизны и прогнуться в противоположную сторону, и, таким образом, начать плавное стягивание поверхности и продолжить соответствующее плавное, последовательное преобразование бесконечного в конечное, не имеют под собой оснований. Также не может быть принято предположение о том, что бесконечно развернувшаяся среда может плавно вернуться в топологическое конечное без «выворачивания наизнанку» своей пограничной зоны.
Поэтому сценарий круговорота среды посредством циклических колебаний и последовательных взаимных преобразований топологических полярностей на стороне бесконечного не состоятелен. О какой поверхности и прочих ее преобразованиях может идти речь, если она не делит среду на противоположности, имеющие место быть одновременно, ценой огромного разброса своих соотношений (измерение Грассмана)? Следовательно, данную предельно верхнюю планку топологических преобразований среды невозможно плавно пересечь посредством глобального сферического расширения. Другими словами, бесконечная сфера не может служить перевалочным пунктом для преобразований топологических полярностей, плавного представления конечного бесконечным и обратно. Вселенная огромна, но не бесконечна.
Теорема вторая. Бесконечное, равномерное стягивание сферы в идеальную точку, а затем обратное развертывание точки в сферу в топологической среде невозможно. Также невозможно посредством попеременной смены процессов стягивания и растяжения точки обеспечить бесконечный топологический круговорот на стороне конечного. В планомерном стягивании сферической поверхности в точку таится опасность потерять внутреннюю область и, соответственно, топологическую полярность конечного. Таким образом, означенная топологическая процедура невозможна и в нижнем пределе. Из топологических преобразований идеальная точка выпадает.
Теорема третья. В принципе невозможно плоское, без искривления, глобальное расщепление среды на две половинки и полное их обособление. Топологически это означало бы абсолютную параллельность сторон рассечения без конца и края, равенство областей и отсутствие полярностей среды как таковых, что является абсурдом.
Из всего сказанного следует удивительный вывод, что топологические пределы, как таковые, из круговорота среды исключены. Соответственно, ни в макромасштабах — при бесконечном расширении сферы, ни в микромасштабах — при бесконечном ее стягивании в точку, ни в середине -при плоском расщеплении среды, уравнивании полярностей и периодическом преобразовании одной полярности в другую и обратно, гопо-
логические процессы не способны на последовательные, плавные переходы и полные преобразования друг в друга. Другими словами, в топологической среде обнаруживаются три предельные состояния, которые служат преградой собственно ее круговороту. Отмеченные в теоремах ограничения и служат основаниями напряженного состояния топологической среды и источником энергии, проявляемой пограничной зоной при образовании из нее различных конфигураций относительно данных критических состояний.
Как ни парадоксально звучит, под плавностью переходов процессов понимается их непрерывное движение к достижению предельных показателей — до полного исчерпания возможностей среды, и далее — мгновенный (скачкообразный) ее переход с помощью топологических механизмов из одного состояния в другое. Однако вместо резкого скачка процессов в предельных состояниях топологическая среда стала вырабатывать из них бинарные сочетания, и взаимные преобразования полярностей стали осуществляться поэтапно, мелкими шажками, направленными на плавное регулирование общего соотношения полярностей.
Известно, что феномен самоорганизации материи традиционно связывают с возникновением упорядоченных структур и форм ее движения из первоначально случайных, нерегулируемых, без специальных внешних воздействий состояний. Когда же выясняется высокая организованность и строгая регулируемость исходного начала, то под самоорганизацией топологической среды остается понимать лишь переход ее из одного предельно организованного состояния, наделенного пространственной структурой и регулярной временной последовательностью, в другое и обратно. Одно из условий развития самоорганизации в топологической системе — она должна быть в начальный момент сильно обобщенной и топологически неравновесной. Топологическое равновесие среды означало бы равенство ее полярностей, идентичность их интенций, размытость преобразований и соответственно отсутствие структурных закреплений как таковых.
Условию неравновесности и обобщенности соответствует представленное выше сферическое образование как триединство интенций, преобразований и структурных закреплений. В фазовых переходах нетрудно различить медленно перестраивающиеся регулярные новообразования — структуры с различными соотношениями полярностей, их преобразования, связанные с дифференциацией и развертыванием на взаимно перпендикулярных осях и на плоскости. Именно потоки преобразований, «вращающиеся» вокруг трех взаимно перпендикулярных осей и плоскостей, связанные с развертыванием — свертыванием их количественно — качественных показателей, расхождением -схождением интенций, рядоположенно, последовательно-параллельно на плоскости и вложенно, радиально — концентрически в сфере, создают и поддерживают неисчезающую неравновесную систему и обеспечивают топологический круговорот. Происходит сложное интенсив-
ное взаимодействие по всему фронту топологических тенденций, осуществляются обширные преобразования, фиксируемые во множестве усложняющихся структурных образований.
Как описать данный предельный случай топологической самоорганизации, в котором удалось разобраться? Только созданием физических моделей и проведением математической обработки. В среде, где происходит самоорганизация, бинарные образования с четкой регулярностью и последовательностью тяготеют то к одной, то к другой полярности. А попеременным, поэтапным структурным закреплением данных двух интенций в трех отмеченных выше ипостасях заполняются промежуточные состояния среды, Появляются устойчивые потоки срединных новообразований. Они-то регулярно и отдают приоритет то одной, то противоположной полярности, обеспечивая топологический круговорот. Значит, хаотически возникающие на первый взгляд первичные структуры и их усложняющиеся сочетания являются участниками согласованных преобразований, развивающихся и охватывающих все элементы среды, обеспечивающих триединство коллективного существования (рис. 9).
Рис, 9, Визуальный образ, представляющий признаки регулярности процессов, схождения и расхождения рядов взаимодействий на плоской и искривлен ной поверхности, биполярносги планов в трехмерном пространстве
В результате бинарно-квантованной технологии становится реальной поэтапное, последовательное достижение общих интенций. Совмещенные кванты, участвуя в различных согласованиях указанных процессов и приобретая многосоставной, усложняющийся характер, позволяют достаточно полно реализовать сами топологические полярности и все этапные преобразования, включая их переходы через критические состояния среды, и далее непрерывно двигаться по бесконечному кругу.
Итак, исходную микросферическую бинарную композицию процессов расщепления и объединения среды можно принять за эмбрион будущей материи. Значение бинарной композиции топологических тенденций и ее открытие состоит в том, что в ней, как в гене (вернее, как в геноме), не в переносном, а в прямом смысле этого слова, заключена вся последующая история развития Вселенной. В единой топологической композиции объединено все то, что мы потом назовем развертыванием вещественно-полевого состояния материи, взаимодействием пространства и времени. В этой толстостенной сферической композиции топологических тенденций заложены базовые свойства всех последующих топологических преобразований — бинарность, вложенность, центробежные и центростремительные направления структурообразования и т, д. В целом состояние данного эмбриона материи можно оценить понятиями раздельности, обобщенности и вложенности топологических интенций среды. Пока обобщенные пространства данных процессов строго разделены между собой пограничной зоной, они совокупно образуют лишь одну единственную, свернутую топологическую фигуру.
Далее подключаются процессы расщепления и объединения топологической среды, как конкретные средства преобразования соответствующих тенденций. При этом, в принципе, возможны два варианта вложения их друг в друга. Первый вариант, когда пространство расщепления среды занимает внутреннее положение, строго отграничивается и замыкается внешним пространством объединения, представляется правомерным. В этом и состоит призвание процессов объединения — воссоединить и купировать расщепляющиеся области среды. Представить же обратную картину, когда процессы объединения отграничены снаружи и замкнуты со всех сторон процессами расщепления, весьма трудно. Ведь задача расщепления не замыкать что-то, а делить и множить. Поэтому другая крайность симбиоза данных топологических процессов представляется выше описанной величественной диффузной картиной. Это другое, развернутое состояние исходного обобщенного однообразия, «стволовых клеток» мироздания. Далее происходит дифференциация данных стволовых клеток среды на явно выраженные топологические полярности и вырабатывается множество промежуточных образований, способных осуществить топологический круговорот среды.
Топологическая среда располагает весьма узким набором комбинаций в составе отмеченных двух процессов в трех взаимно перпендикулярных плоскостях. Они становятся архитекторами перевода порядка из простейших линейного вида в нелинейные и обратно, что до сих пор казалось парадоксальным. То есть бинарные кванты, располагаясь линейно, параллельно и/ или радиально, концентрически выдают огромное разнообразие поэтапных топологических новообразований. В конечном счете, это разнообразие, своими неоднократно расходящимися и сходящимися участками, прокладыва-
ет лишь одну магистраль и приводит в конечный пункт, являющийся началом нового витка топологических преобразований. Отмеченные выше комбинации механизма топологического кругооборота наблюдаются на всех уровнях эволюции Вселенной, что позволяет говорить о топологической генетике как о Теории всех процессов Вселенной.
Заключая данный фрагмент, надо отметить, что под топологической генетикой в целом, и под топологическими условиями, в частности, необходимо понимать общее, поэтапно обновляющееся состояние топологической среды, связанное с ее полярным структурированием. Те или иные актуализируемые сочетания топологических процессов являются лишь оперативным ответом на возникающие потребности, на вновь открывающиеся возможности более общей структуры. Посредством поэтапно сближающихся центральных новообразований топология всегда имеет дело с развертыванием и свертыванием пространства бинарных структур, а также последовательным их согласованием по многим линиям. Поэтому когда мы заменяем эт& gt-'- глобальную, становящуюся структуру понятием условий среды, которые поэтапно, калейдоскопически меняются и каждый раз носят как бы специфический характер, эта подмена существенно снижает наше понимание топологии вообще, смысла и тенденций топологических преобразований, в частности. Наше сознание вынужденно идет на множество частных обобщений, которые трудно или подчас невозможно привести к общему знаменателю.
Отсюда, топологическая среда, в пятом приближении, предстает как пульсирующее пространство перевода триединства своих интенций, преобразований и осуществленности из однообразно-свернутого, раздельно-обоб-щепного и неравновесно — вложенного состояния в многообразно развернутое, бинарно сочетанное и уравновешенно параллельное состояние. А структурированное состояние среды порождает обратную тенденцию и соответствующие преобразования, направленные на плавную регуляцию циклов топологического кругооборота. Это свидетельствует о самоорганизации среды.
Фактически мы перечислили наиболее значимые свойства топологической среды, способ, условия и механизмы проявления материи, возможные сочетания топологических полярностей и их следствия. Данный неполный список утверждений достаточно ясно указывает на наличие четкой логики развертывания материи (последовательной фиксации топологических структур), направленной на выработку полярностей, встречный характер и асимптотическое их поведение по созданию сближающихся и центральных (серединных) структур. Наиболее полно олицетворяя отмеченные три ипостаси механизма топологического кругооборота, развитые серединные бинарные структуры вначале уравновешивают полярности, а затем отдают приоритет объединительному процессу перед расщеплением и, в конечном счете, возвращают топологическую среду в первозданное состояние.
В итоге вся палитра проявления материи заключена между двумя моментами развертывания и свертывания пространства процессов расщепления и объединения топологической среды и представляется бинарными топологическими образованиями разной степени соотношений полярностей, открытости — закрытости, неразрывности-дискретности, искривленности — выпрям-ленности. линейной последовательности и фронтальной параллельности, встроенности и надстроенности структурных образований (рис. і 0 и 11).
Рис. 10. Визуальный образ взаимного проникновения топологических полярностей и бинарного проявления материи (Картина М. С. Эшера «День и ночь»)
Рис. 11. Шутливый образ встроенного (матрешечного) типа топологических новообразований, многократных наслоений и компактификации размерностей
Практическое значение. Представленная выше методология топологического подхода, как нам кажется, достаточно убедительно демонстрирует его теоретическую мощь и прикладное значение для описания начальных мгновений Вселенной, не находивших до сего дня удовлетворительных объяснений. Тысячу раз прав был Л. Больцман, утверждая, что нет ничего практичнее, чем хорошая теория. После проведенного теоретического анализа отмеченные условия и механизмы проявления топологической среды можно обнаружить в натурном эксперименте, хотя Вселенная в целом и так демонстрирует перед нами непрекращающийся натурный эксперимент. Поэтому, оценивая отдельно взятые преобразования, важно рассматривать их в контексте топологической генетики.
Касаясь же современного состояния Вселенной, надо отметить, что вскрытые нами фундаментальные тенденции топологических процессов расщепления и объединения среды к настоящему времени предстают наиболее ярко. Выделяются достаточно крупные, если не сказать гигантские, вполне оформленные космические тела, которые, в свою очередь, во множестве составляют сложные моносистемы и галактические объединения. В них вполне четко наблюдаются как объединяющая тенденция структурных образований, так и резкое обособление последних друг от друга. Происходит обоюдное усиление бинарных процессов (рис. 12). По мере развертывания пространства процессов расщепления созревают также условия для широкого охвата и усиления процессов объединения.
Рис. 12. Картины Вселенной
Во Вселенной реализуются все вышеперечисленные способы, условия и механизмы топологического кругооборота, нашли структурное закрепление крайние топологические полярности и срединные новообразования. Правда, отдельные феномены, в силу точечного происхождения, составного нитеподобного (струнного) строения и, соответственно, из-за своей малой наблюдаемости извне или вследствие замкнутости и свернутости (в себя), вследствие своего слабого взаимодействия с другими образованиями, объявляются учеными темной энергией, антиматерией, белыми и черными дырами и т. п. На самом деле, имеет место лишь многообразное расщепление и объединение топологической среды, преобладание одной составляющей механизма топологического кругооборота над другой и топологический разброс параметров. Если внутри областей Вселенной идет интенсивное объединение, то во внешнем плане наблюдается углубление раскола между этими областями. Углубление раскола между галактиками не означает их удаления друг от друга с тем или иным ускорением (или скоростью), как пытаются интерпретировать эффект Доплера некоторые ученые. Просто идет капитальная зачистка пограничной зоны между галактиками от предшествующих вещественных образований. Их непосредственному взаимному расположению теперь ничто не мешает. Наше соседство не омрачено множеством кромок-барьеров, последовательное преодоление которых создает представ-
ление об их отдаленности и наличии между нами определенного расстояния. Наоборот, галактики, ассимилируя в себя промежуточные структуры, сближаются. Наблюдаемая огромная прозрачность Вселенной, четкая очер-ченность бесконечного числа образований, свободное распространение и отражение электромагнитных излучений, то есть сама возможность лицезрения миллионов и миллионов звездных скоплений, галактик и туманностей, подтверждают приведенные умозаключения.
Итак, ответом па вызов времени является единая тополого-генетическая теория Вселенной, способная обстоятельно разрешить проблему возникновения пространственно — временных параметров физического бытия. Она позволяет унифицировать наши представления о принципах и видах взаимодействий, реализующихся на любом уровне мироздания. Теория единственности и фундаментальности срабатывает лишь при признании генетической сути топологической среды. В этом случае бесконечное разнообразие объективных процессов можно объяснить существованием в самом начале становления Вселенной очень малого количества характеристик (собственно тополого — энергетической бинарности и их производных), играющих роль оснований для тополого — генетических преобразований.
И вот тут возникает труднопреодолимый соблазн огласить полный список топологических преобразований, детально представив удивительное начало- огромное, полное экспериментов, прекрасное прошлое- завораживающее настоящее и таинственное будущее. Но изложенного, по мнению автора, вполне достаточно для создания у коллег общего представления, для подключения их в коллективный познавательный процесс в русле представленной теории, потому что такая же задача поиска истины, доказательства правоты своих рассуждений возникает у представителей различных отраслей науки. Каждый должен пройти свой участок пути. Дуализм и встречное движение — неотъемлемое свойство нашей Вселенной и его следует принять, как реальный факт, и в научной сфере. Более развернутый очерк отдельных положений можно почерпнуть из наших книг: Генетическая теория Вселенной. — Уфа: Изд-во «Гилем», 2006. — 256 с.- Материя и ее сознание, — М.: Народное образование, 2002. — 304 с.
Заключая сказанное, можно о тметить, что Вселенная — это мы сами, и многие трудности ее познания скрыты в нас самих. Открыть в науке нечто новое — это полдела, гораздо труднее довести выявленное знание до общественного сознания и признания коллег. Современные мысли трудно воспринимаются современниками, но становятся ясными, само собой разумеющимися со временем. Недаром Нобелевский лауреат С. Хокинг пишет: «Если мы действительно откроем полную теорию, то со временем ее основные принципы станут доступны пониманию каждого, а не только нескольких специалистов. И тогда все мы — философы, ученые и просто обычные люди — сможем принять участие в дискуссии о том, почему так произошло, что существуем мы и существует Вселенная. И если будет найден
ответ на такой вопрос, это будет полным триумфом человеческого разума, ибо тогда нам станет понятен замысел Бога» (В кн.: Комаров В. Н. Тайны Космических катастроф. М., 2000, с. 481). Итак, братья и сестры по разуму, я приглашаю Вас к дискуссии.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой