Социальная сущность науки и ее духовные проблемы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И.М. Меликов
Социальная сущность науки и ее духовные проблемы
Аннотация: статья посвящена осмыслению духовных проблем науки. Наука, согласно автору, имеет социальную сущность. Наука служит не познанию, не истине, а социальной пользе. Исходя из того, что общество безразлично к вопросам духовности, автор обосновывает идею о том, что это порождает серьезные проблемы духовного плана. А их следствием являются нежелательные явления в современном обществе.
Ключевые слова: наука, общество, духовность, нравственность, творчество.
Наука занимает особое место в современном мире. В современных условиях наука — это одна из основных производительных сил общества и утвердившийся в своих правах социальный институт. Современное общество уже невозможно представить без науки. Наука определяет все принципы общественной жизни, она выступает критерием истины, она все больше вторгается в частную жизнь людей.
Без нее не обходится ни одна область общественной жизни. Практически невозможно выделить какую-либо сферу социальной жизни, которая не испытывала бы непосредственное влияние науки. Нет ни одной сферы общественной жизни, которая ни была бы реализацией научных проектов. Нынешняя общественная жизнь полностью проектируется в науке, т. е. именно наука выступает ее источником. Наука разрабатывает свои проекты, которые, осуществляясь, потом образуют наш социальный мир.
Когда-то в прошлом философы мечтали о просвещенном обществе. Нынешнее общество стало не просто просвещенным, а наукоцентистским. В духовной жизни современного общества именно наука играет главную роль. Научное мировоззрение — это основа современного сознания. Наука оказывает возрастающее влияние на искусство, религию, мораль, на внутренний мир человека. Примечательно, что в наше время не религия, не мораль, не психический мир человека воздействуют на науку, а, напротив, именно наука на них. Более того, именно научный разум формирует душевный склад нашего современника. Он боится проявлять свои эмоции, а если это случается — комплексует, потому что принято считать, эмоции недостойны человека, т.к. он существо рациональное, разумное. А разумность воспитывает у него наука.
Современный общественный прогресс непосредственно основывается на прогрессе науки и техники. Нынешнюю эпоху называют технической, а техника — это плод развития науки.
Наука сегодня в общественной жизни занимает, можно сказать без преувеличения, такое же место, что и религия в средние века. Тогда религия определяла нормы, принципы общественной жизни, ее ценности, идеалы, истины, сегодня это делает наука. Она стала основой мира социальности. Не случайно и процесс социализации происходит через образование, содержанием которого является приобщение к миру науки. Вся система образования, начиная от начальной школы и кончая высшей, построена на формировании у человека рационально-логического мышления, а вместе с ним ценностей науки и соответствующего рационально-логического поведения. Современный человек должен логически мыслить и вести себя логично. Нелогичное поведение считается в нашу эпоху неким анахронизмом и почти тождественно аморальности. Образование означает образование, т. е. появление, обретение образа, в данном случае человека как рационального существа [5. С. 109−115].
Именно наука в наше время открывает человеку дверь в человеческое общество. Сегодняшний человеческий мир — это мир воплощенных знаний. Это мир сложных технологий не только в производственной сфере, но и межчеловеческих отношениях. Без образования человек уже не может быть полноценным гражданином общества. Наш век сохранил иерархию общества, но ликвидировал наследственную принад-
Меликов Ибрагим Мустафаевич, доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии РГСУ.
Тема докторской диссертации: «Свобода как идеал духовной жизни в системе религиозно-философского мировоззрения».
Основные публикации: «Свобода в духовной жизни» (монография, 2002), «Проблема свободы в работе Розанова „Легенда о Великом инквизиторе“ Ф.М. Достоевского» (2009), «Идея власти как власть идеи» (2011).
Сфера научных интересов: духовные аспекты человеческого бытия. e-mail: imelikov@rambler. ru
лежность к сословиям. Если в прошлые столетия человек по рождению уже принадлежал к дворянам, то теперь эта принадлежность в лучшем случае обеспечивает моральное удовлетворение. Принадлежность к тому или иному сословию определяется уровнем образования и профессионализма. Образование, в основе которого лежит наука, — это нынешний критерий социальной иерархии. Именно оно обеспечивает человеку соответствующее социальное положение и выступает средством повышения социального статуса. Уровень образования и определяет в наше время социальную иерархию. Сегодня самые высокооплачиваемые профессии в мире — это не те, которые отличаются трудоемкостью, а те, которые требуют высокого уровня образования. А передовой край мировой экономики связан не с продажей ресурсов и товаров, а с распространением и внедрением наукоемких технологий. Если, как говорил Ф. Бэкон, знание — сила, то в наше время рационально-научное образование — власть.
Наука стала социальным институтом. И как таковая она взаимодействует с экономикой, политикой, отдельными отраслями духовной жизни.
Все сущностные особенности науки исходят из того, что она представляет собой социальный феномен. Наука входит в структуру общества и является составным его компонентом. Наука составляет одну из производительных сил общества, благодаря которой последнее, в особенности современное, получает возможность развиваться. И как таковая наука ориентируется на внешнюю практику, на изменение окружающего внешнего мира человека. Наука поставлена целиком на службу внешней жизни человека. Главное для нее — изменить внешние условия существования человека, а в идеале — изменить все общественные условия, все общество в целом. Причем, таковыми являются не только естественные и социально-прикладные науки, но все больше науки гуманитарные, т. е. науки, связанные с индивидуальным бытием и внутренним миром человека.
Цели, которым служит наука, определяют ее форму и содержание. Сама наука представляет уже способ достижения и осуществления этих целей. Наука как составная часть общества, как общественный институт, предлагает свой, соответственно себе способ достижения целей социального переустройства. Этим способом является познание. Наука — это сфера не чистого познания, не сфера самостоятельного знания, а сфера того познания и того знания, которое подчинено социальным целям.
Наука в современном понимании, как феномен общественной жизни, возникает в Новое время. Причины возникновения науки однозначно социальны. Новое время знаменуется, как известно, зарождением капитализма. А капитализм характеризуется ускоренным социально-экономическим развитием и требует новых производительных сил. И новой производительной силой капиталистического общества становится наука. Новое время — это время научной революции. Наука из сферы познания превращается в направление социальной практики.
Именно этого момента выработкой знаний и теорий наука уже не ограничивается. Выработка знаний -это сфера еще чистой науки. Но наука — еще и социальный институт, она включена в систему общественных связей и в качестве таковой должна участвовать непосредственно в самой общественной жизни. Наука должна еще выполнять свою общественную роль и приносить конкретную практическую пользу. Результаты чисто научно-теоретической деятельности должны еще включаться в социальные отношения и функционировать в их структуре. Поэтому научные знания воплощаются в соответствующие формы, в которых они получают свое завершение как теоретическое явление и начинают функционировать как элемент социальной практики, как составная часть общественных отношений.
Для социальных, обществоведческих и все более для всех гуманитарных наук такой формой воплощения является сфера политики и общественно-государственного управления. Их включенность в социальные отношения обеспечивается через подчинение политическим запросам. Поэтому их окончательная продукция выражается в политических программах, проектах, рекомендациях, в политической идеологии, то есть в том, что подготавливает определенное социальное действие.
Для естественных наук такой формой воплощения является техника. Техника — это результат и конечное воплощение научного познания и научного знания. Это опредмеченные в природном материале знания. Все особенности науки воплощаются в особенностях техники. Техника представляет собой, с одной стороны, средство материальное, которое может изменять материальную жизнь людей, с другой же — техника есть материальное воплощение рационализма и логики в реальной жизни. И в таком виде ее функционирование подчиняется законам строгой логики.
Воплощаясь в технике, наука выполняет возложенные на нее социальные функции. Техника включается в общественные отношения и может функционировать в качестве реальной социальной единицы. Техника в социальной жизни выступает системой искусственных органов деятельности общества. Через технику наука может включаться в конкретный процесс изменения внешних условий и в целом социальной жизни человека.
Исходя из указанных особенностей науки, можно представить особенности видения мира наукой. Мир предстает в науке следующим образом. Мир сам по себе, в своей основе, материален. Материальный, объективный внешний мир есть подлинное содержание мира. В мире действительно только то, что выража-
ется в материальном, объективном мире. Но вместе с тем сущность материального мира остается скрытой от непосредственного восприятия. Сущность мира не находится на его поверхности. Она скрыта внутри его. Все происходящее в материальном мире представляет собой лишь проявление его сущности. Сущность же не дана непосредственно в ощущении. Поэтому существует наука, которая вскрывает сущность этого материального мира. Как говорил К. Маркс, если бы сущность и явление совпадали, то всякая наука была бы бессмысленна. Раскрытие сущности есть очищение явлений от всего случайного. Сущность логична и представляет собой некую логическую структуру. Она есть логический внутренний закон развития явлений. Но в то же время с помощью логического мышления мы можем раскрыть сущность мира. Сущность логична по сути, и поэтому мы ее можем постигать с помощью логического мышления, то есть с помощью рационального познания.
Таким образом, наука целиком представляет социальный феномен. Но вместе с тем она часть духовной жизни. И если как социальное явление она вписывается в социальный мир и соответствует ему, то как духовное явление она далеко не всегда соответствует принципам духовного бытия. Существуют серьезные проблемы ее соответствия нормам и идеалам духовной жизни.
Причиной духовных проблем науки является социальная ее направленность, то, что она имеет практическое предназначение. Наука служит не познанию, не истине, а социальной пользе. Польза, в свою очередь, как и бывает обычно, расходится с нравственностью и духовностью. Как правило, польза находится по одну сторону, а духовность — по другую. Само понятие пользы возникает из игнорирования духовно-нравственного бытия. Именно из этого вытекают негативные последствия научной деятельности.
Наука выполняет не просто познавательные функции, а служит общественной пользе. Наука полностью вписывается в общественную жизнь и соответствует ее требованиям. Однако это обстоятельство порождает серьезные проблемы духовного плана. Дело в том, что социальность безотносительна к проблемам духовности. Социум — это общее бытие индивидов, в котором духовность не является ценностью [2. С. 136−148]. Общество безразлично к вопросам духовности. Духовные ценности в обществе значимы постольку, поскольку включаются в социальные, но сами по себе они особого веса не имеют. И те факторы, которые позволяют науке соответствовать общественным требованиям, порождают достаточно глубокие духовные проблемы, последствия которых реализуются в социальной жизни, порождая нежелательные явления [1. С. 3 — 10].
Ситуация с наукой такова, что буквально чуть ли не все ее характерные признаки порождают проблемы духовного плана и негативные последствия. Это не недостатки, которые являются продолжением достоинств, они не есть результат злоупотреблений. Дело в том, что сами признаки и особенности науки в основе своей являются ущербными в духовном плане. Основные черты науки образуют в то же время ее недостатки. Сами принципы науки в духовном смысле порочны, потому они оборачиваются соответствующими пороками. Их в науке много. Но к числу самых характерных и принципиальных можно отнести следующие.
Во-первых, наука абсолютизирует объективность, т. е. материальный мир. Объективность в ней — самая высшая ценность. А это выливается в объективизм. Необъективный, сверхобъективный мир для науки не значим. Наука целиком апостериорна, априорные истины она отвергает. Она доверяет только фактам и эмпирическому опыту. Иной опыт, к примеру, духовный для нее просто не существует. Для науки в мире нет ничего, кроме материи. Мир же, конечно, материей не ограничивается, и потому научная картина мира предстает чрезвычайно суженной, а следовательно, нередки в ней искажения, и зачастую — очень грубые.
Во-вторых, наука рационалистична, т. е. абсолютизирует мышление, а точнее его форму, которая выражается в логике. Но почему, собственно говоря, в науке считается, что только то, что логично, истинно? Почему логика узурпирует власть над истиной? Разве истина не может быть нелогичной и парадоксальной? Почему считается, что знания должны быть непротиворечивыми, в то время как весь мир и сама жизнь противоречивы? Рационализм, как правило абсолютизирует одну из всех возможных логик, причем не самую существенную, а остальные игнорирует. В результате и выводы такой логики получаются односторонними в лучшем случае, а в худшем — ложными. Как говорил Д. Юм, логика строится на вере в однообразие мира. Однако, разумеется, мир не однообразен, а многообразен, и убежденность в однообразии мира не может порождать никакого понимания мира.
Основой рационализма выступает метод обобщения, а он, в свою очередь, не позволяет проникать в сущность явлений. Сущность ускользает от обобщения, которое, как правило, схватывает несущественное и поверхностное в явлениях. Поэтому наука, не располагая адекватными средствами, не может в достаточной степени проникать в сущность явлений. Отражение сущности — это, скорее, исключение, чем правило при существующих ее принципах.
Тем самым наука представляет собой, с одной стороны, неосхоластику, возрождение схоластики, ибо именно схоластика строилась на абсолютизации логики, а с другой — неоязычество, ибо в ней нет понятия единого Бога.
Третья проблема связана с характером научного знания и научной истины. Она определяется особенностями самого феномена науки и научного познания. Научные знания, исходя из отмеченного выше, имеют
эмпирический, обобщенный, т. е. усредненный, аксиоматический, отвлеченный, смоделированный, логический, то есть построенный на принципах формально-логической индукции или дедукции, формальный, безотносительный к духовным и нравственным проблемам характер. Это определяет и характер истины, которая в них представлена. В рамках самой себя наука, как сфера познания, ставит своей целью отыскание истины. Но истина в науке и в научных знаниях, хотя и провозглашается конкретной, все же реально таковой не является. Она носит абстрактный характер. Все научные законы носят именно абстрактный, а не конкретный характер. Ни один закон науки не описывает ни одного конкретного явления, ни одного конкретного факта. Ко всем конкретным эмпирическим явлениям наука подходит с позиции абстрактных законов и абстрактных знаний, истинность которых обнаруживается прежде всего не в действительности, а в рамках самой науки и научной теории. Конкретные эмпирические факты в науке описываются и объясняются с помощью абстрактных законов. Для науки в подходе к реалиям жизни важен именно абстрактный закон, абстрактная истина, а не сама действительность.
Более того, и это является более существенным, научная истина носит абстрактный характер не только по отношению к эмпирической, материальной реальности. Истины науки абстрактны и по отношению к реальности духовной. Научные истины, как и научные знания безотносительны к духовной жизни и духовной стороне мира. Они абстрактны по отношению к нравственности, к любви и красоте. К примеру, Дарвину принадлежит теория эволюции биологического мира, у которой основой выступает «борьба за существование». Но Дарвин полностью абстрагируется при этом от того, что помимо этого в природном мире существует любовь, гармония, красота, не говоря уже о том, что они играют более важную роль, чем «борьба за существование». Ведь не будь полового инстинкта, материнской любви, животный мир не мог бы не то, что эволюционировать, но просто вымер бы. А вот существовал бы он или нет, не будь «борьбы за существование», это еще большой вопрос. Кстати говоря, другой ученый — русский мыслитель П. Кропоткин развивал идею о сотрудничестве как основном принципе живого мира. Но, как известно, не эта идея, а теория Дарвина доминирует в научном мире.
В-четвертых, наука не выступает учением, она есть технология. Наука создает лишь иллюзию исследования проблемы, а зачастую вообще ее не решает, но предписывает как надо ее решать. Идеям в науке не уделяется внимания, не говоря уже об идеалах, рассматриваются только вопросы технические, т. е. чистая технология. В науке нет своей сознательной вырабатываемой идеологии, идеологии той области, которой она занимается. Идеология в каждой науке складывается стихийно, следовательно, очень часто реализуются идеи ложные и бездуховные. Типичным примером науки технологического типа является юридическая наука, в которой вообще нет понятия справедливости, хотя она разрабатывает законы, выражающие, как предполагается, идею справедливости. Наукой-технологией является экономическая наука, построенная на ложной идее прибыли, вместо идеи хозяйства. В ней средство подменяет цель. Наукой-технологией является и медицина, которая разрабатывает технику лечения болезней, но не исследует вопрос о причинах болезней. Отсутствие идейной основы и идеалов в науке приводит к тому, что и технология, которую она разрабатывает, становится ущербной. В этой технологии внешняя сторона преобладает над внутренней, формальная над содержательной. Причиной этой ущербности является абстрактный характер знаний и истин в науке. Конкретность же истины предполагает гармонию внутренней и внешней жизни, формы и содержания.
В-пятых, наука игнорирует принципиально внутренний мир человека, вообще не ставит вопрос о развитии внутреннего мира человека. Примечательно, что даже в рамках психологии, исследующей душу человека, т. е. его внутренний мир, существуют теории, которые отрицают существование человеческой души. Согласно им, у человека нет души, а есть психика, представляющая собой совокупность рефлексов и инстинктов. Утвердилась в современном мире и такая по смыслу абсурдная идея: душа — это сфера религии, психика — сфера науки психологии. На самом деле — это не больше, чем игра словами, ибо, понятно, что слова «душа» и «психика» означают одно и то же. И за этим стоит игнорирование человеческой души.
В-шестых, наука безотносительна к вопросу о духовности, что приводит довольно часто к бездуховным последствиям. Таково наше время, что интеллектуальное развитие считаем атрибутом духовности. Но основой духовности выступает прежде всего нравственность. Интеллект же далеко не всегда согласуется с нравственностью, а нравственность не входит в критерии научности. Разрабатывая какие-либо проекты, наука не задается вопросом, нравственно ли это. Для нее главным выступает открытие и внедрение открытия с целью извлечения прагматической пользы. В науке нет понятий добра и зла, а следовательно, для нее безразлично следовать добру или следовать злу. Человек от науки не становится нравственно чище и лучше. Даже наоборот наука легко поддается соблазнам и иллюзиям, во имя осуществления которых он готов поступаться любыми нравственными принципами. Именно поэтому довольно часто престижными отраслями науки выступают как раз те, которые служат разрушительным и безнравственным целям: ядерная физика, служащая основой разработки ядерного оружия- генетика, вынашивающая планы искусственного выведения бездушных людей-клонов- психология, разрабатывающая механизмы скрытого воздействия и манипулирования людьми и т. д.
Наука входит в диссонанс с духовными принципами человеческой культуры, в ней нет любви ни к миру, ни к людям, она перестает служить гуманистическим целям. Относительно науки в этом плане очень точно выразился американский писатель Курт Воннегут: «Над чем бы ни работали ученые, у них все равно получается оружие». Самыми престижными отраслями науки выступают как раз те, которые служат разрушительным и безнравственным целям: ядерная физика, служащая основой разработки ядерного оружия- генетика, вынашивающая планы искусственного выведения бездушных людей — зомби и т. д. Идеал для науки — это обслуживать военно-промышленный комплекс. Современная наука больше, чем созидательным, служит разрушительным тенденциям.
И сегодня наука перед собой поставила осуществление таких двух зловещих задач, как выведение искусственного человека и создание психотропного оружия. Их сокровенный смысл создание безвольных зомби, которыми можно легко манипулировать в политических интересах. И ту, и другую задачу наука практически уже осуществила. Недавно изобретена технология клонирования, средства же технического воздействия существуют уже давно. Дело теперь — за их совершенствованием.
Разрушительные тенденции в науке усиливаются еще и тем, что она, если и не игнорирует принципы красоты в мире, то трактует ее слишком сужено, слишком ограниченно, как принцип познания и искусства в лучшем случае, но не как высший закон физического и сверхфизического мира, не как принцип высшей целесообразности.
Мы говорим, что наука приносит пользу обществу. Однако это только общая фраза. Конкретно наука обслуживает военно-промышленный комплекс и бизнес. Исходя из этого, можно сказать точнее, что наука приносит прибыль. А прибыль — понятие относительное. Наука создает новую социальную реальность, а вместе с ней и новые проблемы, решением которых потом начинает заниматься. К примеру, с помощью науки создаются генетически модифицированные продукты, которые вызывают нежелательные последствия, а потом она же начинает разрабатывать методики лечения от этих нежелательных последствий. Многие проблемы современности порождаются именно наукой. Это экологические, проблемы со здоровьем, сугубо социальные, связанные с утверждением узкого прагматизма, техногенные и т. п.
Наука очень часто ставит цель улучшить человеческую жизнь, но, будучи бездуховной, очень часто ухудшает ее, если не утверждает разрушительность. Наука стремится внести в человеческую жизнь совершенство, но реально вносит только одно несовершенство. Показательно в этом плане отношение науки к природе: она стремится улучшить жизнь человека за счет покорения природы, на деле же только нарушает гармонию во взаимоотношениях человека и природы, создает экологические проблемы, которые перерастают потом в экологический кризис. Как сказал М. Хайдеггер, «наука вряд ли может помочь человеку, коль она не знает собственного предела и смысла» [4. С. 137].
Два художественных произведения очень точно, как представляется, отражают этот план науки. Во-первых, «Собачье сердце» М. Булгакова, в котором помимо основной идеи, связанной с преподнесением карикатурности социалистических принципов, заключена и другая не менее значимая, связанная с научной деятельностью: ведь именно наука в лице профессора Преображенского ставит эксперимент, в результате которого хорошего пса превращают в плохого человека. Второе произведение — это фантастический роман В. Беляева «Человек-амфибия». Идея его тоже о научном эксперименте, преследующем, как представляется ученому, благую цель. Ученый-хирург пересаживает своему сыну жабры, думая, что они сделают его жизнь богаче, чем жизнь обычного человека, но это оборачивается для него трагедией. Самая сокровенная мысль романа содержится в последних словах ученого-хирурга, обращенных к сыну: «Я хотел сделать тебя самым счастливым из всех людей, а сделал самым несчастным».
Безотносительность к духовности в науке провоцирует и ученых заведомо следовать в своей деятельности принципом зла и безнравственности. Пожалуй, наиболее выразительно идею безнравственных основ научной деятельности отразил Гете в своем знаменитом «Фаусте», в котором ученый ради познания продает свою душу дьяволу. Не случайно и известный в истории убийца-рецидивист Джек-потрошитель был опытным хирургом и совершал свои убийства в научно-исследовательских целях.
В-седьмых, в науке нет понятия должного. Как говорил В. Соловьев, «научный опыт открывает нам только относительную действительность, а не безусловную необходимость явлений, дает нам только факты, а не законы, извещает нас только о том, что бывало и бывает, а не о том, что должно быть безусловно» [3]. Она исследует исключительно сущее, только то, что есть, но не исследует вопрос о том, как должно быть. Для нее как есть, так и должно быть. Отсутствие понятия о должном есть безотносительность науки к проблемам духовности. Именно духовность определяет должные параметры, выражаемые в духовном идеале. Должное — это духовный идеал. Но поскольку в науке духовность не является ценностью, то в ней нет ни понятия духовного, ни духовного идеала. Исследуя какое-либо явление наука не может себе даже представить каковым оно должно быть. Кроме того, отсутствие должного и духовного идеала порождает и отсутствие согласованности между науками: очень часто одна наука противоречит данным другой или одна область противоречит другой. Согласованность может существовать на основе только должного идеала, он задает единые принципы для различных отраслей знаний. Сущее же вносит только противоречия
в знания. И поскольку идеала должного нет в науке, то ей приходится, конечно же тщетно, преодолевать противоречия.
В-восьмых, наука выступает сферой реализации необходимости, но не свободы. Она развивает человека как зависимого, а не свободного существа. Наука сама внутри себя несвободна и ту же несвободу проецирует на всю человеческую жизнь. Основной принцип науки — это приспособление человека к условиям жизни, но не освобождение. По науке, человек должен выживать, но не жить.
В-девятых, в науке сильно сужены границы творчества. Творчество предполагает всегда свободу, но поскольку в науке господствуют больше предписания, чем свобода, т. е. свобода существует в рамках предписаний, постольку и уровень творчества в науке резко снижается. Общие нормы и аксиомы, господствующие в науке и подчиняющие себе научное мышление, оставляют чрезвычайно мало места для творческого воображения. Ученый должен в науке не столько решать стоящие перед ним проблемы, а сколько не нарушать установленных правил. Как говорил Н. Бердяев, наука строится на послушании. Потому наука менее продуктивна по сравнению с тем, какой она могла бы быть.
И, наконец, в-десятых, наука обезличена, безличностна. В науке человеку практически негде проявлять свою личностность. Всюду господствуют анонимные мысли. Те имена, которые упоминают, в науке имеют чисто условный, символический характер. В науке ничего бы не изменилось в том смысле, что знаний не убавилось, если бы закон Ньютона перестали связывать с именем ученого и называли законом механики. Аксиомы и нормы настолько подавляют мышление человека, что в науке в конце концов не остается места для самого человека, для его индивидуальности и личностности. Складывается ситуация словно не человек создает научные теории, а они используют человека в своих целях. Не наука для человека, а человек для науки. В итоге получается, что человек занимается наукой не для того, чтобы ее подчинить своей жизни, а для того, чтобы свою жизнь подчинить науке и жить в соответствии с научными принципами, подобно запрограммированному роботу. Наука одерживает победу над жизнью человека.
Кроме того, поскольку наука отвлечена от жизни человека, постольку занятия наукой не затрагивают собственную жизнь ученого. Наука для ученого в большей степени остается в теории, но не переходит в его практическую жизнь. Наука существует на словах, но до дела в хорошем смысле слова не доходит. Врач может бесконечно разглагольствовать о вреде курения, но при этом сам курить. Правовед может быть безнравственным человеком с преступными наклонностями, психолог — бездушным человеком, теоретик-педагог — плохим воспитателем.
Когда-то один из идеологов современной науки Ф. Бэкон сформулировал формулу, которая на сегодняшний день является крылатой: «знание — сила». И наука, следуя этой формуле, нарабатывает лишь то знание, которое способствует силе, не заботясь об одухотворении этой силы. Для науки это положение стало естественным, ибо она отвергла духовные основания мира. Сила заменила в ней духовность. На место силы Бога стал бог силы. Разум и сила — вот основные ценности науки, которые и порождают ее пороки, сводящиеся к одному кардинальному — бездуховности. И, пожалуй, основным девизом науки могли бы стать слова из некогда очень знаменитой песни, правда, сказанные по поводу авиации, но очень точно выражающие необходимый в данном контексте смысл: Нам разум дал стальные в руки крылья, а вместо сердца — пламенный мотор.
Действительно, научный разум дает человеку стальную мощь, но при этом его сердце становится мотором…
Безусловно, положение науки неоднозначно. На ученых лежит немалая ответственность. Но было бы неправомерно отмеченные проблемы перекладывать только на саму науку. Не надо забывать, что наука -это социальный институт, и она функционирует в обществе и соответствует ему. Каково общество — такова и наука в нем. И сегодня многие порождаемые наукой проблемы являются на самом деле всего лишь следствием глобальной исторической ситуации, в которой оказался современный мир.
Литература:
1. Жуков В. И. Мировой кризис: экономика и социология глобальных процессов // Социологические исследования. — 2010. — № 2.
2. Меликов И. М. Личность и свобода: религиозно-философский аспект // Социальная политика и социология. — М., 2008.
3. Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. — М., 1991.
4. Соловьев В. С. Соч.: в 2 т. — М., 1988. Т. 1. — 660 с.
5. Якупов С. Ф. Особенности западной цивилизации в контексте трех ее духовных ценностей // Вестник ВЭГУ, 2011, № 6 (56).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой