Социальное обеспечение как компромисс государства и гражданского общества: философские размышления

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Социально-политические науки
12 014
1.2. СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАК КОМПРОМИСС ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
Хмелевская Светлана Анатольевна, доктор философских наук, профессор Место работы: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
xmelevsk@mail. ru
Аннотация: в статье раскрыты вопросы социального обеспечения как компромисс гражданского общества и государства, показаны негативные и позитивные стороны разных моделей социальной справедливости применительно к сфере социального обеспечения, рассмотрена возможность их использования в условиях российской действительности.
Ключевые слова: гармония интересов- государство- гражданское общество- модели социальной справедливости- социальное обеспечение
SOCIAL ENSURANCE AS COMPROMISE BETWEEN STATE AND CIVIL SOCIETY: PHILOSOPHICAL REFLECTIONS
Khmelevskaya Svetlana Anatolievna, Ph.D., professor, professor
Place of employment: Moscow State University named after M.V. Lomonosov.
xmelevsk@mail. ru
Abstract: in article disclosed questions of social insurance as a compromise between civil society and state, showed negative and positive sides of different models of social justice applied to sphere of social insurance, considered possibility of its using in Russian reality.
Keywords: civil society- harmony of interests, models of social justice- social insurance- state.
Наверное, ни в одной сфере общественной жизни, кроме как в социальной, не проявляются столь ярко механизмы и результаты взаимодействия государства и гражданского общества. Именно эта сфера обеспечивает условия производства и воспроизводства человека не только как биологического, но и социального существа. В ней решаются вопросы, как будет устроен его быт, как он будет воспитываться и обучаться, поддерживать свое здоровье, обеспечиваться в старости или в случае болезни. Это важно для самого человека, но не менее важно для гражданского общества и государства постольку, поскольку в любом случае их основу составляют люди, которые, чтобы выжить и развиваться должны, в первую очередь, удовлетворять свои витальные и иные потребности.
Государство проделало огромный путь развития как в аспекте увеличения масштабности своего участия в функционировании этой сферы, так и в ее наполнении элементами гуманизма. В данном отношении весьма показательна эволюция системы социального обеспечения, в которой, на наш взгляд, наиболее отчетливо проявляется отношение государства к своему населению, да и гражданскому обществу в целом.
В силу многозначности трактовок понятия «гражданское общество» отметим, что, по сути, оно включает две составляющие: прежде всего, конкретных лиц (говоря словами Г. В. Ф. Гегеля, «одним принципом гражданского общества является конкретное лицо, которое есть для себя как особенная цель… «)1- во-вторых, «объединение членов в качестве самостоятельных, единичных в формальной, таким образом, всеобщности на основе их потребностей и через пра-
1 Гегель Г. В. Ф. Философия права. Перевод с немецкого. — М., 1990. — С. 227.
вовое устройство в качестве средства обеспечения безопасности лиц и собственности. «2. Гражданское общество — это сфера спонтанного самопроявления индивидов и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций граждан, которые находятся вне прямого вмешательства и произвольной регламентации их деятельности со стороны государства. Оно образуется как на основе той деятельности, которая направлена на удовлетворение частных, отдельных интересов, не регламентированных государством, так и на базе проявления этой регламентации в реальной жизнедеятельности отдельных лиц, организаций, ассоциаций.
По мере развития государства и самого гражданского общества институты и принципы функционирования последнего в некоторых странах были фактически включены в основы конституционного строя.
Говоря о системе социального обеспечения применительно к гражданскому обществу, речь может идти не только о социальной защите составляющих его лиц или об особой защите его определенных социальных слоев, но и об активном участии данных лиц в этой системе как самостоятельно, так и через своих работодателей. Кроме того, особое место в этой системе занимают бизнес-структуры, чье финансовое участие здесь становится все более ощутимым. Наконец, нельзя не отметить и деятельность общественных объединений, неправительственных организаций, профессиональных союзов, религиозных организаций, которые принимают прямое или опосредованное уча-
2 Гегель Г. В. Ф. Указ. соч. — С. 208.
3 Хмелевская С. А., Соломатин В. А., Хмелевский С. В. Система гуманитарного и социально-экономического знания. — М., 2001. -С. 738−739.
16
Хмелевская С. А.
СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАК КОМПРОМИСС ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
стие в социальной защите населения через благотворительность, формирование социальных программ и пр.
Социальное обеспечение — весьма многогранный феномен, который имеет экономическую, правовую, социальную составляющие. С позиции философского анализа оно может быть рассмотрено как феномен, раскрывающий гуманистические начала конкретных государства и общества в целом, потому что само социальное обеспечение применимо в отношении тех социальных групп, индивидов, которые нуждаются в помощи и поддержке. Это те группы, которые в силу разных причин (болезнь, старость, потеря кормильца, многодетность и др.), оказались в ситуации, когда они не могут самостоятельно заботиться о своем существовании. Причем не стоит забывать, что в подобной ситуации может оказаться любой человек.
Начиная с древнейших времен, государство в разных формах осуществляло заботу о таких людях. Еще в античности государство выделяло тех, кто имел особые заслуги перед Отечеством, и награждало их в виде пенсии (как это было в Древней Греции) или предоставления земельного надела (как это было в Древнем Риме), что гарантировало им обеспечение в старости или в случае болезни. Оказывалась и помощь наиболее нуждающимся слоям. Так, из истории известно, что при римском императоре Октавиане Августе были введены специальные должности чиновников, чьей задачей была организация общественных работ, а при императоре Клавдии — существовали чиновники, отвечающие за попечительство над сиротами.
Одновременно и само общество опекало нуждающихся, развивая, в частности, благотворительность. Достаточно вспомнить слова Плиния Старшего о том, что нужно разыскивать и поддерживать тех, кто находится в нужде, окружая их как бы товарищеским сою-
4
зом.
Хотя, конечно, из истории вспоминаются и другие примеры. В Спарте хилых и больных детей сбрасывали со скалы, а гипомейонов — физически неполноценных граждан — лишали из-за телесного недуга части гражданских прав. Этот момент обыгрывается в работе Аристотеля «Политика"5.
Нельзя не сказать про еще одну форму социальной защиты в тот период, связанную непосредственно с профессионально-корпоративными организациями (союзами). В основе последних лежала, прежде всего, общность профессиональных интересов. Здесь особо следует выделить collegia funeraticia, главной целью которых являлось взаимное обеспечение своим членам достойного погребения. Помимо этого данные коллегии выполняли и иные функции взаимопомощи: материально поддерживали своих членов в случае болезни, увечья, выплачивали пособия семье умершего и пр. При этом сами члены коллегий уплачивали вступительные взносы, а затем платили ежемесячные взносы. Все это сопровождалось рядом правовых гарантий. Приведенный пример можно считать началом зарождения такой формы социального обеспечения, как социальное корпоративное страхование.
4 Цит. по: Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Т. 4(7). — СПб., 1891. — С. 55.
5 Аристотель. Соч. В 4-х т. Т. 4. Никомахова этика. Большая этика. Политика. Поэтика. — М., 1976−1983. — С. 433.
В период господства феодальных отношений семья становится основной трудовой ячейкой общества, поэтому заботу о больных и престарелых членах семьи она брала на себя. Но и государство постепенно формирует систему социального обеспечения, вводя институт пенсий (первоначально для военных, гражданских и придворных чиновников), а также различные формы социальной поддержки беднейших слоев населения. Так, в Поучении Владимира Мономаха, обращенном к его детям, говорилось: «Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека"6.
Позднее дела общественного призрения были переданы под надзор духовенства. Так, в ст. 91 Судебника Ивана Грозного (1550 года) сказано: «А попа, и дьа-кона, и черньца, и черницу, и старую вдовицу, которые питаются от церкви божией, ино их судити святителю или его судьям- а будет простой человек с церковным ино суд вопчей- а которая вдовица питается не от церкви божией, а жывет своим домом, ино то суд не святителской… А на монастырех жыти нищим, которые питаются от церкви божией милостынею"7.
В дальнейшем, фактически до формирования соответствующего законодательства, регулирующего отношения в сфере социального обеспечения, получение пенсий и иных социальных благ рассматривалось как милость монарха, его награда за особые заслуги (перед государством или перед монархом — не имело значения).
В самом же обществе в тот период следует выделить такую форму социальной защиты как цехово-гильдийное страхование, которое предусматривало выплату пособий в случаях смерти, болезни или инвалидности членов гильдии. Среди этих выплат особая значимость придавалась выплатам на погребение, на поддержку вдов и сирот в случае смерти главы семьи. Гильдии выплачивали пособия и на выкуп из плена, для совершения паломничества и т. п. Средствами взаимного страхования гильдии и цехи «прилагают старания к тому, чтобы вполне или возможно точнее уравнять долю участия каждого своего члена», если уже не «в общих источниках доходов, то в общих опасностях и потерях, грозящих каждому их члену"8. Впоследствии в гильдиях и цехах выделяются специальные «страховые кассы».
Период развития капиталистических отношений принес принципиально новые моменты в развитие социального обеспечения. Прежде всего, это связано с тем, что зарождается собственно право на такое обеспечение, которое находит законодательное закрепление (например, одним из первых нормативно-правовых актов подобного рода в России был «Устав о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам» 1827 года9 *). Увеличилось и число тех, кто получил такое право. Но постепенно обнаружились и про-
6 Повесть временных лет. Поучение Владимира Мономаха /Перевод Д. С. Лихачева //Древнерусская литература. — М., 2003. -С. 72.
7 См.: Судебник 1550 года //Судебники 15−16 веков. Законодательные памятники Русского централизованного государства 1517 веков. — М. — Л., 1952.
8 Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. — М. — Л., 1947. — С. 63.
9 Свод законов Российской империи (СЗ РИ). — Т. III. — Кн. 2. -
Разд. I. — Статьи 4−243. — СПб., 1896.
17
Социально-политические науки
12 014
блемы: провозглашенное право не всегда имело прочную финансовую основу.
По мере развития капиталистических отношений увеличивается число работников, занятых в промышленном производстве, возникает постоянная угроза социальных рисков, ширится борьба трудящихся за свои права — все это заставляет государство и общество искать новые формы социальной защиты. Если рассмотреть в общефилософском плане данный вопрос, то в анализируемую эпоху выделяются две основные модели такой защиты, которые, по сути, сохраняются и до настоящего времени. Одна из них была разработана и внедрена О. фон Бисмарком в конце XIX века в Германии и получила название страховой формы защиты. Ее суть в создании системы обязательного страхования в целях защиты работников от социальных рисков: работодатели вместе с работниками, отчисляя определенные страховые взносы, формируют страховые кассы, из которых и выплачиваются работнику при наступлении страховых случаев (болезнь, потеря работы, старость, смерть работника) суммы в пределах накоплений.
С одной стороны, подобная модель была выгодна государству, так как оно, таким образом, снимало с себя обязательства, связанные с социальной защитой работников. С другой стороны, работодатель разделял данную страховую нагрузку вместе с работником, что порождало заинтересованность последнего в развитии этой системы, ответственность за свое пенсионное будущее. Как уже отмечалось, рассматриваемая система носила обязательный характер. При этом не исключалось развитие дополнительных форм личного добровольного страхования работников. Задача обязательного страхования — сохранить, по возможности, прежний уровень жизни работника при наступлении трудных жизненных обстоятельств.
В период Второй мировой войны в Великобритании формируется вторая модель современной социальной защиты — модель У. Бевериджа. Ее суть в недопущении роста нищеты. Поэтому она гарантировала подданным минимум средств социальной поддержки на уровне физической выживаемости индивида при наступлении социальных рисков.
Принципиально новые моменты были внесены во взаимоотношения государства и гражданского общества в социальном обеспечении с принятием в ряде стран концепции социального государства10 (первоначально именно в Конституции ФРГ в 1949 году было зафиксировано, что ФРГ является социальным госу-дарством11). В настоящее время практически все развитые страны, если не провозглашают государство социальным (как, например, это закреплено в консти-
10 В англосаксонской литературе вместо термина «социальное государство» употребляется термин «государство всеобщего благоденствия» («welfare state»).
11 Хотя теория социального государства («welfare state», или государства благоденствия) появилась раньше, а именно в общественно-политической мысли Германии в 80-е гг. XIX в. (работы Л. фон Штейна, Р. фон Моля и др.) и получила закрепление в Веймарской конституции 1919 г., наделившей граждан социальными правами (на объединение в профсоюзы, защиту от безработицы, охрану здоровья и трудоспособности). Однако сам термин «социальное государство» впервые в мировой конституционной практике был закреплен статьями 20 и 28 Основного Закона ФРГ от 23. 05. 1949 //Конституции зарубежных государств (Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Греция, Япония, Канада). Изд. 2-е, исправл. и дополн. — М., 1997.
туциях Испании, Франции и др. стран), то фиксируют в конституциях его социальные цели (как в Конституции Швейцарии). Среди российских и зарубежных авторов нет единства в объяснении причин становления социального государства. Вероятно, существовал целый спектр таких причин: увеличение числа социальных рисков, сама логика развития демократического правового государства, борьба трудящихся за свои права, обнищание значительной части населения после Второй мировой войны и пр. 12
Однако трактовка целей, как и оценка такого государства (от его оценок либералами как ненужного и даже вредного постольку, поскольку оно уничтожает дух конкуренции и порождает настроения иждивенчества в обществе до утверждений социал-демократов о неизбежности его появления в силу необходимости выполнения социальных обязательств) различны не только в разных странах, но даже в рамках одной страны. В большинстве развитых стран Запада (и не только Запада) закреплено право граждан (подданных) на социальное обеспечение.
Так, в Конституции Швейцарии говорится, что «Союз и кантоны выступают за то, чтобы каждое лицо было защищено от экономических последствий возраста, инвалидности, болезни, несчастного случая, безработицы, материнства, сиротства и вдовства». Фактически здесь перечислены основные риски, которые могут привести к материальной необеспеченности и которые включают меры социальной защиты. При этом четко обозначены категории лиц, которые, участвуя в системе трудовых отношений, участвуют одновременно и в создаваемой системе социальной защиты. В данном случае прослеживается идея, что государство берет на себя полную заботу только о тех, кто в силу неспособности трудиться не может защитить себя от социальных рисков. Все остальные, в случаях наступления названных рисков, могут надеяться на заботу государства только в минимальном размере постольку, поскольку трудоспособное население формируют систему социальной защиты самостоятельно (совместно с работодателем). Задача государства — создать условия участия работника в системе социальной защиты, обеспечив ему, в первую очередь, возможность трудиться. «Трудоспособные могли покрывать свои расходы на жизнь благодаря труду на соразмерных усло-виях"13
Еще один немаловажный аспект — зависимость реализации социального обеспечения от экономических условий. Если по отношению к таким правам, как право на труд, образование и пр. в конституциях ряда стран закреплено, что государство обязано обеспечить данные права (например, именно так записано в Конституции Швеции), то по отношению к социальному обеспечению говорится, что государство должно содействовать такому обеспечению, что ни одно и то же.
12 Это нашло отражение в международных документах. Так, в п. 1 ст. 25 «Всеобщей декларации прав человека» говорится: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам» //Web-ресурс: http: //www. un. org/ru/documents/decl_conv/dedarations/dedhr. shtml
13 Союзная Конституция Швейцарской Конфедерации от 18. 04. 1999 //Web-ресурс: http: //constitutions. ru/archives/288
18
Хмелевская С. А.
СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАК КОМПРОМИСС ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
Отметим, что социальную функцию государство достаточно полно реализовывало в бывшем СССР (особенно в период так называемого развитого социализма), выстраивая систему отношений, построенных на распределительно-обеспечительных принципах, финансовым гарантом которых выступала общенародная собственность на средства производства и развитое народное хозяйство. Но это, к сожалению, не спасло страну от развала.
Однако при всех типах современного общественного устройства гарантированность социального обеспечения сильно зависит от уровня и состояния экономического развития страны. Отсюда, стремление государства не брать на себя расширенные социальные обязательства, переложив их большую часть на гражданское общество и лично работника. При этом социальное государство подразумевает и воздействие на экономику с целью придания ей социальной направленности, а, значит, и на определенные структуры гражданского общества, в частности, бизнессообщества.
В такой ситуации весьма важно нахождение баланса интересов. Если государство переложит тяжелую ношу социальных обязательств только на бизнес, то это приведет, в конечном счете, к сворачиванию его развития и стагнации экономики в целом. Если на уровне самого работника страховые взносы, которые он лично уплачивает в систему социального обеспечения, будут высоки, то это приведет к снижению его затрат на потребление, что, в свою очередь, негативно отразится на росте экономики.
Тем не менее, государство должно стимулировать гражданское общество к более активному участию в системе социального обеспечения. В частности, в последнее время была сформулирована концепция социально ответственного бизнеса, разработаны меры стимулирования разного рода корпоративных социальных программ (например, через льготное налогообложение). Все это относится к «мягкому» воздействию государства на бизнес-структуры в целях активизации их участия в системе социального обеспечения.
Вместе с тем есть и более жесткие меры такого воздействия, включая национализацию, что, в частности, предусмотрено конституциями таких стран, как ФРГ, Италия, Испания, Португалия и др. Кроме того, в ряде стран законодательно закреплено, что государство может вмешиваться (это его правовая возможность, но, отнюдь, не обязанность!) ради достижения общих целей (в том числе и целей социального обеспечения) в организацию как экономической жизни, так и бизнес-структур. С другой стороны, и сами работники могут оказывать давление на государство, заставляя его реализовать эту возможность, что может служить для них средством решения возникших конфликтов с бизнес-сообществом в социально-трудовых отношениях.
Последнее обстоятельство еще раз указывает, что когда мы говорим о гражданском обществе, то важно понимать его неоднородность и скрываемые в нем внутренние противоречия, которые ощутимо проявляются в социальном обеспечении.
В целом же можно утверждать о трех основных моделях социального государства: либеральной, исходящей из принципа личной ответственности каждого члена общества за свое социальное обеспечение (такая модель существует, например, в США) — корпора-
тивной, базирующейся на принципе корпоративной ответственности за социальное обеспечение работников корпорации (японская модель социального государства) — патерналистская модель (государство берет большую часть социальных обязательств на себя).
Обратимся теперь к опыту Российской Федерации, в Конституции которой (в ст. 7) закреплен социальный характер этого государства. Кроме того, социальные обязательства Российской Федерации следуют и из ратификации ею Европейской социальной хартии в 2009 году1. В связи с характеристикой государства как социального, оно должно, с одной стороны, создать условия для того, чтобы гражданское общество и сами граждане могли активно участвовать в системе социального обеспечения, а. с другой, — оно должно брать на себя и исполнять социальные обязательства (в частности, оказывать социально-обеспечительные помощь и содержание), гарантировать выполнение социального стандарта обеспечения (его виды, уровень и условия предоставления).
Анализируя российский опыт последних лет, можно отметить, что система социального обеспечения постоянно находилась и находится в состоянии реформирования. Причем, как правило, с каждым витком реформ граждане теряют какую-то часть своих социальных прав. Если первоначально ставилась задача создать реальные условия, чтобы гражданин мог, участвуя в трудовом процессе, сформировать себе, например, достойную пенсию (составляющую 40% и более процентов от утраченного заработка, как это рекомендовано МОТ, или 60−80%, как это принято в развитых странах), то сейчас — задача выглядит намного скромнее — обеспечить для большинства пенсионеров уровень жизни, составляющий 2−2,5 прожиточных минимума пенсионера, что в условиях роста нынешних цен на необходимые продукты питания и оплату услуг ЖКХ обеспечивает лишь выживание на грани между нищенством и бедностью.
Все попытки государства привлечь к активному участию в решение проблем социального обеспечения гражданское общество и работающих граждан упираются в неразрешимый узел противоречий. Дело в том, что социальная сфера, как уже было отмечено, зависит от развития материального производства, собственно экономических составляющих, таких, как рост заработной платы, занятости и пр. Поэтому требовать активного участия граждан в системе социального обеспечения, по меньшей мере, некорректно постольку, поскольку большинство населения страны имеет низкую заработную плату, что не позволяет самостоятельно гражданам делать пенсионные накопления на старость. Кроме того, отсутствуют гарантии сохранности пенсионных накоплений, а неразвитость финансо- 14
14 Федеральный закон Российской Федерации от 03. 06. 2009 № 101-Фз «О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года» //Российская газета (федеральный выпуск). — 05. 06. 2009- Консультант Плюс. — 25. 02. 2014. В соответствии с положениями Хартии Российская Федерация приняла обязательства в отношении 19 статей из 31 статьи, в том числе шести статей из девяти обязательных. Из трех оставшихся обязательных статей (статьи 12, 13 и 19): ст. 13 (право на социальную и медицинскую помощь) не ратифицирована, а ст. 12 (право на социальное обеспечение) и ст. 19 (право мигрантов и их семей на защиту и помощь) ратифицированы не в полном объеме.
19
Социально-политические науки
12 014
вого рынка не позволяет получать высокие доходы от их инвестирования.
Поэтому возникает вопрос, а что сделало государство, чтобы создать условия для такого участия? В настоящее время государство регулирует заработную плату только в отношении МРОТ (причем, отметим, что МРОТ в нашей стране установлен на уровне ниже прожиточного минимума, а это, значит, что у нас может быть и «работающий нищий»). Хотя в Конституции России закреплено право человека на достойный уровень жизни, но отображающее его понятие носит оценочный характер, поэтому государство, как и гражданское общество, трактуют его по-разному. Когда государство в качестве цели развития пенсионной системы предполагает достижение размера трудовой пенсии по старости, равной 2−2,5 МРОТ для пенсионеров, то оно исходит из своих мерок достойного уровня жизни. Но, к сожалению, эти мерки порой далеки от действительности и на деле оборачиваются существованием пенсионера на грани физического выживания.
Здесь возникает и непростой вопрос о социальной справедливости в свете реализации мер социального обеспечения, а конкретно о тех ее моделях, которые наиболее приемлемы в российских условиях.
Еще Аристотель, говоря о распределительной справедливости, отмечал, что она требует справедливого равенства, вместе с тем учитывающего достоинства человека. Однако «дело в том, что распределительное право, с чем все согласны, должно учитывать известное достоинство, правда, ["достоинством"] не все называют одно и то же, но сторонники демократии — свободу, сторонники олигархии — богатство, иные -благородное происхождение, а сторонники аристократии — добродетель"15.
Аристотель абсолютно точно подметил одну из особенностей толкования понятия «справедливость» -отсутствие единых подходов. Вместе с тем в истории общественной мысли, так или иначе, были наработаны общие принципы социальной справедливости:
— признание ценности государства, гражданского общества и отдельной личности, а это означает, что при трактовке социальной справедливости должны быть учтены интересы, как отдельного гражданина, так и гражданского общества в целом. Что касается особых интересов государства, то позиции авторов по этому вопросу разнятся. Некоторые из них вообще полагают, что особых интересов государства, помимо собственно общих интересов общества, быть не может. Поэтому интересы государства отражают интересы общества в целом. Однако если исходить из того, что государство — это отдельный социальный институт, то, вероятно, приходится выделять и его особые интересы, которые также важно учитывать для обеспечения его полноценного функционирования-
— формальное равенство всех людей в праве- право как гарант/механизм социальной справедливости-
— гуманистические начала социальной справедливости, что выражается, в первую очередь, в социальной опеке малообеспеченных слоев населения и формировании механизмов гарантированной помощи при наступлении социальных рисков-
— воздаяние равное за равное с учетом заслуг, что, собственно, берется за основу при формировании сис-
15 Аристотель. Соч. В 4-х т. Т. 4. Никомахова этика. Большая эти-
ка. Политика. Поэтика. — С. 151.
тем обязательного социального страхования или государственного социального обеспечения.
В конечном итоге, все существующие концепции социальной справедливости применительно к их реализации в системе социального обеспечения могут быть разделены на те, которые обосновывают, в конечном итоге, патримониальную (стремление государства взять на себя основные тяготы по реализации социального обеспечения) или либеральную (желание переложить социальные обязательства на самого индивида или гражданское общество) модели социальной справедливости. Причем следует отметить, что патримониальная модель связана не столько с социальным иждивением граждан, сколько с их стремлением получить большие гарантии выполнения социальных обязательств (например, как это было сформулировано у Т. Гоббса)16.
Однако трудно назвать эти модели применительно к социальному обеспечению противоположными, так как в разных социально-экономических условиях и для разных социальных слоев они фактически дополняют друг друга. Либеральная модель будет эффективной только в том случае, если государство создаст адекватные для развития этой модели условия, поощряющие развитие рынка и конкуренции. В кризисные периоды на первый план выходит патримониальная модель.
Нельзя забывать еще одно немаловажное обстоятельство, что социальное обеспечение касается, в первую очередь, тех людей, которые не могут позаботиться о себе сами, и в этом случае опорой для них выступают государство и общество. Государство, и именно оно, должно обеспечить реализацию основного права человека — его права на жизнь. Поэтому все попытки ограничения финансирования социальных выплат со стороны государства, в конечном итоге, упираются в реальное обеспечение данного права: социальные выплаты не могут быть ниже уровня физиологического выживания индивида (как минимум), а при более эффективном функционировании системы социального обеспечения они должны быть на уровне восстановительного бюджета (2−2,5 прожиточных минимума пенсионера) или бюджета развития (7 прожиточных минимумов пенсионера).
Вместе с тем и в рамках указанных моделей социальной справедливости есть свои разновидности, которые различаются, скорее, в построении ее конкретных механизмов. Например, в либеральном утилитаризме социальная справедливость понимается как достижение такого социального устройства, в котором достигнуто благополучие для большинства его граждан (принцип предельной полезности), что предполагает определенное распределение материальных средств с помощью государственных механизмов. Как утверждал И. Бентам, один из разработчиков этой концепции, гармония интересов невозможна без разумного законодательства, а одним из его важнейших направлений должно стать обеспечение, с одной стороны, для нуждающихся прожиточного минимума, а для остальных — обеспечение достатка17. Именно так, на наш взгляд, должны и быть сформулированы современные цели социального обеспечения.
16 Гоббс Т. Соч. в двух томах. Т. 1. Научно-исследовательское издание. — М., 1989. — С. 364.
17 См.: Бентам И. Введение в основание нравственности и законодательства. — М., 1998.
20
Хмелевская С. А.
СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАК КОМПРОМИСС ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
Интересны рассуждения и Р. Нозика — идеолога либертарианства. Так, абсолютизируя личные права и свободы, философ обосновывает, что они никогда не могут быть нарушены, даже ради достижения общественных целей18. Во многом такая позиция созвучна и позиции известного экономиста Ф. фон Хайека, считавшего, что социальное, как-то, что способствует уменьшению разницы в доходах, на самом деле есть антисоциальное постольку, поскольку выступает препятствием для свободной конкуренции — основы развития общества19 20.
Более сдержанная позиция по поводу социального государства представлена Д. Ролзом в его концепции справедливости как честности, которая может быть сформулирована в виде следующих двух принципов: «во-первых, каждое лицо (person), принимающее участие в какой-либо практике, или находящееся в сфере ее воздействия, имеет равное право на наиболее обширную свободу совместимую с такой же свободой для всех остальных- и, во-вторых, неравенство допустимо только в том случае, если разумно ожидать, что оно будет выгодно для всех и при условии, что-то общественное положение и те должности, с которыми
оно связано, или из которых оно вытекает, являются
20
доступными для всех».
В этой связи возникает непростой вопрос о применимости либеральных и иных моделей справедливости в социальном обеспечении в условиях российской действительности.
Во-первых, отметим негативность восприятия обществом либеральных моделей (особенно в крайних их формах) после соответствующего периода в нашей истории.
Во-вторых, в условиях негативных демографических тенденций, связанных с уменьшения численности трудоспособного населения, что самым непосредственным образом отразиться на отечественной системе социального обеспечения, являющейся, по сути, распределительной, государству в любом случае придется переложить часть социальных обязательств на бизнес-сообщество, а также на самих граждан. Поэтому должно быть как перераспределение ресурсов (что предусмотрено либеральной моделью), так и существование институтов (прежде всего, на уровне государства), основной задачей которых была бы борьба с бедностью (в духе идей институционализма, изложенных М. Нассбаум)21.
В-третьих, необходимо использовать и идеи перфекционистов, стремящихся отыскать эффективные («совершенные») модели поведения граждан в системе социального обеспечения и поднимающих проблемы качества жизни22.
В период СССР, а также в постперестроечный период среди российских граждан преобладали настроения патернализма. Но следует обратить внимание, что в последнее время из года в год растет число рабо-
18 См.: Нозик Р. Анархия, государство и утопия. Перевод с английского. — М., 2008.
19 См.: Хайек Ф. А. фон. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. Пер. с англ. — М., 1992.
20 Ролз Дж. Справедливость как честность //Логос. — 2006. — 1 (52). — С. 38.
21 См.: Nussbaum M.C. Aristotelian Social Democracy //Liberalism and the Good. — L.- N. Y., 1990.
22 См.: Сен А. Развитие как свобода /Перевод с английского. — М. ,
2004.
тающих пенсионеров, и это практически единственная возможность сохранить или попытаться сохранить свой прежний уровень жизни. Несмотря на преобладание идей патернализма в российском обществе в целом, все большее число людей (прежде всего, молодежи) считают, что обеспечение в старости — это их собственная проблема. Однако Российское государство, упрекая граждан в патернализме, делает явно недостаточно для развития иных моделей их поведения. Не работает накопительная пенсионная система, не развивается личное пенсионное страхование, нет реальных сберегательных долгосрочных инструментов. Наконец, для большинства населения страны получаемая заработная плата практически целиком тратится на потребление. Поэтому трудно согласиться с теми авторами, которые представляют патернализм как исконную черту русского самосознания23. В условиях рыночных отношений данная черта постепенно начинает трансформироваться.
Кроме того, патернализм нередко трактуется как полная забота государства о социальном благе каждого. Опять же вспомним, что в условиях распределительной системы в рамках обязательного социального страхования работающий платит за неработающего, а здоровый — за больного. Поэтому, внеся свою лепту в такую систему, каждый имеет право рассчитывать на достойное вознаграждение в виде пенсии, социальных выплат, предоставления бесплатных медицинских услуг, которые в нашей системе выплачиваются и оказываются от имени государства, что, кстати сказать, и создает некую иллюзию, что за все платит государство. На самом же деле страховые взносы, которые уплачивались в систему социального страхования — это лишь зарезервированная часть заработной платы самого работника (работодатель платит страховые взносы из фонда оплаты труда) и при наступлении страховых случаев государство лишь возвращает эту часть застрахованному в виде пенсий, медицинских услуг и пр. В отличие от ряда зарубежных стран поступившие во внебюджетные фонды страховые взносы рассматриваются в Российской Федерации как собственность государства.
В-четвертых, сама система социального обеспечения должна строиться, говоря словами Аристотеля, на принципах: равное — равному, неравное — неравному. Действительно, система социального обеспечения формируется на принципах равенства для тех, кто относится к одной категории нуждающихся (например, социальные пенсии выплачиваются в равном размере для одной категории ее получателей), и одновременно неравенства постольку, поскольку учитывает объем поступивших страховых взносов за работника при расчете, например, размера его пенсионных выплат. К сожалению, отечественная пенсионная система до недавнего времени была выстроена таким образом, что применяемая расчетная пенсионная формула практически нивелировала все личные заслуги будущего пенсионера (его трудовой и страховой стаж и др.) при расчете его трудовой пенсии, так как в силу низкой
23 «Российский человек (в массе) и сегодня отличается непрактичностью, инертностью, нередко ленью, как и противоположным
— анархическим своеволием, стремлением к крайностям (когда «раскачается» в своей инертности)» //Канарш Г. Ю. Социальная справедливость: философские концепции и российская ситуация.
— М., 2011. — С. 165.
21
Социально-политические науки
12 014
заработной платы для большинства работников их пенсия оказывалась ниже уровня прожиточного минимума, что, согласно законодательству, требовало доплат из бюджетов, и, соответственно, государство, проведя такие доплаты, сравнивало пенсии большинства пенсионеров.
В этой связи стоило бы вспомнить и применить на практике ряд идей А. Ч. Макинтайра, одного из представителей коммунитаризма, который выстроил свою концепцию социальной справедливости с учетом принципа заслуг. Внесший в общее дело больше, должен за это и получить больше24.
Таким образом, представляется, что в нынешних российских условиях патерналистская модель социального обеспечения должна органично сочетаться с либеральными и иными моделями. В частности, здесь могут быть применимы и модели утилитаризма, когда речь идет о сбалансированности интересов государства и гражданского общества. Так, государство стремится решать проблемы сбалансированности системы социального страхования за счет повышения страховых тарифов, что тяжелым бременем ложится на работодателей. Однако максимальное увеличение страховых тарифов может привести к разорению владельцев малого (что уже имело место в России в связи с увеличением страховых взносов этой категории плательщиков) и замедлению темпов развития среднего и крупного бизнеса. Поэтому, безусловно, важен расчет взаимных потерь и приобретений, как для разных категорий работодателей, так и государства в целом.
В духе либерализма нередко истолковывается взаимосвязь поколений в рамках распределительной модели социального обеспечения, когда утверждается, что участие в системе обязательного социального страхования молодых поколений ограничивает реализацию их экономических прав и свобод, что, собственно, порождает конфликт поколений.
Интересна и другая трактовка такого конфликта. Вице-премьер российского Правительства О. Ю. Голо-дец заявила в одном из интервью, что «48 миллионов налогоплательщиков из 86 миллионов трудоспособного населения несут на себе все бремя уплаты взносов в пенсионную реформу. Если бы ситуация была иной и налоги платились бы в полном объеме, сейчас пенсионеры имели бы пенсию как минимум в полтора раза выше, — 15−20 тысяч. Мы не можем себе позволить жить за счет пенсионеров, поэтому реформа должна быть понятной, и с ней должно быть согласно общество"25. Как следует из приведенных выше утверждений, причина низких пенсий — это неуплата страховых взносов- трудоспособные не хотят платить взносы, которые идут на выплату пенсий. Государство, таким образом, все социальные обязательства по выплате трудовых пенсий пытается переложить на гражданское общество, а именно — на работодателей.
Однако, как известно, страховой взнос — это не социальный налог, а возмездный платеж и его основная функция — формирование будущей пенсии того работника, за которого уплачиваются страховые взносы (в этом, собственно, и состоит его возмездность). А для
того, чтобы сделать систему обязательного пенсионного страхования сбалансированной (и в этом одна из главных проблем нынешней пенсионной системы), необходимо не только освободить ее от выплат по нестраховым обязательствам, но и сделать актуарные расчеты продолжительности времени пенсионных выплат, разобраться с выплатами досрочных пенсий и источниками их финансирования и иными факторами, которые прямо влияют на нарушение сбалансированности этой системы. Кроме того, важно исходить при расчете пенсионных обязательств и из определенных критериев качества жизни пенсионеров, в частности, из расчета их пенсии на уровне 2,5 прожиточных минимума пенсионера.
Страховые взносы за работающее поколение поступают на выплату пенсий нынешним пенсионерам. Но нельзя требовать того, чтобы только гражданское общество в лице работодателей брало на себя социальные обязательства по таким выплатам. Государство не может минимизировать эти обязательства или отказаться от них. Задача состоит в нахождении компромисса между работниками, работодателями и государством в этой сфере.
Действительно, вопрос о солидарности поколений в системе социального обеспечения — один из важнейших, который выводит нас на уровень базовой модели социальных отношений в обществе. Та модель социального обеспечения, которая построена в нашей стране, носит распределительный характер, а это значит, что за каждого работника, участвующего в системе обязательного социального страхования, платятся страховые взносы, которые аккумулируются, а затем из них формируются страховые выплаты нынешним пенсионерам, больным и пр. Другими словами, нынешнее трудоспособное поколение обеспечивает указанные страховые выплаты. В известной степени это отвечает принципу справедливости: здоровый платит за больного, а трудоспособный — за нетрудоспособного. И когда нынешнее поколение трудоспособных достигнет возраста пенсионного возраста, тогда за них будет платить новое трудоспособное поколение. Между тем, данный принцип часто неверно интерпретируется: якобы молодежь должна содержать стариков и немощных. Такая трактовка как раз и не соответствует сути данного принципа: поколение нынешних пенсионеров уже обеспечивало содержание людей старшего поколения, а нынешнее — будет обеспечиваться новыми поколениями.
Принцип солидарности поколений интересен и тем, что он построен на эквивалентности вложенных в эту систему средств и, соответственно, полученных из нее выплат. Однако в последнее время механизм взаимодействия поколений в социальной сфере стал все больше давать сбой. И это происходит в силу как объективных (в первую очередь, из-за демографического кризиса), так и субъективных причин (связанных, главным образом, с новой трактовкой представителями соответствующих государственных структур сути распределительной системы, элиминирующих, по сути, из нее принцип эквивалентности: работодатель переводит в эту систему страховые взносы в размере, установленном законодательством, а будущий пенсионер
24 См.: Макинтайр А. После добродетели: Исследование теории морали /Перевод с английского. — М.- Екатеринбург, 2000.
25 Интервью Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, куратора социальных вопросов О. Ю. Голодец: «Пенсионеры могли бы получать 15−20 тысяч рублей». -07. 04. 2013 //Web-ресурс: http: //www. vesti. ru/doc. html? id=1 072 814 22
22
Хмелевская С. А.
СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАК КОМПРОМИСС ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
получает из нее столько, сколько определит государство)26.
Теперь зададимся вопросом, а из каких целей исходит современное российское государство, реформируя систему социального обеспечения? Как известно, в свое время М. Вебер выделял целерациональные, ценностно-рациональные, традиционные и аффективные социальные действия27. В связи с этим государство должно исходить либо из целесообразности развития самой системы, ставя, например, во главу угла ее эффективность, находя баланс интересов государства, гражданского общества и граждан, либо полагаться на некую систему принципов ценностного характера (например, обеспечение достойного уровня жизни, борьба с бедностью и пр.), иногда даже в ущерб целесообразной рациональности, либо опираться на неординарные решения, способные породить некий положительный аффект (что, например, особо важно перед или в ходе избирательной кампании), либо использовать некие исторические традиции (например, взять за основу патернализм при решении социальных проблем).
В настоящее время решения по реформированию системы социального обеспечения исходят, по сути, только из одного момента: минимизировать социальные обязательства государства, сделать систему сбалансированной, т. е. опираются на сугубо целерациональный подход, но применяя его только по отношению к реализации интересов государства. При этом реформирование проводится лишь страховой части системы социального обеспечения и не касается тех ее частей, которые финансируются не из страховых взносов, а из государственного бюджета (как, например, пенсии государственным служащим, в связи с чем возникает вопрос о разных критериях оценки социальных прав тех или иных профессиональных групп).
Если бы государство учитывало интересы самих застрахованных, то оно стремилось бы создать условия, чтобы, действительно, гражданин мог заработать себе на достойную пенсию или обеспечить себя в случае болезни. Тем более, что гражданское общество весьма восприимчиво к инициативам государства, развивающим активность населения в этой сфере (что показали и Программа государственного софинансирования пенсии28, и увеличение числа застрахованных, готовых накопительную часть своей пенсии переводить в негосударственные пенсионные фонды). Однако государство не создало те правила игры, которые сформировали бы условия для развертывания инициативы граждан в системе социального обеспечения.
Что касается той части гражданского общества, которая также могла бы проявить большую инициативность в этом направлении — например, бизнессообщества, то в условиях отсутствия внятного стимулирования со стороны государства развития социальных программ, достаточно высоких тарифных ставок во внебюджетые фонды, предприниматели весьма неохотно идут на повышение активности своего участия в этой системе.
26 Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации //Web-ресурс: http: //www. rosmintrud. ru/docs/mintrud/projects/44/
27 См.: Вебер М. Избранные произведения /Пер. с нем. — М., 1990.
28 Web-ресурс: http: //www. pfrf. ru/financed_public_pension/
Сами же граждане понимают, что достойную трудовую пенсию им заработать не удастся, как и получить качественную медицинскую помощь по Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, исходя из тех правил, которые установило государство. Отсюда их стремление максимально долго пролонгировать свой трудовой процесс.
Список литературы:
1. Федеральный закон Российской Федерации от 03. 06. 2009 № 101-ФЗ «О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года» //Российская газета (федеральный выпуск). — 05. 06. 2009- Консультант Плюс. — 25. 02. 2014.
2. Аристотель. Сочинения. В 4-х томах. Том 4. Никома-хова этика. Большая этика. Политика. Поэтика. — М.: Издательство «Мысль», 1976−1983. — 830 с.
3. Бентам И. Введение в основание нравственности и законодательства. — М.: Издательство «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1998. — 415 с.
4. Вебер М. Избранные произведения: Перевод с немецкого /Составление, общая редакция и послесловие Ю.Н. Давыдова- предисловие П. П. Гайденко. — М.: Издательство «Прогресс», 1990. — 808 с.
5. Гегель Г. В. Ф. Философия права. Перевод с немецкого, редакторы и составители Д. А. Керимов и В. С. Нерсесянц. Автор вступительной статьи и примечаний В. С. Нерсесянц. — М.: Издательство «Мысль», 1990. -524 с.
6. Гоббс Т. Сочинения в двух томах. Том 1. Научноисследовательское издание. Составитель, редактор издания, автор вступительной статьи и примечай В. В. Соколов. Перевод с латинского и английского Я. Федорова, А. Гутермана. — М.: Издательство «Мысль», 1989. — 625 с.
7. Интервью Заместителя Председателя Правительства
Российской Федерации, куратора социальных вопросов
О. Ю. Голодец: «Пенсионеры могли бы получать 15−20 тысяч рублей». — 07. 04. 2013 //Web-ресурс: http:
//www. vesti. ru/doc. html? id=1 072 814
8. Конституции зарубежных государств (Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Греция, Япония, Канада). Учебное пособие. Издание 2-е, исправленное и дополненное. Составитель сборника, автор введения, вступительных статей к конституциям — В. В. Маклаков. — М.: Издательство «БЕК», 1997. — 586 с.
9. Канарш Г. Ю. Социальная справедливость: философские концепции и российская ситуация. — М.: Издательство Московского гуманитарного университета, 2011. — 236 с.
10. Макинтайр А. После добродетели: Исследование теории морали /Перевод с английского В. В. Целищева. -М.: Издательство «Академический Проект" — Екатеринбург: Издательство «Деловая книга», 2000. — 384 с.
11. Нозик Р. Анархия, государство и утопия. Перевод с английского Б. Пинскера- под редакцией Ю. Кузнецова и
А. Куряева. — М.: ИРИСЭН, 2008. — 424 с.
12. Повесть временных лет. Поучение Владимира Мо-номаха /Перевод Д. С. Лихачева //Древнерусская литература /Составитель, автор справочных и методических материалов Л. Д. Страхова. — М.: Издательства «Олимп», «АСТ», 2003. — С. 17−75.
13. Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1947.
— 282 с.
14. Ролз Дж. Справедливость как честность //Логос. -2006. — 1(52). — С. 35−60.
15. Свод законов Российской империи (СЗ РИ). — Том III.
— Книга 2. — Раздел I. — Статьи 4−243. — СПб., 1896.
23
Социально-политические науки
12 014
16. Сен А. Развитие как свобода /Перевод с английского Е. Полецкой- редакция и послесловие P.M. Нуреева. — М.: Новое издательство, 2004. — 425 с.
17. Союзная Конституция Швейцарской Конфедерации
от 18. 04. 1999 //Web-ресурс: http:
//constitutions. ru/archives/288
18. Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации //Web-ресурс: http:
//www. rosmintrud. ru/docs/mintrud/projects/44/
19. Судебники 15−16 веков. Законодательные памятники Русского централизованного государства 15−17 веков. Редактор Б. Д. Греков. — М. — Л.: Издательство Академии наук СССР, 1952. — 620 с.
20. Хайек Ф. А. фон. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. Пер. с англ. — М.: Издательство «Новости» при участии издательства «Catallaxy», 1992. — 304 с.
21. Хмелевская С. А., Соломатин В. А., Хмелевский С. В. Система гуманитарного и социально-экономического знания. — М.: Издательство «Пер Сэ», 2001. — 752 с.
22. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Том 4(7). — СПб., 1891.
23. Nussbaum M.C. Aristotelian Social Democracy //Liberalism and the Good. Ed. R.B. Douglass, G.M. Mara,
H. S. Richardson. — London- New York: Routledge, 1990. -P. 203−252.
24. Web-ресурс: http:
//www. un. org/ru/documents/decl_conv/dedarations/declhr. sht ml
25. Web-ресурс: http:
//www. pfrf. ru/financed_public_pension/
Reference list:
I. Aristotle. Works. In 4 volumes. Volume 4. Nicomachean Ethics. Large ethics. Politics. Poetics. — M.: Publishing house «Thought», 1976−1983. — 830 p.
2. Bentham J. Introduction to foundation of morals and legislation. — M.: Publishing house «Russian Political Encyclopaedia» (ROSSPEN), 1998. — 415 p.
3. Code of laws of Russian Empire (CL RI). — Volume III. -Book 2. — Section I. — Article 4−243. — St. Petersburg., 1896.
4. Constitution of foreign countries (United States, Great Britain, France, Germany, Italy, Spain, Greece, Japan, Canada). Textbook. 2nd edition, revised and enlarged. Compiler, author of introduction, introductory articles to the Constitution
— V.V. Maklakov. — M.: Publishing house «BEK», 1997. — 586.
5. Encyclopaedic dictionary of F.A. Brokgauz and
I.A. Efron. Volume 4 (7). — St. Petersburg., 1891.
6. Federal law of Russian Federation from 03. 06. 2009 № 101-FL «On ratification of European Social Charter (revised) on May 3, 1996» //Rossiyskaya gazeta (federal issue).
— 05. 06. 2009- Consultant Plus. — 25. 02. 2014.
7. Hayek F.A. von. Fatal itself-hoping. Mistakes of Socialism. Translation from English. — M.: Publishing house «News» with the participation of Publishing house «Cata-llaxy», 1992. — 304 p.
8. Hegel G.W.F. Philosophy of law. Translation from German, editors and compilers D.A. Kerimov and V.S. Nersesyants. Author of introductory article and notes V.S. Nersesyants. — M.: Publishing house «Thought», 1990. -524 p.
9. Hobbes T. Works in two volumes. Volume 1. Scientific-research publication. Comp., editor, and author of introductory article, notes V.V. Sokolov. Translation from Latin and English Y. Fedorova, A. Guterman. — M.: Publishing house «Thought», 1989. — 625 p.
10. Interview of Deputy Prime Minister of Russian Federation, curator of social issues O.Y. Golodets: «Pensioners could receive 15−20 thousand rubbles». — 07. 04. 2013 //Web-resource: http: //www. vesti. ru/doc. html? id=1 072 814
11. Kanarsh G.Y. Social justice: philosophical concepts and Russian situation. — M.: Publishing house of Moscow humanitarian university, 2011. — 236 p.
12. Khmelevskaya S.A., Solomatin V.A., Khmelevsky S.V. System of humanitarian and socio-economic knowledge. -M.: Publishing house «Per Se», 2001. — 752 p.
13. Macintyre A. After virtue: Study of moral theory /Translation from English V.V. Tselischev. — M.: Publishing house «Academic project" — Yekaterinburg: Publishing house «Business book», 2000. — 384 p.
14. Nozick R. Anarchy, state and utopia. Translation from English B. Pinsker- edition Y. Kuznetsov and A. Kuryaev. — M.: RRISES, 2008. — 424 p.
15. Nussbaum M.C. Aristotelian Social Democracy //Liberalism and the Good. Ed. R.B. Douglass, G.M. Mara, H.S. Richardson. — London- New York: Routledge, 1990. -P. 203−252.
16. Rajher V.K. Socio-historical types of insurance. — M.: Publishing house of Academy of Sciences of USSR, 1947. -
282 p.
17. Rawls G. Justice as fairness //Logos. — 2006. — 1(52). -P. 35−60.
18. Sen A. Development as freedom /Translation from English E. Poletskaya- editor and afterword P.M. Nureev. — M.: New publishing house, 2004. — 425 p.
19. Statute books of 15−16 centuries. Legislative monuments of Russian centralized state 15−17 centuries.
B.D. Grekov — editor. — M. — L.: Publishing house of Academy of sciences of USSR. 1952. — 620 p.
20. Strategy of long-term development of pension system of
Russian Federation //Web-resource: http:
//www. rosmintrud. ru/docs/mintrud/projects/44/
21. Tale of bygone years. Homily of Vladimir Monomakh /Translation D.S. Likhachev //Old Russian literature /Compiler, author of reference and methodological materials L.D. Strahova. — M.: Publishing «Olympus», «AST», 2003. -P. 17−75.
22. United Constitution of Swiss Confederation from
18. 04. 1999 //Web-resource: http:
//constitutions. ru/archives/288
23. Weber M. Selected works: Translated from German /Drafting, general editing and afterword — Y.N. Davydov- preface — P.P. Gaydenko. — М.: Publishing house «Progress», 1990. — 808 p.
24. Web-resource: http:
//www. un. org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr. sht ml
25. Web-resource: http:
//www. pfrf. ru/financed_public_pension/
24

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой