Феномен «Духовности» как онтологический фактор «Универсальной эволюции»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Международный Научный Институт & quot-Educatio"- I (8), 2015
113
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
запросам, применение проектных методов, конкурсное выявление и поддержка лидеров, успешно реализующих новые подходы на практике, адресность инструментов ресурсной поддержки и комплексный характер принимаемых решений.
Обновление организационно-экономических механизмов на всех уровнях системы образования обеспечит ее соответствие перспективным тенденциям экономического развития и общественным потребностям, повысит практическую ориентацию отрасли, ее инвестиционную привлекательность.
Литература
1. Винер Н. Кибернетика и общество /пер. Е. Г. Панфилова. -М. :Изд-во иностр. лит., 1958. -199с.
2. Горлачев В. П. Русский космизм как явление культуры // Гуманитарный вектор. Серия: Философия, культурология. -2012. -№ 3. -с. 30−35
3. Григорьева Е. И. РИНЦ — индекс цитирования и не только //Власть. -2014. -№ 3. -с. 170−175
4. Калимуллин Д. Д. Интернет как структурный элемент культуры человеческого общества на рубеже ХХ-XXI веков: моногр. /Д.Д. Калимуллин. -Казань, 2014. -254с.
5. Квитко А. Ю. Информационная культура личности // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право.- 2010. -№ 12. -Т.2. -с. 162−169
6. Клевцов П. Б. Философское наследие русского космизма в контексте XXI в. // Вестник Санкт-Петербургского государственного ун-та культуры и искусств. -2012. -№ 3. -с. 164−169
7. Мурылев В. А. Информация в культуре //Аналитика культурологии. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. analiculturolog. ru /journal/archive/ item/ 202-article14. html
8. Распоряжение Правительства Р Ф от 17 ноября 2008
г. N 1662-р «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года» (с изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: /
/base. garant. ru /194 365/#ixzz3R3iLJr76
9. Савельев А. В. «Явление Internet как нейросетевая стратегия» / Моделирование неравновесных систем. -Красноярск, 200. -с. 211−213
10. Семенюк Э. П. Информатика: достижения, перспективы, возможности /Э.П. Семенюк, А. Д. Урсул. -Киев: Наука, 1988. -176с.
11. Суминова Т. Н. Информационные ресурс художественной культуры (артосферы) /Т.Н. Суминова. -М.: Академ. Проект, 2006. -512с.
12. Философия коммуникации: проблемы и перспективы: моногр. /под ред. С. В. Клягина, О.Д. Шипу-новой. -СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2013. -260с.
ФЕНОМЕН «ДУХОВНОСТИ» КАК ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР «УНИВЕРСАЛЬНОЙ ЭВОЛЮЦИИ»
Ковалева Галина Петровна
канд. филос. наук, доцент Кемеровского технологического, института пищевой промышленности
PHENOMENOF «SPIRITUALITU» ASAR ONTOLOGICAL FACTOR OF UNIVERSAL EVOLUTION Kovaleva Galina, Candidate of Philosophical Sciences Docent, Kemerovo Technological Institute of Food Industry,
Kemerovo
АННОТАЦИЯ
Актуальность поднятой в статье темы определяется особенностями современного этапа развития науки и философии. В рамках постнеклассицизма важное значение для науки приобретает понимание феномена «духовности» как онтологического фактора «универсальной эволюции», выработка стратегии глобального развития как «духовно -ориентированного».
ABSTRACT
This article is devoted to the investigation of processes proceeding in postnonclassical science. So, within postnonclassicism the understanding of the phenomenon «spirituality» as the ontological factor of the «universal evolution» acquires a very important meaning for science. The same can be said about the working out the strategy of the global development as «spirituality-oriented».
Ключевые слова: духовность- глобальные проблемы- универсальная эволюция.
Key words: spirituality- global problems- universal evolution.
Актуальность статьи обусловлена необходимостью исследования процессов, протекающих в постнеклассической науке, которые характеризуются интеграционными тенденциями естествознания, философии и культуры с целью формирования единой теории эволюции, в которой феномен «духовности» может рассматриваться в качестве фактора «универсальной эволюции», способствующего решению глобальных проблем и выработки стратегии «духовно-ориентированного» развития. На наш взгляд
«духовность» — это философская категория, раскрывающая не только метафизические и онто-гносеологические, но также антропологические и аксиологические аспекты глобальной человеческой эволюции. Поэтому для современности становится актуальным адекватно представить в системе научного познания весь потенциал, который содержит в себе феномен «духовности», чтобы использовать его: в теоретическом плане — в интеграции естествознания и философии, в практическом плане — в решении глобальных проблем, гармонизации макро- и микросоциальных
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- I (8), 2015
114
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
процессов, обеспечении коэволюции человека и природы. Поэтому в рамках поснеклассицизма важное значение для науки приобретает понимание феномена «духовности» как онтологического фактора универсальной эволюции, выработка стратегии глобального развития как «духовноориентированного». В процессе исследования выявлено, что духовность является философской категорией для характеристики метафизической картины мира, принципов, свойств и качественной специфики космоса и человека. Впервые духовность определяется как философская категория для обозначения метафизической стороны бытия, отражающей синергию космоса и человека, всеединство Макрокосма и микрокосма.
Развитие постиндустриальной цивилизации начала ХХ1 века сопровождается сложными глобальными процессами и многоплановыми тенденциями, обусловленными предшествующим общественно-историческим, научным и философским развитием. Можно выделить следующие специфические черты постиндустриального мира: 1) современный антропогенез сопровождается процессом глобализации мировых сообществ- 2) глобализация мира происходит на фоне бурного научно-технического прогресса, с одной стороны, хищническим потреблением природных ресурсов, ведущим к деградации биосферы, с другой- 3) глобальные процессы, усиливающие неравномерность развития стран, порождают дальнейшую социальную и политическую поляризацию- 4) глобализм сопровождается кризисом не только в экологической, экономический или политической сферах, но и в «духовной» сфере. Кризис «духовности» обнаруживается в ряде экзистенциальных проблем, таких как проблема «потерянного поколения», разрушение системы ценностей общества и нравственных ориентиров поведения человека и др.
Осмысление влияния глобальных проблем, вызванных развитием «техногенной цивилизации», на существование и дальнейшую эволюцию человечества породило еще в ХХ веке множество противоречивых концепций: «столкновения цивилизаций» (С. Хантингтон),
«конца истории» (Ф. Фукуяма), «постиндустриализма» (Д. Белл, О. Тоффлер, У. Ростоу" и др.), «ноосферы» (Тейяр де Шарден, В. И. Вернадский, Н. Н. Моисеев и др.), «устойчивого развития» (А.Д. Урсул и др.) «учения космизма», теории «организмизма» (Дж. Лавлок и др.), «самоорганизации» (Г. Хакен, И. Пригожин и др.), «глобального эволюционизма» (Э. Янч) и др.
В качестве альтернативы современной «техногенной цивилизации» выдвигается, идея так называемой «но-осферной» цивилизации, переход к которой ряд исследователей оценивает как новый виток человеческой эволюции. Среди порожденных человеком глобальных проблем первостепенное значение имеют экологические проблемы. В современной экологии выделяют две взаимосвязанные темы: «опустошение Земли» и «опустошение Человека» (Ф.И. Гиренок). А поскольку проблема «опустошения человека» тесно связана с феноменом «духовности», то тем самым в современной науке и философии актуализируется тема представлений о «духовности» как факторе «универсальной эволюции». Это подводит постнеклассическую науку к проблеме «экологизации духовности» (И.В. Черникова, В.Е. Ермолаева), обретению «духовного разумения» (Т. Роззак). То есть тема «духовности» становится актуальной для естественнонаучного познания в связи с новым постнеклассическим пониманием
изучаемого мира, и прежде всего в связи с постановкой проблемы выживания человечества в условиях угрозы глобальной экологической катастрофы. С точки зрения ряда ученых и философов, причиной экологических кризисов является односторонность развития европейского человека, характеризующаяся разрывом между «духовным» развитием и материальным потреблением (Б. Дивол, Дж. Сешенс, А. Нейс, У. Фокс, В. Е. Ермолаева и др.).
Актуальность поднятой в статье темы определяется особенностями современного этапа развития науки и философии. Ускорение глобального развития человечества в эпоху постиндустриализма и постмодернизма ставит перед мировым сообществом множество вопросов в научной, философской, общественно-политической, культурной, социальной, материально-производственной, технологической, экономической, этической и др. сферах. Многие процессы, которые прежде растягивалось на столетия, в ХХ веке происходили на протяжении десятков лет, а в ХХ1 веке возможно будут происходить за считанные годы. Существенно усложнились в процессе развития постиндустриальной цивилизации естественнонаучные и философские представления о мировой реальности, о перспективах развития человечества. Под воздействием НТР постнеклассическая наука стала формировать новую технологическую реальность, которой должно соответствовать новое интегрированное знание, дающее возможность связать воедино расходящиеся и дробящиеся отрасли человеческой деятельности.
Проблема состоит в том, чтобы осознать взаимосвязь «духовности» как онтологического фактора универсальной эволюции с путями выживания человеческого рода, выхода из глобальных проблем с целью дальнейшей эволюции, созидательной деятельности на пути перехода в «ноосферное» общество. Для успешной реализации этой цели человечество должно осознать «онтологическую заповедь» (Г. Йонас): 1) надо, чтобы жили люди- 2) люди должны жить хорошо- 3) чтобы люди были и дальше [3, с. 130−131]. Речь идет об ответственности (коллективной и индивидуальной) за жизнь человечества в целом и каждого человека в отдельности, которая выходит за рамки настоящего в будущее.
На наш взгляд решающим фактором в осознании и реализации этой «онтологической заповеди» является уровень «духовного» развития человеческого общества в целом и развитие отдельного индивида в качестве «духовно-нравственной» личности. Поэтому «ответственность вообще есть не что иное, как нравственное дополнение к онтологической конституции нашего бытия во времени» (Г. Йонас) [3, c. 131]. В этом аспекте представления о феномене «духовности» реконструированные в исторической перспективе от античности до современности могут дать ориентиры для выживания человечества через понимание того, что «духовность» нужно рассматривать в качестве онтологического фактора универсальной эволюции. Это значит, что «духовно-ориентированное», «духовно-нравственное» развитие каждого индивида и человечества в целом должно стать приоритетным в стратегии выживания и сохранения человеческого рода. Поэтому на путях формирования ответственности за будущее человечества важным аспектом является онтологическое понимание феномена «духовности», основанное на представлениях о единстве и взаимосвязи человека и природы-кос-
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- I (8), 2015
115
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
моса, необходимости утверждения интеграции и взаимосвязи науки и философии, перехода к созданию «духовной философии».
В истории ХХ и начала ХХ1 века обнаруживаются тенденции, способствующие перестройке общественного сознания, научного знания и философского мировоззрения, в плане понимания ответственности человечества за сохранение жизни на Земле и дальнейшее созидательное развитие. Ведь еще в первой половине ХХ века В. И. Вернадский характеризовал развитие науки как «планетное явление». С развитием НТР и переходом в постиндустриальную цивилизацию осуществляется интеграция частных наук между собой, в силу чего возникают сложносоставные (биогеохимия и др.), пограничные (социальная экология и др.), проблемные науки (онкология и др.).
В связи с проблемой выживания и дальнейшего существования человечества в условиях глобалистики, в ученом сообществе заговорили о «метафизическом голоде», т. е. потребности размышления над «последними вопросами» (А. Арсеньев) [1, c. 152]- о плюрализме способов возрождения «духовности» через религию, искусство, философию и экологию, так как «проблема выживания задает новый ракурс понимания духовности как средства собственного спасения» (И.В. Черникова) [7, c. 315]- понимания «духовности» как фактора эволюции человечества (Т. Роззак) — миропонимания, в котором Универсум и Человек предстают как целостность, как единый мировой процесс (Н.Н. Моисеев, М. К. Мамардашвили и др.).
В постиндустриальную эпоху ставятся вопросы: об «антропологии науки» (В.А. Беляев) [2, c. 277], ее «человекоразмерности» (В.С. Степин) [5], об автономии философского дискурса по отношению к научному знанию и необходимости нового образа философии, как философской антропологии (Ю.В. Петров) [6], гуманизации науки, нового типа связи науки и общества (Б. Латур [4] и др.), акцентируется внимание на том, что философия играет эвристическую роль по отношению к науке (Е.А. Мамчур) [5].
Можно выделить факторы, способствующие интеграции естествознания и философии, отражающие процесс перехода к единому знанию, формированию на этой основе концепции «универсальной эволюции», пониманию «духовности» как онтологического фактора «универсальной эволюции».
1). Прежде всего, и в философии, и в естествознании происходит усиленное осмысление глобального эволюционного процесса. В процессе коэволюции философии и науки общими усилиями предпринимаются попытки создания модели «универсальной эволюции». Анализируя глобальные процессы, современные исследователи расширяют представления о научной картине мира через выход за пределы материалистического детерминизма и включение в ее когнитивную архитектуру коммуникативно-смысловых междисциплинарных характеристик. В науке ставится вопрос о единстве знания, т. е. речь идет об интеграции фундаментального, технологического и философского знания.
2). Философская идея «всеобщего универсального развития» стала находить свое подтверждение в естествознании. Например, универсальность механизмов эволюции обосновывается в «общей теории систем» — ОТС (Ю.А. Урманцев, А. А. Любищев, И. В. Круть, Э. Н. Елисеев и др.). На принципах ОТС, господствующая прежде «про-
блема отбора» трансформировалась в «проблему полиморфизма», как проблему многообразия форм, не зависящую от спецификации той или иной системы. Было выявлено, что «отбор» имеет не только специфико-биологическую, но универсальную тенденцию к образованию устойчивых структур и систем, оптимально использующих энергию (Э. Янч). Универсальность эволюции подтверждается рядом идей и открытий в естествознании: это идея образования «устойчивых полиморфов» Ю.А. Ур-манцева- учение об «онтогении» минералов, как генезисе минеральных индивидов и их «парагенезисе» Д.П. Григорьева- установление параллели между процессами «онтогенеза — филогенеза» в биологии и «онтогении — филогении» в геологии Д.В. Рудквистом- «номогенетическое» толкование эволюции Л. С. Бергом и А. А. Любищевым (онтогения может и повторять, и предварять филогению). Подобная закономерность замечена и в развитии космических объектов, повторяющих историю развития Метагалактики (С.К. Всехсвятский). Г. С. Франтов пришел к идее «единства живого и неживого» через исследование параллелизма в живых организмах и неживой природе, которая нашла подтверждение в опытах на основе применения принципа матричного воспроизведения для расшифровки строения и редупликации ДНК, синтеза белка, т. е. на основе молекулярного объяснения фундаментальных жизненных процессов. Достижения в различных областях естествознания подвели к пониманию Космоса как «гигантской лаборатории органического синтеза» (т.е. как живой органической системе).
3). Научные достижения последних десятилетий с неизбежностью подводят к коэволюции различных направлений в естествознании, использовании при создании различных теорий богатого философского материала. Эта коэволюционная тенденция определяется следующими научными достижениями: 1) пониманием многоас-пектности эволюционных процессов: 2) изучением изменяемости законов эволюции и процессов самоорганизации (Г. Хакен, И. Пригожин, И. Стингерс и др.) — 3) исследованием метастабильности на основе флуктуации (Э. Янч) — 4) обнаружением антиномии «трансформизма и постоянства» (А.А. Любищев) — 5) идеей самовоспроизводимости живых систем- 6) распространением генетических представлений с организменного уровня на популяционный- 7) представлением об эволюции как о «стохастическом процессе», течение которого определяется выбором эволюционного материала (Кимур, Ота), и одновременно как о закономерном процессе (Ю.А. Урманцев) — 8) обнаружением «номогенетического компонета» эволюции (Л.С. Берг, Д. Н. Соболев, А.А. Любищев) и др.
4). Философские принципы: телеологизма (целесообразность подчинения частей целому, способность субъекта мыслить объект как целое), историзма (рассмотрение объекта в развитии от прошлого к будущему), детерминизма (рассмотрение объекта и явлений действительности с позиций закономерности, всеобщей связи и причинности), каузальности (не одностороннее и однозначное объяснение, а циклическое причинно-следственное, следственно-причинное объяснение), системности (рассмотрение объекта как целого, разрешающего свои актуальные противоречия в заданных условиях среды), структурности (любой объект не только внутренне структурирован, но является элементом внешней суперсистемы), гомоморфизма (структурного сходства), диалектические прин-
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- I (8), 2015
116
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
ципы противоречивости, всеобщей связи, развития, другие принципы, — являются необходимым инструментом при создании научной теории «универсальной эволюции».
Таким образом, обнаруженное в современном естествознании сходство механизмов эволюции, включенность в комплексный круг исследований проблемы зарождения жизни и др. подводит к пониманию эволюции через призму глобально-универсального процесса, к необходимости конструирования «универсальной модели эволюции» природы-космоса. А поскольку такая модель неизбежно будет иметь метафизический характер, то ее можно создать только в коэволюции философии и естествознания.
В этом ракурсе представление о феномене «духовности», реконструкция его онтологического содержания позволяет обнаружить многие креативные для современности идеи, которые могут помочь в построении модели «универсальной эволюции».
По определению И. В. Черниковой, суть новой эволюционной парадигмы заключается в понимании реальности, как совокупности взаимосвязанных эволюционных процессов, которые характеризуются такими чертами, как специфически системная макродинамика, непрерывный метаболизм в результате коэволюции со средой, самот-рансценденция (т.е. эволюция самих эволюционных процессов) [7, c. 281]. Особенностью «универсальной модели эволюции», формируемой современным естествознанием в союзе с философией, является то, что процесс развития рассматривается не только с позиций естествознания, но через призму понимания характеристик феномена «жизни», деятельности человека, антропного космологического принципа, взаимосвязи человека и природы-космоса, расширения представлений о феномене «духовности», стирания границ между «духовным» и «материальным». Таким образом, эволюция понимается многоаспектно: 1) как коэволюция, рассматриваемая через процессы самоорганизации- 2) как целостный феномен всеобщего развертывания порядка через материю и энергию, информацию и сложность, сознание и саморефлексию (Э. Янч) — 3) как развертывание «жизненной энергии» в единстве «духовно-материальных» процессов в органической системе природы-космоса через «самотрансценденцию» человека и космоса.
5). Но в процессах глобализующегося мира обнаруживается феномен, о котором достаточно много говорят — «духовная деградация» человечества. На мой взгляд, кризис «духовности» является тем фактором, который определяет все негативные процессы в глобальной эволюции человечества, так как является их причиной, а сами негативно-регрессивные процессы — его следствием. Этим объясняется в ХХ1 веке интерес к изучению феномена «духовности», т.к. с «развитием духовности» многие связывают выход человечества из глобальных проблем, дальнейший научно-технический прогресс, переход к «но-осферной цивилизации». Понимание того, что создавая «техносферу» и «ноосферу», человек должен осознавать свою ответственность за эволюционный процесс, вплотную подводит постнеклассическую науку и философию к изучению феномена «духовности» как фактора «универсальной эволюции».
Поэтому в концепции «глобального эволюционизма» утверждается необходимость диалога человека с природой-космосом, поднимаются этические вопросы
под названием: «экологическая этика», «нравственная этика», «экология человека» во взаимосвязи с «духовными» проблемами («экология духа», «духовная этика»). Исследователи полагают, что формирование «экологического мышления» будет способствовать развитию понимания природы как живой, спонтанно-самоорганизую-щейся «системы организмического типа» («не как сущности, а как существа» — И.В. Черникова). Коэволюционные подходы к проблеме взаимоотношения человека и природы трансформируют целевые установки, рассматривая в качестве самоцели эволюции самого человека, его «духовное» развитие, а не только «теорию прогресса». В связи с этим в рамках осмысления «глобального эволюционизма» в работах Ф. И. Гиренка, В. А. Кутырева, Б. Кол-ликота, Т. Роззака, И. В. Черниковой, Н. И. Шевченко и др. обсуждается проблема взаимосвязи «экологии природы» и «экологии духа».
В истории философии и культуры накоплен большой разноплановый теоретический и эмпирический материал, касающийся феномена «духовности», который требует изучения, осмысления, обобщения, систематизации с позиций соотношения истории и современности, философии и науки, категорий сущности и явления. Исследователями эксплицировано, что феномен «духовности» отражает в себе многоплановые аспекты не только человеческой, но и всей мировой универсальной эволюции, с ним связывают движение к гармоничному, «ноосферному» бытию.
На наш взгляд «духовность» — это философская категория, раскрывающая не только метафизические и онто-лого-гносеологические, но также антропологические и акиологические аспекты глобальной человеческой эволюции. Поэтому для современности становится актуальным адекватно представить в системе научного познания весь потенциал, который содержит в себе феномен «духовности», чтобы использовать его: в теоретическом плане — в интеграции естествознания и философии, в практическом плане — в решении глобальных проблем, гармонизации макро- и микросоциальных процессов, обеспечении коэволюции человека и природы.
Таким образом, в рамках постнеклассицизма важное значение для науки приобретает понимание феномена «духовности» как онтологического фактора «универсальной эволюции», выработка стратегии глобального развития как «духовно-ориентированного». Поэтому в процессе овладения системным и холизмичным (целостным) видением мира, разработки на этой основе новой научной парадигмы (включающей современные концепции «глобального эволюционизма», «глобальной экологии», «экологии человека», «самоорганизации», «ноосферного знания» и др.), необходимы интегрированные исследования феномена «духовности» в союзе философии, науки и культуры.
Спи сок литературы
1. Арсеньев А. Глобальный кризис современности и Россия // Континент. — 1992. — № 3.
2. Беляев В. А. Антропология техногенной цивилизации на перекрестке позиций. — М.: ЛКИ, 2007. — 415 с.
3. Йонас Г. Теория ответственности. Наука как персональный опыт (Лекция, прочитанная 15 октября 1986 г. по случаю празднования 600-летия Универ-
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- I (8), 2015
117
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
ситета Рупрехта-Карла [Электронный ресурс] - Режим доступа — dissercat. com>-… otvetstvennosti… tekhnogennoi… gansa.
4. Латур Б. Когда вещи дают сдачи: возможный вклад «Исследований науки» в общественные науки. -Вестник МГУ. Сер. «Философия». — 2003. — № 3.
5. Пирожков В. В. Обсуждение книги В. С. Степина «Цивилизация и культура». Материалы круглого
стола // Вопросы философии. — 2013. — № 12. — С. 347.
6. Петров Ю. В. Антропологический образ философии. — Томск: НТЛ, 1998. — 448 с.
7. Черникова И. В. Философия и история науки. -Томск: НТЛ, 2011. — 388 с.
ДЕСТРУКТИВНОСТЬ КАК ГРАНИЦА РЕЛИГИОЗНОЙ СВОБОДЫ
Лобазова Ольга Федоровна
доктор философ. наук, профессор Российского государственного, социального университета (Москва)
DESTRUCTIVE AS THE BOUNDARY RELIGIOUS FREEDOM
Lobazova Olga Fedorovna, Doctor of Philosophy sciences, professor of the Russian State, Social University (Moscow)
АННОТАЦИЯ
Религиозная свобода — одна из ценностей современного общества, имеет предел распространения. Этот предел определен характером вероучения. Существенные признаки религиозной деструктивности являются основанием для ограничения деятельности некоторых объединений.
ABSTRACT
Religious freedom — one of the values of modern society, has a limit distribution. This limit is determined by the nature of faith. The essential features of religious destructiveness are grounds for restricting the activities of certain associations.
Ключевые слова: секта, культ, религиозная деструктивность.
Key words: sect, cult, religious destructiveness.
В конце XX века общество встретилось с явлением, принципиально отличным от прежних форм религиозной жизни. Его основное отличие не столько в заявках на новое вероучение, сколько в тоталитарно-деструктивном характере деятельности с использованием современных методов воздействия на личность, в маскировке меркантильной сущности духовной риторикой и в исключительно агрессивном прозелитизме.
Религиозные организации, общины и группы встречают в большинстве случаев терпимое отношение к своей деятельности — признание свободы убеждений, вероисповеданий, терпимое отношение к инакомыслию уже стало нормой для поведения большинства членов общества. И только вопиющие факты несоответствия религиозной практики законам и ценностям общества вызывают реакцию со стороны общественности, что и приводит к вмешательству властей. При этом требуется расследование, сбор доказательств, судебное разбирательство, опыта в которых российская правовая система пока так и не обрела.
Дела с участием религиозных организаций тянутся очень долго, привлекают много внимания прессы, что лишает рассмотрение необходимой степени объективности, превращает обсуждение в идеологический и мировоззренческий, а значит неразрешимый, спор.
Тем не менее, это не означает, что антиобщественные проявления со стороны религиозных объединений не должны подвергаться правовому разбирательству, а обществу и отдельным людям не нужно реагировать на эти проявления и защищаться от их негативного влияния. Речь идет о том, насколько сложно в условиях так непросто достигнутой религиозной свободы объективно, справедливо и тактично решить вопрос о том, где находится граница этой свободы. То, что она существует, это очевидно и для светского общества, и для церковного народа. Подтверждением тому служит практически консолидированная
позиция руководства традиционных для российского общества религиозных организаций (православия, ислама, буддизма, иудаизма) относительно деятельности новых религиозных объединений.
«Часто под религиозной личиной осуществляется деятельность совершенно далекая от религиозных целей», — заявил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл[9] в ходе встречи с общественностью Архангельска, отвечая на вопрос о возможности введения наказания за нанесение личности в результате сектантской деятельности психологического ущерба и вреда здоровью. Разрушительные последствия воздействия некоторых объединений, декларирующих себя исключительно религиозными организациями, остро ощущаются обществом, но действенные меры по предотвращению или нейтрализации их влияния так пока и не выработаны. В российском обществе пока нет целостной системы правовых, экономических, мировоззренческих и культурных рычагов противодействия негативным влияниям антигуманных идеологических систем, лукаво именующих себя религиозными. В настоящее время практически вся оказываемая людям помощь исходит из одного источника — от организаций Русской Православной церкви. Государственная система социальной помощи и поддержки, а также негосударственные социальные организации пока не в состоянии оказывать эффективное противодействие религиозной деструктивности. Это обусловлено тем, что в общественном сознании нет пока даже единого мнения о том, что с полным основанием считать религиозной деструктивностью. Именно поэтому научный анализ сущности и форм религиозной деструктивности, выработка методологических основ для дальнейшего совершенствования специфических методов социальной работы с лицами, пострадавшими от деструктивных религиозных культов, становятся весьма актуальными.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой