Представление фрагмента языковой действительности«Растительный мир» в «Словаре русского языка XI-XVII вв. »: особенности лексикографирования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 83. 373. 6
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ФРАГМЕНТА ЯЗЫКОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ «РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР» В «СЛОВАРЕ РУССКОГО ЯЗЫКА Х1-Ш ВВ. «: ОСОБЕННОСТИ ЛЕКСИКОГРАФИРОВАНИЯ
Статья посвящена вопросу представления фрагмента языковой действительности «Растительный мир» в «Словаре русского языка XI — XVII вв.». Подробно рассматривается структура словарной статьи, особенности функционирования номинаций растений в языковой картине мира на протяжении семи веков. Обращается внимание на способы дефинирования лексических единиц, обозначающих названия растений, наличие у них многозначности, синонимичных и омонимичных наименований.
Ключевые слова: языковая картина мира, исторический словарь, растительный мир, номинация, растение, словарная статья, заголовочное слово.
Введение
Язык является посредником между человеком и картиной мира. С помощью языковых средств человек называет то, что он делает и что его окружает, то есть отражает свое восприятие мира. В связи с этим закономерно, на наш взгляд, определение языковой картины мира, данное А. А. Джиоевой: «Языковая картина мира — это исторически сложившаяся в сознании языкового коллектива и отраженная в языке система представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности» [1, с. 45].
Как отмечают лингвисты, языковая система на каждом этапе своего развития совершенствовалась, «народ в ходе своей истории строил свой язык, закладывал в него то, что представлялось ему ценным во внутренних и внешних судьбах, в его исторических, географических условиях, в процессе становления и роста духовной материальной культуры для того, чтобы осмыслить мир и овладеть им» [2, с. 46]. Развитие языка, освоение новых видов деятельности предопределило изменения и в языковой картине мира: увеличивался словарный запас, на смену одних слов приходили другие, номинации приобретали многозначность.
С момента зарождения лексикографии и появления первых лексикографических изданий все языковые явления и процессы стали отражаться в словарях различных типов, которые выступали хранилищем информации и представляли собой, по словам Ю. Д. Апресяна, «моментальный снимок вечно обновляющегося и находящегося в движении языка» [3, с. 8]. Кроме того, нельзя забывать, что словари всегда описывали «по сути две реальности: слово как элемент языковой системы, то есть сугубо как лингвистический объект, и слово как элемент речевой деятельности, то есть уже как объект социальный, исторический и культурный» [4, с. 14]. Поэтому важная роль в воссоздании языковой картины мира, особенно на разных этапах ее становления, принадлежит лексикографическим изданиям исторического типа, которые «углубляют знание истории русского языка, открывают достоинства слова с точки зрения истории, культуры, объясняют смысловые его превращения» [5, с. 255].
Основная часть
«Словарь русского языка XI—XVII вв. «, описывающий лексический состав языка на протяжении семи веков, относится к словарям исторического типа — словарям «эволюции», так как имеет широкие хронологические рамки и достаточно большой период, разделяющий сопоставляемый материал. В нем находят отражение фрагменты языковой картины мира, связанные с самыми различными сторонами деятельности человека. Мы
Т.А. Трафименкова
Брянский медицинский техникум имени академика Н. М. Амосова e-mail:
tanya-bryansk@yandex. ru
остановимся более подробно на репрезентации в этом словаре фрагмента языковой действительности «РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР», рассмотрим степень и особенности его представления, а также проследим развитие языковой картины мира на протяжении нескольких столетий на примере лексических единиц, обозначающих названия деревьев, трав, цветов, плодовых и овощных культур.
В результате сплошной выборки из «Словаря русского языка Х1-ХУ11 вв.» нами зафиксировано 465 номинаций, называющих растения, не считая производных от них -прилагательных, собирательных и уменьшительно-ласкательных существительных. По векам распределение отобранных нами лексических единиц выглядит следующим образом:
Век Номинации растений
XI век волчецъ, дафний, злакъ, кедръ, репа, дерево рожечное, смоковница, смокы, смоковь, сосна, сукомария, кринъ, лЬпокъ, кедр ливанский, лоза, лук, мас-линица, маслица, овощи, плЬвелъ, плод
XII век бобъ, верба, дерево, дубъ, елей, зигия, ревенфий, рожь, смоквица, стебель, масличина, мачеха, осот
XIII век евшан, ежевица, ивие, ильмъ, рожковое дерево, кустъ, лебеда, ленъ, листъ, лобода, любщина, персика
XIV век вишъ, дяфанъ, ковыль, кариофиль, родъ, сЬнца, купена, купина, ластов-никъ, лядина, матица, мерсина, миндаль, трава мильная, можжеведьнкъ, дерево мурашкино
XV век андрякъ, аммонъ, береза, вишня, вязъ, елка, ель, зеньзебиль, кленъ, коников цвет, копытень, копытниъ, корица, котиганъ, ива, имела, каланфуръ, капуста, касатикъ, кукольникъ, кровавникъ, круша, куколина, кустъ, кустецъ, ро-гозъ, родий, рябина, сндалъ, скамония, смокыня, ракита, редька, дерево ливанское, лилий, лонъ, лупинаръ, мандрагоръ, мерра, мечевникъ, морковь, молокита, ногутъ, орехъ, ореховое дерево, осина, осокорь, падубокъ, пальма, папоротникъ, перецъ, пинея, плакунъ, полинъ, полынь
XVI век анисъ, апиева трава, арбузъ, барвинка, беленъ бельца, блющъ, бересклетъ, борканъ, борщъ, бреза, брусница, букъ, василекъ, вахта, виноградъ, вишня (плод), галганъ, глистникъ, горохъ, донникъ, душица, душница, дыня, елохъ, елочка, елой, ель, ельха, журавина, заячья трава, земляника, зензе-веръ, кислица, клеверъ, клубника, конопель, кориандра, камельевъ, имбирь, кардамонъ, капусьева трава, килитноръ, каштанъ, каштановое дерево, пырей, ражуха, ревень, репей великий, роза, рододендронъ, родковь, рыжикъ, дикаярябина, самбукова трав, салвия, свекла, селяна, семянникъ, серазусъ, сербиново дерево, сикорий, силиква, ситова трава, ситониево дерево, ситри-ониево дерево, скилла, скрутъ, сморчокъ, солнечникъ, солоноворотъ, соро-кобратъ, крапива, крапивка, кувшинцы, купавка, купена, кустара, лавръ, ле-бядка, лебедка белая, лЬсница, кедръЛивановъ, липа, лилия, лилЬя, ли-монъ, малетъ, мацаеа, мелисова трава, мелисъ, меликова трава, миндаль, миронъ, можжевель, мокрица, мокрицына трава, морвъ, морошка, мятва, огурецъ, олива, ольха, омела, орешина, орешина лесная, орехъ чернильный, ежевика, пастернакъ, пигва, полынева трава, полЬева трава, портулатова трава, помагранатъ, проскурникъ, петрсилова трава, петрушка, пиретрумъ, пира, пих а, платанъ, повилицына трава, повилица, попитникъ
XVII век айва, алоэ, алтея, амигдаль, ангеликъ, анисъ, апия, бадьянъ, базиликъ, бар-барисъ, белотелъ, бобъ, бобковиное дерево, бозъ, боровикъ, бронецъ, брос-ква, бросквина, быльникъ, вересъ, ветряница, волжница, воронецъ, воробь-ево семя, воробьевыйщавей, вьюнецъ, гвоздикъ, гебанъ, главичка, голович-ка, голубица, горичка, девясилъ, деветильникъ, денежникъ, деренъ, доспе-локъ, драгантъ, дрягунъ, дудъ, дуля, дягиль, ежевика, елина, ельшина,
желдъ, желтяника, жимолость, жируха, зверобой, корень зезировый, кислу-ха, кистеня, кишмышъ, кленина, клопецъ, клубника, клюква, кокъ, колунъ, комоника, конопли, коринный корень, кошкина трава, котлецъ, костяница, королекъ, камышъ, камышъсахпрный, капара, золототысяча, игирь, изгодъ, излюденъ, излюдокъ, иръ, индейское дерево, иродовъ корень, какао, кама-на, калганъ, калина, карагичъ, карагальникъ, карвалиюмъ, кардобендова трава, кастания, кинара, киселичныйкустъ, кильникъ, кика, кизилъ, кидони, кизылчикъ, пругъ, пудовезъ, пупавка, пьяница, райханъ, репъ великий, репица, роевникъ, романъ, розмаринъ, рудада, рудовица, рябина, ряска, рязань, сабина, сава, салатъ, самафрасъ, самотокъ, сасафрасъ, свагунъ, сви-ренъ, селидона, селидоньева трава, серебойныйцветъ, сестреница, сидоние-во яблоко, синидло, скабиоза, скорода, листьяница, лозина, любистъ, лю-тикъ, люкрацея, майоранъ, макъ, малюкъ, малина, марена, марьинъ корень, марьина трава, маслице, мастиковое дерево, маточникъ, маярсъ, иедуница, мерсинокута, миристийское дерево, миртъ, митридасъ, морель, морьянъ, наръ, наранжа, наливъ, нарцисъ, дубънелинецъ, норичная трава, овыдь, оп-пея, опенокъ, орешникъ, ориганъ, орицелюмъ, осока, палочникъ, папоротъ, Петр-Симонъ, пижма, полей, полина, поролизова трава, попутникъ, порту-ланумъ, просвирнякх прострел, смородина, сныть, соксоулъ, солнцева сестра, солдкийдубецъ, сонливая трава, соробритова трава, крипунъ, кропка, кроватица, кроватникъ, крушина, ягиль кудрявый, крапива кудрявая, куколь, курлукъ, купъ, кустарникъ, кустъ, кучелеба, лавенда, лактука, лан-дышныйцветъ, ластовичникъ, черовонная лебеда, лещина, боровой истъ, лиственица, листвица_
Как видно из приведенной таблицы, активность появления фитонимов в языковой картине мира возрастает от века к веку, и самый ее пик приходится на XVI — XVII века. Это, вероятно, связано с развитием сельскохозяйственной деятельности человека и освоением им новых видов культурных и дикорастущих растений. Обращает на себя внимание тот факт, что в некоторых случаях, когда в картотечном собрании словаря ранние значения названия какого-либо растения представлены поздними свидетельствами, в пределах корневой группы приводятся производные лексические единицы с более ранней фиксацией [5, с. 207]. Например, название растения броскина отмечается памятниками письменности XVII века, в то время как прилагательное броскиневый зафиксировано столетием раньше, номинация береза как название дерева известна в первой фиксации по двинским грамотам XV века, липа — по источнику XVI века, хотя производные березо-выйилиповый зафиксированы в Новгородской летописи XII века, гранат в значении '-дерево и плод'- иллюстрируется документами петровского времени (1707г.), в то время как словогранатовый восходит к XVI веку.
Остановимся подробнее на лексикографировании фрагмента языковой действительности РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР в «Словаре русского языка XI—XVII вв.». Словарные статьи, представленные в Словаре, позволяют получить о названиях растений самую разнообразную информацию: фонетическую, грамматическую, семантическую (сочетае-мостные возможности лексической единицы в данный период), и историко-культурную. Фонетическая информация по преимуществу локализована в заголовочной строке.
«Словарь русского языка XI—XVII вв.» имеет широкие хронологические рамки и не может прокомментировать все написания названий растений за восемь веков, поэтому в заголовочной строке даются лишь выборочные, наиболее употребляемые, ориентируемые на графический облик слова в конце охватываемого периода или позволяющие проследить фонетические изменения наименования.
Если говорить о типах заголовочной строки, то можно выделить две разновидности: — заголовочная строка содержит одну основную форму, а варианты к ней располагаются в скобках: имбирь (имберь, инбирь) — родковь (ротковь) — лавръ (лауръ, лявръ) —
солнечникъ (солночниъ, солношникъ, солнышникъ) — майоранъ (маеранъ, маюранъ, май-ранъ) и т. д.
— варианты номинации в заголовочной строке даются либо через запятую, либо через «и»: салвия, салфия, салфея- можжевельникъ, мозжельникъ, мождельникъ, може-ельникъ, можщеельникъ- лилий илилиюмъ- исопъиизопъ- дафанъидяфинъ, кардамонъ-икардамомумъ и т. д.
Что касается двусоставных номинаций растений, то в Словаре они располагаются в пределах словарных статей, даваемых к существительному, входящему в название расте-ния: рёпъ, сущ. Р§ пъ великий — лопух [6, т. 22, с. 145]- золототысяча, сущ. Трава золото-тысяча [6, т. 6, с. 60] или прилагательному: камельевъ, прил. Камельева трава — лекарственное растение [6, т. 7, с. 41]- киселичный, прил. Киселичныйкустъ — куст красной смородины [6, т. 7, с. 137]- кардобендиктов, прил. Кардобендиктова трава — огородное растение [6, т. 7, с. 78].
Относительно прилагательных можно отметить некоторые особенности в оформления заголовочной строки:
— прилагательное к названию самого растения:
Каштановый, прил. к каштан. Каштановое дерево [6, т. 7, с. 99].
Зензеверовъ, прил. к зензеверъ. Корень зензеверов, зензеверова трава [6, т. 5,
с. 382].
— прилагательное к существительному, не являющемуся названием растения:
Богородский, прил. Богородская трава [6, т. 1, с. 266].
Богородицын, прил. Богородицына трава [6, т. 1, с. 266].
Кошкинъ, прил. к кошка. Кошкина трава — название растения (обыкновенная полевая мята) [6, т. 7, с. 395].
Заячий, прил. Относящийся к зайцу. Заячийглазъ (лапка заячья) — название травянистого растения [6, т. 5, с. 344]. Заячья трава — тысячелистник (растение) [6, т. 5, с. 344].
Коневий, прил. Относящийся к коню, конский. Коневье копыто — лекарственная трава [6, т. 2, с. 270−271]. Коневийщавей — лекарственная трава [6, т. 7, с. 271].
Единичны случаи образования прилагательного, входящего в название растения, от имени собственного или географического названия: Петров -крестъ — растение (ЬаШгаеаБдиашапа). Клевер по-немецки, петров крест по-русски [6, т. 15, с. 29]- кедр Ли-вановъ — ливанский кедр, произрастающий на Ливанском хребте [6, т. 8, с. 232].
Большую помощь в понимании функционирования номинаций в языковой картине мира оказывают грамматические пометы. В «Словаре русского языка Х1-ХУП вв.» последовательно при каждой лексической единице указывается род, а в тех случаях, когда имеет место неустойчивость грамматической нормы приводятся одновременно две пометы:
Дафнийм.р. и Дафнияж.р. [6, т. 4, с. 178].
Мелисъм.р. и Мелисаж.р. [6, т. 9, с. 79].
Кринъм.р. и Кринаж.р. [6, т. 8, с. 57].
Скабиозаж.р. и Скабиозъм.р. [6, т. 24, с. 162].
Полыньж.р. и Полынъм.р. [6, т. 16, с. 284].
В некоторых случаях, если номинация употребляется только во множественном числе, дается пометас указанием числа (брусницаед.ч и брусницымн.ч.- кувшинцымн.ч.- конопли мн.ч.- петушкимн. ч). Особенностью группы лексики, номинирующей названия растительного мира, является наличие названий с признаками собирательности: ивие, ваие, смоквие, кропивие, ковылие и т. д. Этосвязано с процессом освоения растений, использованием одного из видовых названий в качестве обобщающего, а также обозначения совокупности растений.
Вполне справедливым является замечание о том, что в словарях исторического жанра грамматические сведения о слове не исчерпываются грамматическими пометами в строке, имплицитно они содержатся в иллюстративном материале в виде полноты пред-
ставленности падежных форм в именах, в личных формах у глагола [7, с. 94]. Известный лексикографП. Робер писал: «Именно примеры и только примеры позволяют читателю составить точное представление о конкретном значении» [8, с. 111].
В «Словаре русского языка XI—XVII вв.» дефиниция занимает центральное место и несет большую нагрузку в раскрытии семантики слова. Трудность дефинирования при составлении данного словаря состояла в том, что в XI—XVII вв.еках научная классификация еще не оформилась окончательно, преобладали народные названия растений, соотношения между научной и народной номенклатурой только складывалась [Шеина с. 102]. Поэтому в данном лексикографическом издании приняты три основных вида определения значения слова: 1) толкование 2) перевод 3) соотносительная или отсылочная дефиниция.
Перевод дается в тех случаях, если в Словаре отражается древнее наименование, соответствующее иному в современном русском языке: Андрякъ. Имбирь [6, т. 1, с. 22]- Борканъ. Морковь [6, т. 1, с. 294]- Жаравика. Клюква [6, т. 5, с. 75]- Ильмъ. Вязъ [6, т. 6, с. 224]- Роевникъ. Мелисса [6, т. 22, с. 194]- Кровавникъ. Тысячелистник [6, т. 8, с. 61]- Острежина. Ежевика [6, т. 13, с. 155]. В тех случаях же, когда номинации растений до сих пор активно функционируют в языке и находят отражение в языковой картине мира, определение дается с помощью современного эквивалента: Айва. Айва [6, т. 1, с. 25]- Белена. Белена [6, т. 1, с. 131]- Донникъ. Донник [6, т. 4, с. 316]- Капуста. Капуста [6, т. 7, с. 68]- Огурецъ. Огурец [6, т. 12, с. 261]. Петрушка. Петрушка [6, т. 15, с. 30].
Кроме переводных толкований, в «Словаре русского языка Х1-ХУ11 вв.» названия растений часто определяются через ключевое слово — трава, дерево, реже — цв^т:
Зигия — название дерева [6, т. 5, с. 386].
Метъ- название дерева [6, т. 9, с. 122].
Кокъ- название травы [6, т. 7, с. 229].
Лёпокъ — название цветка [6, т. 8, с. 208].
Безусловно, такие дефиниции не являются достаточными, как и определения, где в качестве ключевого слова выступает номинация растение (барвинка — растение (мо-гильница), маярсъ — название растения, бадьянъ — растение (звездчатый анис), карио-филь — название растения). Именно поэтому во многих случаях при толковании к ключевому слову приводятся определения, указывающие на назначение, разновидность растения, его особенности:
— лекарственная (-ое): галганъ — лекарственное растение [6, т. 4, с. 8]- девясилъ -название лекарственного растения [6, т. 4, с. 197]- ветряница — название лекарственной травы [6, т. 2, с. 126]- скабиоза — лекарственная трава [6, т. 24, с. 162].
— лечебная: бетоника — лечебная трава (буквица) [6, т. 1, с. 182].
— сорная (-ое): быльникъ- сорная трава [6, т. 1, с. 364]- волчецъ — колючее сорное растение [6, т. 3, с. 14]- пл^вель — сорная трава [6, т. 15, с. 122].
— кормовая (-ое): полина — травянистое кормовое растение [т. 16, с. 218]- метлекъ -кормовая трава [6, т. 9, с. 82].
— луговое: скорода — луговое растение [6, т. 24, с. 244].
— огородное: лукъ — огородное или дикое растение [6, т. 8, с. 296]- петрушка — огородное растение [6, т. 15, с. 130].
— ароматическое: мерра — ароматическое растение [6, т. 9, с. 104].
— лиственное/хвойное /древесное: карагичь — южное лиственное дерево [6, т. 7, с. 71]- вересъ- хвойное кустарниковое или древесное растение [6, т. 2, с. 85]- сосна — хвойное дерево [6, т. 26, с. 1964].
Достаточно частотны соотносительно-отсылочные дефиниции: елохъ — то же, что ельха [6, т. 5, c. 48]- брусница — то же, что брусника [6, т. 1, а346]- копытникъ — то же, что копытень [6, т. 7, а300]- мятва — то же, что мята [6, т. 9, а349] и развернутые толкования, которые даются в соответствии с научной классификацией и с указанием латинских идентификаторов. Например:
Селидона — лекарственное растение семейства маковых, чистотел (chelidonium) [6, т. 24, c. 42].
Сестреница — растение семейства губоцветных — чистец (stachyssilvaticca) или бу-ковица лекарственная (betonicaofficinalis) [6, т. 24, ^98].
Силиква — род растений семейства бобовых, некоторые виды которых используются в медицине, например, кассия (ср. лат. silique) [6, т. 24, ^140].
В связи с тем, что многие названия растений являются заимствованными, с целью установления языка-первоисточника к отдельным номинациям приводятся эквиваленты из других языков:
Ламикамень — название растения (ср. польск. lamikamien) [6, т. 8, а168].
Люкрация — лакрица (ср. польск. Ы^^а) [6, т. 8, а345].
Пиретрум — пиретрум, слюногон (ср. лат. peretrus)[6, т. 15, c. 48].
Райханъ- однолетнее пахучее травянистое растение, иначе душистый василекъ (ср. араб. райхан) [6, т. 21, а264].
Соксоулъ — небольшое дерево, растущее на солончаковых почвах Средней Азии, саксаул (ср. узб. сакосул) [6, т. 26, c. l25].
Помагранатъ — гранатовое дерево (ср. польск. pomogranat) [т. 16, c. 290].
Иногда можно встретить параллели сразу из нескольких языков, они помогают включить роо в группу подобных, относящихся к одному роду, семейству или виду: сам-букова трава — травянистое растение, бузина яровая, Ебулус по-латински, камеоктис по-арабски [6, т. 23, c. 28].
Безусловно, все названия растений отмечены в словаре в своем основном прямом значении, только одна лексическая единица '-плЬвелъ'-, обозначающая сорную траву, растущую среди хлебных злаков, может употребляться в переносном смысле — '-нечто вредное, дурное '-, чем и обусловлено ее вхождение в состав фразеологического оборота — отделять зерна от плевел [6, т. 15, с. 82]..
Кроме самих определений номинаций растений, в «Словаре русского языка XI—XVII вв.» каждая лексическая единица иллюстрируется контекстом — выписками из травникшов, лечебников, материалами медицинских книг и т. д. Иллюстративный материал тесно связан с толкованием и дополняет его. Контексты помогают составить представление о внешних особенностях растения (форме листа, стебля и т. д.), указывают на место его произрастания применение в медицине или какой-либо другой области. Приведем примеры:
— описание внешних данных растения:
Алиева трава. Сельдерей. … есть трава лазоревъцв^ть им^еть, а какъ цветет, наклоняется подобна апии травё [6, т. 1, с. 41].
Крипунъ. Название растения. Трава крипунъ… цветтбогровъ… на верху что шапка у дятлевины красные и поболе[6, т. 8, с. 58].
Марьина трава. Трава марьинаростетъ в пояс и выше листъвеликънегладокъ [т. 9, с. 32].
— описание внешних данных растеният + место произрастания:
Деветильникъ. Название лекарственного растения. Корень имя ему деветиль-
никъбёлой, ростетъ в лугахъ[6, т. 4, с. 198].
Денежникъ. Название травы. Нарви травы денежнику что та трава ростетъ на поли во ржи [6, т. 4, с. 213].
Жируха. Растение. Трава жируха, а ростетъ по мокрым местам и по грязным кустами без стволовъ, а листъ шириною в палецъ, а длиною в четверть аршина Денежникъ. Название травы. Нарви травы денежнику что та трава ростетъ на поли во ржи [6, т. 5, с. 96].
Колунъ. Растение. Трава имя ей колунъ, цв^тъ на ней белъ, горковата, ростетъ при водахъ не всякихъм^стахъ[6, т. 7, с. 254].
Роевникъ. Мелисса. Роевникъ есть трава, а ростетъ по горам и по лугам и по ров-нымъмёстамъ, кустиками в половину аршина [6, т. 22, с. 194].
— применение растения:
Б§ лот§ лъ. Название растения. Б^лот^ль. — отъ грыжей и т^лобудетъ чисто [6, т. 1,
с. 136].
Дягиль кудрявый. Дягиль есть кудрявои — велмидоброипротивучаровниковъ, и кто его при себе носитъ, не боится от лихих людей иотравы [6, т. 4, с. 401].
Имела. Растение омела, птичий клей, используемый как приманка для птиц [6, т. 6, с. 226].
Коринный корень — название одного из растений семейства лавровых, из коры которого получают корицу [6, т. 7, с. 313].
Котлецъ. Название травы. Трава котлецъцветъ у неи з голуба синь от нутри пить ее упаря здравия подаетъ [6, т. 7, с. 382].
Майоранъ. Душистое травяянистое растение, используеиое в медицине и как пряность в кулинарии [6, т. 9, с. 10].
Если говорить о семантико-парадигматических связях, то в языке XVI — XVII веков у номинаций растений фиксируются многозначность, омонимия и синонимия. Обращает на себя внимание то, что многозначность отдельные номинации приобрели с большим временным промежутком между значениями. Например: в XVI веке лексическая единица '-смородина'- употреблялась в значении личного имени, в XVII веке — приобрела привычное для нас значение '-ягодный кустарник, а также его ягоды'-[6, т. 25, с. 205]- в XI веке '-дафния'- - это '-лавровая роща при монастыре'-, в XVI веке так называют уже само лавровое дерево [6, т. 4, с. 178]-в XV веке '-рябина'- - '-дерево'-, в XVI — появляется название '-дикая рябина'- в значении '-травянистое растение, используемое в медицине'-, в XVII же веке и сама номинация '-рябина'- приобретает второе значение — '-трава'- [6, т. 22, с. 281].
Номинации-омонимы, хотя и нестольчастотны, как многозначные, помогают воссоздать языковую картину мира на каждом этапе ее развития. Причем, в большинстве случаев речь идет о междисциплинарной многозначности и омонимии. Приведем примеры.
Многозначность.
Вьюнецъ. 1. Обряд поздравления молодых в первую весну после брака, хоровод с песнями. 2. Вьющееся растение- вьюнок [6, т. 3, с. 281].
Котлецъ. 1. Уменьш. к котелъ. 2. 2. Название травы [6, т. 7, с. 382].
Королекъ. 1. Красивый и редкий вид животного (с белым мехом). 2. Название птицы. 3. Название ягоды. [6, т. 3, с. 338].
Омонимия.
Воронец _ растение (вороньи ягоды).
Воронец _ деревянные брусья, расположенные перпендикулярно друг другу от печи до стен избы, поддерживающие полати, перегородку, занавеску [6, т. 3, с. 33].
— 1ръ — лекарственный корень растения аира.
11ръ _ болячка, струп, чирей [6, т. 6, с. 268].
:. :-:! :. тъ — турецкое одномачтовое каботажное судно- также лодка, придаваемая к большому кораблю.
— название нескольких деревьев, древесина которых дает краску и идет на другие надобности [6, т. 23, с. 56].
Синонимия же оказывает неоценимую помощь при толковании номинаций растений: и перевод, и само определение, если это уместно, может даваться через синонимический ряд:
Любистъ — название лекарственного растения (заря, любистокъ, кукольникъ) [6, т. 8, с. 326].
Маслище — маслина, оливковое дерево [6, т. 8, с. 326].
Кильникъ — название растения — грыжникъ или остудникъ [6, т. 7, с. 124].
Рогозъ — тростникъ, камышъ [6, т. 22, с. 178].
Выводы
Таким образом, анализ репрезентации названий растений в «Словаре русского языка XI-XVIIbb.» позволят сделать вывод, что в нем фрагмент языковой картины мира подается с определенной точки зрения — функционирования номинаций деревьев, трав, цветов, плодовых и овощных культур на протяжении семи столетий. В задачу этого лексикографического издания, кроме обозначения растительной реалии, входит необходимость объяснения природы наименования, указания особенностей функционирования данного слова в определенный период, раскрытие его семантического объема.
Отобранный материал свидетельствует о том, что в «Словаре русского языка XI—XVII вв.» «РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР» отражен довольно широко, количество номинации растений с каждым описываемым временным периодом увеличивается. Это свидетельствует об освоении людьми мира природы и пополнении языковой картины мира новыми словами и значениями. Сведения о растениях, представленныев «Словаре русского языка XI-XVIIbb.» дополняют данные других лексикографических изданий и в совокупности с ними позволяют составить целостное представление об отражении номинаций растений в русской языковой картине мира.
Список литературы
1. Джиоева А. А. Английский менталитет сквозь призму ключевых слов: Undersatement / А. А. Джиоева // Вестник МГУ. Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». — № 3. -2006. С. 45−56.
2. Копыленко М. М. Основы этнолингвистики / М. М. Копыленко. — Алматы: Евразия, 1995.
— 178с.
3. Апресян Ю. Д. Лексикографическая концепция НБАРСа / Ю. Д. Апресян / / НБАРС. — М., 1993. — т.1. С. 6−17.
4. Бережан С. Г. Современные требования лингвистической теории и реальные нужды практики в словарном деле / С. Г. Бережан // Теория языка и словари. — Кишинев, 19 888. — С. 14.
5. Богатова Г А. История слова как объект русской исторической лексикографии / Г. А. Бога-това. — М.: Изд-во ЛКИ, 2008. — 282 с.
6. Словарь русского языка XI — XVII вв. в 28-ми т. / Под ред. С. Г. Бархударова / С. Г. Бархударов. — М.: Наука, 1975 — 2008.
7. Шеина Н. В. История наименования трав в русском языке XI — XVII вв.: Лексикографический аспект: Диссертация… кандидата филол. наук / Н. В. Шеина. — М., 1998. — 170 с.
8. Robert P. Delasematiquelexicologiguea la sematiquelexicographigue: lexperience du Diction-nairealphaabetiqueetanalogique de la langue francaise / P. Robert / / Lexicologie et lexicographic franc. -Abadia de Montserrat. 1988. — P. 111 — 112.
PRESENTATION OF THE FRAGMENT OF LINGUISTIC REALITY «PLANT WORLD» IN THE «DICTIONARY OF RUSSIAN (11−17 CENTURIES)»: THE FEATURES OF LEXICOGRAPHY
The article focuses on the presentation of the fragment of linguistic reality & quot-Plant World& quot- in the dictionary of Russian (11−17 centuries). The structures of the dictionary entry, the peculiarities of nominations of plants in a language picture of the world are under detailed examination for seven centuries. The ways of defining lexical units denoting the names of plants, whether they have multiple meanings, synonymous and homonymous names are in the author'-s focus.
Keywords: language world, historical dictionary, flora, the nomination, plant, dictionary entry, the heading.
T. A. Trafimenkova
Academician M. N. Amosov Bryansk medical school
e-mail:
tanya-bryansk@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой