Политический дискурс в аспекте самореализации в сети Интернет

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 1 (9) 2016

107

СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

УДК 1: 004. 738. 5

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС В АСПЕКТЕ САМОРЕАЛИЗАЦИИ

В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

А.Н. Черняков1), Р.А. Дунаев2)

Белгородский государственный институт искусств и культуры e-mail: achernyakov@bk. ru e-mail: r_dunaev@ bk. ru

В статье рассматривается политический дискурс с различных позиций. Данная особенность во многом обусловлена неоднозначным онтологическим характером политики, ее целей и объектов, вовлекаемых в политическое дискурсивное поле. В этой связи политический дискурс обладает рядом особенностей, к которым можно отнести: медийность, информативность, институциональность. Важным аспектом образующим политический дискурс является необходимость в принятии субъектами власти предлагаемых отношений, что влечет за собой четкое распределение «ролей», медийный характер репрезентации властных отношений.

Ключевые слова: политика, дискурс, информационное пространство, интернет

Интернет в русле концепции «публичной сферы» Ю. Хабермаса и его последователей, трактовался как воплощение пространства свободной дискуссии «просвещенной публики», которое противостоит государственной власти и формирует альтернативный полюс легитимности: «Появление Интернет породило надежды, что благодаря технологическому прорыву публичная сфера, постепенно вытесняемая из социальной реальности, будет восстановлена в реальности виртуальной и Интернет вернет индивидам и сообществам ту власть, которой они лишились из-за наступления «больших корпораций» и выражающего их интересы государства… Сетевое сообщество превратилось в очередное воплощение европейской мечты о «великом сообществе», которое способно вытеснить «великое общество» и заменить холодные и бездушные отношения господства и подчинения общением равных в виртуальном пространстве"1.

1 Трахтенберг А. Д. Рунет как «публичная сфера»: хабермасианский идеал и реальность. URL: http: //www. politex. info/content/view/232 (дата обращения: 1. 11. 2015).

108

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 1 (9) 2016

Такой подход основывается на признании некой независимости пространства Интернет от реальности и господствующих в ней политических отношений. Поскольку считается возможным построение самостоятельного центра гражданских политических инициатив.

Рассмотрим специфику политического дискурса в аспекте самореализации в пространстве Интернет учитывая различные параметры.

Телеологический параметр связан с выявлением целей, преследуемых в политическом дискурсе. К основным из них можно отнести: нормирование, мобилизацию, контроль, запрет, побуждение, стимулирование, информирование и прогнозирование2. Наиболее объемной из них, безусловно, будет цель нормирования, сводящегося к предписанию, поскольку контроль, запрет чего-либо или информирование осуществляется констатацией должного, позиционируемого как единственно возможное. В пространстве Интернет цели политического дискурса в аспекте практик самореализации не претерпевают изменений и направлены, прежде всего, на нормирование, осуществимого при условии принятия субъектом господствующих (легитимных) представлений.

Онтологический параметр политического дискурса характеризуется особым механизмом объективизации, при котором статусом политического наделяется тот сегмент реальности, который вовлечен или вовлекается (это может носить как постоянный, так и временный характер) в отношения господства и подчинения. Поэтому политические объекты обладают качеством неопределенности и характеризуются «размытостью» границ. В пространстве Интернет этот эффект онтологизации политики еще более усиливается в силу виртуального характера среды коммуникации. Другой немаловажной особенностью объектов данного дискурса является их постулируемый и вместе с тем кажущийся социальный характер, на деле оборачивающийся психологическим. Этот тезис доказуем все той же

неопределенностью объектов дискурса: «…объективация власти в политическом дискурсе в определенном отношении представляется не более чем манипуляцией, поскольку «желаемая реакция адресата» фактически связана с переживанием им власти, а не с эмпирическим наблюдением ее. «Онтологический перенос» является специфической чертой политического дискурса и проявляется не только в смещении социального в область психического, но и неопределенности «физических» границ объектов политического дискурса"3. То же касается и самореализации субъекта в Интернет пространстве, который становится объектом политического, обозначая себя соответствующим образом, приводя себя к «легитимной норме» или соглашаясь с определенным статусом. Причем статус не следует трактовать в этом случае как нечто определенное (как например студент в педагогическом дискурсе), неопределенность границ политических объектов препятствует этому. В этом смысле (подлинно политическом) крайний «правый» действительно неотличим от крайне «левого», ведь они оба становятся «радикалами». Интернет же, к подобной специфике объективации субъекта, добавляет возможность симуляции посредством

симулякризации. Соблазненный возможностью обретения символического единства, субъект Интернет может назвать себя, а значит стать политическим объектом, как угодно (либералом, консерватором и проч.). Ведь иного подтверждения, кроме самопровозглашения, не требуется. Тем самым создается иллюзия свободы, можно стать кем угодно, но в строго определенных границах политического поля (допустим,

2 Кожемякин Е. А. Дискурсный подход к изучению институциональной культуры: монография. -Белгород: Изд-во БелГУ, 2008. С. 176.

3 Там же, с. 178.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 1 (9) 2016

109

спектра политических партий или существующих взглядов). Симуляция

политической принадлежности в Интернет, а на деле принадлежности к политическому, обуславливает постоянное стремление власти установить контроль над этой сферой, нормировать и регламентировать ее (законы об авторских правах, судебные разбирательства с пользователями Интернет за размещение материалов незаконного свойства и проч.). Под вопросом оказывается сама суть осуществления политики, то есть принятие властных отношений в качестве само собой разумеющихся. Субъект Интернет как бы ускользает от нормирования, обманывая институт политики, становясь симулякром. Однако возможность создания ложного образа, по большому счету, как «программа минимум», все же устраивает политических агентов (саму власть), поскольку «ускользающий» субъект политики в среде Интернет может симулировать свои политические пристрастия, но не вовлеченность в отношения подчинения. Он сам к ним стремится, поскольку стремится к целостности в поле Символического. Стать объектом политическим, значит создать некий образ единства или его часть.

Языковой параметр политического дискурса в аспекте практик самореализации характеризуется использованием довольно разнообразного спектра языковых средств, что обусловлено необходимостью вовлечения субъекта в игру само-означивания, приписывания себе политического статуса. Для реализации этой цели используются «как лексико-речевые (оценочные номинативы, атрибутивы, положительные и отрицательные экспрессивы и др.), так и риторические (эпитеты, метафоры, метонимии и прочие тропы- приемы риторической конвергенции- семантикосинтаксические фигуры — антитезы, градации, повторы и проч.)"4. Когнитивный параметр, как отмечает Е. А. Кожемякин, для политического дискурса характерны способы эмпирической аргументации в аспекте подтверждения следствий, аргументы к традиции и авторитету, эмоциональное внушение, агональность5. Используемые техники аргументации подтверждают тезис о фантомности и манипулятивности политического дискурса, в том числе и в среде Интернет. Основная цель политического дискурса по воспроизводству отношений господства и подчинения в плане когнитивном решается использованием таких средств познания как генерализация (обобщение категорий по принципу их упрощения), категоризация и репрезентация. Соответственно направленные на 1) охват массовой аудитории с учетом принципа доступности- 2) мобилизации массы путем маркировки

политического пространства согласно критериям «свой» — «чужой" — 3) не отражение, а конструирование реальности как идеологического конструкта. При этом с помощью механизмов политической репрезентации удовлетворяется потребность субъекта в компенсации своей неполноты. Именно идеология позволяет наиболее тесно ощутить связь с символическим единым в лице партии, народа, государства и проч. Реальность подобных конструктов оценить достаточно сложно, поскольку их достоверность подтверждается ссылками на авторитет автора высказываний или прецедентные тексты (идеологические тексты): «:…в когнитивно-эпистемическом отношении политический дискурс отличается от иных типов институционального дискурса тем, что оценка истинности высказываний осуществляется на основе, во-первых, оценки их авторства и, во-вторых, оценки их соответствия центральной (идеологической)

4 Хачецукова З. К. Лингвориторические параметры советского официального дискурса периода Великой Отечественной Войны (на материале передовых статей газеты «Правда»): автореф. …к.ф.н. -Краснодар, 2007. Цит. По: Кожемякин, Е. А. Дискурсный подход к изучению институциональной культуры: монография. Белгород: Изд-во БелГУ, 2008. С. 180.

5 Там же, с. 181.

110

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 1 (9) 2016

точке зрения на ключевые объекты дискурса"6. Интерпретация, как познавательный механизм также имеет большое значение в политическом дискурсе и отличается тем, что функционирует по принципу «соблазна», побуждая субъекта к интериоризации идеологем и их отождествлении со своим додискурсивным опытом. В этом смысле Интернет есть поле подобных высказываний, которые ожидаемы и предсказуемы.

Текстовый параметр отражает задачу политического дискурса по воспроизводству и установлению отношений господства и подчинения, что, собственно, и обуславливает довольно обширный набор привлекаемых текстов. Задача вовлечения, а значит доступности, объясняет наличие в политическом дискурсе не только «традиционных» политических текстов, но также и публицистических, научных и художественных. Хотя значительную часть составляют тексты, носящие декларативно-перформативный характер (например, обращения, декларации и проч.), выполняющие задачу по созданию особого рода реальности, подчиненной прагматике идеологии.

Контекстный параметр политического дискурса в аспекте самореализации связан с актуализацией определенного пространства, сопутствующего

самособиранию субъекта как политического объекта. В случае с пространством Интернет, то есть пространством виртуальным, актуализация означает сообщение импульса (статуса) одной реальности из числа многих других потенциально возможных. Можно также идентифицировать эту ситуацию с неким притяжением, создающемся в сфере действия политического, направленного на образование субъекта (сообщение ему целостности). Среди таких актуализируемых слоев виртуальной реальности (контекстов) следует указать, прежде всего, текстовый контекст, поскольку его можно отождествить с «пусковым механизмом» политического «соблазна». За ним следует экзистенциальный контекст как внутренняя потребность, откликающаяся на «приманку» политического текста, содержащего обещание единства-единения себя в общности. Вторичный характер виртуальной реальности и среды Интернет, а также ее симулятивный характер ставят под вопрос ситуативный контекст политического дискурса. Скорее политический дискурс стремится к переводу объектов из реальности виртуальной в «константную» по причине невозможности данного контекста. Удостоверить и подкрепить легитимность строго определенным хронотопом средствами Интернет невозможно. Образ всегда оставляет «осадок» нереальности или, по Бодрийяру, гиперреальности как избыточности реальности. Сохраняется опаска симуляции подчинения со стороны субъекта, которую можно расценить как «тоску» политического по

дисциплинированной телесности. Остается лишь возможность призыва субъекта к возврату в реальность, информирование как обещание ситуации или же обещание того, что она была в прошлом. Ситуационный контекст в пространстве Интернет в конструировании субъекта принимает участие «авансом» или «в долг».

Коммуникативный параметр. Очевидно, что политический дискурс

предполагает фиксированные и формализованные отношения между коммуникантами, сферу, стратегии и способы общения. Однако такая формальная определенность коммуникации входит в противоречие с сущностной природой политических высказываний, предназначенных для массового вовлечения и инкорпорирования, что составляет специфику параметра: «Отличительной

особенностью коммуникативного параметра политического дискурса является его массовость и неопределенность границ коммуникантов («народ», «избиратели»,

6 Кожемякин Е. А. Дискурсный подход к изучению институциональной культуры: монография. -Белгород: изд-во БелГУ, 2008. С. 182.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 1 (9) 2016

111

«граждане», «патриоты», «народные избранники», «враги государства» и проч.). Как следствие неопределенности коммуницирующих групп характерным для политического дискурса является также неоднозначность таких ключевых для него понятий, как «общественное мнение», «политический выбор», «доверие

избирателей»… Коммуникация в институте политики продолжает онтологическую и

7

языковую логику неопределенности.».

Указанное противоречие наследуют и практики самореализации, поскольку жажда единства требует одновременно согласия подчиняться, но сам субъект как объект политики четко не определяется (например, призыв, обращенный к избирателям все же позволяет задать вопрос о необходимости быть им). Также остается возможность «измены», симуляции (тем более в Интернет пространстве) если не вовлеченности, то хотя бы устойчивых политических предпочтений. Коммуникативная неопределенность выражения политического субъекта, усиленная симулятивным и виртуальным характером среды Интернет, может расцениваться также как отчужденность образа себя, сконструированного в политическом Символическом. Таким образом, неопределенность коммуникации в политическом дискурсе, усиленная свойствами самого пространства Интернет, еще раз свидетельствует о стремлении перевода субъекта как политического объекта в сферу «константной» реальности.

Список литературы

1. Барлоу П. Джон Декларация независимости киберпространства // Информационное общество: Сб. -М.: ООО «Издательство АСТ», 2004.

2. Барт Р. Мифологии. — СПб., 2000.

3. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М.: Изд-во «Художественный журнал». 1999.

4. Кожемякин Е. А. Дискурсный подход к изучению институциональной культуры: монография. -Белгород: изд-во БелГУ, 2008.

5. Касавин И. Т. Текст. Дискурс. Контекст. Введение в социальную эпистемологию языка. — М.: «Канон+», 2008.

6. Трахтенберг А. Д. Рунет как «публичная сфера»: хабермасианский идеал и реальность http: //www. politex. info/content/view/232/30/ (проверено: 1. 11. 2015).

7. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. — И.: Гнозис, 2004.

POLITICAL DISCOURSE IN THE ASPECT OF SELF-REALIZATION ON THE INTERNET

A.N. Chernyakov1), R.A. Dunaev2)

Belgorod state institute of arts and culture 1) e-mail: achernyakov@bk. ru 2) e-mail: r_dunaev@ bk. ru

In the article the political discourse is considered with various positions. This feature is largely due to the ambiguous ontological nature of the policy, its aim and objects, involved in political discursive field. In this regard, the political discourse has a number of features, which include: medinet, informative, the

institutional character. An important aspect of forming political discourse is the need for acceptance by government entities proposed relations that entails a clear distribution of roles, display the character representation of power relations.

Keywords: policy, discourse, information space, Internet.

7 Кожемякин Е. А. Дискурсный подход к изучению институциональной культуры: монография. -Белгород: изд-во БелГУ, 2008. С. 190.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой