Этно-социальные именования нормандцев в последней трети XI века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СВОЙ/ЧУЖОЙ" И КОЛЛЕКТИВНАЯ ПАМЯТЬ
УДК 94(410+44)& quot-1066/1100"-
ЭТНО-СОЦИАЛЬНЫЕ ИМЕНОВАНИЯ НОРМАНДЦЕВ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XI ВЕКА
С.С. Ходячих
Институт научной
информации по общественным наукам РАН, отдел исторических наук E-mail: hodyachih@yandex. ru
В статье рассматривается вопрос о том, как себя называли и кем себя считали нормандцы после Нормандского завоевания 1066 г. Анализируются этно-социальные именования нормандской знати в английских и нормандских грамотах последней трети XI века. Особое внимание уделено упоминаниям о «короле англичан» (rex Anglorum) и «герцоге нормандцев» (dux/comes Normannorum) в тексте документов. Несмотря на новые титулы и земельные пожалования в Англии, «истинным домом» завоевателей всегда оставалась Нормандия, что находит свое выражение в соотношении титулатур.
Ключевые слова: история Англии, история Франции, Нормандское завоевание, идентичность, самоидентификация, нормандцы, Вильгельм Завоеватель, Филипп I, Роберт Короткие Штаны.
ETHNO-SOCIAL NAMES OF THE NORMANS IN THE LAST THIRD OF THE XI CENTURY
S.S. Khodyachikh
The article deals with some aspects of the way the Normans showed and called themselves after the Norman conquest of England in 1066. Ethno-social names of the Normans in English and Norman charters were analyzed. Special attention was paid to the mentioning of the «king of the English» (rex Anglorum) and the «duke of the Normans» (dux/comes Normannorum) in the documents. Despite new titles and land grants in England, Normandy always remained as a true home for the Normans. These attitude and terms were evinced in the correlation of titles.
Key words: History of England, history of France, Norman conquest of England, identity, self-identity, the Normans, William the Conqueror, Philip I, Robert Curthose.
В эпоху «критических событий и чрезвычайных ситуаций», сопровождаемых сменой ценностных ориентиров и кризисом идентичности, массовое сознание неизменно обращается к опыту прошлого1. В условиях глубоких социокультурных изменений происходит трансформация сознания, возникает потребность в саморефлексии, самоидентификации. Не случайно во второй половине XX столетия в социальных и гуманитарных науках проблемы поиска и построения идентичности, самоидентификации многими исследователями были вынесены на первый план.
Появление проблематики идентификации и идентичности обычно связывают с психологическими и философскими учениями2, однако свой вклад в разработку данных вопросов вносят и историки, в частности, медиевисты: в условиях, когда процессы были менее «глобальными» и на формирование идентичности в каждом отдельном случае влияло меньшее число факторов, действие каждого из них (а многие из этих факторов сохраняют свое значение и сегодня) может быть прослежено более четко.
В этом плане показательным является Нормандское завоевание Англии 1066 г., одно из ключевых событий средневековой истории, которое будет будоражить умы представителей общественнополитической мысли Англии, начиная с эпохи Тюдоров3. Вторжение, осуществленное группой приближенных к Вильгельму Завоевателю рыцарей, ознаменовало собой новый этап в истории острова. На поле Гастингса сошлись представители разных этнических общностей, англосаксы и нормандцы. Последние, одержав победу, стали победителями, новыми жителями Англии. Но кем они себя считали? Как называли? Изучение того, как именовала себя верхушка нормандского общества после событий 1066 г., т. е. ее этнической и социальной самоидентификации, является задачей, решение которой поможет сделать еще один шаг в направлении постижения ментальности средневекового человека.
Однако, обо всем по порядку. Как известно, в 1066 г. Англия была завоевана нормандским герцогом Вильгельмом, который отправился на Британские острова со своим войском и в битве
1 Медушевская О. М. Источниковедение: теория, история, метод / отв. ред. М. Ф. Румянцева. М., 1996. С. 18.
2 Подр. см.: Заковоротная М. В. Идентичность человека. Социальнофилософские аспекты. Р. н/Д., 1999. С. 110−118.
3 Якуб А. В. Проблема Нормандского завоевания в английской исторической мысли XVII — начала XX вв. / / Исторический ежегодник. Омск, 1996. С. 74.
при Гастингсе разбил короля Гарольда, уничтожив цвет англосаксонского общества. В итоге старая англосаксонская аристократия была практически полностью истреблена и замещена новой нормандской знатью. Представители последней, наряду с ново-приобретенными землями, сохраняли обширные владения в Нормандии и подолгу отсутствовали в Англии. Многие из них рассматривали свои английские территории как источник дохода, и «даже тот, кто имел на континенте совсем немного земли, став обладателем крупных поместий в Англии, вовсе не спешил окончательно распорядиться своей небольшой земельной собственностью в Нормандии"4, поскольку «в сознании многих завоевателей и их старших наследников истинным домом оставалась» именно Нормандия5. Конфликт нормандцев и жителей Англии, начавшийся после 1066 г., носил не только этническую, но и социальную окраску, однако именно этнический компонент имел первостепенное значение. Таким образом, Нормандское завоевание на протяжении долгого времени служило символической отправной точкой англо-французских отношений. Широкий круг связанных с ним образов и тем стал важной частью английской и французской идентичностей более поздних эпох.
То, как себя воспринимали, называли, кем себя считали представители нормандской знати в Англии, составляет круг наиболее релевантных вопросов, ответы на которые я постарался дать в данной статье.
Ввиду того, что попытки анализа титулатуры в грамотах представителей королевской фамилии и письмах священнослужителей уже предпринимались ранее6, я считаю необходимым
4 Репина Л. П. Феодальные элиты и процесс этнической консолидации в средневековой Англии / / Социальная идентичность средневекового человека. М., 2007. С. 240.
5 Там же.
6 См.: Ходячих С. С. Нормандская аристократия в Англии (1066−1087): проблемы конструирования идентичности и self-identification (на материале анализа титулатуры в «Грамотах Вильгельма I») / / Теория и практика общественного развития. 2012. № 8 (URL: http: //www. teoria-practica. ru/-8−2012/history/khodyachikh. pdf [дата обращения: 15. 11. 2013]) — Он же. Проблемы родства и власти в нормандской Англии (1066−1087 гг.): casus Mathildae reginae (на материале «Г рамот Вильгельма I») / / Восточная Европа в древности и средневековье. Миграции, расселение, война как факторы полито-генеза. XXIV чтения памяти члена-корреспондента АН СССР В. Т. Пашуто. М., 2012. С. 266−271- Он же. Vita Sancti Lanfranci архиепископа Кентерберий-
сосредоточиться на изучении этнических и социальных именований прочей нормандской знати.
В политической жизни Англии после 1066 г. значительную роль играли светские магнаты: бароны, графы и шерифы. Если первые два титула имели статус должностного лица и являлись, скорее, наградой за верную службу королю, то шерифы обладали административно-судебными функциями в пределах вверенных им административно-территориальных образований.
Одним из самых известных и крупных светских магнатов Англии последней трети XI в. был первый граф Честера (1071−1101 гг.), сподвижник Вильгельма Завоевателя Гуго д'-Авранш. В Нормандии (ее западной части) Гуго имел обширные земельные владения, унаследованные им от своего отца. В начале 1060 гг. его заметил герцог Вильгельм, в результате чего он стал одним из рыцарей, самых приближенных к будущему английскому королю. Считается, что именно Гуго предоставил Вильгельму порядка шестидесяти кораблей для переправы его войска в Англию. Но, в битве при Гастингсе он участия не принимал, так как ему было поручено управлять Нормандией в отсутствие Вильгельма7. Во время восстания баронов 1088 г. 8 Гуго выступил на стороне Вильгельма Рыжего.
ского и состояние английской церкви (на материале «Писем архиепископа Ланфранка») / / Историк и его дело: судьбы ученых и научных школ. Сб. ст. Междун. науч. -практич. конф., посвященной 90-летию со дня рождения профессора В. Е. Майера. Ижевск, 2008. С. 466−475.
7 The Complete Peerage of England, Scotland, Ireland, Great Britain and the United Kingdom, Extinct or Dormant / Ed. by G.E. Cokayne. Gloucester, 2000. Vol. III. P. 164−165.
8 После смерти Вильгельма Завоевателя в 1087 г. права на английский престол предъявил его старший сын Роберт, бывший на тот момент герцогом Нормандии. Ввиду того, что многие английские бароны имели земельные наделы в Нормандии, а нормандские магнаты принесли оммаж Роберту как преемнику Вильгельма, возник кризис. Организатором восстания против Вильгельма Рыжего стал епископ Байе Одо. По словам Вильгельма Мальмсберийского, мятеж имел необычайные масштабы и коснулся многих представителей знати. Тем не менее, при поддержке духовенства во главе с архиепископом Кентерберийским Ланфранком и незнатного англосаксонского населения Англии, восстание было подавлено (см.: William of Malmesbury. Gesta Regum Anglorum. The History of the English Kings / Ed. and transl. by R.A.B. Mynors, compl. by R.H. Thompson and M. Winterbottom. Oxford, 1998. Vol. I. P. 544−548- Strevett N. The Anglo-Saxon Aristocracy under Divided Lordship, 1087−1106: A Social and Political Study / Thesis submitted for the degree of Doctor of Philosophy. Glasgow: University of Glasgow, 2005. P. 90).
По меньшей мере, пять грамот и одно послание оставил Гуго д'-Авранш. Во всех документах он именуется «графом Честера» (Cestrensis comes), либо просто графом (comes)9, а в одной грамоте особо подчеркивается его нормандское происхождение, причем дважды: «Гуго, сын нормандцев» (Hugo filius Normanni, Hugoni Normanni filio)10. Это особенно важно, так как многие нормандцы имели о себе исключительно положительное представление и стремились обозначить свое этническое превосходство11. В тексте т.н. грамоты-основания аббатства Сент-Вербург 1093 г. (Sanctorum prisca) встречаются разные сочетания титулов Гуго. Они выражают его как этническую, так и социальную самоидентификацию. Так, в начале он называет себя «Гуго, граф Честера» (Hugone Cestrensi comite, Hugo comes Cestrensi), а по ходу документа просто «графом», причем неоднократно (Hugo comes). В конце грамоты на первом месте стоит подпись и печать Гуго (Signum Hugonis
9 Confirmation of Hugh I'-s gifts to the abbey of St. Evroul of land and tithes in Little Pillerton (Warws.) and in Brickhill and Sauley (Bucks.), and of the gifts of Robert of Rhuddlan, given with the earl'-s consent, of West Kirby (Wirral), the church of St. Peter in Chester, and the churches of Marston and Byfield (Northants.), and the gifts of other of the earl'-s men, viz. Roscelin of Stainton, Os-bern son of Tesson of Newball, Baldric of Farforth, Roger of Milly and Brisard (all in Lincolnshire), and of Robert Pultrel in Liecestershire / / The Charters of the Anglo-Normans Earls of Chester. P. 1071−1237 / / The Record Society of Lancashire and Chester / Ed. by G. Barraclough. Gloucester: Record Society of Lancashire and Cheshire, 1988. Vol. 126. P. 1−2- Letter to Rainald abbot of Abingdon agreeing, after consulting his wife and barons, to hand over the land (Shippon, Berks.) for which the abbot had petitioned, on condition that he should receive ?30 from the latter and be treated as one of the brethren in prayers and other religious ceremonies / / Ibidem. P. 2- Gift of Atherstone (Warws.) to the abbey of Bec / / Ibidem. P. 11- Notification to Thomas archbishop of York, William Percy and the sheriff of York of his confirmation to Prior Reinfrid and his convent of the church of St. Peter at Whitby and his gifts of the church of Flamborough with the tithes of French and English / / Ibidem. P. 11−12- Allen R. The Norman Episcopate, 989−1110. Glasgow, 2009. Vol. 1. P. 52−60.
10 The so-called foundation charter of St. Werburgh'-s abbey (Sanctorum prisca) / / The Charters of the Anglo-Normans Earls of Chester… P. 5.
11 К примеру, первый граф Шрусбери, один из крупнейших земельных магнатов Англии конца XI в. Роджер Монтгомери в начале 1080-х гг. с гордостью объявил себя «нормандцем, [рожденным] нормандцами» (ex Northmannis Northmannus). См.: No. 281. Troarn, abbey of Saint-Martin Version I 1080×1082 / / Regesta Regum Anglo-Normannorum (далее — RRAN): The Acta of William I, 1066−1087 / Ed. by D. Bates. Oxford, 1998. P. 844.
comitis), после чего следует перечисление свидетелей: родственников Гуго и других должностных лиц. В документе упомянут и король Вильгельм Рыжий, причем без этнонимических «регалий» (rege Willelmo, regis Willelmi), а также его ближайшие родственники -«знаменитый» отец Вильгельм Завоеватель (Willelmi patris eius nobi-lissimi regis), мать Матильда (et matris eius Mathildis regine), братья, сестры (fratrumque et soroum eius) и король Эдуард (regis Edwardi).
В одной из грамот Вильгельма Завоевателя Гуго также фигурирует в качестве дарителя ряда земель нормандскому аббатству Сент-Эвруль в Уорикшире и Бакингемшире. При этом, встречается все та же формула: «Гуго, граф Честера» (Hugo Cestrensis comes, Hugone Cestrensi comite)12.
Любопытна одна из грамот Гуго, в которой он извещает архиепископа Йорка Томаса, Вильгельма де Перси и шерифа Йорка о своем решении передать церковь святого Петра в Уитби настоятелю Реинфриду и его монастырю, а также о пожаловании церкви Флэмборо десятин, выплачиваемых как французами (Francigenis), так и англичанами (Anglicis)13. В тексте этого документа, составленного между 1086 и 1100 г., Гуго традиционно именуется «графом Честера» (Hugo Cestrensis comes) и не менее традиционно приветствует «моих управляющих, помощников и всех верноподданных» (prepositis et ministries meis et omnibus fidelibus)14. В очередной раз перед нами пространная формула «всех французов и англичан» (cum omnibus… Francigenis et Anglicis), из которой следует, что именно французы (нормандцы) были «первичными» акторами в официальных документах своих соотечественников.
12 Confirmation of Hugh I'-s gifts to the abbey of St. Evroul of land and tithes in Little Pillerton (Warws.) and in Brickhill and Sauley (Bucks.), and of the gifts of Robert of Rhuddlan, given with the earl'-s consent, of West Kirby (Wirral), the church of St. Peter in Chester, and the churches of Marston and Byfield (Northants.), and the gifts of other of the earl'-s men, viz. Roscelin of Stainton, Os-bern son of Tesson of Newball, Baldric of Farforth, Roger of Milly and Brisard (all in Lincolnshire), and of Robert Pultrel in Liecestershire / / The Charters of the Anglo-Normans Earls of Chester… P. 1.
13 Notification to Thomas archbishop of York, William Percy and the sheriff of York of his confirmation to Prior Reinfrid and his convent of the church of St. Peter at Whitby and his gifts of the church of Flamborough with the tithes of French and English / / The Charters of the Anglo-Normans Earls of Chester. P. 11−12.
14 Ibidem. P. 12.
Из приведенных выше примеров видно, что в английских грамотах Гуго именовал себя исключительно как хозяин английских земель, граф Честера (Cestrensis comes). Но означает ли это, что и другие представители нормандской знати называли себя подобным образом? И можно ли в таком случае вести речь о т.н. территориальной идентичности?
Мною уже были упомянуты события 1088 г., когда против Вильгельма Рыжего восстала значительная часть баронов. Далеко не последнюю роль в восстании сыграл Роджер Монтгомери15, нормандский аристократ, сподвижник Вильгельма Завоевателя и, как и Гуго д'-Авранш, один из крупнейших землевладельцев Англии последней трети XI века. Согласно Вильгельму Жюмьежско-му, он был одним из пяти сыновей (Гуго, Роберт, Роджер, Вильгельм и Гилберт) нормандского рыцаря Роджера де Монтгомери, после ссылки которого он вместе с братьями остался в Норман-дии16. Имя его отца подтверждено грамотой конца 1070 — начала 1080 г., где «Роджер, нормандец, рожденный нормандцами, сын Роджера» дарует аббатству святого Мартина в Троарне имущество во славу души «его жены Мабилии, недавно скончавшейся"17.
15 Роджер присоединился к восстанию части англо-нормандской аристократии против Вильгельма Рыжего, однако его войска были быстро разбиты в районе Вустершира местным епископом Вульфстаном. Примечательно, что вскоре Роджер перешел на сторону короля и даже поучаствовал в разгроме мятежников. Подр. см.: William of Malmesbury. Gesta Regum An-glorum. Vol. I. P. 544−548, 700−704, 718.
16 Histoire des ducs de Normandie, par Guillaume de Jumiege / Ed. by M. Guizot. Paris, 1826. Vol. VII, 2. P. 168. Вильгельм Жюмьежский отмечает, что отец Роджера Монтгомери совершил ряд преступлений, за что и был сослан. Французский хронист XIII в. Альберик из Труа-Фонтен называет Роджера Монтгомери (Rogerum de Montgommeri) сыном некоего Иосцелина (Iosceline). См.: Chronica Albrici Monachi Trium Fontium, A Monacho Novi Monasterii Hoiensis Interpolata / / Monumenta Germaniae Historica SS XXIII. P. 821. Также см.: Vicomte du Motey. Origines de la Normandie et du duche d'-Alengon. Histoire des quatre premiers ducs de Normandie et des Talvas, princes de Belleme, signeurs d'-Alengon, de Sees, de Domfront, du Passais et du Saosnois, precede d'-une etude sur le diocese de Sees au IXe siecle, de l'-an 850 a l'-an 1095. Paris, 1920. P. 289−292.
17 No. 281. Troarn, abbey of Saint-Martin Version I 1080×1082 / / RRAN: The Acta of William I, 1066−1087. P. 844- Calendar of Documents preserved in France illustrative of the history of Great Britain and Ireland / Ed. by J.H. Round. London, 1899. Vol. I, 918−1206. P. 249.
В другом документе 1055 г. герцога Нормандии Вильгельма (дарение имущества аббатству Мармутье) он фигурирует как виконт Лемуа18 (vicomte de l'-Hiemois)19. Также Роджер упоминается как один из трех свидетелей (наряду с Вильгельмом Фиц-Осберном и Ричардом, шерифом Авранша) в конце грамоты 1055 г. (или 1056 г.) Вильгельма II при передаче «села Константино и поместья Флотоман» северофранцузскому аббатству Сен-Флорен в Сомю-ре20. В кампании 1066 г. он участия не принимал, и лишь в декабре 1067 г. отправился в Англию, где получил от новоиспеченного короля обширные земельные владения во многих графствах, «в первую очередь замок Арундел и город Чичестер» в Западном Сассексе21, а также был удостоен титула первого графа Шрусбери. В грамоте 1066 г. он дарует помилование аббатству святой Троицы в Руане за клевету22, а в документе 1070 гг. — собственность аббатству Нотр-Дам в Беллеме: «Граф Роберт… и его супруга Мабилиа, а также их сын Роберт» (Rogerius comes. et sua uxor Mabilia, atque suus filius Rotbertus)23.
На основании сравнительно небольшого числа сохранившихся грамот Роджера Монтгомери, однозначный вывод о его самоидентификации сделать довольно тяжело. Тем не менее, обращают на себя внимание два факта. Во-первых, в нормандских документах присутствуют указания на континентальные владения и нормандскую этническую принадлежность Роджера. Во-вторых, неизвестно, насколько высоко он ценил свой английский титул графа Шрусбери, поскольку в тексте английских грамот он
18 Современное название — Эксме, коммуна в департаменте Орн префектуры Алансон региона Нижняя Нормандия на северо-западе Франции.
19 Histoire du chateau et des sires de Saint-Sauveur-le-Vicomte, Pieces justifi-catives / Ed. by L. Delisle. Valogne, 1867. XXV. P. 28.
20 Chartes normandes de l'-abbaye de Saint-Florent pres Saumur de 700 a 1200 environ / / Memoires de la Societe des Antiquaires de la Normandie / Ed. by P. Marchegay. Caen, 1880. T. XXX. VI. P. 670.
21 Orderic Vitalis. The Ecclesiastical History of England and Normandy / Transl. and introd. by T. Forester. London, 1854. Vol. II. P. 263.
22 Cartulaire de l'-abbaye de la Sainte-Trinite du Mont de Rouen / Ed. by A. Deville / / Cartulaire de l'-abbaye de Saint-Bertin / / Collection des cartularies de France / Ed. by M. Guerard. Paris, 1840. P. 444.
23 Cartulaire de Marmoutier pour la Perche / Ed. by M. l'-Abbe Barret. Mortagne, 1894. P. 4.
фигурирует либо просто как Роджер, либо как граф Роджер (Rogerius comes).
Помимо Роджера Монтгомери, против Вильгельма Рыжего на стороне герцога Роберта и епископа Одо выступили Роберт де Мортен, епископ Кутанса Готфрид и Роберт де Моубрей. В грамоте-пожаловании имущества аббатству Сен-Бенуа-сюр-Луар (датирована 9 января 1083 г.) Роберт называет себя «графом Мор-тена, братом Вильгельма, короля англичан и принцепса нормандцев» (Robertus Moretonii comes frater Villelmi Anglorum regis et Normannorum principis)24. Именно он убедил Вильгельма Завоевателя простить и помиловать их брата епископа Байе Одо, который находился в заключении. Весной 1088 г. Роберт оборонял дарованную ему крепость в порту Певенси от войск Вильгельма Рыжего, но был вынужден сложить оружие и принести клятву верности королю. Некролог церкви Мортена фиксирует 8 декабря 1095 г. смерть Роберта, «графа Мортена, основателя этой церкви» (Robertus comes Moretonii fundator istius ecclesie)25.
Роберт де Мортен и Готфрид неоднократно фигурируют в грамотах короля Вильгельма I26. Так, в одной из грамот аббатства святой Этельдреды в Или Вильгельм предписывает «епископу Готфриду и графу Мортена Роберту» (Gosfrido episcopo et Rodb (er)to comiti Moritonio), собрать всех, кто имеет земли в окрестностях аббатства Или, и сделать так, чтобы эти территории вновь принадлежали аббатству, как это было во времена короля Эдуарда Исповед-
24 Recueil des chartes de l'-abbaye de Saint-Benoit-sur-Loire / Ed. by M. Prou and A. Vidier. Paris, 1907. P. 203. Также см. грамоты «Короля Вильгельма I», в которых встречается и имя Роберта де Мортена. Напр.: No. 286. Wells cathedral and see May 1068 // RRAN: The Acta of William I, 1066−1087. P. 863−865- No. 151. Glastonbury, abbey of St Mary 1080×1083, and perhaps 1082×1083 / / Ibidem. P. 504−506- No. 152. Gloucester, abbey of St Peter (1070 or 1072×1087) / / Ibidem. P. 507−508.
25 Ex Obituario ecclesie Moretoniensis / / Recueil des Histoiriens des Gaule et de la France / Ed. by L. Delisle, C-M-G. Brechillet Jourdain and N. de Wailly. Paris, 1894. T. 23. P. 583. Электронная версия издания находится по адресу (онлайн библиотека Национальной библиотеки Франции, Париж [Bibliotheque Nationale de France]) (URL: http: //gallica. bnf. fr/ark:/12 148/bpt6k50141v [дата обращения: 15. 11. 2013]).
26 Епископ Готфрид часто фигурирует вместе с архиепископом Лан-франком. См. грамоты № 83, 117−127, 129, 152, 265, 347, 350 в издании: RRAN: The Acta of William I, 1066−1087.
ника27, а в другой сообщает «архиепископу Ланфранку, епископу Кутанса Готфриду и графу Роберту» (Lanfranco archiepiscopo et G (osfrido) Constanciarum episcopo atque Rodberto comiti) о том, что аббат Или должен быть беспрепятственно рукоположен, а также наделен правом владеть землями и собирать пошлины. Сохранились и документы, выпущенные от имени Готфрида, например, одна из грамот собора в Вустере, в которой епископ Кутанса информирует «епископа [Линкольна] Ремигия, Вальтера Джиффа-ра, Генриха де Феррье, Адама и остальных королевских баронов» (Gosfridus Constantiensis episcopus Remigio, et Walterio Giffardo, et Henrico de Ferer'-, et Adam ceterisque baronibus regis) о том, что по указанию короля он присутствовал на тяжбе между епископом Вульфстаном и аббатом Ившема Вальтером, где епископ доказал, что четыре гайды Бен-гевода (Вустершир) и дома в Вустере относятся к его владениям и что аббат должен принести ему присягу, как и другие жители. Примечательно, что в тексте грамоты три раза встречается титул regis, но ни разу не упоминается имя короля Вильгельма28.
Итак, перед нами практически идентичная картина: в английских документах присутствует только титул нормандских магнатов, тогда как в нормандских грамотах, помимо титулатуры, как правило, фигурируют этнические и топонимические маркеры. Однако для более полной картины я считаю необходимым перейти к анализу Жюмьежских грамот, а именно документов светских лиц29.
27 No. 119. Ely, abbey of St Etheldreda 1081/2×1083, and perhaps late 1082 or early 1083 / / RRAN: The Acta of William I, 1066−1087. P. 421−422. Вильгельм всячески стремился подчеркнуть преемственность с Эдуардом Исповедником. Как отмечает один из авторов «Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона» А. Кудрявцев, «В[ильгельм] очень заботился о том, чтобы возложить на себя корону не в качестве завоевателя, а в качестве законного наследника Эдуарда, и короноваться в Вестминстере с соблюдением всех обычных обрядов & lt-… >-. Но никаких важных изменений не было произведено на первых порах». См.: Вильгельм Завоеватель / / Энциклопедический словарь. Т. VI. Венцано — Винона / изд. Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон. СПб., 1894. С. 358.
28 No. 350. Worcester, cathedral and see 1086 / / RRAN: The Acta of William I, 1066−1087. P. 1000−1001.
29 Подр. о Жюмьежским грамотах и особенностях составления документов в Жюмьежском аббатстве в XI в. см.: Tock B-M. Les chartes originales de l'-abbaye de Jumieges jusque'-en 1120 / / Tabularia «Etudes». 2002. №. 2. P. 1−19. О скриптории Жюмьежского аббатства и истории начала составления документов в X веке. См.: Le Maho J. La production editoriale a Jumieges vers le milieu du Xe siecle / / Tabularia «Etudes». 2001. №. 1. P. 11−32.
Содержательную часть грамоты Парижского рыцаря Пьера (по-видимому, речь о Пьере де Моле, сыне Ансольда де Моле) предваряет внушительная преамбула, которая, помимо традиционных вступительных слов, включает ветхозаветные и новозаветные аллюзии, после чего следует сама формула «Я, Пьер из Парижа, рыцарь.» (ego Petrus Parisiacensis)30. Пьер де Моле, по просьбе аббата Роберта, подтверждает пожалование, сделанное его отцом Ансольдом аббатству Жюмьеж. Любопытно, что для обозначения отца Пьера, Ансольда, используются разные существительные: pater (отец, предок) и genitor (родитель, отец): «отец мой, по имени Ансольд» (pater meus, Ansoldus nomine31, patris mei32) и «также мой отец, известный как Ансольд» (meus genitor scilicet An-soldus)33. В тексте неоднократно упоминаются супруга (mea uxor) (без указания имени) и наследник Пьера (сын Готфрид), трижды фигурирует прилагательное «королевский», и лишь в самом конце грамоты стоит приписка: «в правление короля Филиппа, год XI» (regnante Phylippo rege anno. XI). Предельно лаконичным выглядит перечень свидетелей: после одиночного имени Петра
(S[ignum] Petri) стоит имя его сына Готфрида (S (ignum) Gausfridi filii ejus)34, следом идут прочие уполномоченные лица, также без обозначения принадлежности к той или иной социальной категории. Как видно из этого документа, ненормандец Пьер в первую очередь заявляет о себе как о выходце из Парижа. Это примечательный факт, так как в Жюмьежских грамотах, в отличие от большинства нормандских документов, далеко не все действующие лица указывали на свою этническую принадлежность.
К примеру, во вступительной части грамоты, предположительно данной виконтом Готье Пайеном (1077 г.), перечисляются год, правители Франции и Нормандии, но (!) отсутствует имя самого Готье (по-видимому, оно находится в списке свидетелей на третьем месте: «Готье, его сын» (Galterius, filius ejus), хотя приписка
30 Pierre de Paris, chevalier, a la requite de l'-abbe Robert qui lui remet, en retour, livres de deniers et un cheval, confirme la donation faite par Ansold son pere a l'-abbaye de Jumieges du fief de Colombieres / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges (v. 825 a 1204). Conservees aux archives de la Seine-Inferieure / Publ. avec introd. et notes par J. -J. Vernier. Rouen-Paris, 1916. T. I, v. 825 a 1169. P. 79.
31 Ibidem.
32 Ibidem. P. 80.
33 Ibidem.
34 Ibidem. P. 81.
filius ejus была сделана позже)35. И этот случай далеко не единственный. В то же время имя и титул короля Франции Филиппа стоят перед регалиями герцога Вильгельма, при этом используются не совсем характерные для источников этого периода предлог (apud) и прилагательное, описывающее этническую принадлежность правителя Франции (Francos): «в правление Филиппа, у франков, но и Вильгельма, герцога нормандцев, у англичан» (regnante Philippo apud Francos, Willelmo autem, Normannorum duce, apud Anglos)36.
Одним из важных вопросов является то, как нормандские подданные воспринимали своего правителя — герцога Вильгельма, какими характеристиками наделяли. В грамотах нормандской знати имя Вильгельма Завоевателя упомянуто нечасто. Как отмечает Б. -М. Ток, чаще герцоги Нормандии встречаются в списках свидетелей и в основном это частные акты37. Если имя Вильгельма и присутствует, то фигурирует в первую очередь его герцогский титул (dux Normannorum), либо одновременно герцогский и королевский (rex Anglorum). Эта тенденция, в целом, характерна для континентальных документов последней трети XI в.: для своих подданных в Нормандии Вильгельм оставался, прежде всего, правителем их герцогства. Однако были и исключения.
Так, в одном из немногочисленных документов, грамоте некоего Радульфа, подтверждается пожалование Фульком де Мило-нисвиллем аббатству Жюмьеж шести акров земли и всех налогов. В ее тексте встречается формула: «В год от воплощения Господа тысяча семьдесят девятый, в правление великого короля англичан Вильгельма» (anno ab incarnatione Domini. M. LXX. nono, regnante mango rege Anglorum Willelmo)38, при этом нет никаких намеков на герцогский титул Вильгельма. Любопытна и грамота констебля
35 Версию о принадлежности этой грамоты к Готье Пайену высказал Вернье в своем издании грамот Жюмьежского аббатства. См.: Gautier Payen fait remise a l'-abbe Robert et aux religieux de Jumieges du prix exige d'-eux pour le poteau auquel ils attachaient leur bateau, avec faculte pour eux de reporter le-dit poteau en amont ou en aval le long de ses terres, et de tout ce qu'-il pouvait pre-tendre sur leurs vignes de Mezieres / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges. P. 83.
36 Ibidem. P. 84. Подробнее о грамоте Готье Пайена см.: Tock B-M. Les chartes originales de l'-abbaye de Jumieges jusque'-en 1120 / / Tabularia «Etudes». 2002. №. 2. P. 10−11.
37 Ibidem. P. 12.
38 Raoul Le Chambrier confirme la donation que Foulque de Mirville fit aux religieux de Jumieges de l'-eglise de Mirville, de six acres de terre et de toute la dime // Ibidem. P. 108.
Гуго де Монфора, одного из сподвижников Вильгельма, которая заканчивается следующими словами: «да здравствует король, который завоевал Англию» (vivente rege qui Angliam conquisivit)39. Понятно, что в данном случае идет речь о Вильгельме, однако в тексте документа он не упомянут. А вот в грамоте некоего Балдрика, напротив, имя короля Англии встречается, хотя сопровождается пояснением: «во времена короля Вильгельма, который с боем присоединил [добавил] Англию» (tempore Willelmi regis, qui Angliam bello adquisivit)40. Очевидно, автор хотел сказать, что Вильгельм присоединил (добавил) Англию к Нормандии, которая в сознании жителей герцогства оставалась главной политической единицей объединенного Англо-нормандского королевства. Таким образом, перед нами завуалированная попытка показать примат Нормандии над Англией, что встречается в тексте грамот не так часто.
Продолжая данную тему, следует отметить, что в грамотах Жюмьежского аббатства прослеживается линия наследования Нормандии старшим сыном Вильгельма Завоевателя Робертом. В этом плане показательна грамота Вильгельма графа Эвре (1065−1118 гг.), сына архиепископа Руана Роберта и внука Ричарда, герцога Нормандии, составленная через несколько месяцев после кончины Вильгельма Завоевателя (начало декабря 1087 г.). Это подтверждение графом Вильгельмом пожалования (право сбора третьей части налогов в Турвиль-ла-Ривьере), которое было сделано аббатству Жюмьеж одним из его должностных лиц Вильгельмом де Сакенвиллем. Преамбула начинается со следующих слов: «в год, когда Вильгельм, король англичан, закончил свою продолжительную и удрученную страданиями жизнь, наследовал его сын Роберт, герцог в Нормандии, во вторые ноны декабря» (ipso anno quo Guilelmus rex Anglorum po-tentissimus istam erumnosam vitam finivit, succedente filio ejus Rotberto in Nortmannia comite,. II. nonas decembris), после чего Вильгельм называет себя «герцогом и графом города Эвре» (Ego Guilelmus, dux et comes
39 Hugue de Monfort confirme la donation de Guillaume de Beaumais, y ajoute deux grebes de la dime de la paroisse, et en meme temps abandonne a l'-eglise de Flancourt toute la dime qu'-il prenait sur son domaine / / Ibidem. P. 109.
40 Baudry d'-Epreville cede a l'-abbaye de Jumieges deux parts de la dime de Flancourt et la moitie de la dime d'-Epreville, moyennant quoi il devra, ainsi que sa femme, etre heberge gratuitement au monastere a Noel, a Paques et le jour la fete de saint Pierre / / Ibidem.
Ebroacensis civitas)41. Эта формула весьма примечательна: во-первых, перед нами одновременное присутствие двух титулов (dux и comes), которые, по существу, дублируют друг друга, во-вторых, нигде больше нет упоминания рядом с каким-либо географическим объектом такого распространенного в древнеримской традиции пояснения как civitas (Ebroacensis civitas)42.
Упоминания о Роберте содержатся и в других Жюмьежских документах. Например, в двух грамотах Рауля (Радульфа) д'-Ансереда, составленных после 1087 г. Первая грамота датируется концом марта 1088 г., вторая — периодом с 1092 по 1096 г. (по-видимому, дана в Лизье). Встречается в тексте и Вильгельм Завоеватель, для обозначения которого используются эпитеты, выраженные прилагательными в превосходной степени: «самый славный и самый почтенный, любимый Богом Вильгельм, король англичан и герцог Нормандии» (gloriosissimus atque reverentissimus Deoque amabilis Guilelmus, rex Anglorum comesque Normannig)43. В данном случае перед нами нехарактерная замена в использовании конструкции «герцог нормандцев» (здесь — «герцог Нормандии»). Как и во многих нормандских грамотах, герцогский титул Вильгельма представлен словом comes, в отличие от dux, более характерного для английских документов. Сам Радульф называет себя «Ра-дульфом, сыном Ансереда» (Ego Radulfus, filius Anseredi)44, при этом в тексте источника фигурируют его супруга (uxor mea), а в месте расположения печати — герцог Нормандии Роберт (Signum Rotberti, comitis Normannig) и будущий король Англии Генрих (Signum Henrici comitis fratris ejus)45.
В тексте второй грамоты Радульфа д'-Ансереда называются имена его супруги (Гирберга), а также «Роберта, герцога нормандцев» (Rot-bertus dux Northmannorum), который «в присутствии своих баронов в
41 Confirmation par Guillaume, duc et comte d'-Evreux, de la donation faite a l'-abbaye de Jumieges par un de ses officiers, nomme Guillaume de Sacquenville, de la troisieme partie des dimes de Tourville[-la-Riviere] / / Ibidem. P. 115.
42 Ibidem.
43 Raoul, fils d'-Anserede, donne a l'-abbaye de Jumieges son fief de Beaunay consistant en terres et droits seigneuriaux a Offranville, Bernouville, Totes et Bapeaumem avec son droit sur deux moulins sis a Beaunay et la dime d'- «Ansle-ville» / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges. P. 116.
44 Ibidem.
45 Ibidem. P. 118.
Лизье» эту грамоту подтвердил46. Примечательно расхождение в ти-тулатуре герцога Роберта: если в тексте документа (а также приписке к грамоте на другой стороне пергамента, которую составитель сборника Вернье выделил в самостоятельную источниковую единицу47) встречается dux, то в пространном списке свидетелей, который начинает Роберт, — более привычный для нормандских источников comes (Signum Robertii comitis). Следует отметить, что после смерти Вильгельма Завоевателя титул comes стал ассоциироваться с его сыновьями.
Наконец, в нашем распоряжении имеются шесть Жюмьежских грамот, которые относятся к концу XI в. и не имеют точных датиро-вок48. Одна из них — сообщение о пожаловании королем англичан Вильгельма Жюмьежскому аббатству церквей Вюмтебюрнесток (Vumteburnestok) и Цинтюн (Cintune) со всеми относящимися к ним правами49. Документ примечателен, пожалуй, лишь стандартной формулой «и всех своих французов и англичан в королевстве» (et omnibus regnis suis francis et anglis), упоминанием супруги Вильгельма Матильды (meeque conjugis Mathildis) и «предшественника короля Эдуарда» (predecessor ejus in diebus regis Edwardi)50, а также отсутствием указания на его (Вильгельма) герцогский титул.
Оставшиеся четыре грамоты представляют собой пожалования аббатству Жюмьеж различных земельных наделов, тогда как в пятой, напротив, аббат Роберт вместе с монахами передает в пожизненное пользование известному светскому магнату Гуго де Монфо-ру землю в Лиллетоте, арендованную у некоего Адемара и его вассалов51. В ней отсутствует список свидетелей, но вместо этого сто-
46 Cession par Raoul, fils d'-Anserede, et Girberge sa femme, а l'-abbaye de Jumieges de la moi^ d'-Etables, d'-un Moulin et de leur droit de coutume dans la foret / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges. P. 120.
47 Confirmation par Robert [II] duc de Normandie, en presence de Guillaume, archeveque de Rouen, de Gilbert, ёveque de Lisieux, d'-Eude, ёveque de Bayeux, de Gilbert, ёveque d'-Evreux, de Serlon, ёveque de Sёez, de Robert, comte de Meulan, de Raoul de Mortemer et de plusieurs autres qui ont sig^ а l'-acte / / Ibidem. P. 121.
48 Как отмечает Б. -М. Ток, большая часть Жюмьежских грамот не имеет датировок. См.: Tock B-M. Les chartes originales de l'-abbaye de Jumieges jusque'-en 1120 // Tabularia «Etudes». 2002. №. 2. P. 14.
49 Notification par G[uillaume-le-Conquёrant], roi d'-Angleterre, de la donation par lui faite, а l'-abbaye de Jumieges des ёglises de Vumteburnestok et de Cintune avec tous les droits y afferents / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges. P. 125−126.
50 Ibidem.
51 Robert, abbё de Jumieges, et les religieux donnent, а Hugue de Monfort la jouissance viagere d'-une terre affarmёe, а Adhёmar, un de leurs vassaux, et sit^e, а Lilletot / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges. P. 126−127.
ит приписка: «Расписка, подтверждающая эту запись» (Cirographum testimonii istius scripturae)52.
В грамоте графа Вексена Дро (Дрого)53 с монахами Жюмьежа согласовываются условия свободного продвижения судов Дрого в Понтуазе и Манте без оплаты дополнительных пошлин54. Вслед за длинной преамбулой Дрого именуется графом «по воле верховного короля» (superni regis nutu comes)55. Характерно, что эта уступка со стороны монахов Жюмьежа была сделана еще во времена короля Франции Роберта II (996−1031 гг.) и герцога Нормандии Ричарда II (996−1026 гг.), а позже подтверждена Филиппом I (1060−1108 гг.): «Это дарение было сделано во времена Роберта, короля франков [французов], герцога Ричарда, единолично правящего нормандцами» (Constat hec facta donacio tempore Roberti, regis Francorum, Rukardo comite viriliter regnum gubernante Normannorum)56. Перед списком свидетелей располагается подтверждение, данное Филиппом I: «Я, Филипп, король франков [французов], милостью Божьей, подтверждаю» (Ego Philippus, rex Francorum gratia Dei, confirmo)57.
Судя по данным приведенных источников, при составлении грамот существенная роль отводилась этническим и социальным маркерам, при этом для нормандцев крайне важным было показать первичность своего неанглийского происхождения, подчеркнуть свою обособленность, исключительность. В одних документах это проявляется в большей степени, в других — в меньшей. Этнические, как и социальные именования нормандцев в английских грамотах разнятся в зависимости от того, кем и где составлен документ. Нормандские грамоты дают более или менее единую картину, однако из этого «правила» выбиваются документы Жюмьежского аббатства. Так все же, какие именно факторы повлияли на самоидентифика-
52 Robert, abbё de Jumieges, et les religieux donnent, а Hugue de Monfort la jouissance viagere d'-une terre affarmёe, а Adhёmar, un de leurs vassaux, et sit^e, а Lilletot. P. 127.
53 Судя по всему, речь идет о Дрого, графе Вексена, Амьена и Манта (1017−1035 гг.), одного из соратников отца Вильгельма Завоевателя Роберта, который приходился родственником королю Англии Эдуарду Исповеднику (был женат на сестре Эдуарда).
54 Dreux, comte de Vexin, accorde aux religieux de Jumieges, pour leurs bateaux, la libe^ de passage, а Pontoise et, а Mantes, sans qu'-ils aient, а acquitter aucun droit / / Chartes de l'-Abbaye de Jumieges. P. 128−131.
55 Ibidem. P. 130.
56 Ibidem.
57 Ibidem.
цию нормандцев? Почему, к примеру, в источниках, созданных на территории Англии, они себя называли по-разному?
Во-первых, одним из ключевых факторов, повлиявших на самоидентификацию нормандцев, стало осознание своего превосходства над жителями Англии. Перед нами классический результат противостояния победителей и побежденных. Во-вторых, в каждом отдельном случае наблюдается привязка к определенной территории: разнообразные титулы соотносятся с территориальными наименованиями. Тем не менее, следует помнить об индивидуальных особенностях каждого представителя нормандского социума: к примеру, если Гуго д'-Авранш считал необходимым подчеркнуть важность своего английского титула графа Честера, то Роджер Монтгомери решил не называть себя графом Шрусбери, предпочитая упомянуть только титул (граф). Наконец, стоит учитывать и личные отношения с королем Англии и герцогом Нормандии: вполне вероятно, что-то или иное этническое или социальное именование использовалось в зависимости от разной степени приближенности к главной политической фигуре страны / герцогства.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой