Численность и социальный состав населения Саратова в конце XVIII - середине xix В. (по данным административно-полицейского учета)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 94(470. 44−25). 07
ЧИСЛЕННОСТЬ И СОЦИАЛЬНЫЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ САРАТОВА В КОНЦЕ XVIII — СЕРЕДИНЕ XIX в. (по данным административно-полицейского учета)
М.В. Булычев
Саратовский государственный университет,
Институт истории и международных отношений,
кафедра историографии, региональной истории и археологии
E-mail: bulychev. m@yandex. ru
М.В. Зайцев
Саратовский государственный университет,
Институт истории и международных отношений, кафедра истории и России E-mail: zaytsev-mv@mail. ru
В статье рассматривается динамика численности и социальный состав населения Саратова в период от утверждения города в статусе губернского центра до реформы 1870 года. Основным источником служат официальные данные о количестве городских жителей, собиравшиеся в указанный период административно-полицейскими органами и публиковавшиеся в виде статистических таблиц и сборников. Авторы пытаются выявить важнейшие факторы, влиявшие на демографические и социальные процессы, происходившие в Саратове.
Ключевые слова: История России, историческая демография, русский город в XVIII—XIX вв., история Саратова.
THE NUMBER AND THE SOCIAL COMPOSITION OF THE POPULATION OF SARATOV AT THE END OF XVIII — THE MIDDLE OF THE XIX CENTURY (according to the administrative and police records)
M.V. Bulychev, M.V. Zaytsev
The article discusses the dynamics of the size and social composition of the population of Saratov in the period from the approval of the status of the provincial center to the reform of 1870. The main sources are official data on the number of urban residents which were gathered by administrative and police authorities in that period and published in the form of statistical tables and collections. The authors attempt to identify the most important factors influencing the demographic and social processes taking place in Saratov.
Key words: History of Russia, historical demography, Russian city in XVIII-XIX centuries, history of Saratov.
Специалисты, занимающиеся изучением истории Саратовского края, неоднократно обращались к вопросам, связанным с населением данного региона. Иногда в этих случаях затрагивался и вопрос о численности городских жителей в Саратовской губернии. Однако пока не существует специальных работ, в которых динамика населения губернского центра была бы предметно и подробно рассмотрена. Кроме того, изучение этой темы в некоторых случаях сопровождалось крупными неточностями и ошибками. Так «Военно-статистическое обозрение Российской империи» в томе о Саратовской губернии, изданном в 1852 г., сообщает, что на 1810 г. в Саратове было 15. 000 жителей (очевидно, что это приблизительная цифра), а на 1830 г. — 49. 6641. В обоих случаях составитель обозрения, прикомандированный к Генеральному штабу подполковник Безносиков, не поясняет какого рода население (наличное или приписное) учитывалось в эти годы и не указывает источники, откуда заимствованы цифры. Но далее он сопоставляет численность населения города в 1810 и 1830 гг. с численностью наличного населения в 1850 г., следовательно, признает эти данные однородными. Нам удалось установить источник, из которого «Военно-статистическое обозрение» заимствует указанные цифры — это изданная в 1839 г. А. Ф. Леопольдовым работа «Статистическое описание Саратовской губернии"2.
В первой части своего сочинения Леопольдов поместил таблицу, из которой мы узнаем, что в 1830 г. в городе Саратове насчитывалось жителей 19. 254 мужского и 16. 410 женского пола3, что в сумме дает 35. 664. Во второй части книги, где содержатся более подробные сведения о городах, в частности о губернском центре, говорится: «Жителей в Саратове считается всего 49. 664 души"4. В числе жителей указаны духовенство и дворяне, следовательно, речь идет о наличном населении. Далее автор сообщает (текст приводится в точном соответствии с оригиналом, включая
1 Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. V. Ч. 4. Саратовская губерния. СПб., 1852. С. 168.
2 Что, в частности, подтверждает дословное цитирование сочинения Леопольдова, а также его упоминание при описании «Военно-статистическим обозрением» ранней истории Саратова на с. 169.
3 Леопольдов А. Ф. Статистическое описание Саратовской губернии. СПб., 1939. Ч. 1. С. 37.
4 Там же. Ч. 2. С. 12.
авторские ссылки): «В 1810 году жителей в Саратове было только 15 тысяч5. Следовательно в 20 лет народонаселение оного умножилось до 25. 644 душ, включая впрочем в сие число умерших холерою, ибо сей случай смертности был сверхъестественный"6.
Хотелось бы отметить крайнюю запутанность сведений Леопольдова. Во-первых, его подсчет «умножения народонаселения в 20 лет» явно связывает показатель 1810 г. с 1830-м: 15. 000+25. 644=40. 644. Но в таблице из первой части сумма населения составляла 35. 664?! Кроме того, к какому году относится цифра 49. 664? Из контекста можно предположить, что это число саратовцев на момент публикации труда, значит в 1839 г. Между прочим, настораживает совпадение трех последних цифр (1830 г. — 35. 664, 1839 г. — 49. 664), косвенно указывающее на возможность опечатки. Кроме того, авторское примечание в конце абзаца гласит «Число жителей здесь и везде показано по 7-й ревизии», тогда как седьмая ревизия в Саратовской губернии проходила в 1815—1816 гг., а поверка ее данных окончилась к
1824 годом7. Тогда при чем здесь 1830 и, тем более, 1839 год?
Также не отличается точностью ссылка Леопольдова на труды Е. Ф. Зябловского и И. А. Гейма, где, судя по всему, мы можем найти цифру 15. 000 применительно к населению Саратова на 1810 г. Зябловский действительно в своем труде сообщает о Саратове (правда не на той странице, которую указал Леопольдов): «Число жителей простирается до 15 тысяч, между коими до 6250 душ купцов и мещан"8. Ни прямо, ни косвенно Зябловский не указывает источник этих цифр.
Таким образом, не стоит опираться при изучении динамики населения Саратова на указанные выше работы (в особенности на труд Леопольдова). Данные же «Военно-статистического обозрения» надежны только в той части, которая относится к 1850 г., поскольку были собраны непосредственно автором этого сочинения.
5 «См. Землеописания Зябловского и Гейма, изданные в 1810 году, в первом на 153, а во втором на 50 страницах».
6 Леопольдов А. Ф. Указ. соч. Ч. 2. С. 13−14: «Число жителей здесь и везде показано по 7-й ревизии».
7 См.: Статистические таблицы Российской империи. СПб., 1863. Вып. 2. Наличное население империи за 1858 год. С. 141−143.
8 Зябловский Е. Ф. Землеописание Российской империи для всех состояний. СПб., 1810. Ч. 4. С. 220.
В более поздних трудах по истории Саратова и Саратовского края, в основном приводятся фрагментарные, извлеченные из разнотипных источников, сведения об общей численности и составе населения города в разные годы указанного периода9. Только в коллективной монографии «Местное самоуправление Саратова: история и современность» можно найти сведения о населении города в 1833, 1856 и 1861 годов10. Очевидно, что вопрос нуждается в дальнейшем, более глубоком изучении. Причем, на наш взгляд, следует опираться на сопоставимые по характеру источники, естественно, со всеми возможными уточнениями относительно их достоверности.
Данная статья будет посвящена анализу динамики населения Саратова с 90-х гг. XVIII в., когда за городом был окончательно закреплен статус губернского центра, до 1870 г., в котором произошла реформа городского самоуправления, радикально повлиявшая на развитие города.
В рассматриваемый период в России использовалось три метода учета населения: ревизии, церковные исчисления (исповедные и метрические ведомости) и сбор сведений полицией. При чем в XVIII в. жители городских и сельских поселений регистрировались исключительно ревизским и церковным путем, так как административно-полицейский учет в масштабах всей страны был организован только в начале XIX столетия11. Для решения основной задачи в нашей работе будут использоваться только данные ревизского и административно-полицейского учета населения, тем более, что последний до 40-х гг. XIX в., по мнению специалистов, в основном, базировался на результатах ревизий12.
Сведения о численности и социальном составе населения Саратова в конце XVIII в. содержатся в одном из документов фонда «Экономические примечания к Генеральному межеванию» Рос-
9 См.: Твои четыре века, город. Саратов, 1990. С. 28−46- Очерки истории Саратовского Поволжья. Саратов, 1993. Т. 1. С древнейших времен до отмены крепостного права. С. 152- Очерки истории Саратовского Поволжья (1855−1894). Саратов, 1995. Т. 2. Ч. 1. С. 104−106.
10 Местное самоуправление Саратова: история и современность. Саратов, 2005. С. 29.
11 Кабузан В., Пуллат Р. Обзор статистических источников о численности и составе городского населения России XVIII — начала XX в. (1719−1917 гг.) / / Изв. А Н Эстон. ССР. Т. 24. Общественные науки. 1975. № 2. С. 150.
12 Там же. С. 161.
сийского государственного архива древних актов (далее -РГАДА). Это статистические данные о состоянии Саратовской губернии на 1830 г., но сведения о населении, в том числе городов, приведены по V ревизии 1795 г. (см. табл. 1).
Табл. 1
Социальный состав населения Саратова в 1795 г.
(в душах мужского пола)13
Социальная группа Численность
Дворяне 475
Духовенство 127
Купцы 913
Мещане и цеховые 8. 923
Разночинцы 2. 162
Служащие и неслужащие 2. 938
Казаки 254
Колонисты 356
Казенные крестьяне 296
Удельные крестьяне 34
Дворовые 2. 204
Раскольники 3. 698
Итого 22. 380
Данные, приведенные в табл. 1, нельзя считать абсолютно полными. Установлено, что ревизии, призванные фиксировать в первую очередь, податное приписное население, не охватывали (или учитывали не полностью) такие категории как дворяне, иностранцы, части регулярной армии, крестьяне и дворовые, т. е. тех, кто проживал в городе временно, или был зарегистрирован ревизиями в других населенных пунктах14. В данном случае, возможно, был недоучет военнослужащих, размещенных в городе. Следовательно, общая цифра мужской части населения Саратова, скорее всего, занижена. В то же время, некоторое сомнение может вызывать выделение в особую группу городского населения раскольников. По отложившимся в этом же документе сведениям в составе жителей других городов Саратовской губернии они за-
13 РГАДА. Ф. 1355. Д. 1258. Л. 1−2.
14 Кабузан В., Пуллат Р. Указ. соч. С. 150.
фиксированы только в Аткарске (8 душ) и Вольске (2019 душ). Эти же цифры указаны в итоговых поуездных сведениях о городских и сельских жителях. В графах других городов или уездов такая выделенная группа вообще не фиксируется. Поэтому можно предположить, что эти сведения учитывают раскольников в составе всего населения (городского и сельского) данных уездов. Сведения, возможно, не полны, так как раскольники, кроме Саратовского, Аткарского и Вольского уездов, несомненно, были и в других.
Так или иначе, если предположить, что женское население Саратова уступало мужскому (из-за размещенных в городе войск и других факторов), и даже вычесть учтенных особо раскольников, то все равно уже в конце XVIII в. город насчитывал не менее 35 тыс. жителей, а значит входил в число крупнейших городов империи15.
С 1811 г. формируется административно-полицейский учет населения в общероссийском масштабе. В структуре Министерства полиции Российской империи появляются Департамент полиции исполнительной и связанное с ним Статистическое отделение. Теперь данные о населении, собираемые местными полицейскими органами, поступают в центральное ведомство, обобщаются и публикуются. В 1819 г. Министерство полиции было ликвидировано, а Департамент полиции и Статистическое отделение вошли в состав Министерства внутренних дел. Отделение в 1852 г. превратилось в самостоятельное структурное подразделение МВД — Статистический комитет (с 1863 г. — Центральный статистический комитет). Именно этот орган в дальнейшем занимался сбором, проверкой и обработкой поступавших из губерний статистических материалов.
Публикации Статистического отделения (затем комитета) в виде таблиц о населении городов, дополненные некоторыми, близкими по происхождению, архивными документами, позволяют проследить динамику численности населения Саратова (см. табл. 2.).
15 Даже в середине XIX в. российские города с населением более 25 тыс. чел. отечественные статистики относили к разряду крупных. См.: Статистические таблицы Российской империи, за 1856-й год, составленные и изданные по распоряжению министра внутренних дел статистическим отделом Центрального статистического комитета. [Вып. 1]. Спб., 1858. С. 298.
Табл. 2
Численность населения Саратова в 1825—1870 гг. по данным административно-полицейского учета16.
Год Население Саратова
Наличное Приписное
муж. п. жен. п. об. п. муж. п. жен. п. об. п.
1825 19. 941 18. 339 38. 280 — - -
1830 19. 254 16. 410 35. 664 — - -
1833 — - - 18. 150 15. 491 33. 641
1840 21. 374 20. 797 42. 171 — - -
1841 21. 218 21. 019 42. 237 — - -
1845 28. 657 23. 480 52. 137 — - -
1847 26. 939 25. 390 52. 329 — - -
1850 — - 55. 396 22. 103 21. 153 43. 256
1856 38. 753 35. 440 74. 193
1858 31. 086 32. 182 63. 268 — - -
1859 36. 482 33. 178 69. 660 — - -
1861 44. 503 39. 324 83. 827 17. 836 20. 555 38. 391
1863 45. 449 38. 942 84. 391 — - -
1870 45. 016 40. 204 85. 220 — - -
16 См.: [Штер М.П.]. Статистическое изображение городов и посадов Российской империи по 1825 год. СПб., 1829. С. 68- РНБ. Ф. 550. Е IV. Оп. 1. Ед. хр. 584. Л. 134- Обозрение состояния городов Российской империи в 1833 г. СПб., 1834. С. 40- Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, составленные в статистическом отделении совета Министерства внутренних дел. СПб., 1840- С. 40- Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, Великого княжества Финляндского и Царства Польского, составленные в статистическом отделении совета Министерства внутренних дел. СПб., 1842. С. 34- ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 1897. Л. 149об.- Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, составленные в статистическом отделении совета Министерства внутренних дел. СПб., 1852. С. 26- Военностатистическое обозрение Российской империи. Т. У, ч. 4. Саратовская губерния. СПб., 1852. С. 168- Городские поселения в Российской империи. СПб., 1864. Т. 4. С. 424- Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. Т. 38. Саратовская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб., 1862. С. 1- Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861—1862 гг. СПб., 1863. Ч. 2. Саратовская губерния. С. 4- Статистический временник Российской империи. СПб., 1866. Вып. 1, отд. 1. С. 128- То же. Сер. 2. СПб., 1875. Вып. 10, отд. 1. С. 100.
Прежде чем переходить к анализу этих данных, необходимо сказать несколько слов о степени их точности. Уже в ту эпоху, когда издавались указанные источники, сотрудники статистического подразделения МВД сами прекрасно понимали, что сведения о населении, собираемые не путем переписи, а «полицейским порядком», в силу разных обстоятельств «имеют достоверность лишь приблизительную"17. Позднее, специалисты, обращавшиеся к этому предмету, пришли к выводу, что в разные годы при сборе демографической информации применялись различные мето-ды18. Такой крупный исследователь истории русского города второй половины XVIII — первой половины XIX в. как Б. Н. Миронов пишет по этому поводу: «Полицейский учет 1823−1825 гг. зарегистрировал в большинстве городов наличное, т. е. все фактическое, население, хотя в некоторых случаях постоянное население. Исчисления 1826 и 1833 гг. фиксировали только коренных жителей, последующие исчисления 1840−1860-х гг. — преимущественно наличных жителей. Весьма существенно, что до 1858 г. жителей пригородных слобод и предместий относили к сельскому населению, а с 1858 г. — к городскому"19. Исходя из этого, Миронов вообще признал данные административно-полицейского учета этого периода несопоставимыми, и в своих работах анализирует динамику численности городского населения России на основе другого источника — исповедных и метрических ведомостей.
Не отрицая правомерности подобных выводов, мы полагаем, что использовать данные административно-полицейского учета для изучения динамики населения Саратова все же можно и нужно. Во-первых, уровень погрешности при определении количества жителей одного Саратова будет гораздо ниже, чем когда речь идет обо всех городах Российской империи. Во-вторых, полученные результаты в дальнейшем можно будет сопоставлять с данными иных источников, что только способствует повышению объективности наших представлений об изучаемом предмете. В-третьих, в Саратове, как и других крупных городах Среднего и Нижнего Поволжья, проживали в значительном количестве не
17 Статистический временник Российской империи. Сер. 2. СПб., 1875. Вып. 10. Отд. 1. С. 1.
18 См.: Рындзюнский П. Г. Городское гражданство дореформенной России. М., 1958. С. 191−196- Кабузан В., Пуллат Р. Указ. соч. С. 163−165.
19 Миронов Б. Н. Русский город в 1740—1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990. С. 30.
только православные, но и представители иных конфессий (как например, старообрядцы), которых не охватывали исповедные и метрические книги православного духовенства.
Сопоставление данных табл. 1 и 2 на первый взгляд свидетельствует, что за период с 1795 по 1825 г. мужское население города несколько уменьшилось. Однако, вероятно, в сведения
1825 г. не были включены некоторые группы городского населения. С другой стороны, причинами негативной демографической динамики могли быть и различные объективные факторы, в том числе часто происходившие в городе крупные пожары.
Наиболее сильные пожары в Саратове между 1795 и 1825 гг. произошли в 1800, 1806 и 1811 годов20. Вряд ли эти бедствия сопровождались многочисленными человеческими жертвами, однако сама ситуация кризиса, связанная с уничтожением большого количества городских построек, приводила к оттоку населения из города. Местный житель К. И. Попов в своих мемуарных записках рассказывает (стилистика и орфография сохранены): «После частых и больших пожаров, бывших в Саратове, в особенности после пожаров 1811 года, в которые погибло много домов и разных зданий, многие жители из центра Саратова стали выселяться- а преимущественно помещики, чиновники, мещане, лица разных ведомств, а также иностранцы, прибывавшие в Саратов из разных колоний Саратовской губернии и других мест по торговым делам и ремеслам». Автор поясняет, что такие люди заселяли местность поблизости от городской черты, но вне ее пределов21. (Кстати, о том, что часть саратовцев, официально числясь горожанами, предпочитала жить на хуторах, свидетельствует и описание губернии 1807 г.)22. Кроме того, некоторую часть жителей Саратова уже тогда составляли крестьяне, стекавшиеся сюда каждый сезон в поисках заработка, найти который «на пепелище» было значительно труднее, в связи с чем они возвращались в свои села и деревни.
Выселение из города некоторых категорий иногда происходило по распоряжению администрации. Так, в 1797 г., в ходе Генерального межевания, были выселены ранее проживавшие в Саратове отставные казаки и казенные крестьяне, а в 1815 г. на окраину
20 К 300-летнему юбилею Саратова. (История края) / / Памятная книжка Саратовской губернии (Саратовский календарь) на 1890 год. Саратов, 1889. С. 24.
21 Попов К. И. Записки о Саратове // Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. Саратов, 1893. Вып. 1. С. 157−158.
22 РГБ ОР. Ф. 68. Д. 229. Л. 58−61.
принадлежавших городу земель (на р. Гуселку), были выведены пахотные солдаты и бобыли, занимавшиеся рыболовством23.
Впоследствии те, кто оказывался вне городской черты, уже не попадали в поле зрения полицейского учета как городские жители, тем более что, как отмечалось выше, до конца 1850-х гг. жители предместий не фиксировались в числе населения городов24. Помимо этого, общая экономическая конъюнктура развития Саратова в последние десятилетия XVIII — начала XIX в. не способствовала интенсивному притоку населения. Довольно низкий уровень хозяйственной активности саратовского купечества фиксируют топогра-фо-статистические описания губернии этого времени25.
За 1825−1870 гг. население Саратова выросло в 2,2 раза, почти на 47 тыс. чел., что составляет среднегодовой прирост в 1. 044 чел. При этом в 1825—1850 гг. темпы роста были ниже (в среднем на 685 чел. в год), чем в 1850—1870 гг. (в среднем на 1491 чел. в год). Негативные факторы продолжали действовать и в данный период. Огненная стихия наносила большой ущерб Саратову в 1834 и
1855 гг., а в 1830, 1847−1848 и 1866 гг. случались эпидемии холе-ры26. Возможно, именно последствиями первой из указанных крупной эпидемии и слабым пополнением населения города извне можно объяснить тот факт, что в 1830 г. количество жителей в городе было меньше, чем в 1825 г. Тем не менее, бедствия лишь замедляли, но не препятствовали постоянному росту населения. Во второй половине XIX в. один исследователь так описывал этот процесс: «Холера, посетившая Саратов в 1830 г., унесла в один мес[яц] до 10 тыс. чел.- население за это время положительно обезумело- торговля, промышленность, административная деятельность — все на время заглохло… Но жизнь в Саратове и вообще в Саратовском крае около этого времени была такая дешевая и привольная, что чрез несколько лет, вследствие не прекращавшегося наплыва иногородних, население Саратова возросло до очень почтенной цифры, превзойдя цифру 1830 г. «27.
23 Саратовская летопись / / Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. С. 53, 59.
24 С другой стороны, в течение следующих десятилетий, по мере своего роста город поглощал пригородные слободы и таким образом городское население «искусственно» увеличивалось.
25 См.: Саратовский крытый рынок. Очерки истории. Саратов, 2006. С. 6−8.
26 Саратовская летопись / / Саратовский край. С. 65−85.
27 К 300-летнему юбилею Саратова. С. 24.
В последующие десятилетия, особенно с 1840-х гг., известность Саратова, как крупного экономического центра Поволжья, быстро возрастает28. Очевидно, что постоянное увеличение населения стимулировали объективно-исторические причины, так как, начиная с 1830-х гг. темпы урбанизации растут не только в Саратовском крае, но и во всей Российской империи. Рост численности городского населения в стране был вызван, согласно Б. Н. Миронову, в первую очередь механическим движением из села в город, тогда как естественный прирост оставался на низком уровне29. Саратов в этом отношении не представлял собой исключения.
В первой половине XIX в. Саратовская губерния являлась одной из наиболее активно заселявшихся территорий. Государственная и вольная колонизация обеспечивала постоянный приток в основном крестьянского контингента в Нижнее Поволжье из центральных губерний России. Несмотря на льготы по уплате податей и выполнению повинностей, которые получали «официальные» мигранты от правительства, для многих из них переселение в далекий степной край становилось тяжким испытанием. Еще больше проблем возникало у самовольных переселенцев30. В результате многие из них были вынуждены оседать в городах (чаще всего в губернском центре). Крестьяне шли в города как наемная сезонная рабочая сила, которая требовалась для обслуживания торговли, промышленности и транспорта. Известно, что в начале 1850-х гг. в Саратове каждый сезон осенью могли найти себе работу до 22 тыс. грузчиков, а зимой на перевозках рыбы было задействовано до 80 тыс. одноконных или 40 тыс. двуконных подвод31. Со временем многие из сезонных работников становились постоянными жителями города.
Масштабный рынок свободной рабочей силы создавал благоприятную почву для развития торговли и промышленности в городе, которые, в свою очередь, давали дополнительный стимул для крестьянской миграции в губернский центр.
28 Булычев М. В. Развитие сети ярмарочной торговли Саратовского края в первой половине XIX века / / Саратовское Поволжье в панораме веков. История, традиции, проблемы. Саратов, 2000. С. 160−161.
29 Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 67.
30 Подр. см.: Булычев М. В. Социально-экономическое развитие Саратовского края в первой половине XIX века. Саратов, 1990- Он же. Крестьянская колонизация Саратовского края в конце XVIII — первой половине XIX века и ее последствия. Саратов, 2004.
31 Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. V, ч. IV. С. 158.
Интересно сопоставить динамику численности населения Саратова с аналогичным показателем других центров юго-восточных губерний европейской части России (см. табл. 3). Для сравнения избраны те города, которые имели общие с Саратовом объективные условия развития: административный статус губернского города, ярко выраженная сельскохозяйственная направленность экономики данной губернии или области, интенсивная колонизация региона в указанный период за счет притока из центральных районов страны.
Табл. 3
Численность населения крупнейших городов юго-востока европейской части России в 1825—1870 годах32
1825 1842 186 133 1870
Саратов 38. 280 42. 237 83. 827 85. 220
Астрахань 37. 320 45. 938 44. 716 48. 220
Воронеж 20. 384 43. 800 39. 515 44. 955
Екатеринослав 8. 412 8. 475 18. 881 24. 167
Казань 36. 963 41. 304 59. 409 86. 262
Нижний Новгород 15. 965 31. 921 38. 065 44. 190
Новочеркасск 8. 535 17. 623 — 18. 611
Пенза 13. 128 19. 479 27. 567 30. 462
Самара34 5. 199 13. 732 27. 598 51. 947
Симбирск 14. 994 17. 739 24. 494 26. 822
Тамбов 18. 354 16. 789 33. 829 26. 403
Уфа 7. 589 16. 501 15. 296 20. 917
Очевидно, что темпы роста населения Саратова опережали аналогичные показатели других крупных городов юго-востока
32 [ШтерМ.П.]. Статистическое изображение городов и посадов Российской империи по 1825 год. СПб., 1829- Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, Великого княжества Финляндского и Царства Польского, составленные в статистическом отделении совета Министерства внутренних дел. СПб., 1842- Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861—1862 гг. СПб., 1863. Ч. 1−2- Статистический временник Российской империи. СПб., 1875. Сер. 2, вып. 10. Отд. 1.
33 Данные по Пензе — на 1862 г.
34 Центр губернии с 1851 г., до этого — уездный город Симбирской губернии.
России. Уже к началу 1860-х гг. он оставил далеко позади большинство из них (даже такие древние центры как Нижний Новгород и Астрахань) и к 1870 г. являлся одним из двух крупнейших наряду с Казанью. Выше чем в Саратове темпы роста численности жителей были только в Самаре, которая за тот же отрезок времени увеличилась в десять раз. Очевидно, причиной такого быстрого развития именно Саратова и Самары (по сравнению со старыми центрами Поволжья) был более масштабный в первой половине XIX в. колонизационный поток в эти губернии, более масштабный в первой половине XIX в., чем в Нижегородскую или Казанскую, поскольку интенсивная русская колонизация Среднего Поволжья состоялась в более ранние исторические эпохи. Астраханский же край, лежащий в малопригодных для земледелия сухих степях и полупустынях, вообще не мог быть объектом массовой крестьянской колонизации.
Табл. 4
Численность населения десяти крупнейших городов Российской империи в 1825—1870 годах35
1825 1842 1861 187 036
Санкт-Петербург 438. 112 470. 202 — 666. 963
Москва 241. 514 349. 068 — 601. 969
Варшава — 140. 471 — 297. 090
Одесса 40. 562 60. 055 — 139. 462
Кишинев — 42. 636 93. 395 102. 427
Рига 38. 794 59. 960 — 99. 892
Казань 36. 963 41. 304 59. 409 86. 262
Ташкент37 — - - 86. 233
Саратов 38. 280 42. 237 83. 827 85. 220
Харьков 17. 424 29. 395 50. 301 81. 028
35 Источники см. указанные к табл. 3. В табл. 4 учтены крупнейшие по численности населения города в 1870 году.
36 Данные по Москве — на 1871 г., по С. -Петербургу — на 1869 г., по Варшаве — на 1872 год.
37 В составе Российской империи с 1865 года.
В масштабах всей Российской империи Саратов вошел в этот период в десятку крупнейших городов (см. табл. 4). Конечно, столицы — Санкт-Петербург и Москва — были здесь вне конкуренции, также выделялись центр Царства Польского и стремительно развивавшаяся Одесса. Среди остальных городов (которыми, как нетрудно заметить, были преимущественно центры национальных окраин), Саратов имел сопоставимое по численности население. Необходимо также помнить, что в рассматриваемую эпоху значительную часть городских жителей составляли военные, и количество размещенных воинских частей в столицах, в приграничных Варшаве и Кишиневе, в завоеванном лишь недавно (1865 г.) Ташкенте, естественно, было гораздо выше, чем в расположенных в центре страны Казани или Саратове.
Анализировать динамику социальной структуры саратовского населения в указанный период достаточно сложно по нескольким причинам. Во-первых, в большинстве использованных для нашего исследования источниках социальный состав жителей города не приводится. Во-вторых, некоторые социальные категории тогда подвергались существенным изменениям с точки зрения их законодательного оформления. Так мещане окончательно приобрели определенный статус лишь после утверждения Свода законов 1832 г., который также ввел новую категорию — почетных граждан.
Наиболее четкими атрибутами сословного статуса весь этот период обладало купечество. Поскольку правительство именно в нем видело своего рода основу социально-экономического развития города, данные о купечестве в сведениях ревизий и административно-полицейского учета всегда фиксировались особо. В задействованных нами источниках вплоть до 40-х гг. XIX в. почти нигде нет данных о численности каждой сословной категории жителей Саратова (за исключением сведений 1795 г.). А вот количество купцов указывалось везде. Согласно этим источникам численность купцов мужского пола в Саратове составляла: в 1795 г. -913, 1825 — 575, 1833 — 332, 1842 — 414 человек38.
Только в рукописи саратовского губернатора А. М. Фадеева (данные за 1845 г.) и «Статистических таблицах» на 1847 г. приводится численность основных социальных категорий (см. табл. 5).
38 Источники см. указанные к табл. 1 и 2.
117
Табл. 5
Социальный состав населения Саратова в 1845 и 1847 году39
На 1845 г. (данные А.М. Фадеева) На 1847 г. («Статистические таблицы»)
Социальная группа Чел. % Социальная группа Чел. %
Дворяне 729 1,4 Духовенство 557 1,1
Чиновники и разночинцы 2. 432 4,7
Священники, церковнослужители и члены их семейств 608 1,2 Дворяне и чиновники 1. 491 2,8
Почетные граждане 70 0,1 Почетные граждане 104 0,2
Купцы 1. 906 3,6 Купцы 835 1,6
Мещане 28. 258 54,2 Мещане и посадские 31. 807 60,8
Дворовые, крестьяне, казаки и прочие 18. 134 34,8 Статус не указан 17. 535 33,5
Всего жителей 52. 137 100 Всего жителей 52. 329 100
К сожалению, в этих данных не конкретизирован (или смешан) статус целой трети городского населения, да и градация указанных социальных групп не одинакова, что делает невозможным их детальный анализ. Можно лишь отметить, что мещанство в 1840-е гг. составляло более половины всех саратовцев.
Наиболее полные и детализированные сведения о населении Саратова мы имеем на 1856 г., в котором Академия наук разослала по губерниям запросы о населении городов. В октябре делопроизводитель саратовского губернского статистического комитета коллежский асессор Н. И. Костомаров (известный историк, отбывавший ссылку в Саратове) представил в губернское правление требуемые сведения, где население Саратова почему-то было обозначено круглой цифрой 60. 000 человек. Потребовались уточнения и лишь 10 января 1857 г. саратовский старший полицмейстер представил подробные сведения о горожанах, которые и были признаны чиновниками губернского правления наиболее достоверными (табл. 6)40.
39 ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 1897. Л. 151об. -152- Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, составленные в статистическом отделении совета Министерства внутренних дел. СПб., 1852. С. 26−27.
40 ГАСО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 3417. Л. 22−29.
Табл. 6
Социальный состав населения Саратова на 1856 год41
Социальная группа муж. жен. всего %
Дворяне потомственные 653 558 1. 211 1,63
Дворяне личные 623 524 1. 147 1,55
Духовенство 209 271 480 0,65
Почетные граждане 47 64 111 0,15
Купцы 1-й гильдии 27 29 56 0,08
Купцы 2-й гильдии 80 97 177 0,24
Купцы 3-й гильдии 713 729 1. 442 1,94
Мещане 16. 047 18. 790 34. 837 46,96
Ремесленники и цеховые 1. 413 1. 450 2. 863 3,86
Государственные крестьяне 2. 939 2. 849 5. 788 7,80
Удельные крестьяне 657 346 1. 003 1,35
Помещичьи крестьяне 6. 105 3. 957 10. 062 13,56
Колонисты 1. 370 399 1. 769 2,38
Иностранцы 107 101 208 0,28
Разночинцы 851 745 1. 596 2,15
Служащие гражданские чиновники 1. 143 1. 124 2. 267 3,06
Отставные гражданские чиновники 381 339 720 0,97
Штаб- и обер-офицеры 114 140 254 0,34
Военные чины служащие 4. 455 1. 033 5. 488 7,40
Военные чины отставные 686 704 1. 390 1,87
Кантонисты 133 — 133 0,18
Вдовы солдатки и их дочери — 1. 191 1. 191 1,60
Всего 38. 753 35. 440 74. 193 100
К середине 1850 гг. мещане уже не составляли абсолютное большинство жителей, сохранив за собой лишь большинство относительное. Вторым по удельному весу социальным слоем были крестьяне разных категорий (более 22% горожан), далее шли военные и члены их семей.
Данные общей численности населения за 1856 г. заметно превышают показатели за 1858 и 1859 гг., выбиваясь из динамического ряда (см. табл. 2). Возможно, в подсчетах следующих лет не были учтены некоторые категории горожан. Можно также предположить, что в связи с подготовкой крестьянской реформы в конце 1850-х гг. произошел отток части помещичьих крестьян из города в свои села, поскольку они рассчитывали при ликвидации крепостного права получить землю в собственность. Как видно из табл. 6, в Саратове эта категория крестьян со-
41 ГАСО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 3417. Л. 29.
119
ставляла 13,56% населения. Забегая вперед, скажем, что в определенной степени это предположение подтверждается показателями табл. 7, где в составе населения Саратова за 1861 г. мы видим всего лишь 8,9% всех крестьян (включая бывших дворовых и вольноотпущенных), тогда как в 1856 г. они насчитывали 22,71% всех жителей42. По-видимому, в дальнейшем потребуется отдельное изучение причин колебания численности населения Саратова в предреформенные годы.
Довольно подробную картину социального состава населения города содержит издание «Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861—1862 гг. «, хотя и оно не смогло отнести более четверти жителей ни к одной определенной страте (см. табл. 7).
Табл. 7
Социальный состав населения Саратова в 1861 г. 43
Социальная группа Чел. %
Духовенство 591 0,7
Дворяне и чиновники 3. 531 4,2
Почетные граждане 129 0,2
Купцы (включая иногородних) 1. 490 1,8
Мещане (включая иногородних) 32. 738 39,1
Цеховые 3. 863 4,6
Крестьяне государственные, удельные и временно-обязанные 5. 303 6,3
Колонисты 2. 961 3,5
Бывшие дворовые люди и вольно-отпущенные 2. 218 2,6
Воинские нижние чины (включая семьи и отставных) 5. 839 7,0
Иностранные подданные 74 0,1
Воспитанники разных учебных заведений 2. 261 2,7
Лица не принадлежащие к вышеуказанным разрядам (в основном, временно-проживающие) 22. 829 27,2
Всего жителей 83. 827 100
Данные таблиц 5, 6 и 7, несмотря на расхождения в ряде показателей все же дают возможность увидеть, что наиболее крупной группой населения города в предреформенные десятилетия были мещане. Правда, их удельный вес постепенно понижался: если в 1840-е гг. их было более 50% (сведения табл. 5, очевидно,
42 По-видимому, дворовые в показателях за 1856 г. были учтены в категории помещичьих крестьян.
43 Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861—1862 гг. СПб., 1863. Ч. 2. Саратовская губерния. С. 4.
приводят количество мещан вместе с цеховыми ремесленниками), то в 1861 г. уже лишь 39,1%. С другой стороны в 1850-е гг. динамично нарастало количество городского крестьянства — вместе с колонистами оно составляло четверть населения города. Заметной в губернском центре была и численность военнослужащих, которых в 1856 г. (считая воинских нижних чинов, служащих и не служащих, с членами их семейств) было 11% от общего количества жителей. В губернском городе всегда наблюдалась повышенная, в сравнении с уездными городами, концентрация дворян (в основном офицеров и гражданских чиновников) и чиновников недворянского происхождения. По данным 1856 г. в структуре жителей Саратова они составляли около 7,6%. Удельный же вес купечества, которое доминировало в экономической жизни города, на протяжении всего рассматриваемого периода (как это видно из данных таблиц 1, 5−7) был незначительным. Саратов, как и многие другие крупные экономические центры России, по социальному составу населения в предреформенный период был преимущественно мещанско-крестьянским городом (около 76% в
1856 г. и более 56% в 1861 г). В дальнейшем, в условиях динамичного развития экономики города и массового разорения деревенского населения, крестьяне потянутся в Саратов в поисках лучшей жизни. По итогам переписи 1897 г. уже 49,5% жителей города будут числиться в крестьянском сословии44.
Анализ данных административно-полицейского учета населения убеждает, что Саратов, по меньшей мере, с конца XVIII в. всегда входил в число наиболее крупных городов Российской империи. Разные причины вызывали колебания численности горожан, особенно в первые десятилетия XIX в. Но уже с 1840-х гг., когда в регионе сложился крупный специализированный экономический комплекс, а Волга окончательно стала мощной транспортной системой, соединявшей край со многими частями государства и за-рубежьем45 (не случайно на Волге находилось несколько крупных городов — см. табл. 3 и 4), намечается устойчивая тенденция роста населения Саратова — признанного центра обширного нижневолжского края.
44 Первая всеобщая перепись населения Российской империи в 1897 г. Т. 38. Саратовская губерния. СПб., 1904. С. 49.
45 Более подробно см.: Булычев М В. Эволюция транспортной системы Поволжья в конце XVII — начале XX века / / Поволжский край. Саратов, 2005. Вып. 12. С. 59−60.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой