Персидские мотивы «Арабской весны»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 327(55)
ПЕРСИДСКИЕ МОТИВЫ «АРАБСКОЙ ВЕСНЫ»
А.В. Баранов
Саратовский государственный университет,
Институт истории и международных отношений, кафедра истории нового и новейшего времени E-mail: baranovav@mail. ru
Статья посвящена анализу теоретической концепции «Исламской революции», предложенная Имамом Хомейни для трактовки событий в регионе Ближнего Востока под влиянием революции в Иране. На основе исследования высказываний Хомейни, анализируются теоретические основы внешнеполитической доктрины Исламской Республики Иран на современном этапе по вопросам региональной системы безопасности и панисламского сотрудничества.
Ключевые слова: Ближний Восток, Иран, «Арабская весна», «Исламское пробуждение», «Исламская революция», внешняя политика Ирана, Хомейни.
PERSIAN TUNES OF THE «ARAB SPRING»
A.V. Baranov
This article analyzes the theoretical concept of & quot-Islamic revolution,& quot- proposed by the Imam Khomeini for the interpretation of the events in the Middle East after the revolution of 1979th year in Iran. Based on the study of statements Imam Khomeini, analyzes the theoretical basis of the doctrine of foreign policy of the Islamic Republic of Iran at the present stage for regional security cooperation and pan-Islamic.
Key words: the Middle East, Iran, Arab Spring, Islamic awakening, Islamic revolution, Imam Khomeini, foreign policy of Iran.
25 января 2014 г. арабский мир отметил третью годовщину начала «финиковой» или «египетской революции», ставшей знаковой для событий, с легкой руки журналистов, получивших название «арабской весны». Прокатившись по всему региону в виде «цунами революций"1 — от Марокко на западе до Йемена на востоке — «весна» инициировала начало глубинной структурной трансформации сложившейся региональной политической системы.
1 Васильев А. М. Цунами революций // Азия и Африка сегодня. 2011. № 3. С. 2−18.
Естественно, что данные события не могли пройти незамеченными для исследователей, специализирующихся на данном регионе мира. Библиография данной проблемы четко подразделяется на два этапа. На первом этапе, падение авторитарных режимов воспринималось мировым сообществом, как наступление в арабо-исламском мире новой эры его политического развития. Были сильны ожидания, что и страны Ближнего Востока вступают в полосу демократического развития, которому будут присущи все атрибуты свободного гражданского общества, уже долгие годы существующего в странах Запада. Этой эйфории были подвержены не только «западные"2, но и целый ряд отечественных востоковедов3.
Однако, дальнейшее развитие ситуации в регионе привело к росту влияния сторонников критического восприятия природы и вероятных последствий этого движения не только для стран региона, но и для всей системы современных международных отношений. Причем, и западные4, и отечественные спе-
2 См.: Affaya M.N. The '-Arab Spring'-: breaking the chains of authoritarianism and postponed democracy / / Contemporary Arab Affairs. 2011. Vol. 4, Iss. 4. P. 463 483- Jones, Clive. Europe, globalization and the coming universal caliphate / / Middle Eastern Studies. 2011. Vol. 4, Iss. 1. P. 141−144- LustE. Opposition Cooperation and Uprisings in the Arab World / / British Journal of Middle Eastern Studies. 2011. Vol. 38, Iss. 3. P. 425−434- Aliboni R. The International Dimension of the Arab Spring / / The International Spectator: Italian Journal of International Affairs. 2011. Vol. 46. № 4. P. 5−9.
3 См.: Агаев Р. Ближний Восток: лжереволюция // Вестник аналитики. 2011. № 2. С. 37−47- Аксененок А. Восстание арабов: к чему ведет пробуждение Ближнего Востока / / Россия в глобальной политике. 2011. Т. 9. № 1. С. 8−15- Дергачев В. Геополитическая перезагрузка Арабского Востока // Вестник аналитики. 2011. № 2. С. 21−30- Манойло А. «Финиковые революции»: стихия или «управляемый хаос»? / / Международная жизнь. 2011. № 5. С. 63−78- Под-цероб А. Восстания арабов в XXI веке: что дальше? / / Международная жизнь. 2011. № 10. С. 66−76- Лукьянов Ф. Весна без конца и края // Россия в глобальной политике. 2012. Т. 10. № 4. С. 13−19- Нечитайло Д. А. Аль-каида и «Арабская весна» / / Азия и Африка сегодня. 2012. № 10.
4 Al-Rasheed M. The Arab Uprisings: the unfinished revolutions of the New Middle East / / Middle Eastern Studies. 2012. Vol. 48, Iss. 4. P. 675−677- Asef B. Arab Revolts: Islamists aren'-t Coming! / / Insight Turkey. 2012. Vol. 13. № 2. Р. 9−14- Francis Ghiles. A New Deal for Arab People // Insight Turkey. 2012. Vol. 14. № 1. Р. 13−27- Moshe M. The «Arab Spring» and the New Geo-Strategic Environment in the Middle East / / Insight Turkey. 2012. Vol. 14. № 4. Р. 13−23- Inbar E. The 2011 Arab uprisings and Israel'-s national security // Mideast Security and Policy Studies. 2012. № 95. February.
циалисты5 все больше стали выделять неоднозначность данного феномена для судеб всего региона, сходясь во мнении о кардинальной перекройке всей системы «баланса сил». Одним из основных выводов, вокруг которого объединяются многие исследователи, заключается в том, что на место «поверженных лидеров» — Египта, Ирака и Сирии, придут новые. Между ними неизбежно возникнет конкуренция за лидерство в регионе, которая может привести к непредсказуемым результатам. Целый ряд специалистов-востоковедов, в качестве реального претендента на роль регионального гегемона, рассматривают Исламскую Республику Иран. «Настоящий подвиг, беспрецедентный в истории Ирана: это персидское и шиитское государство, преодолев историческую неприязнь между арабами и персами, между суннитами и шиитами, смогло стать лидером того, что принято называть & quot-арабским сопротивлением империализму и сионизму& quot-. Ахмадинежад добился того, что не получилось у Саддама Хусейна — превратить свою страну в авангард & quot-революционного Арабского Востока& quot-«, отмечает в своей статье Г. И. Мирский6. И с ним сложно не согласиться.
В мировых, главным образом в американских и израильских, СМИ, формируется негативный образ Ирана и его внешней политики. В качестве примера можно привести статью израильского политолога Эфраима Инбара «Арабские восстания и национальная безопасность Израиля"7. По мнению Инбара, все, что происходит в регионе, не несет ничего хорошего в плане укрепления стабильности и региональной безопасности. «Несмотря на вековое влияние западной культуры, ни одному арабскому государству не удалось построить стабильного демократического общества,
5 Васильев А. М. Иран как «шиитская сверхдержава»: реальные и мнимые вызовы // Азия и Африка сегодня. 2012. № 8. С. 3−7- Иванов И. С. Иранская ядерная программа: позиция России / / Азия и Африка сегодня. 2012. № 8. С. 15−16- Лукоянов А. Шиизм и великодержавность: баланс двух культурных традиций определяет будущее Ирана // Россия в глобальной политике. 2011. Т. 9. № 3. С. 132−141- Раку М. США и ИРИ: от «Ирангейта» к вооруженному конфликту / / Международная жизнь. 2011. № 9. С. 95−104- Рогов С. М. Роль Ирана в политике США на Ближнем Востоке // Азия и Африка сегодня. 2012. № 8. С. 1−3.
6 Мирский Г. И. Международные отношения на Ближнем Востоке // Азия и Африка в современной мировой политике. М., 2012. С. 93.
7 Inbar E. The 2011 Arab uprisings and Israel'-s national security // Mideast Security and Policy Studies. Ramat Gan: Bar-Ilan University Press. 2012. № 95. February.
основанного на идеях гражданских свобод, политических прав, системы всеобщего образования, гендерного равенства и экономического развития"8, отмечает он. «Демократические» выборы в Ливане 2005 г. и Палестине в 2009 г. привели к власти исламистов, что говорит о несовершенстве гражданского общества в арабском мире.
Общий вывод, сделанный Эфраимом Инбаром в своем анализе заключается в том, что, в нынешних обстоятельствах, исход которых еще трудно спрогнозировать, Израиль должен активнее укреплять свою обороноспособность и готовиться к серии «малых войн» против негосударственных акторов в лице палестинского ХАМАС'-а и ливанской Хизбалла9, за спиной которых стоит Иран. Самый опасный вариант развития ситуации под влиянием «арабской весны», по мнению Инбара, — это ядерный Иран, который может выиграть время для завершения работ над своей ядерной программой и поставить мировое сообщество перед свершившимся фактом. Это может привести к «цепной реакции», когда и другие страны региона начнут развивать свои ядерные программы, что серьезным образом осложнит национальную безопасность Израиля, единственной ядерной державы в регионе10.
Притом, что происходит нагнетание ситуации вокруг Ирана, особо обращается внимание на внешние проявления внешнеполитической деятельности этой страны, из спектра изучения буквально выпадает идеологическая составляющая, на которой и строится внешнеполитическая доктрина Тегерана. До сих пор государственная политика страны направляется и руководствуется принципами, восходящие к учению Имама Хомейни. В данной статье будет предпринята попытка проанализировать одну из ключевых доктрин Хомейни — концепцию «исламской революции», легшую в основу современной теории «исламского пробуждения» нынешнего Лидера Исламской революции аятоллы Али Хаменеи. Анализ данных концепций поможет пониманию и прогнозированию дальнейших внешнеполитических инициатив Ирана по разрешению внутрирегиональных проблем.
Анализ мировоззрения Имама Хомейни (1900−1989) следует начинать с констатации того факта, что оно формировалось под мощным воздействием иранского национального движения, на-
8 Inbar E. The 2011 Arab uprisings and Israel'-s national security… Р. 2.
9 Ibid. P. 21.
10 Ibid. P. 17.
правленного на освобождение страны из-под влияния иностранных держав, которыми попеременно являлись Российская Империя, СССР, Великобритания, а в конце — США. Как представитель высшего шиитского духовенства, получивший в начале 1960 гг. титул аятолла-оль-озма (Великий аятолла), Имам Хомейни изначально выступил жестким и принципиальным критиком политики тогдашнего шахиншаха Ирана Мухаммеда Реза-шаха, инициировавшего реформы «Белой революции шаха и народа» с опорой на всестороннюю помощь Соединенных Штатов. Именно в США Имам Хомейни видел главный «корень зла», когда произносил свои, ставшие знаменитыми слова: «Америка хуже Англии. Англия хуже Америки, а Советский Союз хуже их обеих. Каждый хуже другого, каждый ужаснее другого. Но сегодня мы имеем дело с таким злостным явлением, как Америка"11.
По мнению Имама Хомейни, США своей политикой стремятся насаждать по всему миру послушные марионеточные правительства, которые будут сохранять узы колониальной зависимости своих стран от великих держав. «Одним из заговоров, который, к сожалению, оказал большое влияние на многие страны, в том числе и на нашу страну, и чьи следы еще в значительной степени сохраняются, было изменение идентичности колонизированных стран и переделывание их на манер Запада и Востока. Так, что они уже ни во что не ставили ни себя, не свою культуру, не свою мощь, а к Западу и Востоку относились как к высшей расе, считали их культуру более высокой, а сами эти две силы — оплотом, на котором держится весь мир. Зависимость же от одного из этих двух полюсов они выдавали за некую неизбежность"12.
Шахиншах Ирана, по мнению Имама Хомейни, превратился в послушную марионетку американцев и их союзников в регионе Ближнего Востока — Израиля. Главная идея, которых заключается в том, чтобы превратить иранский народ в активного потребителя импортируемых из этих стран товаров (при этом Хомейни сокру-шался13, что даже яйца Иран импортирует из Израиля!) в обмен на поставки сырой нефти. А вместе с импортными безделушками в страну проникают и все соблазны, которыми так славится Запад: «правители, которые ни во что не ставили наш народ, лишили нас
11 Доктрина Исламской революции. Избранные мысли и взгляды Имама Хомейни. М., 2009. С. 33.
12 Там же. С. 42.
13 Хомейни Р. М. Путь к свободе. Речи и завещание. М., 1999. С. 195.
возможности трудиться на благо собственного прогресса. Ввоз всевозможных товаров из-за рубежа, разжигание страсти у женщин и мужчин, особенно у молодежи, к импортным товарам, таким, как косметика, украшения, предметы роскоши и детские игрушки, втягивание семей в соперничество за обладание ими. Насаждение потребительства, насаждение распутства и жажды развлечений среди молодежи, путем создания соответствующих увеселительных заведений и притонов и многое, многое другое использовалось для консервации отсталости наших стран"14.
Неужели иранский народ, вопрошал Имам Хомейни, смирится с подобной участью? Неужели Иран такая бедная страна, что не может существовать без «помощи» Запада? И сам же отвечает на эти вопросы: «Решительно выступайте за устранение всех форм зависимости и знайте, что арии и арабы ни в чем не уступают ни европейцам, ни американцам, ни русским. И если они обретут уверенность в себе, не будут поддаваться отчаянию и разочарованию, и не будут уповать ни на кого, кроме себя, то, в конечном итоге, они смогут сделать все"15. Страна, обладающая богатейшими природными ископаемыми, страна, обладающая талантливым и трудолюбивым народом, не может влачить нищенское существование. Однако и уповать на кого-то другого нельзя. «Наш повелитель — не Америка! Наш повелитель — не Британия, наш повелитель — не Израиль, наш повелитель — Бог. Следовательно, чего нам бояться? Зачем нам опасаться? Они не стоят нашего страха. Чем они нам грозят»?16
Иран не может, следовательно, развиваться в качестве самостоятельной и независимой страны, следуя по пути Запада (США) или Востока (СССР), так как первые — аморальны, а вторые — бездуховны, атеистичны. Отсюда у Имама Хомейни появляется его знаменитый лозунг: «Не Запад, не Восток, а исламская революция»!
Возможность возрождения мощи и влияния иранского народа Хомейни видел в обращении к богатому историческими событиями прошлому мусульманской уммы времен пророка Мухаммеда. Все преобразования, совершаемые в Иране после Исламской революции 1979 г., освящаются ссылками на деяния Праведных халифов. «Когда по Божьей милости, мощной рукой правоверного народа основана Исламская Республика и все, что осуществляется в этом исламском государстве, связано с исламом и его прогрессивными
14 Доктрина Исламской революции. С. 44.
15 Там же. С. 44.
16 Там же. С. 16.
положениями и заповедями, великий народ Ирана должен стремиться к тому, чтобы их содержание раскрылось и осуществилось во всех своих аспектах"17. Однако Имам Хомейни, при этом, настойчиво повторяет: «Это не значит, что мы хотим вернуться к той жизни, что была тысячу четыреста лет назад. Мы хотим возродить справедливые законы, а не образ жизни наших предков. Разумеется, мы будем радостно приветствовать и примем любые достижения цивилизации, но никто нам их и не предлагает"18.
Хомейни провозгласил мессианскую роль, которую должен сыграть иранский народ в возрождении мусульманской уммы, возвращении ее к временам славного и победоносного прошлого, временам деятельности пророка Мухаммеда и первых халифов. «Я решительно заявляю, что в настоящее время народ Ирана, его многомиллионные массы более праведны и решительны, чем народ Хиджаза во времена Мухаммеда и народ Куфы и Ирака времен Али и Хусейна"19. Сама судьба предначертала иранскому народу первыми встать под знамена пророка и сокрушить врагов Ислама, превратившись в солдат. «Если победы мусульман, запечатленные в истории, не заметны большинству мусульман, то для воинственного народа Ирана, вооруженного верой, и движимого теми же мотивами, что и солдаты раннего ислама, они до сих пор стоят перед глазами"20. Иранцы поднялись на защиту угнетенных масс и на поддержку арабов Кудса и Ливана, и будут бороться до тех пор, пока «Эль-Кудс и Палестина не вернуться под знамена Ислама"21.
Имама Хомейни не смущал тот факт, что Исламская революция произошла только в Иране и на его долю выпала роль в одиночку отстаивать принципы возрождаемого ислама и Исламской Республики в противостоянии с великими державами и региональными марионеточными правительствами. В его трактовке это было временное явление и в качестве примера, он ссылался на трудности первых дней пророчества Пророка Мухаммеда, который тоже поначалу был один. «Но он никогда не отчаивался и не говорил: & quot-Я одинок& quot-. Он стойко и решительно продолжал свой
17 Хаменеи А. Свет исламской революции. Речи и выступления. М., 2000. С. 21.
18 Доктрина Исламской революции. С. 86.
19 Имам Хомейни. Религиозное и политическое завещание. С. 33−34.
20 Выступление Имама Хомейни по случаю Дня Иерусалима, 1981 / / Аллах не любит Америку / под ред. А. Парфрея. М., 2003. С. 267.
21 Там же. С. 269.
путь и смог довести свою миссию от нуля до того, что есть сегодня, когда под его знаменем собрались семьсот миллионов человек"22.
Перед Ираном, вставшим на путь Исламской революции, как и у Пророка Мухаммеда, будет длительный период борьбы, как идеологической, так и силовой, так как надо будет отражать и разоблачать многочисленные заговоры врагов и завистников. Но, в конечном итоге, будут достигнуты основные цели, в которых раскрывается сущность концепции «Исламской революции». Это -«торжество ислама, независимость страны, наказание израильских агентов и объединение исламских стран"23.
По мнению Имама Хомейни, современные богословы от религии далеко ушли от истинного понимание первоначального содержания ислама и учения Мухаммеда. Мало того, по словам Хо-мейни, некоторые «исламские» правители используют свою власть для дискредитации ислама. В качестве примера он указывал на деятельность саудовского короля Фахда ибн Абдель Азиза Ааль Сауда, правившего Саудовской Аравией с 1982 по 2005 год. «Фахд каждый год расходует большую часть народного достояния на печатание Священного Корана и финансирование пропаганды анти-коранических идей- так он распространяет полное предрассудков учение ваххабитов, склоняет несведущие народы на сторону сверхдержав и использует ислам и Священный Коран для уничтожения того же ислама и Корана"24, возмущался Хомейни.
Чтобы подобного рода извращения Священного писания не процветали в Исламском мире, Хомейни особые надежды возлагает на исламских богословов (факихов) священных городов ислама -Кума, Мешхеда, Неджафа и Кербелы. «Их ответственность очень велика, исключительно велика, в определенном отношении ответственность улемов, видимо, выше, чем кого бы то ни было. Это от них зависит представление ислама таким, каким они его знают, всему миру"25. А это будет возможно только тогда, когда мнение факиха будет рассматриваться как предписание к действию для правителя. Поэтому Хомейни ратует за возвращение к традиционной трактовке роли и места факиха в исламе. «Установлено правило, что & quot-факих выше правителя& quot-. Если правитель слабо
22 Доктрина Исламской революции. С. 9.
23 Там же. С. 23.
24 Там же. С. 102.
25 Там же. С. 40.
знаком с исламом, ему следует обратиться за разъяснением к фа-киху, чтобы соблюсти закон», — заявляет Хомейни26.
Именно факих должен встать над исполнительной властью, но не заменять и не подменять ее. «Разве во времена пророка (да благословит Аллах его и род его) религия и политика не были едины? Разве существовали отдельно группы священнослужителей и оппозиционные им группы политических деятелей? Разве так было во времена халифов? Существовали ли все параллельные власти? Эти лозунги придуманы империалистами и их политическими агентами, чтобы помешать религии соблюдать порядок в огромном мусульманском обществе, чтобы расколоть исламское духовенство и ослабить борьбу мусульманских народов за свободу и независимость"27, утверждает Хомейни, формулируя свое политическое кредо. И отвечая на свои же вопросы, он заявляет, что в Исламской Республике ислам не отделен от государства, также как и государство не отделено от ислама.
«Защита национальной независимости и свободы — прямое дело факихов. Именно факих отказывается подчиняться другим или попадать под влияние иностранцев, защищает права нации и свободу, независимость и территориальную целостность исламского отечества, даже ценой собственной жизни. Именно факих не сворачивает ни вправо, ни влево"28. В связи с чем, Хомейни заявил, что после совершения Исламской революции в Иране в 1979 г. и провозглашения Ирана Исламской Республикой, страна заняла особое место в исламском мире.
Иран сегодня воспринимается как страна, успешно двигающаяся к статусу региональной державы, стремящейся олицетворять собой весь мусульманский мир. Аппеляция к сознанию мусульман как к единому целому сообществу людей, принадлежащих одной умме (общине), связанных общей историей, памятью и религией, стало основой внешнеполитической доктрины Ирана, провозглашенной «духовным отцом» исламской революции Имамом Хомейни. Ему принадлежат слова, обращенные ко всем мусульманам мира: «Мусульманские народы должны считать строй Исламской Республики и борющийся иранский народ образцом для себя. Ставьте на место свои правительства, когда они не прини-
26 Доктрина Исламской революции. С. 68.
27 Там же. С. 14.
28 Там же. С. 1.
мают требований народа, являющиеся требованиями и иранского народа"29.
Главной причиной, мешающей объединению и возрождению уммы, по мнению Хомейни, является факт оккупации исконных территорий исламских земель, входящих в так называемый дар аль-Ислам (Дом Ислама). И в первую очередь, Хомейни говорит об оккупации территории Палестины, где находится один из священных городов ислама — Эль-Кудс или Бейт-уль-Моккадас, он же Иерусалим.
Израиль, по мнению Хомейни, является порождением колониальной политики США, которые не ограничились только этим. «Империалисты» также внесли раскол в мусульманский мир, искусственно разделив его на «угнетателей и угнетенных», что также можно перевести с фарси как «обездоленные и высокомерные» (мостазафин и мостакберин)30. В соответствии со взглядами Хомейни, в исламе нет различий между национальностями, есть только вот это искусственное разделение. «Наш долг спасти угнетенных и бесправных. Наш долг стать помощниками угнетенных и врагами угнетателей. Это не что иное, как долг, который Вождь правоверных (мир с ним) возложил на двух своих великих потомков в своем знаменитом завещании: & quot-Будь врагом угнетателю и помощником угнетенному!& quot-«31.
Одному Ирану, в одиночку, естественно, не решить подобных глобальных задач. По мнению Имама Хомейни это можно, и нужно, сделать только через консолидацию всего мусульманского мира. «Сегодня долг глав исламских стран, коронованных особ и президентов — отбросить мелкие разногласия, которые время от времени возникают между ними. Нет арабов и не арабов, турок и персов, есть только ислам и единство на основе ислама», подчеркивает он, и продолжает: «Они должны защитить собственные границы, каждый должен охранять границы и защищать территориальную целостность, чтобы потом вместе ударить по иностранному врагу, который наносит столько вреда"32.
В итоге должна будет сложиться организация, призванная объединить мусульманские государства на почве верности ис-
29 Имам Хомейни. Религиозное и политическое завещание. С. 37.
30 Мамедова Н. М. Экономическая деятельность правительства М. Базар-гана / / Иранская революция 1978−1979 гг. Причины и уроки. М., 1989. С. 196.
31 Доктрина Исламской революции. С. 91.
32 Там же. С. 38−39.
ламским принципам. Этот процесс займет определенное время, но цель интеграции будет достигнута. Заминка, по мнению Хо-мейни, будет вызвана не только сопротивлением со стороны великих держав, не желающих видеть объеденным исламский мир, но и со стороны некоторых «исламских» правителей. «Если бы руководители всех мусульманских государств выполнили волю Аллаха, объединили бы свои усилия в единый мощный кулак, тогда кучка несчастных евреев (агентов Америки, Британии и других зарубежных стран) никогда бы не смогла добиться того, что мы видим сегодня, ни при какой поддержке извне. Все это случилось по вине руководителей мусульманских стран"33.
В данных условиях, когда Иран находится в ситуации внешней изоляции, окруженный враждебными странами, Хомейни, понимая бесперспективность силового распространения Исламской революции в регионе (и война с соседним Ираком это продемонстрировала), заявил о необходимости придерживаться мирных, пропагандистских методов. «Мы должны поднимать волну интеллектуального пробуждения (выделено автором. — А. Б.), проникать внутрь общества, постепенно формировать в умах просыпающихся религиозных масс образ исламского правления и, наконец, установить его"34.
На практике это означало создание и поддержку исламских политических партий (наиболее яркие примеры — это ливанская Хизбалла и палестинский ХАМАС), которые должны были решать две краеугольные сверхзадачи — защиту идей ислама и противостояние сионистам Израиля.
* * *
Таким образом, подводя краткий анализ теоретической основы внешнеполитических взглядов ведущих государственных деятелей Ирана на примере Имама Хомейни, можно говорить о теоретической преемственности между поколениями иранских политиков. В основе определения основных стратегических внешнеполитических принципов ИРИ, на современном этапе ее существования, лежит сформулированная Хомейни концепция «правления факиха» (велайят-э фа-ких), являющейся краеугольной формулой Исламского правления.
Положив в основу принципы исламского мировосприятия, Хомейни вновь вернулся к традиционному делению мира на Мир Ислама (Дар-оль-Ислам) и Мир Войны (Дар-оль-Харб). Перенеся
33 Доктрина Исламской революции. С. 62−63.
34 Там же. С. 50.
это деление на современные международные отношения, он выдвинул концепцию «угнетателей и угнетенных» (мостазафин и мостакберин). При этом, лидеры Исламской революции исходили из принципа недопущения установления доминирования над мусульманами недружественного враждебного правления (нафи-э сабиль)35. Данный подход нашел свое претворение в следовании концепции «Ни Запад, ни Восток, а исламская революция».
На практике это нашло воплощение в принципе «сердечного сближения мусульман», суть которого заключалась в том, что Иран рассматривал в качестве своего морального долга и обязательства помогать всем мусульманским общинам (государствам и организациям) в продвижении их на пути к Аллаху. Конечной целью данного процесса, обозначалось восстановление единой исламской уммы, которая будет строить свою политику на приверженности трем основным лозунгам: антиамериканизм (антизападничество), антисионизм (но не антисемитизм) и народность (исламская демократия).
«Арабскую весну», приведшую к серьезным трансформациям политических структур Ближнего Востока, в Иране восприняли как очередной этап Исламской революции, начавшейся еще в 1979 году. Однако, дабы избежать критики со стороны мирового сообщества, Хаменеи выдвинул концепцию «Исламского пробуждения», стремясь тем самым, продемонстрировать, что это не стремление иранских властей революционизировать мусульманский мир Ближнего Востока, а наоборот, процесс был вызван внутренними причинами и самим ходом развития данных обществ. Поддержав основные идеологические лозунги народных движений, которые сводились к требованию возрождения ислама, Тегеран стал активно проводить политику по поддержке данных движений, отрицая вмешательство со стороны внерегиональных держав. В качестве подобных шагов, можно привести пример возобновления дипотношений с Египтом и «иранскую инициативу» по урегулированию сирийского кризиса.
35 Entekhab, Shahroud Amir. Role of religious iexts in shaping ihe foreign Policy of the foreign Policy of the Islamic republic of Iran / / Discourse: An Iranian Quarterly. 2004. Vol. 6. № 2. P. 67.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой