Венозный доступ при лечении детей с онкологическими заболеваниями: результаты 10-летнего мультицентрового исследования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

DOI: 10. 15 690/onco. v3i1. 1527
М.Ю. Рыков1'- 2'- 3, Т.Х. Мень1, Н.А. Григорьева4, А.С. Уланова4, И.В. Волыхин4,
И.А. Турабов5, В.Г. Поляков1, 6
1 Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина Минздрава России,
Москва, Российская Федерация
2 Научный центр здоровья детей Минздрава России, Москва, Российская Федерация
3 Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова
Минздрава России, Москва, Российская Федерация 4 Архангельская областная детская клиническая больница им. П. Г. Выжлецова, Архангельск, Российская Федерация 5 Северный государственный медицинский университет Минздрава России, Архангельск, Российская Федерация 6 Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава России,
Москва, Российская Федерация
Венозный доступ при лечении детей с онкологическими заболеваниями: результаты 10-летнего мультицентрового
исследования
Введение. Химиотерапия — основной метод лечения детей с онкологическими заболеваниями. Поскольку внутривенный способ введения химиопрепаратов является основным, длительный венозный доступ представляет одну из важных и актуальных проблем онкопедиатрии. Материалы и методы. В анализ вошли 246 пациентов с онкологическими заболеваниями в возрасте от 2 мес до 17 лет, которым в 2006—2015 гг. было установлено 246 имплантируемых венозных порт-систем (ИВПС). Результаты. У 42 (17%) пациентов наблюдались различной степени осложнения и технические трудности при установке ИВПС: непреднамеренная пункция общей сонной артерии при пунктировании внутренней яремной вены — в 16 (6,5%), попадание дистального конца проводника катетера порта во внутреннюю яремную вену против тока крови — в 21 (8,5%), попадание дистального конца проводника катетера порта в подключичную вену на стороне пункции — в 12 (4,9%), затруднения при попытке проведения проводника во внутреннюю яремную вену после ее успешной пункции — в 26 (10,6%) случаях. Осложнения при эксплуатации ИВПС были отмечены у 48 (19,5%) пациентов: инфицирование ИВПС — у 17 (6,9%), из них привели к удалению в 5 (29,4%) случаях, тромбирование ИВПС — у 34 (13,8%), истончение подкожно-жировой клетчатки в области камеры порта — у 2 (0,8%). Заключение. Отмеченные в нашем исследовании осложнения (75 наблюдений) не были фатальными, в большинстве случаев были предотвратимы и не привели к нарушению протоколов лечения детей с онкологическим заболеваниями. Вместе с тем необходимо дальнейшее обучение среднего медицинского персонала, а также врачей с целью распространения предложенных методик в других российских клиниках и снижения количества эксплуатационных осложнений.
Ключевые слова: детская онкология, венозный доступ, имплантируемые венозные порт-системы, подключичные катетеры.
(Для цитирования: Рыков М. Ю., Мень Т. Х., Григорьева Н. А., Уланова А. С., Волыхин И. В., Турабов И. А., Поляков В. Г. Венозный доступ при лечении детей с онкологическими заболеваниями: результаты 10-летнего мультицентрового исследования. Онкопедиатрия. 2016−3(1): 36−41. Doi: 10. 15 690/onco. v3i1. 1527)
36
ВВЕДЕНИЕ
Поскольку химиотерапия (ХТ) остается основным методом лечения детей с онкологическими заболеваниями, длительный доступ в венозную систему пациентов представляет одну из актуальных проблем онкопедиатрии. Несмотря на это, в Российской
Федерации наиболее часто используются внешние центральные венозные катетеры (ВЦВК)1, тогда как имплантируемые венозные порт-системы (ИВПС) применяются крайне ограниченно.
Подробный обзор литературы, а также техника их установки были изложены в предыдущих
1 Системы венозного доступа, дистальный конец которых выходит за пределы тела пациента: подключичные катетеры — кате-
теры, проводимые в верхнюю полую вену (ВПВ) через подключичную вену- яремные катетеры, когда для доступа в ВПВ исполь-
зуется внутренняя яремная вена- бедренные катетеры, когда для доступа в нижнюю полую вену используется бедренная вена.
Прочие ВЦВК, такие как Р1СС и туннелируемые катетеры Вгоу1ас, в РФ практически не используются.
ОНКОПЕДИАТРИЯ / 2016 / том 3 / № 1
номерах нашего журнала [1−3]. Данная статья представляет собой результаты первого в России мультицентрового исследования, проведенного в 2006—2015 гг. и охватывающего опыт двух клиник. Авторы выражают надежду, что его результаты будут способствовать распространению представленных методик в других клиниках РФ, занимающихся лечением детей с онкологическими заболеваниями.
Таблица. Общая характеристика материала
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
В проведенный нами анализ вошли 246 пациентов с онкологическими заболеваниями в возрасте от 2 мес до 17 лет, которым в НИИ ДОГ ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России и ГБУЗ АО «АОДКБ им. П.Г. Выжлецова» в период с 2006 по 2015 г. с целью проведения ХТ было установлено 246 ИВПС (табл.). Средний возраст пациентов составил 6,4 года.
Сравниваемые показатели Годы Всего
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Количество установленных ИВПС (НИИ ДОГ/АОДКБ) 1 (0/1) 5 (0/5) 4 (0/4) 6 (0/6) 5 (3/2) 66 (62/4) 69 (53/16) 23 (7/16) 46 (41/5) 21 (20/1) 246 (186/60)
Количество удаленных ИВПС, из них в связи с инфицированием* 0 3 3 5 5 2 8 (1) 9 (2) 33 (1) 23 (1) 91 (5)
Примечание. * - остальные ИВПС были удалены в связи с окончанием лечения. ИВПС — имплантируемая венозная порт-система.
37
M. Yu. Rykov12 3, T.H. Men1, N.A. Grigorieva4, A.S. Ulanova4, I.V. Volihin4, I.A. Turabov5, V.G. Polyakov1, 6
1
Institute of Pediatric Oncology and Hematology N.N. Blokhin, Moscow, Russian Federation
2
Scientific Center of Children'-s Health, Moscow, Russian Federation
3
I.M. Sechenov First Moscow State Medical University, Moscow, Russian Federation 4 Arkhangelsk Children'-s Clinical Hospital P.G. Vyzhletsov, Arkhangelsk, Russian Federation 5 Northern State Medical University, Arkhangelsk, Russian Federation 6 Russian Medical Academy of Postgraduate Education, Moscow, Russian Federation
Venous Access in the Treatment of Children with Cancer: Results of A 10-Year Multicenter Study
Introduction. Chemotherapy is the definitive treatment for children with cancer. Intravenous administration is the most common method of chemotherapy, since most chemo drugs are easily absorbed through the blood. Thus a long-term venous access is one of the most important and urgent aims of pediatric oncology. Materials and methods. A total of 246 patients aged 2 months to 17 years were included in the analyses. Implanted venous access port systems (IVAPS) implantation was performed in all the patients during the period of 2006−2015. Results. We observe the following complications and technical difficulties in 42 (17%) patients: accidental carotid artery puncture during attempted internal jugular vein (IJV) puncture — 16 (6. 5%) cases, retrograde positioning of the distal end of the guidewire in the IJV — 21 (8,5%) cases- insertion of guide wire'-s distal tip into the punctured SV — 12 (4,9%) cases- difficulties during catheter advancement into the IJV after successful puncture — 26 (10,6%) cases. The following complications were detected venous port contamination — 17 cases (6,9%) — occlusion of the IVAPS by a clot — 34 cases (13,8%) — subcutaneous fat layer thinning above the port chamber — 2 cases (0,8%). Conclusion. Complications reported in our study (75 cases) were not fatal, mostly preventable, and have not led to protocol violations in the treatment of children with cancer. However, it should be highlighted that there is a need in further training of nurses and doctors in order to disseminate the proposed procedures in other clinics of the Russian Federation and reduce the number of operational complications. Key words: pediatric oncology, venous access, implanted venous access port systems, subclavian catheters.
(For citation: Rykov MYu, Men TH, Grigorieva NA, Ulanova AS, Volihin IV, Turabov IA, Polyakov VG. Venous Access in the Treatment of Children with Cancer: Results of A 10-Year Multicenter Study. Onkopediatria. 2016−3(1): 36−41. Doi: 10. 15 690/onco. v3i1. 1527)
В НИИ ДОГ ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России было установлено 186/246 (75,6%) ИВПС, в ГБУЗ АО «АОДКБ им. П.Г. Выжлецова» — 60/246 (24,4%).
Нозологические формы заболеваний у пациентов распределились следующим образом:
1) остеосаркомы — у 94 (38,2%) —
2) саркомы Юинга — у 42 (17%) —
3) рабдомиосаркомы — у 21 (8,5%) —
4) острый лимфобластный лейкоз — у 18 (7,3%) —
5) неходжкинские лимфомы — у 11 (4,5%) —
6) опухоли Аскина — у 10 (4%) —
7) ретинобластомы — у 9 (3,7%) —
8) синовиальные саркомы — у 6 (2,4%) —
9) внескелетные саркомы Юинга — у 6 (2,4%) —
10) медуллобластома — у 5 (2%) —
11) ювенильный миеломоноцитарный лейкоз — у 4 (1,6%) —
12) нефробластома — у 3 (1,2%) —
13) первично-множественные злокачественные опухоли — у 2 (0,8%) —
14) хондросаркома — у 2 (0,8%) —
15) нейробластома — у 2 (0,8%) —
16) гепатобластома — у 2 (0,8%) —
17) лимфома Ходжкина — у 1 (0,4%) —
18) лимфома Беркитта — у 1 (0,4%) —
19) злокачественная шваннома мягких тканей спины — у 1 (0,4%) —
20) злокачественная фиброзная гистиоцитома — у 1 (0,4%) —
21) фибросаркома — у 1 (0,4%) —
22) лейомиосаркома — у 1 (0,4%) —
23) рак яичника — у 1 (0,4%) —
24) атипичная тератоид-рабдоидная опухоль мозжечка — у 1 (0,4%) —
25) диссеминированная десмопластическая мел-кокруглоклеточная опухоль — у 1 (0,4%).
В анализируемой группе пациентов с солидными опухолями было 211 (85,8%) человек, с гемобластозами — 35 (14,2%). Среди пациентов с солидными опухолями (n=211) преобладали дети с различными саркомами (n=183, 86,7%): 149 (81,4%) — с костными и 34 (18,6%) — с мягкоткан-ными.
Пациентов с опухолями головного мозга было 6/246 (2,8%), с прочими солидными опухолями — 22/211 (10,4%), с преобладанием ретинобластомы — 10/22 (45,4%). У пациентов с гемобласто-зами чаще наблюдался острый лимфобластный лейкоз — 18/35 (51,4%).
При использовании доступа в верхнюю полую вену (ВПВ) преимущество всегда отдавалось венам правой стороны тела — у 197/246 (80%) пациентов, за исключением опухолевого поражения этой области и, как следствие, предполагаемого оперативного вмешательства в дальнейшем, а также при неудачных попытках катетеризации сосудов справа. Катетеризация вен левой стороны была выполнена 49/246 (20%) пациентам. У 211/246 (85,8%) для доступа в ВПВ была выпол-
нена катетеризация внутренней яремной вены (ВЯВ), у 33 (13,4%) — подключичной вены (ПВ) из нижеключичных точек, у 2 (0,8%) — из надключичной точки Yoffa. Последний доступ использовался у пациентов в возрасте 5 мес после многократных безуспешных попыток катетеризации ВЯВ и ПВ из нижеключичных точек.
Пункции вен осуществлялись после их предварительной ультразвуковой разметки (статическая УЗ-навигация), а в некоторых сложных случаях (многократные безуспешные попытки катетеризации) выполнялась пункция под УЗ-контролем (динамическая УЗ-навигация) — у 36/246 (14,6%).
Позиционирование катетера порта в ВПВ выполнялось с помощью интраоперационной рентгеноскопии с использованием С-дуги. При этом дистальный конец катетера порта устанавливался над каваатриальным соединением. Дополнительно использовался электрокардиографический контроль для исключения экстрасистолии.
Во всех случаях эксплуатация ИВПС начиналась в день имплантации с целью проведения антибактериальной или ХТ. Для доступа в ИПВС использовались только иглы Губера, установка которых осуществлялась лечащими врачами или медицинскими сестрами.
В качестве смесей для заполнения порт-систем в промежутках между их использованием применялись физиологический раствор, физиологический раствор со следами гепарина или специализированный раствор, содержащий тауролидин (с 2011 г.).
В случаях тромбоза порт-систем выполнялось их промывание физиологическим раствором или специализированным раствором, содержащим урокиназу в концентрации 500 МЕ/мл в количестве 3 мл с экспозицией 15 мин (с 2011 г.).
РЕЗУЛЬТАТЫ
Число различных осложнений и технических трудностей при установке ИВПС, наблюдаемых в 42/246 (17%) случаях, достигло 75, из них:
1) непреднамеренная пункция общей сонной артерии (ОСА) при пунктировании ВЯВ — 16 (6,5%) —
2) попадание дистального конца проводника катетера порта в систему ВЯВ против тока крови — 21 (8,5%) —
3) попадание дистального конца проводника катетера порта в ПВ на стороне пункции — 12 (4,9%) —
4) затруднения при попытке проведения проводника в систему ВЯВ после ее успешной пункции — 26 (10,6%).
При этом затруднения при попытке проведения проводника катетера порта в систему ВЯВ у 12 из 26 пациентов наблюдались в случаях непреднамеренной пункции ОСА с развитием гематомы.
Осложнения при эксплуатации ИВПС отмечены у 48/246 (19,5%) пациентов:
38
ОНКОПЕДИАТРИЯ / 2016 / том 3 / № 1
1) инфицирование ИВПС, приведшее к их удалению — у 5 (2%) —
2) инфицирование ИВПС, которое было вылечено — у 12 (4,9%) —
3) тромбирование ИВПС — у 34 (13,8%) —
4) истончение подкожно-жировой клетчатки в области камеры порта — у 2 (0,8%). Отметим, что во всех случаях тромбирования
ИВПС их проходимость была восстановлена с помощью препарата, содержащего урокиназу, вводимого в количестве 3 мл с экспозицией 15 мин.
За анализируемый период времени была удалена 91/246 (37%) имплантированная венозная порт-система, в том числе в связи с инфицированием — 5/91 (5,5%), в связи с окончанием лечения — 86/91 (94,5%). ИВПС, удаленные в связи с подозрением на инфицирование, направлялись на бактериологическое исследование, во всех случаях выявившее колонизацию порт-системы Staphylococcus epidermidis. В трех случаях причиной инфицирования стало нарушение правил эксплуатации: игла Губера эксплуатировалась в течение 3 нед при допустимом максимуме 1 нед.
В 12/17 (70,6%) случаях инфекционные осложнения были вылечены с помощью препарата, содержащего тауролидин, вводимого в количестве 3 мл с экспозицией 6−12 ч. В 2/12 (16,7%) случаях в комбинации с тауролидином проводилась внутривенная антибактериальная терапия через периферический катетер, что соответствует тактике, принятой в зарубежных странах [4, 5].
В анализируемой группе от прогрессирования основного заболевания умерло 37/246 (15%) пациентов, 32/246 (13%) находятся в ремиссии, у 86/246 (35%) ИПВС продолжают эксплуатироваться.
ОБСУЖДЕНИЕ
Соотношение интраоперационных осложнений при установке ИВПС коррелирует с результатами в развитых странах [6−8]. Процент некоторых осложнений, например непреднамеренная пункция ОСА, несколько выше. Его снижение требует применения динамической УЗ-навигации во всех случаях. Специальные УЗ-аппараты, предназначенные для катетеризации вен, уже внедрены в клиническую практику развитых стран [9].
Можем отметить, что степень эксплуатационных осложнений значительно превышает уровень, достигнутый в исследованиях других авторов. Это объясняется нарушениями правил эксплуатации ИВПС, а именно: нередко игнорируются правила асептики и антисептики при установке игл Губера, не во всех случаях выполняется промывание порт-систем после заборов венозной крови и перед выпиской пациентов из стационара. Также были отмечены случаи превышения сроков эксплуатации игл Губера. Причина этого кроется как в недостаточной квалификации медицинских работников, так и в ненадлежащем исполнении ими своих профессиональных обязанностей.
Недостаточным является и количество устанавливаемых ИВПС. При этом наиболее широко в качестве систем венозного доступа продолжают использоваться подключичные катетеры (ПК), тогда как в развитых странах этот вариант венозного доступа при лечении детей с онкологическими заболеваниями не применяется. Например, в статьях наших зарубежных коллег, опубликованных в начале 2000-х гг., описан накопленный уже к тому времени 15-летний опыт использования ИВПС, что говорит о том, что их массовое применение началось в 1986 г. [6]. До этого времени при лечении детей с онкологическими заболеваниями использовались периферически имплантируемые центральные венозные (Peripherally Implanted Central Venous Catheter, PICC) и туннелируемые катетеры Бровиак (Broviac) [6, 10, 11].
Из данных госпитальных регистров вытекает, что в 2006 г. 2 ИВПС были установлены лишь 3,2% первичных пациентов, в 2007 — 13,5%, в 2008 — 14,3%, в 2009 — 16,2%, в 2010 — 2,7%, в 2011 — 31,3%, в 2012 — 32,9%, в 2013 — 10,6%, в 2014 — 21,2%, в 2015 — 9,6%. По этому показателю клиники РФ значительно отстают от стран Европы и США, где ежегодно устанавливается несколько сотен тысяч ИВПС всем пациентам с онкологическими и неонкологическими заболеваниями, которым показаны длительные внутривенные введения различных препаратов [12]. Более того, протоколы запрещают нашим зарубежным коллегам рутинное использование ВЦВК для введения химиотерапевтических препаратов [5, 6].
Вместе с тем в 2006 г. 3 было установлено 36 ВЦВК, в 2007 — 64, в 2008 — 63, в 2009 — 60, в 2010 — 815, в 2011 — 809, в 2012 — 836, в 2013 — 906, в 2014 — 896, в 2015 — 920, среди которых преобладали ПК (95,2%). Можно констатировать, что количество устанавливаемых ВЦВК с каждым годом возрастает, что объясняется как повышением количества пациентов, так и осложнений, сопровождающих установку и эксплуатацию ВЦВК (рис.)
ВЫВОДЫ
Отмеченные в нашем исследовании осложнения не были фатальными, в большинстве случаев были предотвратимы и не привели к нарушению протоколов лечения детей с онкологическими заболеваниями. Вместе с тем необходимо дальнейшее обучение среднего медицинского персонала, а также врачей с целью распространения предложенных методик в других клиниках РФ и снижения количества эксплуатационных осложнений.
В 2006—2009 гг. расчет сделан для первичных пациентов АОДКБ, поскольку Госпитальный регистр НИИ ДОГ функционирует лишь с 2010 г.
В 2006—2009 гг. расчет сделан для АОДКБ, поскольку Журналы учета катетеризаций центральных вен в НИИ ДОГ сохранились лишь с 2010 г.
39
2
3
¦ НИИ ДОГ ¦ АОДКБ ¦ Общее количество установленных ИВПС
Рис. Динамика установки ИВПС пациентам в 2006—2015 гг.
Примечание. НИИ ДОГ — НИИ детской онкологии и гематологии, АОДКБ — Архангельская областная детская клиническая больница, ИВПС — имплантируемая венозная порт-система.
В настоящее время соавторами данной работы разработаны федеральные Клинические рекомендации по обеспечению и эксплуатации длительного венозного доступа при лечении детей со злокачественными новообразованиями, утвержденные Общероссийской общественной организацией «Российское общество детских онкологов», доступные для ознакомления на сайте Федеральной электронной медицинской библиотеки (www. femb. ru). Подобные рекомендации существуют и в развитых странах Европы, а также в США [11, 12]. Отличие лишь в том, что в настоящее время их исполнение в
большинстве клиник РФ невозможно в связи с отсутствием необходимого оборудования и специалистов.
Безусловно, требуется дальнейшее проведение мультицентровых исследований. Редакция приглашает всех специалистов, имеющих опыт в рассматриваемой теме, поделиться им на страницах нашего журнала.
КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ
Авторы данной статьи подтвердили отсутствие финансовой поддержки/конфликта интересов, о которых необходимо сообщить.
40
ЛИТЕРАТУРА
1. Рыков М. Ю., Гьокова Е. В., Дзампаев А. З., Сусулева Н. А., Поляков В. Г. Имплантируемая порт-система как оптимальный венозный доступ в детской онкологии. Онкопедиатрия. 2014−1(1): 25−31.
2. Рыков М. Ю., Гьокова Е. В., Поляков В. Г. Этюды катетеризации центральных вен. Избранные моменты техники. Онкопедиатрия. 2014−1(3): 5−13.
3. Рыков М. Ю., Кириллова О. А., Поляков В. Г. Роль лучевых методов диагностики в обеспечении венозного доступа. Онкопедиатрия. 2015−2(1): 7−15.
4. Haag G, Berger A, Jager D. Treatment of long-term catheter-related bloodstream infections with a taurolidine block: a single cancer center experience. J Vasc. 2011−12(3): 244−247.
5. Wilson S. Vascular Access: Principles and Practice, Edition 5. USA, Philadelphia: Lippincott Williams and Wilkins. 2010. 317 p.
6. Craus W, Di Giacomo A, Tommasino U, Frezza A, Festa G, Cricr A. Totally Implantable Central Venous Access: 15-years experience in a single unit. J Vasc. 2001−2(4): 161−167.
7. Foley MJ. Radiologic placement of long-term central venous peripheral access system ports (PAS port): results in 150 patients. J Vasc Interv Radiol. 1995−6(2): 255−262.
8. Perdikakis E, Kehagias E, Tsetis D. Common and uncommon complications of totally implantable central venous ports. J Vasc. 2012−13(3): 345−350.
9. Hameeteman M, Bode A, Peppelenbosch A, van der Sande F, Tordoir J. Ultrasoun-guided central venous catheter placement by surgical trainees: A safe procedure? J Vasc. 2010−11(4): 288−292.
10. Kurul S, Saip P, Aydin T. Totally implantable venous-access ports: local problems and extravasation injury. Lancet Oncol. 2002−3(11): 684−692.
11. Walser E. Venous access ports: indications, implantation technique, follow-up and complications. Cardiovasc Intervent Radiol. 2012−35: 751−764.
12. Crocoli A, Tornesello A, Pittiruti M, Barone A, Muggeo P Inserra A, Molinary A, Grillenzoni V. Central venous access devices in pediatric malignancies: a position paper of Italian Association of Pediatric Hematology and Oncology. J Vasc. 2015−16(2): 130−136.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Рыков Максим Юрьевич, кандидат медицинских наук, научный сотрудник отделения опухолей головы и шеи НИИ ДОГ ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, старший научный сотрудник лаборатории социальной педиатрии ФГАУ «НЦЗД» Минздрава России, доцент кафедры онкологии лечебного факультета ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России
Адрес: 115 478, Москва, Каширское ш., д. 24, e-mail: wordex2006@rambler. ru Мень Тамара Хаимовна, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник организационно-методического отдела НИИ ДОГ ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Адрес: 115 478, Москва, Каширское ш., д. 24 Григорьева Наталья Александровна, врач детский онколог отделения онкологии и химиотерапии опухолей ГБУЗ АО «АОДКБ им. П.Г. Выжлецова»
Адрес: 163 061, Архангельск, пр. Обводный канал, д. 7, тел.: +7 (8182) 66-18-85 Уланова Анна Сергеевна, врач-педиатр отделения онкологии и химиотерапии опухолей ГБУЗ АО «АОДКБ им. П.Г. Выжлецова» Адрес: 163 061, Архангельск, пр. Обводный канал, д. 7, тел.: +7 (8182) 66-18-85 Волыхин Игорь Васильевич, врач анестезиолог-реаниматолог отделения анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии ГБУЗ АО «АОДКБ им. П.Г. Выжлецова»
Адрес: 163 061, Архангельск, пр. Обводный канал, д. 7, тел.: +7 (8182) 66-18-85 Турабов Иван Александрович, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой детской хирургии, декан педиатрического факультета ФГБУ ВПО «Северный государственный медицинский университет» Минздрава России, главный внештатный детский специалист онколог Министерства здравоохранения Архангельской области Адрес: 163 000, Архангельск, пр. Троицкий, д. 51, тел.: +7 (8182) 68-24-38 Поляков Владимир Георгиевич, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора, заведующий отделением опухолей головы и шеи НИИ ДОГ ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, заведующий кафедрой детской онкологии ГБОУ ДПО «РМАПО» Минздрава России, главный внештатный детский специалист онколог Минздрава России Адрес: 115 478, Москва, Каширское ш., д. 24, e-mail: vgp-04@mail. ru
прегради путь инфекции
Профилактика катетер-ассоциированных инфекций кровотока:
Центральные венозные катетеры (ЦВК) применяются для обеспечения краткосрочного или длительного сосудистого доступа при гемодиализе, в онкологии, в условиях ОРИТ и при назначении полного парентерального питания. С высокой степенью риска к нарушению адекватного функционирования ЦВК приводят катетер-ассоциирован-ные инфекции кровотока (КАИК).
Данные инфекционные процессы могут быть обусловлены микробной колонизацией катетера, а также попаданием микроорганизмов из кровотока. КАИК могут привести к появлению симптомов сепсиса, которые требуют немедленного удаления установленного катетера. Растворы для закрытия катетера TauroLock™ не содержат антибиотиков и разработаны для профилактических целей. Они значимо снижают частоту катетер-ассоциированных инфекций (эффективность около 90%). Комбинация цитрата (4%) с (цикло)тауролидином и гепарином/урокиназой обладает отличными антикоа-гуляционными и антимикробными свойствами, в том числе и в отношении резистентных микроорганизмов, таких как MRSA (метициллинрезистентный стафилококк) и VRE (ванкомицинрезистентный энтерококк). В связи с этим TauroLock™ включен в различные стандарты, в частности в Национальные рекомендации проведения процедуры диализа в Германии (Hygiene Guidelines, German Dialysis Standard), которые основаны на доказательных данных Германского общества детской онкологии и гематологии (German Society for Paediatric Oncology and Hematology, GPOH), и Рекомендации по гигиеническим мероприятиям Университета г. Бонн (Германия).
Профилактика окклюзии катетера (нарушение проходимости):
Растворы для закрытия катетеров ТаигоЬоск™ обладают утроенной профилактической активностью в отношении окклюзии просвета катетера: все закрывающие растворы содержат 4% цитрат в качестве антикоагулянта. Данная концентрация безопасно и эффективно удаляет молекулы кальция, участвующие в процессе тромбообразования. Возможное применение низких концентраций гепарина обеспечивает дополнительный антикоагуляционный эффект за счет связывания с антитромбином. Профилактическое применение ТаигоЬоск™ — 1125. 000 (содержит 25 ООО МЕ
урокиназы) обеспечивает наилучшую профилактику окклюзии за счет предупреждения естественного процесса тромбообразования.
Принятие решения о том, какой из закрывающих растворов является наиболее подходящим, зависит от конкретного пациента. Возможно альтернативное применение других закрывающих растворов для одного катетера (например ТаигоЬоск™ — НЕР500, ТаигоЬоск™ -1125. 000).
TauroLock™ предупреждает катетер-ассоциированные инфекции:
ОНКОЛОГИЯ
23 0,5 13 0,3 1И 0,3*
— HEP10I
8,
о
¦ 2
¦ _ ¦
Simon Querfeld Schroder
Н Гепарин В TauroLock™
Случаев инфе на1000катетеро-днен
ДИАЛИЗ
5,2 0,6 a 0,5 2,1 0 3,25 1,22″
Ж — HEP50I

¦щ о
_ 2
— - ¦ 1
Taylor Allon Betjes Solomon
НГепарин 1 TauroLock& quot-*
Случае
[ ПАРЕНТЕРАЛЬНОЕ ПИТАНИЕ |
ьл ¦ и I 6,5″ ¦ 1,09 I 5,71 0,43 ¦
1-
Gabe Тоигё Cullis
И Гепарин ¦ TauroLock™
t Случаев инфекции на 1000 катетеро-дней J
2
Г 1
^ V V lib* '-
4 JM
l'--tri'-,

¦ ifitei. 1'-'-]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой