Формирование и развитие теории «Русского стиля» в архитектуре и искусстве (XVIII нач. Xx вв.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 72. 03
Е. Ю. Орлова, аспирант Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии, г. Новосибирск
ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ «РУССКОГО СТИЛЯ» 0 АРХИТЕКТУРЕ И ИСКУССТВЕ (XVIII — НАЧ. XX ВВ.)
Рассматривается формирование и развитие представлений о русском стиле в архитектуре и искусстве XVIII — нач. XX вв. Дается определение русского стиля, рассматриваются различные виды русского стиля: Русско-Византийский стиль, Псевдорусский «Русский» стиль, неорусский стиль и их особенности.
Ключевые слова: русский стиль, традиции, инновации, архитектура, искусство.
Формирование и развитие русской культуры и архитектуры находится в тесной взаимосвязи с традициями и инновациями. Помимо задач создания и использования новых архитектурно-художественных методов и приемов в зодчестве, существует проблема сохранения национальной самобытности, что делает актуальным изучение и осмысление теории русского стиля. Русский стиль как направление в творчестве, основанное на использовании традиций, методов или приемов русского национального искусства, изначально стал способом выражения национальной идеи, выработки отношения к наследию — от обновления, возрождения, использования тех пластов русской культуры, которые в определенный отрезок времени воспринимаются семантически [Схема 1].
Схема 1. Основные архитектурно-художественные системы русского стиля в архитектурной теории и практике.
Зарождение русского стиля в искусстве связано с первыми попытками осмысления русского архитектурно-художественного наследия и приходится на начало XVIII в., когда несмотря на начавшееся в петровское время сложение новой системы понятий и новой художественной ориентации на западные образцы, в современных постройках были пролонгированы традиции допетровской эпохи. Национальные особенности, сформированные на протяжении предыдущих сотен лет, не только не потеряли своей актуальности в переломный период в культуре России, но и стали способом выражения идей новой государственности в архитектуре и искусстве. Стремление к ярусности, многообъемности, живописности, пейзаж-ности органичной связи с природным окружением, насыщенным колористическим решениям интерьеров и декорированию свойственные русскому зодчеству четко прослеживаются в новых сооружениях [1, с. 6−15]. По мере развития Российского государства и освоения сибирских просторов в культуре и архитектуре новых поселений были также пролонгированы русские национальные особенности и традиции, сформированные ранее в монументальном и народном зодчестве Сибири, исторически обусловленном и генетически связанном с общерусскими традициями. Вместе с тем особенности социально-экономической и культурной жизни сибирского края, значительная территориальная протяженность региона, специфика природно-климатической и географической среды ока-
зали свое влияние впоследствии на развитие местных особенностей зодчества. Древние традиции, оказавшиеся весьма устойчивыми в деревянной архитектуре Сибири XVII в., затем были пролонгированы и в каменной архитектуре.
Во второй половине XVIII параллельно классицизму (утвердившемуся концу 1760-х годов), в архитектуре и искусстве сформировалось и стало развиваться романтическое направление, обращенное к чувству, и во многом противоположное классицистическому пониманию задач искусства. Новому направлению было свойственно стремление к выявлению всего индивидуального, особенного, неповторимого, тогда как классицизм предпочитал опираться на законы, имеющие универсальное значение. Вследствие данного различия формировался особый интерес романтизма к проблеме национального своеобразия и самобытности в искусстве [2, с. 4]. В архитектуре эпохи романтизма в число ведущих попадают новые жанры (складывающиеся в ходе его становления в самостоятельный вид архитектурного творчества), связанные с новыми социальными функциями: городской публичный парк, интерьер дворянского дома, усадебный комплекс (в городе — его парковая часть), новые черты приобретает градостроительство.
Рубеж XVIII -XIX вв. стал временем первых попыток деятелей русской культуры, профессионально разобраться в различиях национального и интернационального художественного наследия, что нашло отражение и в поисках терминов, способных выражать упомянутые различия. Первыми стали говорить об отечественных древностях и народном искусстве славянофилы как о возможных источниках новых творческих идей в архитектуре. Они дали мощный толчок развитию научных исследований, в которых множились свидетельства самобытности русской культуры. Тем самым, не включаясь в прямое обсуждение профессиональных проблем, славянофилы в общественном мнении готовили почву для развития нового художественного направления. Стремление к зримому выражению в архитектурном облике здания национальной характерности связано с именами К. И. Росси (проекты Екатерининской церкви Воскресенского монастыря в Кремле и Ниловой пустыни, 1806−1807 гг.), О. И. Бове (восстановление Никольской башни Московского Кремля),
А. Н. Бакарева и И. Л. Мироновского (синодальная типография на Никольской ул. и колокольня церкви Георгия на Варварке, 1813−1816 гг.) [Рис. 1].
Русский стиль
I
Русско-Византийский стиль Деятели: К. А. Тон, И. И. Свиязев, К. М. Быковский и др. Русский или псевдорусский стиль Деятели: И. Е. Забелин, В. В. Стасов, В. А. Гартман Л. В. Даль и т. д. Неорусский стиль Деятели: В. М. Васнецов, М. А. Врубель, А. Щусев, Н Бондаренко и т. д.
Рис 1. Первые попытки осмысления национальных особенностей в архитектуре: 1. К. И. Росси, Екатерининская церковь Воскресенского монастыря 1806−1807 гг — И. Л. Мироновский, типография на Никольской ул, 1811−1815 гг
В России с начала XIX в. прослеживается стремление осознать собственную культурную неповторимость, отразившую ход исторических судеб. В сфере архитектуры укреплялось стремление найти антитезу абстрактной нормативности клас-сицизирующей архитектуры, безразличной к специфике природы и культуры страны. При этом совершился переход от общеромантических представлений о «готическом» к поиску особых народных начал, «народности». Представление о ней стало связываться с архитектурой допетровского времени. В идеал народности различные группы просвещенной части русского общества вкладывали различное содержание, но принимали этот идеал очень многие. Убеждение во вторичности зодчества средневековой Руси получило свое развитие в «русско-византийском стиле». В нем декларировалось и обращение к византийскому прошлому юга Европы, и утверждался авторитет византийских истоков православия. На практике не всегда подтверждалось действительное обращение к принципам византийского зодчества. «Византийское» связывалось более со словесными, чем с визуальными ассоциациями. Философия и эстетика романтизма связали представление о национальном с национально-неповторимым, увидев это в истоках национальной культуры. Истокам придавалось в романтизме первостепенное значение, считалось, что именно от них зависит суть явления. Ряд архитекторов-теоретиков обратили свои взоры в поиске этого «национального неповторимого» к истокам русской культуры, а точнее, к ее византийским корням (пытаясь подчеркнуть, тем самым, европейские корни русской национальной культуры). Возникший термин «византийский» указывал на особенность русской идеи — православие. Древняя Русь получила из Византии православие, это и предопределило появление термина «византийский» для определения русского стиля в русском искусстве и сакральном зодчестве, термину «византийский» придавалось символическое значение. Новому культурно-историческому пониманию православия и народности соответствует возникновение новой разновидности выражения национального в архитектуре, обозначившемуся как Русско-Византийский стиль (Византийский стиль), который получил свое выражение преимуществен-
Рис 2. Русско-Византийский стиль: 1. К, А Тон, проект Храма Христа Спасителя в Москве, 1839−1883 гг-
2. К. А. Тон, Богоявленский собор Богоявленского монастыря в г Углич 1843−53 гг
но в храмовом зодчестве. Древняя Русь в первую очередь приняла от Византии вместе с православием тип византийского православного храма. Однако древнерусская народная архитектура существовала и до принятия христианства. Кульминацией «русско-византийского стиля» стал храм Христа Спасителя в Москве (1839−1883 гг.), спроектированный Тоном и завершавшийся под руководством А. И. Резанова [Рис. 2].
Специфика архитектуры как искусства, наиболее полно выразившего идеалы государственной гражданственности в классицизме, была причиной того, что официальная народность получила в ней наиболее определенное выражение, в других видах искусства проявилась иная свойственная романтизму закономерность — эмансипация от государства. Русско-византийский стиль лишь своей семантикой отсылал к национальной традиции, оставаясь отчужденным от нее, и был канонизирован, еще до конца не сложившись [3, с. 99].
Период 1850—1860-е гг. стал временем угасания романтического этапа и началом развития русского стиля, который достигает полноты своего развития в 1870—1890-е годы. Именно во второй половине XIX в. возникает понятие — «русский стиль», первоначально оцениваемый в узком смысле как
ким зодчеством. Высокое искусство, церковное и светское, имело истоком византийскую культуру. Таким образом, под русским стилем подразумевался синтез народного и высокого искусства, который и отражал в полной мере национальные традиции. Русский стиль имеет тесную связь с народным прикладным искусством, но, несмотря на это, развитие русского стиля в прикладном искусстве не повторяет буквально этапы развития русского стиля в архитектуре. Практика русского стиля 50−60-х гг. XIX в., когда еще продолжали возводиться спроектированные самим Тоном или его последователями культовые здания, олицетворяется, однако деятельностью другого архитектора — А. М. Горностаева, чьи произведения могут рассматриваться как связующее звено между разновидностями русского стиля, сменившими друг друга в середине XIX в. [Рис. 3].
Как и в теории, в практике последних двух десятилетий XIX в. продолжали разрабатываться те темы и использоваться такие композиционные приемы, которые утвердились в процессе формирования «русского (псевдорусского) стиля» в последующие годы. Можно констатировать существенное расширение как типологических, так и географических границ при-
Рис. 3. Работы в «Русском» стиле: 1. Горностаев проект Успенского Собора в Гельсингфорсе, 1859 г. -
2. Исторический музей 1875−1881 гг., арх. В. О. Шервуд, инж. А. А. Семенов
следствие романтического историзма. Его связывали с обращением (возрождением) форм и приемов древнерусского (допетровского) зодчества и народного (крестьянского и городского) искусства. Но в дальнейшем русский стиль начинают соотносить с поисками национального своеобразия в архитектуре. Его рассматривают уже как осмысленное и осознанное отражение национальных особенностей в архитектуре и искусстве. В это же время формируется теория «русского стиля», выдвинутая крупным историком И. Е. Забелиным и критиком В. В. Стасовым, позволившая в дальнейшем русский стиль рассматривать как осмысленное и осознанное отражение национальных особенностей в архитектуре и искусстве. Национальное или общенародное ассоциировалось с высшими жанрами древнерусского искусства, прежде всего храмами, росписями, иконописью, отчасти с каменным гражданс-
менения «русского стиля" — в типовых формах решалось все большее число вновь возводившихся сооружений в столицах, и в провинции, и даже за рубежами России.
В конце XIX — начале XX столетия в изобразительном искусстве фольклорная или национальная тема повлекли за собой обращение к наследию народного или древнерусского искусства. Новый подъем «национальный романтизм» испытал в конце XIX — начале XX столетия, происходят изменения в представлении о русском в русском искусстве. «Русский» стиль сменяет неорусский стиль, основанный на романтической трактовки образных проблем, проявившейся сначала в произведениях непрофессионалов — архитекторов, а мастеров изобразительного искусства, занимавшихся архитектурой, -В.М. Васнецова, В. Д. Поленова, К. А. Коровина и других [4, с. 19], позднее в постройках таких архитекторов как
В. А. Щусев, Шервуд. Отныне образцами для подражания становятся более древние пласты архитектурного наследия — архитектура Киевской и Владимиро-Суздальской Руси, Новгорода и Пскова, по-новому переосмысленное шатровое зодчество XVI в. и народное деревянное зодчество Русского Севера — культовое и гражданское, языческая Русь. В это время впервые наследие древнерусского искусства и народной культуры во всей полноте, включая и наследие изобразительного искусства, становится живым опытом и источником изобразительного искусства. Движение за русский стиль в архитектуре довольно явственно разделилось на два основных направления: сторонники первого из них усматривали свою задачу в восстановлении гармонического единства между формой и содержанием произведений зодчества. Вторая точка зрения сводилась к тому, что в современной архитектуре допустимо использование и развитие лишь определенных творческих принципов, но не конкретных форм или композиционных приемов, заимствованных из истории [Рис. 4].
В целом архитектура этого периода отразила всю палитру представлений о русском национальном стиле, благодаря чему русское зодчество сохранило свое национальное своеобразие, несмотря на его обогащение композиционными приемами и элементами, заимствованными извне.
Формирование представления о русском стиле в искусстве и архитектуре происходило на протяжении нескольких столетий, выражаясь в осмыслении национальных традиций и особенностей в архитектуре в начале XVIII в., которые в дальнейшем были пролонгированы в зодчестве. В конце XVIII в. -начале XIX в. формируется взлет национального духа, охвативший все основные сферы отечественной культуры и искусства — философию, литературу, богословие в том числе и зодчестве. В архитектуре тенденция к национальности и народности приобретает официальный характер. Появляются различные виды русского стиля: Русско-Византийский стиль, Псевдорусский «Русский» стиль, а позднее неорусский стиль. К XIX в. сформировалась тенденция распространения творческих направлений, цель которых — выражение историко-культурной специфичности своей собственной нации, тем самым, дав опору национальному сознанию, закрепив его в материальных символах. Основой выбора прообразов в России стали допетровское зодчество и восточно-европейская византийская традиция. Наиболее характерной особенностью движения за «национальный стиль» в русском искусстве можно считать сформированную теснейшую связь архитектурно-строительной практики, исторических исследований и теории, отразившую все противоречивые влияния и интересы, оставшись, как и раньше, столь же уязвимой для критики.
Рис. 4. Работы в «неорусском» стиле: 1. В. Васнецов, проект теремка, 1898 г, 2. А. В. Щусев, храм во имя Покрова, 1913 г. Библиографический список
1. Пилявский, В. И. Национальные особенности русской архитектуры. Русская архитектура Х1-ХХ веков. — Л., 1974.
2. Лисовский, В.Г. «Национальный стиль» в архитектуре России. — М., 2000.
3. Кириченко, Е. И. Архитектурные теории XIX века в России. — Москва, 1986.
4. Борисова, Е. А. Русская архитектура конца XIX начала XX в. — М., 1971.
Статья поступила в редакцию 12. 04. 09

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой