Виктор Сергеевич Калинников яркий представитель московской школы хорового пения кон.
Xix нач. Xx вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ. КУЛЬТУРОЛОГИЯ
УДК 78 Б 825
Борисова Елена Юрьевна, Погорелова Наталья Юрьевна
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ КАЛИННИКОВ — ЯРКИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ ХОРОВОГО ПЕНИЯ КОН. XIX — НАЧ. XX ВВ.
В данной статье ставится задача более подробно описать жизненный и творческий путь выдающегося композитора, педагога и дирижёра.
Ключевые слова: Вик.С. Калинников, светские хоры a cappella, циклы детских песен, обработки русских народных песен, русская духовная музыка.
Виктор Сергеевич Калинников родился 8 (20) февраля 1870 года в семье станового пристава Сергея Фёдоровича, которому в 1876 году был «всемилостивейше пожалован» орден Святого Станислава 3-й степени, это означало, что он и его дети переводятся в дворянское сословие. Отец, Сергей Фёдорович, страстно любил церковное пение и всегда пел в своей приходской церкви сначала один, затем вместе со своими подрастающими детьми: Василием (род. 1 (13) января 1866 г.), Николаем (род. 6 (18) ноября 1867 г.), Виктором (род. 8 (20) февраля 1870 г.), Аркадием (род. 29 (10) декабря (января) 1872 г.) и сестрой Александрой (род. 13 (25) января 1874 г.), а впоследствии даже руководил любительским церковным хором, состоящим из школьников и служащих чиновников. Мать, Ольга Ивановна, не имела образования, плохо знала грамоту, однако она была любящей, заботливой матерью, приученной с детства к домашнему труду. Бедную, но очень общительную и дружную семью Калинниковых характеризовало упорное стремление к образованию, высокой культуре и, особенно, к музыкальному искусству. Начальным музыкальным образованием Виктора занимался его старший брат Василий, который оказал большое влияние на формирование музыкального вкуса будущего композитора. В 1878 году Виктор Сергеевич уехал учиться в Орловскую семинарию. Уже на первом курсе ему поручили возглавить семинарский хор, который вскоре стал лучшим в городе.
По преимуществу жизнь Калинникова проходила в стенах двух учреждений — Музыкальнодраматическом училище Московского филармонического общества и Синодальном училище
церковного пения. В первом из них выпускник Орловской семинарии получил профессиональное музыкальное образование, поступив туда в 1888 году сразу на два отделения: композиторское (А.А. Ильинского и П.И. Бларамберга) и духовых инструментов (гобой у Е.Л. Гуревича), закончив его в 1896 году с малой серебряной медалью. Дружеские отношения с двумя преподавателями этого училища сыграли решающую роль в судьбе Виктора Калинникова. Один из этих преподавателей — Семён Николаевич Кругликов, ученик и постоянный корреспондент Римского-Корсакова. Другой — Александр Александрович Ильинский, теоретик, пианист и композитор, получивший образование в Берлине и преподававший в училище теоретические дисциплины, писавший духовную музыку и, очевидно, оказавший в этом плане влияние на духовное творчество Калинникова. Вместе с Ильинским Калинников работал в Музыкально-драматическом училище — вёл классы энциклопедии, контрапункта и фуги. Благодаря Кругликову Калинников стал преподавать в Синодальном училище церковного пения, где, замещая своего бывшего учителя, вёл класс гармонии (1898 г.). Калинников пережил все трансформации училища: в 1919 году оно было преобразовано в Хоровую академию, а в 1922 году слито с Московской консерваторией. Поле деятельности Калинникова не ограничивалось преподаванием. С 1894 по 1911 годы он руководил хоровым пением в городских начальных училищах Москвы- с 1907 по 1909 годы управлял оркестром студентов Высшего технического училища. Вместе с рядом преподавателей Синодального училища Калинников принимал участие в работе Музыкально-этнографической комиссии Им-
ператорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, которая ставила своей задачей сохранение, изучение и популяризацию народного творчества. Он участвовал в составлении сборников народных песен, делал их хоровые обработки и дирижировал рядом этнографических концертов. С 1898 по 1903 годы Калинников был дирижёром оркестра и заведовал музыкальной частью в Московском художественном театре (например, дирижировал музыкой Гречанинова в спектакле «Снегурочка» А.Н. Островского).
После Октябрьской революции Виктор Сергеевич стал постоянным сотрудником репертуарно-издательской секции Музыкального отдела Пролеткульта и музыкальной комиссии по детскому образованию и воспитанию при театрально-музыкальной секции Московского совета рабочих депутатов. Виктор Сергеевич Калинников -автор ряда статей о хоровом пении. Например, сохранилась статья Калинникова «О хоровом пении», помещённая им в «Вестнике искусств» за 1922 год (№ 2) и подписанная буквой К. Она чрезвычайно интересна, потому что отчётливо характеризует Калинникова как общественного деятеля, увлечённого широкой просветительской работой. Калинникова иногда называли активным деятелем советского музыкального искусства. Для примера можно привести статью К. Дмитревской «Виктор Калинников. К 100-летию со дня рождения» (Хоровое искусство. Вып. 2. — М., Л., 1971). Конечно, это не соответствует истине. Крушение старого мира было для поколения Калинникова трагедией. Но, по-видимому, он мог бы присоединиться к словам Кастальского: «Всё-таки погрузиться в горячую работу с головой, по-моему, лучше, чем киснуть и раздумывать о тяжёлых временах» [ГАЛИ, ф. 2658, оп. 1, № 9 581, л. 40.]. Последние пять лет жизни (1922−1927) Виктор Калинников — профессор теории музыки в Московской консерватории. Скончался Виктор Сергеевич Калинников от туберкулёза 23 февраля 1927 года.
Виктор Калинников писал преимущественно хоровую музыку. В музыкальном стиле его хоровых произведений явно проступают две основные тенденции, одна из которых идёт от П. И. Чайковского. Музыкальный язык хоров этого типа базируется на гармонических ресурсах романсов Чайковского, но особенно отчётливо проступает направление Чайковского в их фактуре, представляющей собой образец характерной русской
«поющей гармонии», но мелодизация голосов настолько интенсивна, что музыкальная ткань приближается к полифонической фактуре. Ярким примером подобной фактуры может служить Andante con moto из хора «Нам звёзды кроткие сияли». Другая тенденция идёт от композиторов «Могучей кучки», музыка которых базируется на интонациях крестьянской народной песни (обращение к эпическим образам или бытовым русским национальным картинам, подражание речевым интонациям, ладовые модуляции, взаимопроникновение мажора и минора, развёрнутые органные пункты с характерными переливами на их фоне мажора и параллельного минора). Например, хоровые произведения «Лес», «Спесь», «Утром зорька», «Ой, честь ли то молодцу».
В сущности, все хоровые произведения Калинникова по своему содержанию являются эмоционально окрашенными пейзажами, однако по тематике их можно разделить на четыре группы:
1. Картинно-пейзажные («Жаворонок», «Зима»).
2. Хоровые романсы («Элегия», «Нам звёзды кроткие сияли»). 3. Лирико-эпические («На старом кургане», «Кондор»). 4. Характерные картинки в русском стиле («Ой, честь ли то молодцу», «Спесь»). Список авторов, на стихи которых писал Калинников, очень разнообразен: А. Пушкин, И. Бунин, Е. Баратынский, В. Жуковский, И. Никитин, Скиталец, А. Кольцов, А. Фёдоров, Н. А. Соколов, А. Толстой. Тексты его хоров вполне включаются в основное русло поэтических текстов хоровых произведений a cappella кон. XIX -нач. XX века. Однако Калинников внёс в их трактовку нечто индивидуальное, его музыкальное воплощение литературного текста более гибко, более эмоционально, чем в хоровых сочинениях других композиторов. Виктор Сергеевич стремился в целом к эквивалентному раскрытию поэтических образов. Светские хоровые произведения Калиникова обычно по форме небольшие — период («Зима», «Проходит лето»), простые двухчастные («Жаворонок», «Ой, честь ли то молодцу»), трёхчастные с контрастной серединой («Элегия», «На старом кургане»), строфические («Звёзды меркнут», «Лес»). Гармония в его хорах, как правило, изобилует неаккордовыми звуками, задержаниями, альтерациями, особенно в аккордах субдоминантовой группы, которые возникают в результате хроматических сдвигов в голосах, то есть чисто мелодическим путём, а не как самодовлеющий аккордовый комплекс. При
этом Калинников нередко «гасит» альтерацию: не разрешает её по тяготению, а возвращает гармонию к натуральному виду («На старом кургане», «Элегия», «Ой, честь ли то молодцу»). Также для его хоров характерны эллиптические обороты, разнообразие ритмического рисунка, частая смена размера, сопоставление далёких тональностей.
Хоровые сочинения Калинникова рассчитаны на большой и высококвалифицированный исполнительский коллектив. Хоровая инструментовка его хоровых произведений отражает великий певческий дар русского народа, раскрывает голосовое богатство наших певцов. В этом отношении следует отметить влияние на хоровую инструментовку произведений Калинникова голосового состава и исполнительского уровня Синодального хора, который пел богослужения в московском Большом Успенском соборе (осторожное отношение к тесситуре женской партии и расчёт на огромные возможности мужской). При этом, как ни парадоксально, стиль инструментовки Калинникова сочетает в себе, казалось бы, несовместимые черты: предельное выявление стихии вокальности и инструментальные принципы организации хора. Хоровая фактура его хоровых произведений разнообразна. Композитор эпизодически используется неполный хор, часто меняет количество голосов от удвоенного двухголосия до divisi во всех голосах, мелодия часто переходит из одной партии к другой в виде «перекличек», органный пункт он чаще применяет в верхних голосах и на разных ступенях гаммы. Следует отметить, что Виктор Сергеевич, как и многие композиторы этой эпохи, во многих своих хоровых произведениях использует уникальный голос — бас-октаву. Калинников ценил прелесть мягкого хорового звучания и, как дирижёр, работающий с хоровыми коллективами, понимал трудность и напряжённость высокой тесситуры, поэтому общий диапазон и особенно тесситура хоровых партий в его хорах довольно умеренные.
Калинников один из первых русских композиторов сочинил циклы детских песен: «Одиннадцать детских песен для унисонного хора с фортепиано», «Десять детских песен для двухголосного хора с фортепиано». К сожалению, лишь незначительная часть песен из этих циклов широко известна учителям музыки и руководителям детских хоровых коллективов. Первый цикл ставит своей целью научить детей чисто петь в унисон, овладеть необходимым диапазоном, постепенно
расширяя его. Тексты к песням были сочинены самим композитором в духе народных прибауток, шуточных картинок, колыбельных. Вот названия некоторых из них: «Козёл», «Котик», «Мишка», «Курочка», «Сиротка», «Осень», «Звёздочка». Шуточные, весёлые песни требуют активного, яркого звука, а напевные, спокойные способствуют выработке навыков кантиленного пения. Все песни исполняются в сопровождении фортепиано, но это не аккомпанемент в его традиционном понимании. Фактура сопровождения не дублирует мелодию, а обогащает её, варьируя гармонию. Исполнение этих песен развивает темброво-гармонический слух детей, воспитывает у них один из важнейших навыков хорового пения — умение слышать не только себя, но и прислушиваться к другим тембрам, голосоведению и фактуре. Хорошо известно, что самое важное и самое трудное в хоровом пении — это переход от унисона к двухголосному пению, именно эту трудную задачу старался решить во втором цикле детских песен Виктор Калинников. В этом цикле композитор использует разные виды голосоведения — подголоски, элементы имитации, движение мелодии параллельными терциями и, наконец, канон как первую ступень полифонии. Овладев этими навыками двухголосного пения, дети в дальнейшем получают фундамент для многоголосного хорового пения. Как было ранее сказано, для композитора литературный текст имеет первостепенное значение, именно поэтому текст становится главным критерием поиска мелодии, характером динамики, темпа и формы произведения, его содержание также диктует и разнообразие фортепианного сопровождения.
Обработки русских народных песен, сделанные Калинниковым, очень скромны, «этногра-фичны», так как они не видоизменяют и не преобразуют фольклорный материал. В частности, Калинников широко использует в них «двухголосное четырёхголосие», то есть удвоениями сопрановой партии теноровой и альтовой с басами. Композитор сознательно стремился к простоте музыкального языка, ориентируясь на самодеятельные хоры. Показательно, что Виктор Сергеевич и песни для этого выбирал наиболее известные: «Заиграй, моя волынка», «У ворот батюшкиных», «Эй, ухнем» и т. д.
Центральным ядром творчества Калинникова являются духовно-музыкальные сочинения (издавались Б. П. Юргенсоном с 1902 по 1917 годы).
В 1902 г. композитору было уже 32 года — духовно-музыкальные сочинения принадлежат перу зрелого мастера, обладающего отточенной профессиональной техникой и виртуозно владеющего средствами хорового письма. Виктор Калини-ков относится к довольно большой плеяде композиторов так называемого Нового направления русской духовной музыки, основные черты которого можно охарактеризовать следующим образом:
а) приложение к церковно-музыкальной композиции приёмов народного музыкального мышления и опыта национальной композиторской школы. Часто «народное» в преломлении «профессионального» переосмысляется с позиций композиторов-классиков, но также и непосредственно многое заимствуется из фольклора-
б) трактовка древнего роспева не как материала для обработки (точнее — просто гармонизации, что было характерно для предшествующей эпохи), а как музыкальной темы, являющейся основой свободной композиции-
в) раскрепощение фактуры, гармонии, ритма, высвобождение этих компонентов музыкального языка из-под диктата «школьных» норм, поиск новых средств, соответствующих истинному характеру и подлинным формам древнерусского церковного пения-
г) в ряде случаев — возвращение к церковному уставу и предписываемому им соблюдению певческих традиций, вызвавшее, в частности, привнесение в хоровую ткань оригинальных приёмов, например антифонное пение, пение с канонар-хом, с головщиком, и т. д. -
д) возникновение блестящей хоровой инструментовки — нового, самобытного национального стиля хорового письма.
Принято различать московский и петербургский варианты Нового направления русской духовной музыки, которые в некоторых чертах отличались между собой, но главные идейные установки были всё же общими. Основоположником московского варианта большинство музыковедов считают П. И. Чайковского, петербургского — Н.А. Римского-Корсакова. Представителями Нового направления русской духовной музыки являются следующие композиторы: С. В. Рахманинов, А. Д. Кастальский, А. Т. Гречанинов, П. Г Чесноков, А. Г Чесноков, Вик.С. Калинников, М. М. Ипполитов-Иванов, А. В. Никольский, К. Н. Шведов, Н. С. Голованов, Н. Н. Черепнин,
Н. И. Компанейский, М. А. Лисицын, С. В. Панченко, В. И. Ребиков, Н. Н. Толстяков, Д. В. Алеманов, Д. М. Яичков, С. М. Ляпунов и другие.
В панораме Нового направления русской духовной музыки коренной представитель московской школы Виктор Калинников занимает оригинальное место. Он не учился в Синодальном училище, однако пришёл туда совсем молодым в качестве преподавателя теоретических дисциплин и оставался там до конца существования этого учебного заведения. В «иерархии» Нового направления Калинникова можно уподобить композитору петербургской школы А. К. Лядову: глубоко лирическое дарование, склонность к миниатюре, к изяществу письма и тонкой отделке фактуры- при небольшом объёме наследия — очень высокий профессионализм. Подобно Гречанинову, Калинников отдавал предпочтение не прямым переложениям традиционных роспевов, а свободному сочетанию их элементов и сочинению «под роспев" — безусловно, сближает этих двух авторов лирически индивидуальное, но всегда глубоко осмысленное прочтение богослужебных текстов. Можно говорить и об определённых «пересечениях» Калинникова с Рахманиновым, особенно с его Литургией, иногда и с Всенощной (большинство песнопений Литургии Калинникова появилось раньше рахманиновской Литургии ор. 31, а песнопения Всенощной Калинникова в основном современны рахманиновской Всенощной). Подобно Кастальскому, Калинников писал не богослужебные циклы, а отдельные хоры, начиная с самых центральных, важных в певческом отношении частей службы, а потом дополнял остальные песнопения, попутно создавал варианты не удовлетворивших его музыкальных решений отдельных песнопений. Именно так была создана практически полная Литургия, Всенощную Калинников, по-видимому, просто не успел дописать.
Характеризуя жанровые линии творчества Калинникова, как церковных его сочинений, так и светских, следует отметить, что существенного отличия между ними нет ни по музыкальному языку, ни по общему идейно-эмоциональному содержанию. Композитор был очень устойчив и целен в своих лирических настроениях, поэтому всё его хоровое творчество укладываются в одну эмоциональную палитру, отличаясь, друг от друга только текстом.
А. В. Никольский, талантливый композитор, музыковед-теоретик, авторитетный в то время
музыкальный критик, так охарактеризовал один из шедевров духовной музыки Калинникова тропарь «Богородице Дево»: ««Богородице Дево» -вещь, выдержанная от первого до последнего такта & lt-… >- Вся эта вещь построена на органном пункте у разделённых на две партии басов, на двух чередующихся чистых квинтах & lt-… >- На этом фоне сопрано, альты и тенора передают простыми аккордами полное содержание тропаря. Создаётся впечатление умилённого в простоте прославления Богородицы» (Хоровое и регентское дело, 1915, № 10). По изысканности приёмов, по элегичности настроения это песнопение можно соотнести с религиозной живописью той эпохи и особенно с полотнами Михаила Нестерова. Что же касается стиля этого и других поздних духовных хоров Калинникова, то их лаконизм и прозрачность фактуры явно обозначают своеобразную тенденцию к «минимализму», наметившуюся в это время у композиторов московского и петербургского вариантов Нового направления русской духовной музыки. Например, песнопения Н. Н. Черепнина «Богородице Дево», «Свете тихий», или прекрасные произведения для solo с хором А. Д. Кастальского «Чертог Твой», «Свете тихий» № 4, «Разбойника благоразумнаго» -всего 12 тактов.
В заключение мы хотим процитировать отзыв такого весьма взыскательного и передового критика, как В. М. Беляев, на пять духовных хоров, опубликованных в это время: «Вот композитор,
который, мне думается, стоит на верном пути, и хотя робко и чуть-чуть, но всё же коснулся подлинного народного религиозного чувства. И потому от этих сочинений, несмотря на некоторые промахи, веет свежестью и искренностью, а изредка даже архаичностью, простотою исконно русских архитектурных и иконописных примитивов, что я считаю высшим достижением… «(Музыка, 1915, № 226).
Библиографический список
1. Антипова Т. Виктор Калинников как представитель Новой московской школы церковного пения // Гимнология. — 2000. — № 2. — С. 610−619.
2. Дмитревская К. Виктор Калинников. К 100-летию со дня рождения // Хоровое искусство. — 1971. — № 2. — С. 53−67.
3. Евсеев С. В. В. С. Калинников (некролог) // Музыкальное образование. — 1927. — № 3.
4. Плотникова Н. О композиторах братьях Калиниковых, Викторе Сергеевиче и Василии Сергеевиче // Встреча (КПР). — 2001. — № 3. — С. 17−19.
5. Рахманова М. П. Новое направление в духовной музыке: исторические тенденции и художественные процессы // История русской музыки — М., 2004. — Т. 10Б. — С. 392−456.
6. Русская музыкальная газета. — 1905. — № 46, № 42- 1907. — 1911. — № 2.
7. Халабузарь П. Детские песни Виктора Ка-линикова. — Искусство в школе. — 1997. — № 4. -С. 28−30.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой