Символические и декоративные особенности домовой росписи Русского Севера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947 (470. 11) + 39 (470. 11)
ПЕРМИЛОВСКАЯ Анна Борисовна, кандидат культурологических наук, ведущий научный сотрудник Института экологических проблем Севера Уральского отделения Российской академии наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства (филиал в Архангельске), докторант кафедры культурологии Ярославского государственного педагогического университета имени К. Д. Ушинского. Автор 103 научных публикаций, в т. ч. трех монографий
СИМВОЛИЧЕСКИЕ И ДЕКОРАТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОМОВОЙ РОСПИСИ РУССКОГО СЕВЕРА *
Традиция домовой росписи — очень древняя. Расписные дома составляют особую группу памятников народной культуры. Их распространение совпадает с регионами, где бытовала роспись по дереву предметов крестьянского быта. Праздничное восприятие мира, характерное для народного искусства, отразилось в декоративном убранстве традиционного жилища Русского Севера, в особенностях исторически сложившейся национальной психологии и ментальности.
Народное жилище, декоративное убранство, домовая роспись
В традиционной культуре крестьянский дом является одним из существенных и символически сложных элементов. Жилые постройки представляют собой культурно-бытовой комплекс, они связаны с различными сторонами жизни человека: с природными условиями, преобладающими занятиями и направлением хозяйства, имущественными, классовыми отношениями, семейным укладом, общественными обычаями, традициями, эстетическими представлениями, религиозными верованиями, строительным мастерством. Все это в той или иной степени влияет на тип, размеры, интерьер, де-
коративное убранство дома. В декоративном оформлении крестьянского жилища отразилась богатая народная культура. В орнаменте резьбы или скульптурных фигурах, украшающих дом, воплотилось понимание микро- и макрокосмоса. Особенностью орнаментальной символики являлось то, что это были не единичные символы, а целостная система, воспринимающая окружающий мир. В культурном пространстве Русского Севера сформировался высокий статус крестьянского дома. На протяжении веков шло формирование декоративно-художественных приемов оформления различных ар-
© Пермиловская А. Б., 2011
* Исследование осуществлено при поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда «Сибирь и Русский Север: проблемы миграций и этнокультурных взаимодействий. XIX — начало XXI в. «, проект № 1001 470-А.
хитектурно-конструктивных элементов. Единство символического и художественного лежит в основе декоративного оформления народного жилища. Говоря о декоративном убранстве крестьянского дома и о его символике, нельзя обойти вниманием такое редкое явление как домовая роспись. Нужно отметить, что эта область остается малоизученной, главное препятствие — малочисленность фактического материала, нахождение объектов исследования на больших и часто труднодоступных территориях, утрата многих расписных домов. Огромное количество расписных домов, принадлежавших, как правило, зажиточным крестьянам, было уничтожено в годы коллективизации и в последующее время. Затем — естественное старение построек, запрещение промыслов, изменение вкусов сельского населения способствовали гибели этого рода памятников культуры. Базой исследования стали полевые материалы. В период 1981—2010 года автору довелось стать руководителем и участником более 30 экспедиций по обследованию Русского Севера (Архангельская область, сопредельные районы Вологодской области, Карелии). В контексте изучения традиционной культуры были обследованы поселения, усадебные комплексы, народное жилище, культовые постройки, декоративное убранство и домовая роспись1. В работе представлены артефакты и памятники народного жилого зодчества, архивные и музейные источники: Архангельского областного краеведческого музея, музея деревянного зодчества «Малые Корелы», Государственного научно-исследовательского музея архитектуры имени А. В. Щусева, Российского этнографического музея, Государственного Русского музея, Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства, девяти региональных музеев Архангельской области (г. Мезень, с. Лешуконское, с. Ошевенское, д. Веркола, с. Черевково, г. Красноборск, с. Кимжа, с. Ломоносово, с. Конево), Национального парка «Кено-зерский"2.
Традиция домовой росписи — очень древняя, в русских летописях XI—XII вв.еков содержатся сведения о златоверхих церквях, которые были
«исписаны» полихромной живописью. В княжеских и боярских хоромах XVI-XVП веков стены расписывались «травами», картинами религиозного содержания, а резные фигуры покрывались золотом и красками. «Коломенский дворец так пестрел узорочною резьбой, блистал и горел золотом и красками, что походил на игрушку, только что вынутую из ящика"3. В декоративном оформлении крестьянских построек XIX — начала XX века роспись была распространена в Архангельской, Олонецкой, Вологодской губерниях, а также в Поволжье и во многих других районах Европейской части России. Роспись по дереву была развита и среди русского населения Сибири и Алтая. Ее распространение совпадает, в основном, с регионами, где бытовала роспись по дереву предметов крестьянского обихода: саней и дуг, грабель, точеной и резной утвари, игрушек, берестяных изделий, орудий женского труда, прялок. Расписные дома составляют особую группу памятников народной культуры Русского Севера. Живопись наносилась на плоскую поверхность стен дома, обшитую тесом. Это были передний фронтон избы, подшивка свесов кровли, нижняя часть мезонина и балкона, ставни наличников. Вся роспись сосредотачивалась на фронтоне главного фасада, подчеркивая и выявляя средствами декора конструктивные детали его убранства. Рисунки были выполнены в яркой гамме контрастных цветов: синий, красный, зеленый, белый, желтый. Роспись крестьянских домов поражает красочностью и неожиданностью цветовых сочетаний. В интерьере декоративная живопись располагалась на дверях, шкафах-заборках, голбцах, опечках, при-печных досках, воронцах, полатных брусьях, потолках, мебели.
Истоки праздничного восприятия мира, характерные для русского народного искусства, отразившиеся в декоративном убранстве северного дома, уходят в глубины славянской культуры, в особенности исторически сложившейся национальной психологии и ментальности. «Доброму человеку что день, то праздник», — говорит русская пословица. Тем же объясняется устойчивость в русском народном искус-
стве темы цветения, травного орнамента, любви к красному цвету. Образы цветущих трав и деревьев в крестьянской домовой и бытовой росписи позднее осмысляются в райский сад. «Крестьянское искусство определялось наличием в нем магической символики, и эта символика была притягательна и нужна. Художественные крестьянские «школы» росписи Севера означены воздействием искусства более раннего времени — XVI—XVII вв.еков"4. Крестьянское искусство — наследие огромного количества медленно прошедших поколений, оставлявших на нем те или иные характерные черты и особенности своего времени и места5. Содержательные сюжеты домовых росписей несли благожелательный и охранительный смысл, что обеспечивало им столь долгое и разнообразное бытование. Птица, конь, лев, единорог, птица Сирин — эти образы, происхождение которых уходит в Древнюю Русь, жили в разных видах художественного ремесла, нередко становились достоянием геральдики, а в народном искусстве существовали до начала XX века6.
Время возникновения росписи связано с модификацией северного крестьянского дома, происшедшей на рубеже XVШ-XIX веков: распространением белых изб, горниц, замену курных печей на отопление по-белому, изменение освещения волоковых окон на красные, и соответственно установление стойкого остекления рам. Прежде всего, это произошло в среде зажиточных крестьян Русского Севера как средство повышения репрезентативного статуса дома, принадлежавшего первым крестьянам данного селения, как правило, связанного с губернским городом или даже столицей благодаря торговле, извозу или отхожим промыслам. Но встречались и такие дома, которые принадлежали большим семьям среднего достатка. Эти семьи долго копили средства, чтобы пригласить мастера. В связи с этим надо отметить, что даты росписи домов никогда не совпадают со временем постройки. Иногда этот разрыв невелик, а иногда составляет десятилетия. На доме в д. Керас (верховья р. Пинеги) можно встретить две даты на кронштейне кровли — «Рублен 1906 г. «, «К (т.е. крашен — А.П.)
1910». Один из домов по р. Сойге (Подвинье) на кронштейне имеет вырезанную дату окончания строительства «1879». А на фронтоне среди трав и цветов мастер росписи вывел: «1901 г. мая 3 дня"7. Роспись ценили, берегли и, если случалось перевозить дом, то расписные детали как дорогое состояние перевозили вместе с ним. Покупая же дом, где сохранялась живопись, старались договориться с хозяевами, чтобы они оставили расписные детали новым владельцам. Ценная информация о стоимости расписной работы зафиксирована в надписях, которые мастера оставляли на полатных брусьях. Например, в доме А. П. Пологих, д. Смо-льянка Кич-Городецкого р-на Вологодской обл., сохранилась надпись: «Сей дом принадлежит крестьянину Трофиму Васильевичу… крашен 1895го года июня 25го дня… цена 10 руб. 50 коп.». По ценам того времени это было дорого, если сравнить, что 9 пудов муки стоили
6 р. 50 к., а пуд масла в 1900 году стоил от 11 р. 50 к. до 13 р. 50 к. Наличных денег у большинства крестьян было мало, чтобы тратить их на мастеров-красильщиков. Однако во многих обследованных деревнях бассейна р. Юг (Кич-Городецкий р-н) можно было встретить роспись не только на домах «справных» хозяев, но у середняков и даже в бедняцких избах. Небогатые семьи часто брали мастеров-от-ходников на постой, и в качестве платы за жилье ремесленники расписывали хозяйский интерьер8.
Архитектурная живопись обычно выполнялась мастерами-профессионалами, как северными, так и из средней полосы России, которые работали как индивидуально, так и в составе артелей. В народной памяти сохранились отрывочные воспоминания о пришлых мастерах, преимущественно костромских красителях (красильщиках): «Красильщики наехали, на постой просятся», с которыми более всего связываются росписи в домах вдоль Пуи -притока Ваги. Именно там можно услышать частушку, отразившую качество работы кост-ромичей-отходников: «Красил Ваня костромской, красил красочкой баской- как пошел Иван домой, так и красочка долой». Многие исследователи отмечали, что примерно со вто-
рой половины XIX века костромичи составляли большую часть бродячих мастеров (маляров) в Архангельской, Вологодской и Олонецкой губерниях. Среди северных мастеров исследователями установлены имена художников Петровских (Поважье)9, Т. Н. Макарова (с. Пинега, Подвинье), семьи Амосовых (д. Борок, Подви-нье), семьи Кузнецовых (д. Пучуга, Подви-нье)10, И. С. Юркина (д. Верняя Уфтюга, Подвинье)11, И. К. Орлова (д. Кельчемгора, Ле-шуконский р-н), И. К. Новожилова, И. В. Дружинина (с. Ошевенское, Каргопольский район)12 и др.
Время распространения домовых росписей на Русском Севере большинство исследователей относят к середине XIX века, что соответствует датам наиболее ранних из зафиксированных домов: на Северной Двине (дом Ивана Шихова, д. Коверниковская, Виноградовский р-н) — 1853 год13, в Поважье (д. Усть-Паденьга, Шенкурский р-н) — 1856 год14.
Мастера отхожих промыслов хорошо владели искусством композиции, профессиональными знаниями техники и технологии ремесла. «Цветные грунты, которые одновременно служили фоном для росписи, приготовляли на мучном клее или глютиновом (мездром или рыбном)… Они образовывали прочную прозрачную пленку, которая не боится сырости, холодной воды, механических воздействий"15. По воспоминаниям северного писателя Б. Шергина мастера-красильщики не только досконально знали практику ремесла, но и могли говорить о теории16. Они работали только свежеприготовленными красками: «…краски для росписи варили во дворе и сразу же шли работать, а роспись делали очень быстро"11. Подтверждение этому мы также находим у Б. Шергина: «С огня «хватали» краски, торопились работать"1. Чтобы стать настоящим мастером, мальчиков приобщали к делу с ранних лет, возили за собой, обучая в процессе работы. Кочевой образ жизни способствовал передаче в устной форме знаний от мастеров одного поколения к другому. Простейшей росписью является раскраска в контрастные цвета различных частей здания. Переходной формой от раскраски к собственно росписи служит роспись под-
боев кровли в цветную шашку или ромбовидную клетку в сочетании с раскраской балконов и наличников окон. Подобная роспись бытовала в Подвинье, на Мезени и Пинеге. В орнамент более сложной росписи включаются орнитомор-фная и зооморфная символика. Характерным примером росписи этого типа может служить роспись дома А. А. Шмохиной в д. Комаровской на р. Паленьге, что в нескольких километрах от В. Тоймы. Дом был построен во второй половине XIX века, а расписан в конце XIX века. Композиционным центром росписи является верхний фронтон с балконом — «выходом». На белом фоне помещены две большие круглые коричнево-голубые розы. На каждой сидит по птице в окружении стилизованных побегов со спирально завивающимися стеблями, напоминающих северодвинские прялочные росписи. Крылья подзоров раскрашены клетками, разбитыми на цветные треугольники. Слева и справа от балкона нарисованы большие фигуры желтых львов — льва и львицы. Это основные элементы орнамента в росписи двинских домов. В районе среднего течения р. Северной Двины существовала еще одна манера росписей. На ярко-белом фоне появляются красные кони и птицы по сторонам цветущего куста. На некоторых подзорах кровли — стебли с цветами и ягодами вытягиваются в строгие линии, следуя протяженности досок дома.
Безусловно, уникальным по архитектурным и художественным достоинствам на Русском Севере является дом В. Я. Клокотова в д. Заозерье Лешуконского р-на. Дом поставлен на открытом месте, главным фасадом обращен к дороге и к церкви, хорошо виден с разных точек поселения. Прием соединения жилья и двора — классический «брус». Жилая часть -асимметричный пятистенок с 7 окнами по главному фасаду. Здесь находится изба и горница. Окна декорированы расписными двухстворчатыми ставнями: цветы в вазоне. На первом этаже, в подклете, располагается торговая лавка. Крыльцо дома имеет уникальную конструкцию. Оно опирается на один центральный столб. Тонкие, слегка изогнутые брусья, расходящиеся от основания столба к углам площад-
ки, усиливают его конструктивное напряжение. Дверь крыльца выкрашена в красный цвет. Дом был построен «1879 года мая 16 дня» — дата вырезана на кронштейне. Он расписывался сразу после строительства, о чем говорит запись в экспедиционном дневнике К. К. Романова: «Это самый роскошный дом на реке Мезени по своей росписи. Дом ставил Петр Шарыгин, роспись Ивана Кузьмича Орлова"19. Роспись фронтона и свесов кровли «поражает своей праздничностью и сказочностью. Центральную часть фронтона занимает изящный полукруглый балкон с точеными ограждениями-балясинами. Над балконом изображен сад, по краям которого стоят утка и петух. Слева и справа «стражи дома» — львы. Правда, у мастера они получились скорее похожими на собак или волков. Как и собака, лев символизирует стража, голова его обращена к зрителю, а глаза встречают каждого подходящего к дому. Свес кровли покрывает растительный орнамент из цветов и виноградных гроздьев. В этом неповторимом по убранству дому все от русской сказки, где «на неведомых дорожках следы невиданных зверей""20. В 2004 году дом Кло-котова был перевезен в музей деревянного зодчества «Малые Корелы».
Изображение льва и единорога было традиционным в символике росписей крестьянских домов Русского Севера. Это были обереги, отпугивающие своим видом зло, его стражи. Появление их на Севере исследователи относят к русской декоративной традиции. Фигуры львов по краям балкона или окна светелки встречаются в поволжской резьбе. Имеются свидетельства о распространении львиной символики в храмовой и дворцовой скульптуре ВладимироСуздальской земли (XII век). Оттуда она перешла в крестьянскую среду Севера и Повол-жья21. Росписи со львами встречаются в Горьковской, Костромской, в меньшей мере Владимирской областях. В то же время существует точка зрения, которая связывает появление росписи со львами с оживленной заморской торговлей XVI-XVШ веков, осуществлявшейся через р. Северную Двину и г. Архангельск. «Отныне одной из любимых композиций станет мотив
льва и единорога, стоящих по сторонам дерева. Британский герб соединился здесь с древним образом предстояния. В некоторых живописных композициях, принадлежащих важским художникам Петровским, лев и единорог держат портрет в овальной раме, что навеяно английским гербом. Аналоги этих образов можно найти в росписи предметов домашнего хозяйства и интерьера. В позднейшей крестьянской росписи единорог заменяется конем или вторым львом. В таком упрощенном, переработанном виде композиция дошла до XX века в виде зеленых и желтых языкастых львов, симметрично рассаженных по концам дуг, деталям ткацкого стана, на дверях и на фронтонах изб. Иногда их сопровождают поясняющие надписи: «се лев, се кот ««22. Обе точки зрения о путях проникновения рассматриваемой декоративной символики на Русский Север совместимы. Однако тот факт, что эта орнаментальная композиция встречается лишь в некоторых северных районах, свидетельствует о том, что его усвоение было возможным лишь там, где раньше существовали однотипные сюжеты.
Уникальное явление для домовых росписей Русского Севера было зафиксировано в 1964 году в д. Пильмасозеро, на северном берегу Водло-озера в Карелии. Здесь при декорации светелки был использовано изображение птицы Сирин. Изображение райской птицы Сирин с женским лицом и грудью было традиционным в известной пермогорской прялочной росписи, встречалось на предметах домашнего обихода в XIX — начале XX века. Для развития на Русском Севере народной живописной традиции большое значение имело существование профессиональных мастерских, находившихся в старообрядческом с. Данилово на р. Выг (начало XVIII — 50-е годы XIX века), где сохранялись художественные традиции Древней Руси. Здесь писали иконы, переписывали религиозные и светские книги, рисовали нравоучительные и сатирические картинки, изготовляли бытовые деревянные изделия и расписную мебель. После разгона старообрядческой обители работавшие в Данилове мастера пополнили кадры местных ремесленников и живописцев23.
Многообразие символических образов в домовой росписи северного дома представлено уникальными росписями народных живописцев Поважья. Здесь встречается такое явление, как изображение хозяина и хозяйки на главном фасаде дома (деревни Петригино, Федоровская, Чурковская Вельского р-на), что было не только отражением репрезентативности владельцев, но несло функцию защиты дома, поскольку мифологический персонаж (дух избы) — домовой часто принимал облик хозяина (хозяйки) дома. В интерьере дома в д. Чурковская («Алешкин дом») на внутренней стороне двери сохранился портрет предка «охотник» — старик, возвращающийся в собственный дом после охоты на медведя. Его лицо написано тщательно, с попыткой светотеневой моделировки, что говорит о стремлении передать черты портретного сходства. По семейному преданию, на двери — портрет предка, перенесенный сюда из прежнего дома. Но наряду с тем, в конце XIX века усилилось влияние городской повседневной культуры, о чем свидетельствует «портретная галерея» членов семьи, поясные портреты чле-
нов царствующего дома, размещенные на створках шкафа и филенках опечка. Получили распространение литографические и лубочные портреты императорской семьи. Подобные портреты — почти непременная принадлежность дворянских и мещанских домов. Их наличие в крестьянской избе усиливало ассоциации с интерьером городского дома.
Характерной особенностью народного зодчества является то, что основные типы жилых домов, их планировка, размеры помещений, конструктивные приемы строительства, а также материал (дерево) и строительная культура в целом были чрезвычайно устойчивы. И в тоже время бесконечно разнообразными, подвижными, изменчивыми были отдельные архитектурные элементы. Эти элементы и детали и придавали традиционным крестьянским избам индивидуальность и неповторимость. Они в значительной степени определили архитектуру крестьянского дома в процессе его эволюции. Домовая роспись стала завершающим этапом развития жилища и его художественно-декоративного оформления.
Примечания
1 Материалы Пермиловской А. Б. хранятся в архивах музея деревянного зодчества «Малые Корелы» (1981−2002), Института экологических проблем Севера УрО РАН (2002−2010).
2 ПермиловскаяА.Б. Северный дом. Петрозаводск, 2000- Она же. Крестьянский дом в культуре Русского Севера (XIX — начало XX века). Архангельск, 2005- Пермиловская А. Б. Русский Север как особая территория наследия. Архангельск- Екатеринбург, 2010.
3 ЗабелинИ.Е. Домашний быт русских царей в XVI—XVII вв. М., 1835. С. 448.
4 Василенко В. М. Оглядываясь назад, заглядывая вперед (о некоторых проблемах народного искусства) // Декоративное искусство. N° 8. 1989. С. 31.
5 ВороновВ.С. О крестьянском искусстве // Избр. тр. М., 1972. С. 42.
6 Богуславская И. Я. Традиции Древней Руси в народном искусстве XVIII—XX вв.еков // Народное искусство. Материалы и исследования: сб. ст. Вып. II. СПб., 2004. С. 8.
7 Тарановская Н. В. Росписи домов русских крестьян в районе среднего течения Северной Двины // Этнография народов Восточной Европы. Л., 1977. С. 84.
8 ГлебоваА.А. Крестьянские росписи бассейна реки Юг // Народное искусство. Материалы и исследования: сб. ст. Вып. II. СПб., 2004. С. 40.
9Мильчик М. И. Дома с росписью мастеров Петровских в Поважье // Проблемы исследования, реставрации и использования архитектурного исследования Российского Севера. Петрозаводск, 1991- Пермиловская А. Б. Народное жилище Поважья в конце XIX века. // Народное искусство Южного Урала. Челябинск, 1998. С. 66−106-
10 Тарановская Н. В. Указ. соч. С. 84−85.
11 Полунина В. Росписи Уфтюги // Декоративное искусство. N° 8. 1986. С. 38−41.
12 Пермиловская А. Б. Северный дом. Петрозаводск, 2000. С. 40.
13 Тарановская Н. В. Указ. соч. С. 78−79.
14МильчикМ.И. Росписи крестьянских домов на Ваге: традиции и новации // Народное искусство. Исследования и материалы: сб. ст. К 100-летию Государственного Русского музея. СПб., 1995. С. 26.
15 Урюпина М. Д. Исследование и реставрация интерьерных росписей крестьянских домов Русского Севера // Народное искусство. Материалы и исследования: сб. ст. Вып. II. СПб., 2004. С. 50.
16 ШергинБ.В. Повести и рассказы. Л., 1984. С. 106.
17 Архив Государственного русского музея. Материалы экспедиции по Северной Двине, 1990. Информант -А.Ф. Колмогорцева.
18 Шергин Б. В. Указ. соч. С. 87.
19 Пермиловская А. Б. Крестьянский дом в культуре Русского Севера (XIX — начало XX века). Архангельск, 2005. С. 121−122- Архив Российского этнографического музея Ф. 5433. Рис. 79/21, 77/15.
20 Мильчик М. И. По берегам Пинеги и Мезени. С. 141−142.
21 НекрасовА.И. Русское народное искусство. М., 1924. С. 124.
22 ЧекаловА.К. Народная деревянная скульптура Русского Севера. М., 1974. С. 53−54.
23 Вишневская В. М. Резьба и роспись по дереву мастеров Карелии. Петрозаводск, 1981. С. 68.
Permilovskaya Anna
SYMBOLICAL AND DECORATIVE FEATURES OF THE HOUSE PAINTING
IN THE RUSSIAN NORTH
Decorated houses make up a special group of national culture monuments. This wooden art painting was widely spread in the regions where decorative wood painting of peasant everyday objects was also developed. Celebratory perception of the world, typical of the folk art, was reflected in the decoration of the traditional Russian North dwelling, in the features of historically developed national psychology and mentality.
Контактная информация: e-mail: annaperm@atnet. ru
Рецензент — СоловьеваА.Н., доктор философских наук, доцент кафедры культурологии и религиоведения Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой