Поиск национального стиля в архитектуре С. В. Малютина

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 7. 035 МИХАЙЛОВА Л. Г.
Поиск национального стиля в архитектуре С. В. Малютина
Русская архитектура конца XIX — начала ХХ в. занимает особое место в системе художественной культуры той эпохи. Разрозненные проявления неорусского стиля сливаются в широкое художественное движение поиска национального стиля, главным фокусом которого явилась архитектура. Она в зримой, наглядной форме воплощала новые эстетические представления. Ведущая роль в разработке принципов национального стиля принадлежит художникам.
Ключевые слова: архитектура, русская архитектура, архитектура модерна, неорусский стиль, стилизация, декоративный орнамент, синтез искусств, Сергей Малютин.
MIKHAILOVA L. G.
A SEARCH OF NATIONAL STYLE IS IN ARCHITECTURE OF S. V. MALYTIN
Russian architecture of the late XIX — early XX centuries occupies a special place in the system of artistic culture of the era. Manifestations of the neorussian style merge in broad art movement of search of national style. The leading role in the development of the principles of national style belongs to the artists.
Keywords: architecture, Russian architecture, modern architecture, neo-Russian style, stylized, decorative ornament, synthesis of the arts, Sergei Malyutin.
Поиски художественного языка архитектуры, достижение его единства и выразительности средствами пластического своеобразия национальной формы зачастую совершаются не только архитекторами, но и художниками. Одним из них в отношении отечественной архитектуры является Сергей Малютин, оценке вклада которого в развитие эпического национального варианта архитектуры модерна посвящена данная статья.
Разрозненные проявления неорусского стиля в конце 1890 — начале 1900-х гг. сливаются в широкое художественное движение поиска нового национального стиля. Поиски художников касались не только декоративного орнамента, но и формы предмета в целом, сообщения ему единства и выразительности. Подлинно народный орнамент был сильно стилизован, «обогащен» фантастическими мотивами. Найденный в прикладном искусстве новый принцип стилизации резко меняет характер архитектуры. На смену многословности приходят крупная форма, силуэтность, «богатырско-эпический строй». Этический национальный идеал воплощается в пластическом своеобразии «национальной» формы [10, 331].
Заметной вехой на пути поиска нового художественного языка является творчество Сергея Васильевича Малютина (1859−1937). Если тенденции этого языка зародились
в творчестве художников Абрамцевской мастерской, то в работах С. В. Малютина, возглавившего подобную мастерскую в Талашкино, они проявились в полной мере. Живописные причудливые формы были использованы им в архитектуре, что особенно ярко выразилось в ряде его проектов и построек, осуществленных в Талашкино. Архитектурное творчество художника по времени совпало с расцветом стиля модерн в России и является одной из вершин стиля.
Создание всех архитектурных работ художника по времени укладывается в первые семь лет ХХ в. (1900−1907).
В это время, зная материальное положение художника, Константин Коровин познакомил художника с С. И. Мамонтовым. Сближение с Саввой Ивановичем, работа совместно с К. Коровиным в Частной русской опере над созданием театральных декораций к «Садко», «Кощею Бессмертному», а также и другим операм на музыку Н. А. Римского-Корсакова, создание иллюстраций к юбилейному изданию сказок А. С. Пушкина (1898−1899) — все это раскрыло новую грань таланта С. В. Малютина. «Работая над иллюстрациями и создавая эскизы декораций, Малютин испытывал ни с чем не сравнимую радость. Он был в своей стихии, в своей „стране сказок“» [1, 57]. В театре и на страницах книг художник возводил свои терема.
© Михайлова Л. Г, 2014
27
А. Бенуа в работе «История русской живописи XIX века», оценивая декоративную сторону творчества С. Малютина, сказал о художнике, «что он русский, вполне русский, более русский даже, нежели Васнецов и Коровин». Отмечая необыкновенную фантазию художника, Бенуа указывает, что ей «научиться никаким методом нельзя… Нужно быть большим поэтом и большим ребенком, чтобы познать ее и владеть ею. Малютин, бесспорно, один из этих немногих» [2, 258].
С. Малютин — очень самобытный художник. Трудно найти прямые воздействия на его творчество. Вместе с тем знакомство с работами
В. Васнецова в Абрамцево не могло не послужить толчком для собственной, «малютинской» интерпретации древнерусских мотивов. Абрамцевский период творчества художника можно рассматривать как подготовку к его архитектурной деятельности. Собственно начало архитектурного творчества Сергея Малютина
Иллюстрация 2. Церковь в Варгузе. Кольский полуостров. XVII в. Фрагмент: каскад бочек
связано с другим очагом русской культуры рубежа веков — имением Талашкино.
С 1893 по 1914 г. Талашкино являлось одним из центров российской художественной жизни. Имение Талашкино расположено в 18 км к югу от Смоленска. Первое упоминание Талашкино в летописях относится к XVI в. В 1894 г. княгиня М. К. Те-нишева купила еще соседнее село Фленово, в прошлом хутор, расположенное в 1,5 км от Талашкино, для создания сельскохозяйственной школы. По участию в художественной жизни рубежа Х1Х-ХХ вв., значимости вклада в развитие художественной культуры России Талашкино сравнивают с Абрамцево.
Княгиня Мария Клавдиевна Те-нишева (1867−1929) — меценатка, певица, художница-любительница, коллекционер предметов русской старины. Она открыла в Петербурге художественную студию (18 941 899), основала рисовальную школу в Смоленске (1896−1904). Увлекшись собиранием и коллекционированием выдающихся образцов народного искусства, она решила создать на территории усадьбы своеобразный культурный центр. На основе своей коллекции М. К. Тенишева в 1905 г. создала в Смоленске Художественный музей, который в 1917 г. был эвакуирован в Париж. В 1911 г. она передала свою коллекцию акварелей и рисунков в дар Русскому музею. Кроме того, она субсидировала издание журнала «Мир искусств».
М. К. Тенишева поставила целью возрождение крестьянского художественного мастерства и организовала
у себя в имении кустарные мастерские: вышивальные и кружевные, столярно-резчицкие. Для этого она приглашает выдающихся художников, которые помогли организовать учебные и художественно-промышленные мастерские. В Талашкино работали М. А. Врубель, С. В. Малютин, А. Бенуа, М. В. Нестеров, К. А. Коровин, И. Е. Репин, композитор И. Стравинский и др.
Работа художника Сергея Малютина в Талашкино началась с участия в архитектурном конкурсе на проект церкви Святого Духа во Фленово. В конкурсе участвовал своим проектом Михаил Врубель. По условию конкурса, церковь должна быть небольшой, но отвечающей следующему заданию: 1) теплая паперть, 2) склепный этаж, 3) обходные галерейки или сенцы для крестных ходов, когда время года не позволит их делать снаружи. Стиль ярославский (Иллюстрация 1). Проект Малютина наиболее полно ответил требованиям заказа, и он был приглашен в имение для работы.
Несмотря на то, что церковь сооружалась в 1900—1905 гг. по рисункам Малютина и под его наблюдением, создание церкви долгое время приписывалось разным авторам [1, 97]. В своей книге М. К. Те-нишева приписывает себе проект церкви [19, 310]. Видимо, на этом основании и А. Зелинский оставляет авторство за М. К. Тенишевой [8, 61−62]. Можно предположить, что княгиня М. К. Тенишева принимала участие в строительстве храма, так как в 1903 г., в связи со смертью супруга, князя В. Н. Тенишева, в церкви была устроена храмовая усыпальница. Сохранившиеся ма-лютинские эскизы церкви позволяют специалистам музея утверждать, что «церковь строилась по его проекту» [18, 77].
Церковь Святого Духа во Фленове обладает удивительной цельностью. Это яркий пример подлинного искусства и одно из лучших сооружений неорусского направления рубежа XIX—XX вв. Несмотря на малые размеры, церковь монументальна. Здесь нет дробности и членения форм — все масштабно. Взята предельно простая конструкция: куб основного объема церкви опоясан галереей обхода. Храм бесстолпный, выполнен из кирпича местного производства. По замыслу, церковь должна быть выстроена только из местных материалов. Для этого в Талашкинских мастерских выпускался для церкви специальный маломерный кирпич типа плинфы.
Иллюстрации 3, 4. С. В. Малютин. Теремок во Фленове. Талашкино. Общий вид. Современное состояние. 1900−1901 гг.
Выбрав несложную конструкцию, художник все основное внимание уделил декоративным элементам постройки. Центральная часть заканчивается небольшой луковичной главкой над маленькой четырехскатной кровлей, и завершается главка шпилем, не крестом, что является редкостью для церковного строительства. Переход от стен к главке сделан в виде трех ярусов кокошников. В стиле кокошника оформлен и главный вход.
Расписывать храм княгиня пригласила Н. Рериха. Он трудился во Фленове с 1908 по 1914 г. Росписи не сохранились. Церковь Святого Духа во Фленове украшает только смальтовая мозаика Н. Рериха «Спас нерукотворный» над входом в храм.
Отступление от православного канона послужило причиной отказа ее освящения. В этом сооружении нет религиозного в том смысле, как его понимают официальные церковные органы. Нет следования канону. Эта церковь, скорее, представляет собой народное прочтение религиозного учения. Церковь дает художественный образ народной веры. Название церкви — Святого Духа и назначение ее — быть усыпальницей не могли не повлиять на создание образа. Он читается как образ «просветленной радости», которая «нисходит на людей», когда «Святой Дух спускается на землю». Тогда и кокошники читаются как «ступени в небо и на землю», а сама церковь есть «связь Бога и людей». И в то же время эта церковь имеет прямую связь с теремками С. Малютина. В ней есть народная сказочность.
Прямых аналогий в русском зодчестве у этой церкви нет, но навеяна она, скорее всего, русской деревянной северной архитектурой (Иллюстрация 2). Именно в древних северных церквях, где менее всего была скована фантазия народа, найдем мы и каскад бочек, очень напоминающий каскад кокошников у С. Малютина, и четырехугольную ориентацию храма, и то же стремление вверх.
Художественный образ церкви-усыпальницы, найденный С. Малютиным, созвучен и классическим формам усыпальниц-пирамид, мавзолеям.
Творчество С. Малютина так пришлось по вкусу хозяйке, что княгиня М. К. Тенишева поручила ему весь комплекс задуманных ей в имении построек.
Архитектурные работы С. Малютина были по существу лишь увеличенными образцами предме-
тов прикладного искусства, которые выполнялись по его замыслам в Та-лашкинских мастерских. Принципиально ничто не отличало его проекты от эскизов расписных ларцов и поставцов, для которых он находил все новые декоративные мотивы. С. Малютин является и автором русской матрешки.
Специфика архитектуры никак не отразилась в творчестве художника. Всем его работам в равной мере были присущи подчеркнутая сказочность и сочность форм, а также колористическое богатство.
Первой постройкой С. Малютина в имении был собственный дом. Это деревянный двухэтажный терем. На втором этаже размещалась мастерская художника. Дом «обильно и нарядно украшен деревянной деко-
Иллюстрация 5. С. В. Малютин. Теремок во Фленове. Талашкино. Фрагмент декоративных украшений фасада. 1900−1901 гг.
Иллюстрация 6. С. В. Малютин. Театр в Та-лашкино
Иллюстрация 7. С. В. Малютин. Эскиз Музея Тенишевой в Смоленске. 1903 г.
Иллюстрация 8. С. В. Малютин. Конкурсный проект дома Перцева. Эскиз главного фасада. 1905 г.
ративной резьбой на темы народных сказок» [18, 16]. Основой для создания собственного дома в Талашкино стал у С. Малютина сказочный домик в его иллюстрациях к «Сказке
о рыбаке и рыбке». Мебель в иллюстрациях взята из жизни и наоборот. По сравнению с «Теремком», выстроенным в имении позже, он был «более сложен в архитектурном решении- не столь интимен, а близок к княжеским палатам» [18, 74]. В постройке собственного дома было опробовано много из того, что можно наблюдать в архитектуре «Теремка».
К сожалению, имение М. К. Тенишевой сгорело, и из всего комплекса сохранились только здание церкви Святого Духа во Фленове и «Теремок» (Иллюстрации 3−5).
С. Малютин в своих исканиях стремился к сближению живописи, прикладного искусства, архитектуры, их взаимному обогащению. Живописность форм прикладного искусства художник использовал при проектировании «Теремка». Сама постройка очень оригинальна.
Смысл, который вкладывался художником в композицию, и орна-
мент здания в целом выражали его постижение мира. Хитроумно решен общий силуэт здания: его хочется обойти со всех сторон. Ориентация С. Малютина на древнерусское искусство — это взгляд современника на старину, ее постижение. В древнерусском и народном искусстве художник заимствует не только принцип целостности формы, но и мир символов. Своими фантастическими росписями, завитками чудовищных цветков, страшными зверями и птицами композиция напоминает домик из народных сказок. Созвучно фасаду решен и интерьер здания.
Архитектура понималась древним художником как «вторая природа», т. е. мир, созданный человеком. Центральное место в декоре фасада «Теремка» занимает мотив языческого Ярилы-солнца. Оно окружено яркими пестрыми цветами, животными и т. д., что, видимо, является символами жизни, радости. Интересна и техника выполнения декора — соединение резьбы с живописной раскраской в стилизованной, упрощенной форме, родственной самой сказочной архитектуре.
Взаимовлияние различных видов искусств в творчестве С. Малютина налицо. Это не просто взаимовлияние, но и взаимообогащение.
Мотив русского терема любим художником. Во всех видах его творческой деятельности — живописи, прикладном искусстве, книжных иллюстрациях к сказкам, архитектуре — можно увидеть множество его вариантов. Поиски художественного образа дома-теремка, начавшиеся постройкой собственного дома, продолжались как в реальных постройках, так и в других продуктах творчества. Они стали основой создания собственного сказочного варианта модерна в русской архитектуре. Еще одной ступенькой в своих исканиях к сближению живописи, прикладного искусства, архитектуры, к их взаимному обогащению был домашний театр, выстроенный в талашкинском парке (не сохранился) (Иллюстрация 6). Под него М. К. Тенишева приспособила длинный деревянный сарай. Поэтому художник был связан его размерами. Малютинская фантазия сделала сарай неузнаваемым. Внешний декор скромен — декоративный фриз и наличники, все внимание художника было направлено на внутреннее оформление здания. Мебель, отделка стен, дверей — все сделано по проектам С. Малютина и под его наблюдением в едином стиле. «То, о чем меч-
тал Васнецов в своих архитектурных проектах, то, к чему стремилась даровитая Якунчикова в своих архитектурных игрушках — здесь приведено в исполнение. И притом все это не васнецовское и не якунчиковское, но характерно малютинское, а вместе с тем русско-деревенское, свежее, фантастическое и живописное», — так характеризовал Сергей Дягилев эту постройку С. Малютина, побывав в имении княгини М. К. Тенишевой [6, 157].
Последней работой Сергея Малютина для Марии Клавдиевны Тенишевой была работа над зданием для музея «Русская старина» в Смоленске (Иллюстрация 7), где княгиня предполагала разместить свою богатую коллекцию прикладного искусства. Малютиным выполнен только эскиз здания (1903). В этот период между ним и княгиней М. К. Тенишевой произошел разрыв всяких отношений. Для завершения работы был приглашен В. Васнецов, который завершил музей. Он оставил проект в основном без изменения, только несколько изменил вход. В 1905 г. музей был открыт. Богатейшая коллекция народного творчества, расположенная в музее, стала художественным явлением не только для России.
В том же 1903 г. Малютин выполняет интерьеры «большой прихожей и столовой» в доме художника Владимира Николаевича Бакшеева (1862−1958). В. Н. Бакшееву «хотелось их оформить в русском стиле, отдавая дань восхищения творчеству своего друга» [1, 134]. Известно также, что в этот период Малютин оформил интерьер еще одного дома — дома Лангового.
Завершается архитектурная деятельность Сергея Малютина строительством в Москве на углу Пречистенской набережной и Сай-моновского проезда доходного дома П. Н. Перцева, который считался одной из достопримечательностей своего времени.
Петр Николаевич Перцев (Пер-цов) (1857−1937) — богатый инженер путей сообщения. В 1905 г. он решил построить дом. Хозяйкой дома была Зинаида Алексеевна Перцева (Перцова).
В 1905 г. П. Н. Перцевым был объявлен конкурс на строительство доходного дома. По условиям конкурса, дом должен быть в русском стиле. В верхних этажах дома предполагалось размещение квартир и мастерских художников, а в подвальном помещении — ресторан. И хотя первое место в конкурсе было
Иллюстрация 9. С. В. Малютин. Дом Перцева в Москве. Фасад. Иллюстрации 10, 11. С. В. Малютин. Дом Перцева в Москве. Де-1905−1907 гг. тали фасада. 1905−1907 гг.
отдано проекту Аполлинария Васнецова, П. Н. Перцев предпочел для строительства собственного дома проект Сергея Малютина (Иллюстрация 8). Дом строился по проекту С. Малютина в 1905—1907 гг. Инженерную часть проекта художника Сергея Малютина выполнил архитектор Н. Жуков.
Несмотря на то, что дом П. Н. Перцева был «любимым детищем» художника, его «надеждой», он «не принес Малютину радости и творческого удовлетворения». Выстроенному дому явно не хватало живописности эскизов. Художник «мечтал о сказочном шатре, в котором все будет играть и переливаться драгоценными красками». Главной задачей художника при проектировании «было создание ансамбля — комплекса архитектуры, живописи, прикладного искусства» [1, 151]. Доходный дом П. Н. Перцева (Иллюстрации 9−13) — наиболее полное воплощение архитектурной теории модерна, его идейнохудожественной программы. Несмотря на разнообразие и усложненность форм, здание отличается пластическим единством и отражает характерное для стиля модерн стремление к художественному синтезу архитектуры и форм изобразительного и прикладного искусства.
В конце 1890-х гг. в России зарождается новая система приемов организации пространства. Особенно велика в ней роль ритма. На основании графичности объемов, ритмической связи между ними теряется трехмерность, и фасад здания уподобляется живописному произведению, основанному на двухмерности.
Плоскостной композиции, возникшей в результате иллюзии, присущи те же характеристики, что и произведениям графики, живописи, театральной декорации. Если «Теремки» Малютина построены на принципах пространственной архитектуры, то дом П. Н. Перцева — это применение на практике новой системы приемов организации пространства. Отсюда и повышенная
Иллюстрация 12. С. В. Малютин. Дом Перцева в Москве. Интерьер столовой. 1905−1907 гг.
Иллюстрация 13. С. В. Малютин. Дом Перцева в Москве. Общий вид. 1905−1907 гг.
роль цвета на фасаде дома. Большое внимание С. Малютин уделяет ритмичности форм, линий, объемов, плоскостей здания. Говоря о предыдущих работах, мы отмечали, что сооружения в стиле модерн стремятся к естественному развороту здания в пространстве. Это принцип пространственной архитектуры, который исключает каноничность, за-данность внешних форм здания, его плана, объема.
Композиция дома П. Н. Перцева вызывает ощущение неуравновешенности, неустойчивости. Живописная асимметрия расположения окон, балконов, башеннообразных возвышений кровли вносит разнообразие в монотонное членение многоквартирного дома, в оформление теремков-балконов.
Конструкция дома воплощает основные стилеобразующие принципы модерна. Сооружение целост-ностно, подобно живому организму. Внешним выражением целостности в модерне выступает стилизация. Целостность подчеркивается теснейшей связью внутренних и внешних пространств дома, выражением внутренней «жизни» дома через подвижность форм, декоративное оформление фасада и т. д. Первоначально парадные помещения в квартирах хозяев дома украшала деревянная резьба и роспись. Сохранились резные украшения наружных дверей, лестничных перил и дверей квартир, убранство парадной лестницы.
Если в сооружениях, возведенных по проектам Виктора Васнецова, доминирует сказочно-эпическое начало, то творческие искания и облик построек, спроектированных Сергеем Малютиным, обладают иными качествами. Он пытается оживить мир языческой древности. В доходном доме П. Н. Перцева все подчинено воссозданию духа дохристианских времен. Необычный силуэт дома создается ритмом островерхих фронтонов, в которых читается «архаическая» мощь и огрубленность архитектурных форм. Мрачновато-загадочный сумрачный колорит здания создается применением в отделке фасадов темно-красного облицовочного кирпича, зелено-синей гаммой изразцовых панно, темносерыми балконными подъездами. В декоре мы наблюдаем преобладание символов главного божества языческого пантеона — Солнца. Подсолнухи, ромашки, сопровождающие его, доносят до нас дыхание давно минувшей эпохи, полной тайн, загадочной, по-своему одухотворенной и цельной. Для С. В. Малютина
народное искусство было символом нетленности духовных богатств народа, залогом возможности создания мира всеобщей красоты. Вместе с тем С. В. Малютин, используя в оформлении фасадов мотивы древнерусского декора, органично сочетает их с элементами западноевропейской средневековой архитектуры. Декор фасадов «населен» причудливыми мифологическими существами, сказочными животными и растениями.
Примечательно, что темы майоликовых панно, выполненных художником для оформления дома П. Н. Перцева, напоминают деревянную резьбу и роспись «Теремка» в Талашкино. Здесь снова присутствует «языческий мотив», символика которого, видимо, не изменилась. Сегодня дом П. Н. Перцева воспринимается как символ мечты художников рубежа веков. Стремясь к созданию «всечеловеческого храма красоты» [10, 350], художник мечтал преобразить промышленный город, внести в него мир красоты и поэзии, одухотворить его. В творчестве Малютина особенно ярко проявилось стремление к сближению живописи, прикладного искусства и архитектуры, к стиранию четких границ между ними, к их взаимному обогащению. Эта связь искусств, характерная для модерна, в такой же мере обнаруживала принадлежность к нему работ С. В. Малютина, как и весь их декоративный строй, где большое внимание уделялось не только цвету, но и выразительной изысканности линий.
Заключение
Без рассмотрения архитектурного творчества С. В. Малютина на рубеже Х1Х-ХХ вв. общая картина развития архитектуры модерна в России будет неполной. С. В. Малютин создал свой, сказочный, вариант модерна, основанный на особенностях его творческого дарования. И если повторение подобного «малютин-ского феномена» исключено, то мы никогда не должны забывать опыта художника. Эмоциональное, нравственное зерно восприятия С. В. Малютиным народного искусства непреходяще. В его произведениях утверждается жизненность древней народной красоты.
Ценность работ Малютина заключается в новом прочтении традиций древнерусского искусства, в восприятии их человеком ХХ в. Архитектурная деятельность Сергея Малютина была по достоинству оценена: «Надо было отрешиться от подражания старине и приняться за создание своего
нового, связанного со старым только единством в понимании красоты. Для этого нужны были выдающиеся художественные таланты, и потому не мудрено, что пальму первенства приходится отдать художнику такого исключительного таланта, как Малютин» [1, 152].
Список использованной литературы
1 Абрамова А. В. Жизнь художника Сергея Малютина. М., 1978.
2 Баумгартен Е. Общество и художественная архитектура // Зодчий. 1902. № 24. С. 258.
3 Борисова Е. А. Некоторые вопросы изучения русской архитектуры второй половины XIX — начала ХХ века // Из истории русского искусства второй половины
XIX — начала ХХ века. М., 1978.
С. 41−46.
4 Борисова Е. А., Каждан Т. П. Русская архитектура конца XIX — начала ХХ века. М., 1971.
5 Голынец Г. В. Дореволюционный период творчества С. В. Малютина: автореф. дис. … канд. иск. М., 1977.
6 Дягилев С. Малютин и его работы в Талашкино // Мир искусства. 1903. № 4. С. 157−160.
7 Жадова Л. Поиски художественного синтеза на рубеже веков // Декоративное искусство СССР. 1976. № 8. С. 38−43.
8 Зелинский А. Забытый памятник искусства // Искусство. 1962. № 3. С. 61−62.
9 Кириллов В. В. Архитектура русского модерна. М., 1979.
10 Кириченко Е. И. Русская архитектура 1830−1910-х годов. М., 1978.
11 Кириченко Е. И. Художник в архитектуре русского модерна // Декоративное искусство СССР. 1968. № 11. С. 13−17.
12 Коган Д. З. Мамонтовский кружок. М., 1970.
13 Конструкция и архитектурная форма в русском зодчестве XIX — начала ХХ веков. М., 1977.
14 Копшицер М. Савва Мамонтов. М., 1972.
15 К. Коровин. Жизнь и творчество: Письма. Документы. Воспоминания / сост. Н. М. Молева. М., 1963.
16 Курбатов В. О русском стиле для современных построек // Зодчий. 1910. № 30. С. 310−312.
17 Стернин Г. Ю. Художественная жизнь России на рубеже XIX —
XX веков. М., 1970.
18 Талашкино. М., 1973.
19 Тенишева М. К. Впечатления моей жизни. Париж, 1933.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой