Эволюция облика бурятского костюма: от традиции к современности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Terra Humana
186 УДК 74 ББК 82. 12
Ю.С. Андрейко
эволюция облика бурятского костюма: от традиции к современности
Статья посвящена видоизменению облика бурятского костюма с XVIII в. по настоящее время. Рассматриваются пути развития современного национального костюма (повседневный, эксклюзивный, театральный, реконструкция).
Ключевые слова:
авторский костюм, бурятский костюм, коллекция, мотив, образ, реконструкция, современность, традиции.
Костюм — зеркало культуры, и на каждом этапе своего развития он отражает образ современного мира — основные идеи, предпочтения, и даже настроения, бытующие в народе.
Буряты в XVII—XVIII вв. были кочевым народом, их костюм по форме и содержанию полностью соответствовал их образу жизни и мировоззрению. Он был удобен в быту, отвечал природно-климатическим условиям и отражал символику трехчастной картины мира. Расположение элементов одежды и украшений было строго определено, и утрата даже небольшой части костюма рассматривалась как угроза благополучию.
В конце XIX — начале XX вв. под воздействием русского культурного влияния, с появлением новых материалов, развитием и усовершенствованием производства и технологии бурятский костюм стал претерпевать значительные изменения. Буряты переняли у русских новые виды одежды и обуви: пиджаки, пальто, юбки, кофты, платки, шляпы, сапоги, валенки и т. п. Одежду стало проще и дешевле купить, чем изготовить самостоятельно, однако традиционные формы одежды — меховые шубы и шапки, халаты из ткани, унты, женская безрукавка — сохранялись еще довольно долго [3, с. 27]. Семантические знаки и образы в костюме уходят на второй план, их роль становится декоративной, исчезает табу на нарушение полного комплекса костюма. В период переоценки ценностей и поисков возможностей сосуществования двух культур, бурятский костюм очень точно отражает мироощущение народа того времени.
Во времена Советского государства традиционный бурятский костюм практически прекратил свое существование. В этот период повсеместно широкое распространение получила одежда советского фабричного производства.
Тем не менее, в 1930—1940-х гг. были предприняты первые попытки освоения художественного наследия малых народов, однако ни модные фасоны, ни пластические свойства материала не позволяли достаточно лаконично включать народные мотивы в костюм того времени. Композиционно одежда была бессмысленно «перегружена» копированием народных орнаментов и узоров [4, с. 269−276].
В 60−70-х гг. ХХ в. в СССР вновь обострился интерес к национальным традициям, культурам не только близких, но и территориально отдаленных народов. Модные коллекции начали напоминать отчеты о путешествиях в дальние страны. Традиционные мотивы чрезвычайно обогатили и разнообразили современную моду, появились интересные ритмические сочетания форм, колористические решения. Популярными стали жилеты и безрукавки. Сформировался новый подход в использовании мотивов традиционного искусства — декор стал органично входить в форму, выявлять и подчеркивать ее характер.
Примером может служить творчество бурятского художника-модельера Луизы Алайон, эскизы женских костюмов которой были опубликованы в журнале «Байкал» за 1972 и 1974 гг. Автор предлагал оригинальное сочетание современного фасона, пропорций и силуэта с национальным бурятским кроем, орнаментом, украшениями и традиционными материалами — мехом и кожей. Способ декорирования этих костюмов сходен с традиционным — это аппликация из кожи, меха и тесьмы, вышивка и геометрический орнамент на трикотаже (вероятно способ вязания предполагает к созданию такого декора). Костюмы, создававшиеся модельерами в 70-х гг., раскрывали образ советской женщины и акцентировали внимание на женственности, молодости, элегантности, отражая идеалы своего времени.
Новый пересмотр системы ценностей начался в России в связи с «Перестройкой». Идеалы советской эпохи оказались неприменимы к реалиям 90-х годов. Одновременно с переходом к новому типу общественных отношений в России начинает все больше ощущаться влияние глобализации. Наряду с новыми технологиями и обилием информации, проявились и многие социальные проблемы. На фоне общего духовного кризиса одной из попыток найти точку опоры в разрушающемся мире стало возвращение к национальным истокам. Возрождение культур малых народов Сибири стало ярким явлением в этом процессе.
У бурят — одного из самых многочисленных народов Прибайкалья — этот процесс начался два десятилетия назад с возникновения небольших танцевальных коллективов, а к настоящему моменту затронул многие стороны общественнокультурной жизни Сибири. Восстановление Иволгинского дацана, формирование национальной театральной школы в Улан-Удэ, развитие традиционных для бурят видов спорта — лишь немногие вехи на этом пути.
Современное национальное самосознание нельзя приравнивать к мировоззрению родового общества. Почти столетний период вовлеченности в российское, а потом советское культурное пространство оставил глубокий след в жизни бурятского народа. Уже не одно поколение бурят получило русское образование и говорит на русском языке, большинство родилось и выросло в городах. Традиционная материальная культура, язык и обычаи частично сохранились лишь в некоторых деревнях.
Воссоздавая свои национальные традиции по литературным, этнографическим и историческим источникам, буряты во многом опираются на период конца XVIII—XIX вв., и далеко не случайно символом этого явления становится возрождение традиционного костюма. Как и во времена кочевых племен, костюм сегодня продолжает формировать национальное самосознание.
За два десятилетия существования современного бурятского костюма сформировались и получили развитие несколько направлений дизайна костюма.
Реконструкция — воссоздание исторического облика костюма по доступным музейным, литературным и научным источникам. Реконструкция широко применяется в музеях и центрах культуры, ее
цель — сохранить наследие и донести его до последующих поколений.
Многие музыкальные и танцевальные бурятские коллективы для своих выступлений также создают аналоги музейных костюмов, однако их нельзя в полной мере считать реконструкцией. Эти костюмы создаются для сцены, где главное требование — это знаковость и узнаваемость образа, поэтому ткани используются более ярких расцветок, а мелкие элементы, в частности, некоторые ювелирные украшения, сознательно опускаются, поскольку их сложно разглядеть из зрительного зала. К тому же, зачастую происходит замена дорогих материалов более дешевыми: серебро заменяется на простой металл, кораллы — на пластмассовые бусины, а шелк и бархат комбинируются с современными, более доступными тканями.
К примеру, коллекция Баиры Аюровой «Нити времени» имеет явное сходство по фасону и крою с традиционными костюмами, однако при детальном рассмотрении видны отличия. Например, мужская длиннополая безрукавка с визуально увеличенными наплечниками придает костюму иной силуэт — традиционная конусообразная форма костюма заменяется на Х-образную, тем самым усиливается внутренняя динамика и подчеркивается мужественность образа.
Эксклюзивный авторский костюм создается художником-модельером от эскиза до последней нитки. Несмотря на то, что основой такого костюма часто является костюм традиционный, он неизменно несет отпечаток личности художника.
Существуют разные подходы создания образа современного авторского бурятского костюма. В одних случаях модельер-художник механически переносит элемент традиционной одежды, фасон, или орнамент в современный костюм, в других стремится сохранить образы традиционного костюма и воссоздать их при помощи современных материалов и техник. Так, например, в родовом обществе символом богатства и благополучия был скот, и в костюме присутствовали манжеты в форме копыт и мотив бараньего рога в орнаменте. Если в современных костюмах присутствует образ животного, он, как правило, создается при помощи понятных для современного человека символов — стилизованных или настоящих рогов, как в коллекции «Голос бубна» Е. Вахрушкиной.
Художники-модельеры нередко используют образы, имеющие отношение к характерным для данной культуры пред-
Общество
Terra Humana
метам — таким, как стрелохранилище или жилище, поэтому в коллекциях современных модельеров можно видеть образы женщины-юрты (Ларисы Аюровой «Сагай Сууряан»), женщины-стрелохранилища («Сны у золотой коновязи»). В коллекции Нонны Тогочиевой «Восемь благих подношений — Алтаргане» представлены 8 костюмов, олицетворяющих традиционные буддистские символы.
Традиционный костюм для сегодняшних художников-модельеров — это богатейшая кладовая идей и решений, из которой они черпают вдохновение, но распоряжается этим богатством каждый по-своему. Образы коллекции Елены Демидовой «Сон в молоке» хоть и берут начало в русле бурятской культуры, однако явно выходят за ее границы. Для понимания замысла художника зрителю не требуются особые знания о культуре бурятского народа, образы, создаваемые автором, воспринимаются интуитивно. Действо, которое происходит на сцене во время демонстрации коллекции, напоминает театр: сначала на сцене возникает человек на ходулях в белом костюме, который отражает ирреальность происходящего, после автор предлагает зрителю образы юноши-воина, путешественника, повелительницы и женщины-матери. В традиционной культуре молоко — священная пища, поэтому название «Сон в молоке» акцентирует сакральность образов и настраивает скорее на чувственное, нежели на рациональное восприятие коллекции. До конца не понятно, кто же является сновидцем: сам автор, зритель или один из персонажей.
Елена Демидова в своем творчестве вплотную приближается к сценическому костюму, однако не переходит различительную грань между подиумом и сценой. Тем не менее, театральная сфера дает возможность развития отдельной ветви современного бурятского костюма.
Театрально-сценический костюм — очень важная стилистическая и смысловая составляющая спектакля, он визуально раскрывает перед зрителем внутренний мир персонажа, его эмоциональную составляющую. Являясь непосредственным материальным продолжением актерской игры, он призван создавать определенное настроение. Отсюда и специфика театрального костюма: он не должен стеснять движений или причинять неудобств, образ каждого героя должен быть знаковым, а костюм узнаваем. В нем отсутствуют или сведены к минимуму мелкие детали, зато
до предела усилены контрасты, поскольку он воспринимается зрителем с определенного расстояния.
Так, примером может быть коллекция Саяны Шухэртуевой «Стихия» для спектакля театра «Далитэ». Это мини-постановка, в которой перед зрителем постепенно возникают образы стихий — Земли, Воды, Дерева и Огня, а потом — фантастические существа, демонстрирующие мощь и неукротимую силу этих стихий. Последним появляется Человек, который хоть и является центром сюжетного действия и символизирует середину мира, уязвим перед величием стихий.
Театральная постановка и авторский костюм — это не единственная попытка синтеза искусств. В последнее время без костюмированного представления не обходится практически ни одно из событий бурятской культуры, будь то открытие выставки или презентация книги. К примеру, открытие выставки скульптуры и графики Даши Намдакова в Иркутске в 2008 г. проходило под аккомпанемент традиционных музыкальных инструментов, а музыканты были в одеты в традиционные бурятские костюмы. На открытии выставки живописи и графики Зоригто Доржиева в Москве и Санкт-Петербурге в 2010 г. было представлено дефиле коллекции женских костюмов, созданных Милой Шараповой по мотивам картин художника, отчего возникало ощущение, что образы с полотен воплотились в реальном мире.
Повседневный костюм. Традиционный костюм вновь становится актуален и в повседневной жизни — многие жители Бурятии шьют на заказ зимние дэгэ-лы (шубы), головные уборы и халаты. На свадьбах мамы жениха и невесты стараются быть в национальной одежде. Носить такую одежду становится модно и почетно, причем пожилые люди, как правило, предпочитают одежду традиционного фасона, а молодежь — сочетание современных фасонов с национальными мотивами. Примерами такого компромисса могут служить наряды, созданные Натальей Бу-янтуевой. Простой крой, скромный декор и недорогие ткани в сочетании с элементами национального костюма делают эту одежду и повседневной, и оригинальной одновременно.
Направления дизайна современного бурятского костюма тесно взаимосвязаны, и в ряде случаев та или иная коллекция костюмов может быть отнесена сразу к нескольким из них.
Общество
Terra Humana
Поиск нового облика бурятского костюма объединяет десятки современных художников-модельеров, и конкурсы традиционной и современной национальной одежды, которые проводятся в последние несколько лет на территории Восточной Сибири и Монголии, становятся катализаторами развития современного бурятского костюма, формируют его образный строй и идеологическую направленность. Кроме основных мероприятий — «Ал-таргана», «Торгон Зам», «Подиум Этно», «Содружество Прибайкалья» — каждые три-четыре месяца проводятся показы традиционных и современных бурятских костюмов на площадках этнографических музеев в г. Улан-Удэ, п. Усть-Орда, Иркутского музыкального театра им. Н. М. Загурского, приуроченные к конкурсам горлового пения или конкурсу красоты «Дангина». На таких мероприятиях происходит передача опыта новому поколению мастеров, авторы и зрители имеют возможность общаться и обмениваться идеями, и в итоге создается своеобразное художественное пространство, развивающееся как социальное явление. Самые удачные, жизнеспособные и актуальные идеи, образы и способы их выражения становятся общим достоянием и расши-
ряют спектр творческих возможностей художников и модельеров. Иными словами, процесс формирования облика бурятского костюма в чем-то аналогичен тому, как это происходило в традиционном обществе — любое новшество, возникшее в результате творческого озарения или заимствованное из другой культуры, принимается или отвергается коллективным выбором и практикой.
Характерной особенностью современного бурятского костюма является стремление художников-модельеров сохранить художественные и эстетические начала традиционного костюма — конструкцию, силуэт, композицию, декор, цвет. Образы, создаваемые современными авторами, нередко берут начало в лоне традиционной культуры, и в тоже время отражают реалии современной жизни. Как и в давние времена, костюм продолжает отражать процессы, происходящие в обществе, мировоззрение современных людей, их эстетические и художественные идеалы, поэтому с полной уверенностью можно сказать, что современный бурятский костюм — это не изолированное культурное явление, а один из элементов развивающейся бурятской национальной культуры.
Список литературы:
[1] Алайон Л. Традиционные национальные элементы одежды [бурят] в современном костюм // Байкал. — 1972, № 6. — С. 154−157.
[2] Алайон Л. Мода: вспоминая прошлое // Байкал. — 1974, № 5. — С. 158−161.
[3] Бадмаева Р. Д. Бурятский народный костюм. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1987. — 144 с.
[4] Косарева Е. А. Мода. XX век. Развитие модных форм костюма — СПб.: Петербургский институт печати, 2006. — 465 с.
[5] Мода монголов мира. «Торгон зам» международный фестиваль. — Улан-Удэ: Электрон, 2005. (CD ROM)
[6] Открытый Мир Азия. Фестиваль Алтаргана. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. owasia. ruMtargana. htm1. (1. 04. 2010).
[7] Сибирское агентство новостей. Этнофестиваль модельеров и дизайнеров Прибайкалья. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //fed. sibnovosti. ru/artic1es/126 597-etnofestiva1-mode1erov-i-dizaynerov-ргіЬаукаІуа (16. 11. 2010).
[8] Центр сохранения и развития бурятского этноса — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. bur-cu1ture. ru (7. 02. 2011).
Общество

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой