Заповеди и идеалы в религиозной жизни (на основе идей П. Полонского)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЗАПОВЕДИ И ИДЕАЛЫ В РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ (НА ОСНОВЕ ИДЕЙ П. ПОЛОНСКОГО)
© Краснов А. М. *
Курский государственный медицинский университет Минздрава Р Ф,
г. Курск
В статье рассматриваются проблемы понимания и трактовки заповедей и идеалов иудаизма и христианства, попытки нахождения общих точек соприкосновения двух религиозных конфессий.
Ключевые слова заповедь, идеал, иудаизм, христианство.
Проблема понимания и трактовки заповедей является одной из центральных в более чем двухтысячелетнем споре между иудаизмом и христианством. Впервые эта проблема была обозначена, можно сказать, даже инициирована ап. Павлом в «Послании к Галатам»: «все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона» [1, с. 1275]. Таким образом, христианство в лице ап. Павла заявляет о принципиальной неспособности человека исполнить все заповеди Торы (книги закона) и, следовательно, обреченности человека на вечные мучения в аду после смерти. Альтернативой, согласно христианской догматике, является отказ от соблюдения заповедей Торы, т. е. выход из-под власти закона, и принятие благодати Иисуса. Иудаизм объявляется религией закона и помещается христианством на низшую ступень развития человечества, а христианство объявляется религией благодати и становится высшей ступенью развития человеческого духа. Но так ли это на самом деле?
Чтобы разобраться в этой проблеме, сначала необходимо понять, что такое заповеди в иудаизме, или как их обобщенно называет ап. Павел: «закон». Справедливости ради, необходимо обратить внимание на то, что понятие «заповедь» впервые появляется на страницах Торы, т. е. Пятикнижия Моше (Моисея). Иными словами, понятие «мицва» (заповедь) было выработано именно в недрах еврейской культуры задолго до появления христианства.
Величайшим авторитетом и знатоком в области изучения мицвот (заповедей) в иудаизме является, безусловно, Рамбам (раби Моше бар Маймон), еврейский мудрец 12 в. н.э. Он написал книгу «Сэфер а-мицвот» («Книга заповедей»), в которой впервые были собраны и кратко разъяснены все миц-вот Торы. Число заповедей насчитывает 613, из них 248 — «делай» (разрешающих) и 365 — «не делай» (запрещающих). Проанализировав все 613 мицвот, мы легко можем убедиться в том, что среди них нет ни одной, исполнение
* Доцент кафедры Философии, кандидат философских наук.
которой превышало бы человеческие силы, и было бы принципиально невозможно. Например, возьмем 163-ю мицву: «повеление отдыхать от работы в первый день месяца тишрей. И об этом Его речение: „В седьмой месяц, в первый день месяца, да будет у вас отдых… священное собрание“ (Ваи-кра 23: 24). И мы уже приводили слова мудрецов, сказавших (Шабат 24б): „Отдых“ — это заповедь „делай“ (Д 90,135,159)» [3]. Или, например, 270-я мицва: «запрещение оставлять без помощи путника, вьючная скотина которого упала на дороге под тяжестью груза. Но мы обязаны оказать ему помощь, развьючив животное и вновь нагрузив его или переложив часть груза на спину хозяина так, чтобы они были в состоянии его нести — как это указано в законах, связанных с выполнением этой заповеди. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: „Если увидишь, что осел твоего врага лежит под своей ношею, то не оставляй его, развьючь, разгрузи его…“ (Шмот 23: 5). И сказано в Мехилъте (Мишпатим): „Не оставляй его, развьючь, разгрузи его“ — нарушающий это преступает и заповедь „Делай“ (Д 202), и заповедь „Не делай“. Этот запрет повторен в Торе еще раз — и вот Его речение в Дварим: „Не должен ты, увидев осла твоего брата или быка его, упавших на дороге, отвернуться от них“. И пояснено в Сифри (Ки теце): „Не должен ты. отвернуться от них“ — заповедь „Не делай“, а Его речение „Развьючь, разгрузи его.“ -заповедь „Делай“. Законы, связанные с выполнением этой заповеди, также разъясняются во второй главе трактата Бава меция (31-ЗЗа)» [4].
Конечно, в этом списке присутствуют заповеди, которые невозможно выполнить по объективным причинам, а значит и человек не может быть наказан за их неисполнение. Имеются ввиду мицвот связанные с Иерусалимским Храмом, которого сейчас нет. Кроме того, есть заповеди, относящиеся к определенным категориям граждан (коэны, левиты, царь и т. д.), соответственно их исполнение возлагается только на эти категории и не относятся к остальным. Необходимо еще напомнить, что исполнение этих миц-вот возлагается только на совершеннолетних (13 лет) мужчин евреев. То есть имеется существенное ограничение на санкции за их неисполнение по трем направлениям: национальность, возраст, пол.
Итак, совершенно очевидно, что исполнение заповедей, возложенных на еврея согласно Торе не только возможно, но и достаточно легко исполнимо. Одним из основополагающих аспектов мицвы в иудаизме является именно исполнимость. Заповеди изначально сформулированы так, чтобы их можно было выполнить без особых усилий над собой. Кроме того, каждая заповедь имеет абсолютно четкие, ясные инструкции: как и когда ее выполнять.
Необходимо также учесть еще один очень важный момент: даже если еврей ошибся, оступился и нарушил какую-либо заповедь, или не выполнил того, что предписывают мицвот, он всегда может сделать тшуву (вернуться). Тшува — это раскаяние в своем поступке и исправление последствий данного поступка, с помощью чего человек духовно возвращается к моменту до со-
вершения проступка и последний становится как-бы несуществующим. Кстати, именно из этого понятия тшувы берет свое начало христианское покаяние.
Теперь обратимся к христианству и посмотрим, что представляют собой заповеди в этой религиозной конфессии. Вне всяких сомнений образцом заповедей в христианстве являются так называемые «заповеди блаженства». Текст «заповедей блаженства» мы можем найти в Евангелии от Матфея: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» [1, с. 1015].
Проанализировав текст «заповедей блаженства» зададимся вопросом: можем ли мы применить к этим заповедям те требования, которые существуют в иудаизме? А именно, исполнимость, ясность и простота условий их выполнения, относительная легкость, посильность исполнения. Сколько человек за всю историю христианства в течение своей жизни постоянно выполняли все эти заповеди, хотя бы эти (поскольку это конечно не все заповеди, которые существуют в христианстве)? Могу ли я получить конкретные, ясные инструкции относительно того, как мне выполнить заповедь чистоты сердца или нищеты духа? Что я должен делать, когда и как, чтобы полностью, до конца выполнить эти заповеди?
Совершенно очевидно, что ответ на все эти вопросы будет отрицательный. Ни одно из требований, которые мы предъявляем к мицвот иудаизма нельзя применить к христианским заповедям. Дело в том, что мицва в иудаизме и заповедь в христианстве — это, по сути, совершенно разные понятия. Мицва в иудаизме — это конкретные предписания, требования, которые должны быть, и могут быть полностью выполнены человеком в течение жизни, при этом сам человек полностью уверен, что он эту мицву выполнил. Заповедь же в христианстве — это идеал, абсолютная ценность, к которой христианин должен стремиться в течение своей жизни, он не может быть уверен в том, что он ее полностью выполнил, поскольку достижение идеала не возможно. Кроме этого, сам факт того, что христианин говорит о полном выполнении, например, заповеди нищеты духа, свидетельствует о его гордыни и полном непонимании сути христианства. Самые великие святые даже перед смертью продолжали считать себя великими грешниками и даже мысли не допускали о том, что они что-то в своей жизни выполнили из заветов Иисуса. То есть сама идея о выполнении (исполнении) заповедей Христа изначально, принципиально чужда христианству. Уже в Евангелиях мы видим установле-
ние заповедей как идеалов, к которым каждый христианин по мере своих сил призван стремиться, но должен понимать, что полностью реализовать их в своей жизни он никогда не сможет, иначе не к чему будет стремиться.
Итак, мы видим, что подход иудаизма и христианства к заповедям совершенно разный и это вносит определенную путаницу и делает спор между иудаизмом и христианством бессмысленным. Когда обе стороны говорят о разных, по сути, вещах, но думают, что говорят об одном и том же, диалог не построить. Однако возникает вопрос: неужели в иудаизме нет идеалов, а в христианстве нет заповедей (в смысле мицвот, т. е. конкретных предписаний)?
Если мы откроем Тору, то увидим, что вся первая книга Пятикнижия (Берешит) посвящена идеалам-ценностям. Там описаны все идеалы, к которым должно стремиться человечество, еврейский народ в целом и каждый еврей в частности. Все эти идеалы были даны Всевышним человеку, начиная от Адама и заканчивая сыновьями праотца Яакова, которые являются основателями колен еврейского народа. Данные идеалы имеют много общего с идеалами в христианстве.
Рассмотрим хотя бы идеалы-ценности Адама. Самый первый стих книги «Берешит» ставит перед Адамом и человечеством такой идеал как творчество: «Берешит создал ЭлоЬим небо и землю» [2, с. 3]. Всевышний выступает здесь как Творец и призывает человека к творчеству или лучше — сотворчеству. Читаем в той же первой главе: «И сказал ЭлоЬим: сделаем Человека по образу Нашему, по подобию Нашему, и будут властвовать над рыбой морской и над птицей небесной, и над скотом, и над всей землей, и над всем пресмыкающимся, которое пресмыкается по земле» [2, с. 8]. Здесь при сотворении Человека ставятся сразу два важнейших идеала: свобода и ответственность, которые призваны уравновешивать друг друга. Образ и подобие подразумевает свободу, а власть — ответственность. Далее в этой же главе: «И благословил их ЭлоЬим, и сказал им ЭлоЬим: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и завоевывайте ее, и властвуйте над рыбой морской и над птицей небесной, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» [2, с. 9]. Здесь Всевышний дает свое благословение на то, чтобы люди плодились и размножались. Размножение подразумевает физиологический аспект, в результате которого появляются новые человеческие существа — дети, а понятие «плодиться» подразумевает воспитание ребенка, приложение определенных усилий, чтобы он стал Человеком.
Вторая глава тоже наполнена различными идеалами-ценностями, которые ставит Творец перед человеком. Например: «И завершил ЭлоЬим в день седьмой работу, которую сделал, и прекратил в день седьмой всю работу, которую делал. И благословил ЭлоЬим день седьмой, и выделил его, потому что в этот день прекратил всю работу, которую создал ЭлоЬим, чтобы делать» [2, с. 10]. Здесь очевидно устанавливаются идеалы труда и отдыха, их баланс в повседневной жизни человека. Далее в этой же главе читаем: «И
сформировал Ашем ЭлоИим из земли всякого полевого зверя и всякую птицу небесную, и привел к Человеку посмотреть, как назовет его. И как назовет Человек всякую душу живую так имя его» [2, с. 15]. В данном стихе Всевышний указывает нам ценность идеала познания окружающего мира, т. е. науки, научной деятельности. Наконец, Всевышний нам указывает на непреходящую ценность семьи и любовных отношений между мужчиной и женщиной: «Поэтому оставит Муж отца своего и мать свою, и прилепится к Жене своей, и станут плотью одной» [2, с. 16], «И Адам познал Хаву, Жену свою, и забеременела, и родила Каина, и сказала: приобрела я Мужа вместе с Ашем» [2, с. 23].
В свою очередь в христианстве есть собственно заповеди, предписания, которые должен соблюдать любой христианин. Например, соблюдение постов, посещение храма и связанные с этим предписания, правила соблюдения обрядов и таинств и т. д. Все эти предписания по сути те же мицвот, которые есть в иудаизме, они выполняют ту же функцию. И если мы начнем сопоставлять еврейские мицвот и христианские предписания и правила, то мы обнаружим много общего, потому что это категории одного порядка. Существенная разница будет состоять только в том, что мицвот в иудаизме были даны непосредственно Всевышним через пророков еврейскому народу, а предписания и правила в христианстве являются установлениями святых и иерархов церкви, закрепленные традицией.
Итак, то, что мы называем заповедями в христианстве, на самом деле является идеалами-ценностями и их необходимо сравнивать с такими же идеалами-ценностями в иудаизме, которые были даны Всевышним человечеству по большей части в виде благословений и описанными в книге «Бе-решит». Таким образом, мы приходим к выводу, что противопоставление мицвот иудаизма и христианских заповедей совершенно неправомочно, поскольку это категории разного уровня. Однако на основе сравнительного анализа идеалов-ценностей обеих религий мы можем нащупать общие точки соприкосновения и выявить общие духовные корни, что послужит прочным фундаментом для дальнейшего диалога и взаимопонимания.
Список литературы:
1. Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. — М.: Издание Московской Патриархии, 1992. — 1372 с.
2. Пятикнижие Моше. Книга Берешит / пер. и ком. Й. Левин, У Линец. -Калуга: Облиздат, 2010. — 336 с.
3. Рамбам. Книга заповедей [Электронный ресурс]. — Режим доступа: ht: tp://toldot. ru/limud/library/galaha-evreiskii-zakon/seferhamitzvot/?curPos=2 (дата обращения: 07. 08. 2014).
4. Рамбам. Книга заповедей [Электронный ресурс]. — Режим доступа: ht: tp://toldot. ru/limud/library/galaha-evreiskii-zakon/seferhamitzvo^?curPos=5 (дата обращения: 07. 08. 2014).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой