Экономико-географические факторы формирования уголовно-исполнительной политики, уголовно-исполнительного права и законодательства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 8
экономико-географические факторы
формирования уголовно-исполнительной политики, уголовно-исполнительного права
и законодательства
© Грушин Ф. В., 2016
Академия ФСИН России, г. Рязань
Рассматриваются особенности влияния экономико-географических факторов на формирование уголовно-исполнительной политики, уголовно-исполнительного права и законодательства. При этом анализируются: фактор масштаба территории, фактор структуры территории, климатический фактор, природно-ресурсный фактор. Данные факторы рассматриваются, в том числе, на основе исторического и международного анализа. Также в статье оценивается создание изолированных участков при исправительных учреждениях. На основании проведенного анализа в статье выдвигаются предложения по изменению действующего уголовно-исполнительного законодательства, а также по повышению эффективности деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания.
Ключевые слова: уголовно-исполнительное законодательство- факторы- уголовно-исполнительная система- исправительные учреждения- осужденные- изолированные участки.
Тема влияния экономико-географических факторов на формирование государственной политики в области исполнения наказаний периодически поднимается в науке, хотя в целом является недостаточно изученной. Как правило, исследования ограничивались анализом возможного воздействия на преступника окружающей его среды. «Осужденный, как и любой человек, — пишет Ф. Р. Сун-дуров, — это частица природы, неизвестным числом нитей связанная с окружающей средой… Ее изменения или особенности могут влиять не только на организм человека, но и на его психику и поведение» [1].
На наш взгляд, экономико-географические факторы занимают особое место в системе детерминант государственной политики в области исполнения наказаний, поскольку их влияние зачастую проявляется опосредованно, но нередко становится определяющим на длительное время. Они заслуживают внимания, поскольку могут выступать движущей силой тех или иных направлений уголовно-исполнительной политики, получающих соответствующее обоснование в науке и находящих свое воплощение в законодательстве. При всем их многообразии наиболее значимыми, на наш взгляд, представляются: 1) фактор масштаба территории- 2) фактор структуры
территории- 3) климатический фактор- 4) природно-ресурсный фактор.
Говоря о факторе масштаба территории государства, нельзя не отметить, что он имеет комплексный характер, поскольку позволяет среди прочего также учесть не только национальные интересы, но и социально-экономические особенности, исторические условия, уровень коммуникаций, географические условия и др. Вместе с тем можно предположить, что он выступает в качестве детерминанты политики в сфере исполнения наказаний лишь в своих крайних проявлениях, когда речь идет либо о слишком маленькой, либо о слишком большой территории. Данный тезис находит свое подтверждение как в истории, так и в современной практике. Причем это в равной степени относится и к России, и к зарубежным странам. Так, в период господства идеи о невозможности исправления преступников задача их максимальной изоляции от общества решалась по-разному, исходя, в том числе, из возможностей соответствующей территории государства.
Англия в этом смысле изначально проигрывала, но в эпоху колониальных войн смогла решить проблему исполнения наказаний за счет приобретенных территорий. В XVП-XVШ вв. транспортация стала одним из основных видов наказания, а осужден-
ные преимущественно направлялись в американские колонии, но война за независимость и образование США внесли в эту практику существенные коррективы, поскольку новое государство отказалось принимать ссыльных уже в 1784 г. На фоне этого была предпринята неудачная попытка создания колонии британских осужденных в Западной Африке в 1781—1782 гг., после чего основным местом отбывания наказания в XIX в. стали Австралия и Новая Зеландия [2].
Географические особенности России, а именно ее значительная территория, наличие сухопутного пути в осваиваемую Сибирь и слабая заселенность отдельных районов привели к возникновению практики исполнения наказания в виде ссылки на поселение и на каторгу в восточные необжитые районы страны, которая достигла огромных масштабов, став в XVII—XIX вв. не только основой российской системы наказаний, но и частью жизни русского общества.
Следует заметить, что в обоих государствах это наказание изначально рассматривалось не только в качестве меры удаления опасных преступников, но и как инструмент освоения новых территорий. Как отмечал Н. Д. Сергиевский, «интересы государства требовали колонизации и укрепления окраин, на эту цель были направлены среди прочих и силы преступников» [3].
Значимость территориального фактора для построения системы наказаний проявляется и при ограниченности территории. Так, Андорра после вынесения приговора отправляла преступников отбывать наказание в соседние Испанию или Францию. Из Лихтенштейна, где значительную часть заключенных составляют иностранцы, они по договоренности отправляются отбывать наказание в Швейцарию, на что княжество выделяет необходимую сумму. Осужденные из Монако и Сан-Марино направляются для отбытия наказания в Италию.
Существуют разные аспекты влияния масштаба территории на развитие уголовно-исполнительной системы РФ:
1) проблема инфраструктурной изоляции, отражающаяся на эффективности деятельности исправительных учреждений, поскольку в удаленно расположенных учреждениях неизбежно порождает трудности в управлении ими и создании условий для развития их производственной базы-
2) сохранение многообразия профиля производственно-хозяйственной деятельности исправительных учреждений, которое до сих пор, наряду с прочими факторами, определяется внушительными размерами территории страны и вытекающим отсюда разнообразием географических, природно-климатических условий, присущих тем или иным субъектам РФ-
3) проблема социальной изоляции, которая актуальна как для сотрудников учреждений УИС, так и для осужденных. И если в отношении сотрудников исправительных учреждений, проходящих службу в отдаленных районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, в учреждениях и органах УИС, дислоцированных в субъекте РФ, входящем в Уральский, Сибирский или Дальневосточный федеральные округа, либо за пределами территории России эта проблема постепенно решается, то негативное влияние фактора масштаба территории на процесс социальной адаптации осужденных преодолевается сложнее.
Фактор масштаба территории особенно отчетливо проявляется, например, в таких наказаниях, как принудительные работы и лишение свободы, несмотря на закрепление в обоих случаях в качестве общего правила положения о том, что осужденные отбывают наказание в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены (ст. 60. 1, 73 УИК РФ).
Проблема заключается в том, что ряд субъектов Федерации имеют весьма значительную территорию, сопоставимую с территорией нескольких европейских государств. При этом низкая плотность населения, специфика ландшафта и климатические условия предопределяют особенности развития транспортной инфраструктуры соответствующего региона, существенно снижающей показатель транспортной доступности исправительных учреждений, что особенно ощутимо в условиях общей крайне низкой транспортной обеспеченности России, сопоставимой только с показателями стран Африки и Азии.
Ситуацию усугубляет возможность направления осужденных для отбывания наказания в иные субъекты Федерации в случае: 1) отсутствия исправительного учреждения необходимого вида на территории субъекта Федерации по месту жительства- 2) невозможности размещения (при-
влечения к труду, если речь идет об исправительных центрах) осужденных в имеющихся исправительных учреждениях, в том числе по состоянию здоровья или для обеспечения их личной безопасности. В отношении отдельных категорий осужденных вообще закреплено императивное предписание о направлении их для отбывания наказания по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений. К их числу относятся:
1) женщины и несовершеннолетние (ч. 3 ст. 73 УИК РФ) —
2) лица, осужденные за преступления, предусмотренные ст. 126, ч. 2 и 3 ст. 127. 1, ст. 205, 206, 208−211, 275, 277−279, 281, 282. 1, 282. 2, 317, ч. 3 ст. 321, ч. 2 ст. 360 УК РФ- осужденные при особо опасном рецидиве преступлений- осужденные к пожизненному лишению свободы- осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме- осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы (ч. 4 ст. 73 УИК РФ).
Подобный подход вполне объясним, учитывая, что в структуре УИС по состоянию на 1 июля 2015 г. функционировали 39 воспитательных колоний для несовершеннолетних, причем только 1 — для девушек, 6 исправительных колоний — для осужденных к пожизненному лишению свободы, 61 лечебное исправительное учреждение — для больных туберкулезом, 9 лечебных исправительных учреждений — для больных наркоманией [4].
Подобная практика не противоречит российскому законодательству и международно-правовым актам, регламентирующим правовое положение осужденных. Вместе с тем нельзя не признать, что складывающаяся ситуация затрагивает права и законные интересы осужденных, о чем свидетельствуют обращения в суды общей юрисдикции с целью оспаривания правомерности решений о направлении осужденных для отбывания наказаний в исправительных учреждениях, находящихся за пределами субъекта РФ по месту жительства или по месту осуждения. И с точки зрения достижения такой цели исполнения наказания, как исправление осужденных, требующее сохранения и поддержания социально полезных связей, данная проблема требует своего решения. Этому, безусловно, не способствовало и изменение редакции ст. 73 УИК РФ, снимающей не только обязан-
ность направлять осужденных в ближайшее к месту прежнего проживания или осуждения ИУ соответствующего вида в пределах субъекта Федерации, в котором они проживали или были осуждены, но и в ближайший субъект Федерации при отсутствии возможности их размещения в ИУ по месту проживания или осуждения [5]. Как справедливо отмечает С. П. Середа, подобное законодательное решение «следует оценивать отрицательно, поскольку оно продиктовано интересами организационного характера, а не вопросами обеспечения дифференциации и индивидуализации исполнения наказания, гуманизации отношений в данной сфере» [6]. Помимо указанных «интересов организационного характера» стоило бы добавить и соображения экономического характера, на что прямо указывается в пояснительной записке к соответствующему законопроекту [7].
Следует заметить, что в странах СНГ, для которых вопрос масштаба территории имеет меньшее значение, предлагается достаточно гибкая формулировка, в которой акценты смещаются на создание условий, необходимых для исправления осужденных, поддержания полезных социальных связей с родственниками, обеспечения безопасности и предупреждения совершения ими преступлений (ст. 63 УИК Республики Беларусь и ч. 2 ст. 88 УИК Республики Казахстан). При таком подходе учитывается не столько географическая близость иного административно-территориального образования государства, сколько транспортная доступность места отбывания наказания для родственников осужденного.
Заслуживает внимания и позиция Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области, который считает целесообразным учитывать волеизъявление осужденных относительно региона отбывания наказания, поскольку место жительства, а тем более место осуждения, не всегда свидетельствуют о наличии прочных социальных связей с соответствующим регионом [8].
Законодатель видит два основных способа решения возникшей проблемы, одновременная реализация которых не исключает друг друга:
1) создание при исправительных учреждениях изолированных участков с различными видами режима, а также изолированных участков, функционирующих как
тюрьма или исправительные центры. Изменение действующего уголовно-исполнительного законодательства в этом направлении впервые произошло с принятием Федерального закона от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации» [9], в соответствии с которым ч. 2 ст. 74 УИК РФ предложением следующего содержания: «В одной исправительной колонии могут создаваться изолированные участки с различными видами режима». В 2008 г. изолированные участки, функционирующие как колонии-поселения, появились в лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях [10]. Затем Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [11] была введена норма, допускающая, что изолированные участки, функционирующие как исправительные центры (учреждения для отбывания наказания в виде принудительных работ), могут создаваться при исправительных учреждениях. Дальнейшее развитие тема создания при исправительных учреждениях изолированных участков получила с принятием Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 219-ФЗ «О внесении изменений в статью 74 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации». В результате принятия данного закона в исправительных колониях стало возможным создание изолированных участков, функционирующих, как тюрьма-
2) расширение практики использования видеосвязи.
И то и другое объективно требует дополнительных затрат, что порождает существенные различия в условиях сохранения социальных контактов осужденных. Не менее важной в этом контексте представляется и правовая регламентация оснований и порядка предоставления видеосвиданий, включая решение вопроса об источниках финансирования возникающих в связи с этим затрат. Принципиальным становится вопрос о необходимости ограничения подобной формы общения осужденных с внешним миром. Возможно также прирав-
нять видеосвидания к телефонным переговорам, количество которых ограничено только техническими возможностями учреждения, что в большей мере отвечает целям социальной адаптации.
Много вопросов вызывает создание изолированных участков, несмотря на то что потребность в соответствующем изменении законодательства обосновывалась не только необходимостью преодоления трудностей в реализации прав осужденных на свидание с родственниками и иными лицами, но и снижением значительных финансовых расходов, связанных с созданием новых исправительных учреждений. Еще более дискуссионна идея практического воплощения альтернативного наказания на базе учреждений, исполняющих лишение свободы [12], поскольку такой подход противоречит самой идее принудительных работ.
Тем не менее создание изолированных участков либо отдельных корпусов для разных категорий осужденных представляется перспективным, хотя и потребует финансовых затрат. За счет этого, в частности, можно было бы решить проблему отсутствия женских и воспитательных колоний в отдельных субъектах Федерации. Следует заметить, что подобный опыт имеется в зарубежных странах. Так, Исполнительный кодекс Республики Молдова допускает отбытие осужденными женщинами наказания в пенитенциарных учреждениях в изолированных отделениях неспециализированных пенитенциарных учреждений. Осужденные лица женского пола, не достигшие совершеннолетия, отбывают наказание в пенитенциарных учреждениях для женщин с обеспечением для них условий пенитенциарного учреждения для несовершеннолетних (ч. 3 ст. 197).
Несколько меньшее влияние на уголовно-исполнительную политику имеет фактор структуры территории, который может проявлять себя по-разному. В одних случаях, например в России, характеризующейся достаточно сложной пространственно-экономической и пространственно-социальной структурой, он обусловливает реализацию дифференцированных механизмов регулирующего воздействия со стороны государства с целью повышения эффективности функционирования системы исполнения наказаний. Вместе с тем он может создавать условия для реализации пенитенциарных экспериментов, примером чему может слу-
жить тюрьма, созданная на острове Бастой, где в 2009 г. Министерство юстиции Норвегии окончило 10-летний эксперимент по «вольному содержанию» осужденных. Опыт был признан удачным, в том числе вследствие существенного сокращения затрат на их содержание (в 2,5 раза по сравнению с другими тюрьмами) [13].
Обширность территории нашей страны обусловила многообразие климатических условий, в которых существуют исправительные учреждения. Климат является одной из физико-географических характеристик местности, одной из составляющих географического ландшафта, которая на локальном уровне, как правило, весьма устойчива, что дает возможности прогнозирования влияния климата на жизнедеятельность в конкретном регионе и планирования необходимых для этого мероприятий. В ведомственных нормативных правовых актах выделяют пять климатических районов: очень холодный, холодный, умеренно холодный, умеренно теплый, теплый [14].
Применительно к вещевому довольствию различается особо холодный, холодный, умеренный и жаркий климат [15]. Наряду с этим выделяют районы с высокой агрессивностью окружающей среды, к которым относятся прибрежные районы Черного, Каспийского, Азовского, Балтийского, Белого, Баренцева, Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского, Чукотского, Берингова, Охотского и Японского морей с шириной полосы до 5 км.
Подобное разнообразие климатических условий не может не отражаться на проводимой в государстве уголовно-исполнительной политике и, соответственно, на уголовно-исполнительном праве и законодательстве. Особое внимание уделяется проблеме соответствия климату условий содержания осужденных. Соответствующие положения нашли свое закрепление в международных пенитенциарных актах и отечественном законодательстве, например ч. 2 ст. 99 УИК РФ указывает на необходимость обеспечения осужденных одеждой по сезону с учетом климатических условий.
Специфика местности учитывается и при определении Перечня медицинских противопоказаний к отбыванию наказания в отдельных местностях Российской Федерации осужденными к лишению свободы, который был утвержден 28 августа 2001 г. совместным Приказом Минздрава РФ
№ 346 и Минюста России № 254 в связи с ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки в исправительных учреждениях и необходимостью принятия более эффективных мер по охране здоровья осужденных.
Рассматривая влияние природного фактора, нельзя не учитывать его ресурсную составляющую, которая во многом является определяющей, поскольку обусловливает возможности обеспечения занятости осужденных. Так, до сих пор существуют так называемые лесные колонии. В рамках Концепции развития УИС поставлена задача расширения производства сельскохозяйственной продукции и стимулирование создания колоний-поселений с сельскохозяйственным производством в зонах с благоприятными климатическими условиями [16]. Профиль некоторых исправительных учреждений обусловлен близостью морских природных ресурсов. Так, в исправительной колонии № 22 ГУФСИН России по Приморскому краю начал функционировать цех по производству крабовых ловушек для компании, осуществляющей вылов краба на территории Дальнего Востока [17].
Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что среди географических факторов формирования уголовно-исполнительной политики, уголовно-исполнительного права и законодательства наиболее значимыми являются:
1) фактор масштаба территории, проявляющийся лишь когда речь идет либо о слишком маленькой, либо о слишком большой территории-
2) фактор структуры территории, который обусловливает реализацию дифференцированных механизмов регулирующего воздействия со стороны государства с целью повышения эффективности функционирования системы исполнения наказаний-
3) климатический фактор, влияние которого прослеживается в определении условий содержания осужденных, а также реализации мер по улучшению санитарно-эпидемиологической обстановки в исправительных учреждениях-
4) природно-ресурсный фактор, во многом определяющий сферы занятости осужденных. Е
1. Сундуров Ф. Р. Социально-психологические и правовые аспекты исправления и перевоспитания правонарушителей. Казань, 1976. С. 30.
2. Андреященко Р. А. Пенитенциарная система Англии и Уэльса в XVI—XX вв. (историко-юридическое исследование): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 12.
3. Сергиевский Н. Д. Наказание в русском праве XVII в. СПб., 1887. С. 244.
4. URL: http: //www. fsin. su/structure/inspector/iao/ statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/
5. См.: О внесении изменений в статью 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации: федер. закон от 19 июля 2007 г. № 142-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2007. № 30. Ст. 3756.
6. Середа С. П. Роль места отбывания наказания в виде лишения свободы в реализации принципов гуманизма, дифференциации и индивидуализации исполнения наказания // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2008. № 4. С. 30.
7. См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона № 314 401−4 «О внесении изменений в статью 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: http: //docs. cntd. ru/document/ 902 048 930
8. См.: URL: http: //euro-ombudsman. org/reference/ annual_reports_of_ombudsmen/spetsi alyny-doklad-o-prob-lemah-opredeleniya-mesta-otbvaniya-nakazaniya-litsam-osuzhdennm-k-lisheniyu-svobod
9. См.: Собр. законодательства РФ. 2001. № 11. Ст. 1002.
10. См.: О внесении изменений в статью 74 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации: федер. закон от 3 дек. 2008 г. № 235-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2008. № 49. Ст. 5733.
11. См.: Собр. законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7362.
12. Ендольцева А. В., Никитин А. М. Принудительные работы: некоторые проблемы их исполнения / / Адвокатская практика. 2013. № 4. С. 36−39.
13. См.: URL: ttolk. ru/?p=4220
14. См., напр.: Наставление по автотранспортной службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы: приказ ФСИН России от 11 марта 2005 г. № 68 // Гарант [Электронный ресурс]: справочная правовая система.
15. См.: Об утверждении норм вещевого довольствия осужденных к лишению свободы и лиц, содержащихся в следственных изоляторах: приказ Минюста России от 3 дек. 2013 г. № 216 // Рос. газ. 2013. 25 дек.
16. См.: Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: распоряжение Правительства Р Ф от 14 окт. 2010 г. № 1772-р // Собр. законодательства РФ. 2010. № 43. Ст. 5544.
17. См.: URL: http: //фсин. рф/news/index. php? ELEME
список литературы
О внесении изменений в статью 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации: федер. закон от 19 июля 2007 г. № 142-ФЗ // Собр. законодательства РФ. — 2007. — № 30. — Ст. 3756.
Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: распоряжение Правительства Р Ф от 14 окт. 2010 г. № 1772-р // Собр. законодательства РФ. — 2010. — № 43. — Ст. 5544.
Об утверждении норм вещевого довольствия осужденных к лишению свободы и лиц, содержащихся в следственных изоляторах: приказ Минюста России от 3 дек. 2013 г. № 216 // Рос. газ. — 2013. — 25 дек.
Наставление по автотранспортной службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы: приказ ФСИН России от 11 марта 2005 г. № 68 // Гарант [Электронный ресурс]: справочная правовая система.
Андреященко Р. А. Пенитенциарная система Англии и Уэльса в ХVI-ХХ вв. (историко-юридическое исследование): автореф. дис. … канд. юрид. наук / Р. А. Андреященко. — Екатеринбург, 2006. — 26 с.
Ендольцева А. В. Принудительные работы: некоторые проблемы их исполнения / А. В. Ендольцева, А. М. Никитин // Адвокатская практика. — 2013. -№ 4. — С. 36−39.
Сергиевский Н. Д. Наказание в русском праве XVII в. / Н. Д. Сергиевский.- СПб.: [Б. и. ], 1887. — 314 с.
Середа С. П. Роль места отбывания наказания в виде лишения свободы в реализации принципов гуманизма, дифференциации и индивидуализации исполнения наказания // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. — 2008. — № 4.
Сундуров Ф. Р. Социально-психологические и правовые аспекты исправления и перевоспитания правонарушителей / Ф. Р. Сундуров. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1976. — 214 с.
Economic and Geographical Factors of Formation Penal Policy, Criminal Law Enforcement and Legislation
© Grushin F., 2016
The article discusses the features of the effect of the economic and geographical factors on the formation of penal policy, criminal law and law enforcement. Here are analyzed: the territory of the scale factor, the factor structure of the territory, the climatic factor, natural-resource factor. These factors are considered including, based on historical and international analysis. The article also estimated the creation of isolated areas in the prisons. Based on the analysis in the paper contains proposals to change the current penitentiary legislation, as well as to improve the efficiency of the institutions and bodies executing criminal punishment.
Key words: penal legislation- factors- correctional system- prisons- convicted- isolated areas.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой