Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация его статуса?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

УДК 343. 1

Грачев Сергей Александрович Grachev Sergey Aleksandrovich

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предварительного расследования Нижегородская академия МВД России (603 950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

candidate of legal sciences, associate professor of the department of preliminary investigation Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603 950)

E-mail: sergeyag@inbox. ru

Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация его статуса?

The value of the resolution on attraction as accused: allegation of commission of an offence or the fixing of his status?

Статья посвящена анализу сущности и значения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, его соотношения с протоколом задержания в части описания причастности лица к совершению преступления. На основании изучения сути указанных процессуальных документов автор приходит к выводу о возможности унификации процессуальных статусов подозреваемого и обвиняемого по уголовному делу и порядку ограничения свободы лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, не посредством избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, а в порядке судебного продления срока задержания.

Ключевые слова: обвинение, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвиняемый, подозреваемый, задержание подозреваемого, заключение под стражу.

This article analyzes the nature and importance of the resolution on attraction as a defendant, its relationship with the police report to describe the involvement of a person to commit a crime. On the basis of studying the nature of these procedural documents the author comes to the conclusion about the possibility of unification procedural status of the suspect and the accused in a criminal case and the order restriction of liberty of a person against whom criminal prosecution is not by election of the accused the measure of restraint in form of detention, and a judicial extension of detention.

Keywords: prosecution, the decision to prosecute person as an accused, the accused, the suspect, the detention of the suspect detention.

Статья 5 УПК РФ определяет обвинение как утверждение о совершении конкретным лицом преступления, которое применительно к расследованию в форме предварительного следствия формулируется в постановлении следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого.

В своем определении от 12 июля 2001 года № 168−0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федорова В. А. на нарушение его конституционных прав статьей 254 УПК РСФСР» Конституционный Суд Р Ф отметил, что нормы уголовно-процессуального законодательства позволяют суду принимать решения по делу только в рамках того обвинения, которое было предъявлено обвиняемому органами

уголовного преследования и поддерживалось в судебном заседании государственным обвинителем и потерпевшим как в части фактических обстоятельств совершения преступления, так и в части ихуголовно-правовой оценки [1].

Таким образом, значение данного постановления состоит в том, чтобы в окончательном виде зафиксировать уголовно-правовые претензии стороны обвинения к лицу, совершившему преступление. Можно констатировать, что обвинение напрямую связано с уголовным иском [2], который представляет собою требование, обращенное к суду против конкретного уголовного ответчика о защите установленного правопорядка, а также прав и свобод граждан

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2016, № 1 (33)

105

Гоачев С. А. Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация…

Грачев С. А. Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация…

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

от преступных посягательств. Поэтому только в рамках предъявленного лицу обвинения гражданин может быть предан суду, а в суде исследование доказательств осуществляется «вокруг» сформулированного и предъявленного обвинения. Подобный подход к сущности обвинения позволяет прийти к выводу о том, что обвинение должно формулироваться тогда, когда установлены все обстоятельства совершенного преступления, по сути — на конечном этапе расследования.

Между тем на начальном этапе предварительного расследования постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого также выносится. Однако оно выполняет другую функцию — фиксирует новый процессуальный статус лица (ранее, как правило, находившегося в статусе подозреваемого) для создания условий применения к нему мер процессуального пресечения.

Можно констатировать, что согласно требованиям уголовно-процессуального закона содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого по своему объему должно превосходить сущность оснований для появления подозреваемого (ст. 46 УПК РФ), поскольку подобное постановление составляется при наличии достаточных для обвинения доказательств. Указанная трактовка позволяет следователю формировать обвинение только в случаях, когда все элементы состава преступления установлены (доказаны) с достоверностью, а утверждение о совершении преступления определенным лицом (обвинение) обосновано.

Однако в практической деятельности органов предварительного следствия нередки случаи, когда следователь постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносит в случаях, когда доказательств для этого недостаточно. В содержании описательной части постановления следователь употребляет формулировки «в неустановленном месте», «в соучастии с неустановленным лицом» и т. п., несмотря на то, что точное место совершения преступления (и другие обстоятельства его совершения) входит в предмет доказывания и должно быть установлено в обязательном порядке. Можно сказать, что формально утверждение о совершении лицом преступления (обвинение) есть, а описания совершения этого преступления нет. По изученным нами уголовным делам реакции на подобные постановления со стороны надзирающего прокурора не последовало, поскольку как следователь, так и прокурор понимают, что значение данного постановления состоит не в

окончательном выводе о совершении лицом преступления и не в том, чтобы описание преступления (в том виде, в котором оно сформулировано в настоящий момент) было итоговым, а в фиксации правового положения лица как обвиняемого по уголовному делу.

Подобная практика в подавляющем большинстве случаев имеет место тогда, когда следователь задерживает лицо по подозрению в совершении преступления и в течение времени задержания планирует обратиться в суд по вопросу его ареста. Мотивы к задержанию подозреваемого могут быть разными, однако следственная практика идет по тому пути, что время задержания подозреваемого используется следователем с целью оформления материалов для ареста обвиняемого [3]. В течение обозначенного времени следователь собирает на задержанного характеризующий материал, составляет постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявляет обвинение, допрашивает обвиняемого, выносит ходатайство перед судом об аресте обвиняемого, копирует материалы уголовного дела, обосновывает в суде свое ходатайство ит. п. В таких условиях следователь физически не в состоянии полноценно осуществлять собирание доказательств, планировать и проводить первоочередные следственные действия. Значительная часть его рабочего времени занимает техническая работа по подготовке к аресту обвиняемого.

Следует подчеркнуть, что исходя из таких условий на момент составления протокола задержания следователь в подавляющем большинстве случаев обладает той же совокупностью доказательств совершения лицом преступления, что и при последующем вынесении в его отношении постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Подобная практика вызывает ряд вопросов. Первое. Почему следователь сразу не вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемого, хотя на момент составления протокола задержания планировал последующий арест? Второе. Можно ли вынесенное постановление о привлечении в качестве обвиняемого считать законным и обоснованным, если ряд обстоятельств совершения преступления не установлены? Третье. Является ли обвинение своевременным, если следователь предъявил обвинение сегодня, а вчера «сделал» гражданина подозреваемым? Четвертое. Обосновано ли уголовное преследование не в один, а в два этапа, когда следователь уже на момент принятия решения о задержании планирует последу-

106

Юридическая наука и практика

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

ющее вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого?

Попробуем разобраться в этих вопросах. Результаты проведенного нами интервьюирования показывают, что следователи поступают так в определенных ситуациях, в которых необходимо изолировать от общества лицо, причастное к совершению преступления. Без составления документа, подтверждающего правомерность ограничения свободы, это лицо может содержаться в правоохранительном органе не более 3-х часов. В связи с нехваткой времени для обращения в суд по вопросу заключения лица под стражу следователи принимают решение о задержании, время которого используют в основном для составления постановления и предъявления обвинения, а также для сбора и представления в суд материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста.

Действительно, для постановки лицу статуса подозреваемого следователь составляет протокол задержания, а также ряд сопутствующих документов — справку о гражданстве и документах, удостоверяющих личность, уведомление и сообщение о задержании. Для составления данных документов необходимо около часа.

Для заключения обвиняемого под стражу требуется вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявить обвинение, допросить обвиняемого, вынести ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, согласовать его с руководителем следственного органа. Кроме того, следователь должен оформить материалы, подтверждающие законность и обоснованность заявленного в суд ходатайства, в том числе собрать и приобщить характеризующий материал на обвиняемого. В данном случае потребуется существенно больше времени. Учитывая, что без составления документа о задержании гражданин может содержаться в правоохранительном органе не более 3-х часов, а для подготовки материалов для ареста обвиняемого необходимо всегда более 3-хчасов, следователи всегда сначала задерживают гражданина как подозреваемого, а потом его арестовывают в статусе обвиняемого.

Получается, что процедура задержания подозреваемого в таких случаях призвана предоставить следователю время не для оценки причастности задержанного к совершению преступления и получения дополнительных доказательств, а дать подготовиться следователю (в организационном аспекте) к аресту этого лица. Однако подобного мотива задержания уголовно-процессуальный закон не содержит.

По проанализированным нами уголовным делам следователи задерживали подозреваемого, которого в дальнейшем не арестовали в 2,8% случаев. Значительно чаще имеют место случаи, в которых суд не поддержал следователя в вопросе заключения обвиняемого под стражу, несмотря на заявленное об этом ходатайство.

Можно констатировать, что следователи в подавляющем большинстве случаев рассматривают задержание подозреваемого в качестве условия (создания предпосылок) для последующего его ареста.

Подобную точку зрения разделяет и Пленум Верховного суда РФ, который в своем постановлении от 19 декабря 2013 года № 41 указал, что при отказе суда в удовлетворении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подозреваемый, обвиняемый подлежит немедленному освобождению из-под стражи вне зависимости от того, истек 48-часовой срок с момента его задержания или нет [4].

При подобном понимании сущности задержания и анализе значения постановления о привлечении в качестве обвиняемого возникает вопрос о необходимости разделения статуса участника процесса, в чьем отношении осуществляется уголовное преследование, на подозреваемого и обвиняемого.

В соответствии с УПК РФ подозреваемым становится лицо, в отношении которого до предъявления обвинения избрана мера пресечения- возбуждено уголовное дело- направлено уведомление о подозрении или лицо задержано на срок не более 48 часов по подозрению в совершении преступления. Для принятия любого из указанных решений по уголовному делу необходимо наличие достаточных данных, поскольку постановка лица в статус подозреваемого осуществляется посредством процессуального решения, которое должно отвечать критериям законности и обоснованности.

Для того чтобы провести границу между подозреваемым и обвиняемым, необходимо оценить основания для появления указанных участников процесса, которые фиксируются следователем в описательной части соответствующего процессуального документа.

Анализ материалов уголовных дел, по которым арест обвиняемых проводился в течение срока их задержания в порядке статьи 91 УПК РФ, позволяет заключить, что содержание первоначального постановления о привлечении в качестве обвиняемого весьма поверхностно.

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2016, № 1 (33)

107

Гоачев С. А. Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация…

Грачев С. А. Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация…

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

В силу этого по всем изученным нами делам обвинение таким лицам перепредъявлялось, а в некоторых случаях это происходило неоднократно. Причем новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого не всегда расширяло объем обвинения. Зачастую детализировались элементы состава преступления в действиях обвиняемого, расширялись фактические обстоятельства совершения преступления, а квалификация деяния оставалась неизменной.

Это еще раз подтверждает то, что первоначальное обвинение составлялось исключительно формально — для того чтобы зафиксировать возникновение обвиняемого и появилась возможность заключить под стражу это лицо. Заключение под стражу закон позволяет применять в качестве меры пресечения до предъявления обвинения в отношении подозреваемого.

Следователи редко, но обращаются в суд по данному вопросу. Однако суды очень неохотно поддерживают подобную инициативу органов предварительного расследования, поскольку считается, что степень доказанности причастности лица к совершенному преступлению у обвиняемого существенно выше, чем у подозреваемого. Именно поэтому арест подозреваемых в следственной практике применяется в исключительных случаях, по особо тяжким преступлениям, имеющим большой общественный резонанс ит. п. В остальных случаях суды более «охотно» арестовывают обвиняемых, чем подозреваемых.

Учитывая, что такое «первоначальное» или «дежурное» обвинение необходимо не для формулирования утверждения о совершении лицом преступления (для последующего изучения собранных доказательств в целях определения виновности), а для постановки лица в процессуальный статус обвиняемого, можно констатировать, что оно не является обвинением по смыслу, придаваемому этому понятию статьей 5 УПК РФ.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что не решающее, но существенное значение для судей, разрешающихходатайство следственных органов о заключении обвиняемого под стражу, имеет не только совокупность собранных по делу доказательств, но и формальное наличие закрепленного статуса обвиняемого по уголовному делу.

Учитывая, что основание для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого закон регламентирует неопределенно — как наличие достаточных доказательств для предъявления обвинения, можно сделать

вывод о том, что появление обвиняемого связано не только и не столько с наличием по делу собранных доказательств, сколько с необходимостью ограничения конституционных прав граждан — арестом обвиняемого. Вместе с тем, ограничение рассматриваемых прав в соответствии с законом возможно и в другом правовом режиме — в рамках ареста подозреваемого.

Поэтому необходимо поставить вопрос об унификации статусов лица, в отношении которого проводится уголовное преследование, и назвать его подозреваемым во всех случаях досудебного производства по уголовному делу. При этом считаем необходимым объединить права и обязанности подозреваемого и обвиняемого. Появление обвиняемого необходимо связать с окончательным итоговым решением по уголовному делу — с обвинительным заключением.

Применительно к заключению под стражу следует рассмотреть вопрос о возможности судебного установления срока ареста в зависимости от доказанности обстоятельств преступления и причастности подозреваемого к его совершению по следующей формуле.

Первоначальное задержание до 48 часов возможно без судебного решения. В дальнейшем на основании ходатайства следователя, согласованного с руководителем следственного органа, срок содержания под стражей может быть продлен не более чем до истечения срока предварительного расследования уголовного дела. В ходатайстве следователь излагает не только обстоятельства, в силу которых необходима изоляция подозреваемого от общества, но и те, которые свидетельствуют о совершении им преступления.

Суд, рассматривая ходатайство органов предварительного следствия, вправе отказать или удовлетворить ходатайство, причем как в полном объеме, так и частично. Иными словами, основываясь на представленных материалах уголовного дела, подтверждающих законность и обоснованность заявленного ходатайства, суд вправе продлить задержание на любой срок — от нескольких дней до месяцев. В данном случае предлагается действовать по аналогии с продлением срока доследственной проверки, которую руководитель следственного органа может продлить как на тот срок, о котором ходатайствует следователь, так и на меньший, достаточный для проведения необходимых процессуальных действий.

Подобный порядок, как нам кажется, позволит как суду, так и следственным органам обо-

108

Юридическая наука и практика

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

снованно подходить к срокам нахождения под стражей лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование. В каждом конкретном случае органы предварительного расследования будут предоставлять материалы уголовного дела, действительно подтверждающие заявленное ходатайство. Также это позволит устранить дублирование в деятельности следователя — не потребуется составлять сначала постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а затем ходатайство об аресте, которое также содержит в себе описание обстоятельств совершения преступления.

В свою очередь, суд сможет варьировать длительность содержания под стражей, исходя из перечня следственныхдействий, которые необходимо провести с участием подозреваемого, и других нужд доказывания. Если, по мнению суда, следователь его не убедил в необходимости длительного продления срока задержания, то он вправе продлить его на короткий срок с тем, чтобы в дальнейшем, по мере собирания следователем дополнительных доказательств причастности лица к совершению преступления, еще раз вернуться к обсуждению со следователем вопроса продления срока задержания.

Мы считаем, что подобный порядок не будет противоречить требованиям Конституции Р Ф, поскольку без судебного решения конституционное право на свободу не будет ограничиваться свыше 48 часов.

Примечания

1. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федорова Владимира Александровича на нарушение его конституционных прав статьей 254 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР: опреде-

ление Конституционного Суда Р Ф от 12 июля 2001 г. № 168−0 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 16. 12. 2015).

2. Александров А. С., Гущев В. Е. Субсидиарный уголовный иск. Н. Новгород, 1999.

3. В ходе интервьюирования 97,3% опрошенных следователей пояснили, что они не будут задерживать лицо по подозрению в совершении преступления, если они в дальнейшем не планируют применить в его отношении меру пресечения в виде заключения под стражу.

4. О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога: постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 19 декабря 2013 г. № 41 (п. 13) // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 16. 12. 2015).

Notes

1. About refusal in admission for consideration of the complaint of the citizen Fedorov, Vladimir Aleksandrovich on violation of its constitutional rights by article 254 of the Criminal procedure code of the Russian Federation: the determination of the Constitutional Court dated 12. 07. 2001 № 168−0 // ATP «ConsultantPlus» (reference date: 16. 12. 2015).

2. Alexandrov A.S., Guschev V.E. Vicarious criminal complaint. Nizhny Novgorod, 1999.

3. During the interviewing 97,3% of the interviewed investigators explained that they will not detain a person on suspicion of committing a crime if they in the future not planning to use against him the measure of restraint in form of detention.

4. About practice of application by courts of the legislation on preventive measures in the form of detention, house arrest and bail: resolution of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of 19. 12. 2013 № 41 (clause 13) // ATP «ConsultantPlus» (reference date: 16. 12. 2015).

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2016, № 1 (33)

109

Гоачее С. А. Значение постановления о привлечении в качестве обвиняемого: утверждение о совершении лицом преступления или фиксация…

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой