Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

УДК 343

Степанов Максим Вячеславович Stepanov Maksim Vyacheslavovich

кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника кафедры уголовного и уголовноисполнительного права

Нижегородская академия МВД России (603 950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

candidate of legal sciences, associate professor, deputy head of the chair of criminal and penal law Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603 950)

E-mail: stepanov52m@mail. ru

Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ)

The critical analysis of the rule about fraud in the sphere of computer information (art. 1596 of the Criminal code of Russia)

В статье проводится анализ эффективности нормы, предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации. В частности, обращается внимание на место данной нормы в системе иных специальных видов мошенничества (ст. 1591−1595 УК РФ), на соотношение с «материнским» составом, предусмотренным статьей 159 УК РФ, а также с преступными деяниями, совершаемыми в сфере компьютерной информации. Автор приходит к выводу об особом статусе рассматриваемого вида мошенничества и необходимости корректировки действующего уголовного законодательства, направленного на борьбу с хищениями, совершаемыми путем мошенничества.

Ключевыеслова: мошенничество, специальные виды мошенничества, компьютерная информация, эффективность уголовного законодательства, преступления против собственности.

The effectiveness of the rule imposing liability for fraud in the sphere of computer information is assesses in the article. In particular, the attention is paid to the place of this rule within the system of other special types of fraud (art. 1591−1595 of the Criminal code of Russia), on the ratio of the «parent» corpus delicti, provided by article 159 of the Criminal code of Russia and the criminal acts committed in the sphere of computer information. The author comes to the conclusion about the special status of this type of fraud and the necessity of amending the current criminal legislation aimed at combating fraud committed by fraud.

Keywords: fraud, special types of fraud, computer information, the effectiveness of the criminal legislation, crimes against property.

Обращаясь к анализу статьи 1596 УК РФ по прошествии трех лет с момента начала ее действия, приходим к выводу о том, что у правоприменителя, как собственно и у представителей научного сообщества, отсутствует единое мнение относительно многих аспектов, присущих рассматриваемому составу и влияющих на квалификацию. Нужно заметить, что норма в предложенной законодателем редакции вызвала множество критики, поскольку сравнивалась сбелой вороной по причине включения в ее диспозицию крайне спорных признаков, «ломающих» сложившуюся систему (не во всех моментах идеальную) противодействия преступлениям против собственности.

Исходя из того, что по своему описанию норма является ссылочно-бланкетной, необходимо учитывать положения, закрепленные в следующих нормативных правовых актах и официальных источниках:

— Федеральный закон РФ от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [1]-

— Указ Президента Р Ф от 17 марта 2008 года № 351 «О мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации при использовании информационно-телекоммуникационных сетей международного информационного обмена» [2]-

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2016, № 1 (33)

173

Степанов М. В. Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ)

Степанов М. В. Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (от. 1596 УК РФ)

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

— постановление Правительства Р Ф от 16 марта 2009 года № 228 «О Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» [3]-

— постановление Правительства Р Ф от 6 ноября 2007 года № 758 «О государственной аккредитации организаций, осуществляющих деятельность в области информационных технологий» [4]-

— постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» [5]-

— Методические рекомендации по осуществлению прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений в сфере компьютерной информации (утв. Генпрокуратурой России) [6] и др.

Предметом рассматриваемого специального состава мошенничества выступает чужое имущество (в т. ч. денежные средства), а также право на чужое имущество, что в полной мере соответствует положениям «материнского» состава. Акцентирование внимание на этом обстоятельстве связано с тем, что не все специальные составы мошенничества в этом отношении соответствуют статье 159 УК РФ. В частности, предметом мошенничества в сфере кредитования (ст. 1591 УК), исходя из буквального толкования диспозиции статьи, выступают только денежные средства [7]. В свою очередь право на имущество не упоминается в качестве предмета мошенничества в сфере кредитования (ст. 1591), при получении выплат (ст. 1592), с использованием платежных карт (ст. 1593), в сфере страхования (ст. 1595) [8, с. 8−10]. Данная практика недопустима по причине того, что она порождает противоречия в едином механизме противодействия мошенническим хищениям. Одновременно с этим можно заметить, что по предмету посягательства состав мошенничества в сфере компьютерной информации в полной мере соотносится с «материнским» составом.

Объективная сторона мошенничества в сфере компьютерной информации сформулирована своеобразно, в результате формируется мнение о том, что данная форма завладения чужим имуществом с трудом может быть отнесена к группе мошенничества, поскольку характерные мошеннические признаки — обман или злоупотребление доверием здесь явно не фигурируют.

Ранее Верховный Суд Р Ф в пояснительной записке разъяснил, что преступление, предусмотренное данной статьей, не совершает-

ся классическими для любого мошенничества способами — обман или злоупотребление доверием. Субъект лишь получает доступ к соответствующим сведениям, что в результате приводит к хищению чужого имущества или приобретению права на чужое имущество. Но, несмотря на это, при квалификации возникает вопрос, необходимо ли устанавливать факт обмана или злоупотребления доверием или это излишне.

Полагаем, что поскольку в диспозиции статьи 1596 УК РФ заимствуется термин «мошенничество», выступающий в качестве видового для всех специальных составов, предусмотренных статьями 1591−1596 УК РФ, это дает полное основание для вывода о необходимости установления факта обмана или злоупотребления доверием и при совершении рассматриваемого преступления, поскольку оно, как и все предшествующие, закрепляет специальный состав, основывающийся на «материнском» составе мошенничества, а следовательно, должен соответствовать ему по общим признакам. С другой стороны, указанные доводы можно признать надуманными, исходя из того, что законодатель не предусмотрел обман или злоупотребление доверием в качестве признака мошенничества в сфере компьютерной информации. В этом случае сомнителен сам факт отнесения рассматриваемого преступления к мошенничеству. Если учитывать данный факт, то справедливее было бы именовать данную статью не мошенничество в сфере компьютерной информации, а хищение с использованием компьютерной информации, что исключило бы привязку анализируемого состава к мошенничеству в связи с отсутствием (неявностью) признаков обмана или злоупотребления доверием.

В самом деле, о каком обмане или злоупотреблении можно вести речь, если отсутствует лицо, которому сообщаются ложные или несоответствующие действительности сведения. Может быть российский законодатель, а вслед за ним и правоприменитель допускают возможность обмана оборудования, как это, к примеру, признается в практике ряда зарубежных государств, например, в Великобритании [11] или в Германии [12].

Можно предположить и то, что лицо, совершающее рассматриваемое преступление, способами, указанными в законе, обманывает, вводит в заблуждение собственника или иное лицо, в результате чего последним причиняется материальный ущерб. Данный вывод подтверждается следующим примером из судебной практики.

174

Юридическая наука и практика

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

Лагузина с целью извлечения материальной выгоды для себя, изготовила в различное время несколько фиктивных трудовых договоров, согласно которым между ЗАО и фиктивно трудоустроенными лицами было достигнуто соглашение об их найме для работы в гипермаркете на должность продавца-кассира. Используя компьютерную программу, виновная вносила в табель учета рабочего времени не соответствующие действительности учетные записи о том, что лица числятся в штате гипермаркета на должности продавца-кассира.

В последующем умышленно не вносила в табели учета рабочего времени отметки о неявке на работу фиктивно трудоустроенных на должность продавца-кассира лиц, посредством сети «Интернет» предоставляла сформированные ею табели учета рабочего времени в бухгалтерию Центрального офиса ЗАО. Заработная плата на фиктивно трудоустроенных перечислялась на расчетные счета, открытые Лагузиной на их имя в Дмитровском отделении Сбербанка Р Ф [13].

Примечательно, что если бы фигурантка указанного дела осуществляла преступные операции без использования соответствующих компьютерных средств, то, очевидно, ее деяние квалифицировалось бы по статье 159 УК РФ, а последствия были бы гораздо негативнее.

Способы мошенничества выражены в совершении различныхопераций с компьютерной информацией, а именно:

— ввод компьютерной информации-

— удаление компьютерной информации-

— блокирование компьютерной информации-

— модификация компьютерной информации-

— иное вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационнотелекоммуникационных сетей.

При совершении рассматриваемого преступления виновное лицо может совершить одно действие, образующее объективную сторону, либо выполнить несколько указанных действий. Показателен следующий пример из следственной практики.

У Л., работавшей в филиале мобильного оператора ОАО «1» в должности старшего специалиста отдела по работе с корпоративными клиентами, возник преступный умысел, направленный на периодическое хищение денежных средств, принадлежащих ОАО «1», путем переноса денежных средств, находящихся на лицевых счетах ключевых клиентов, на подконтрольные ей лицевые счета, оформленные по несуществующим анкетным данным, проведе-

ния финансовой корректировки за счет средств ОАО «1» с использованием автоматизированной системы расчетов и последующего перечисления перенесенных денежных средств на имеющиеся у нее банковские карты при помощи мобильного сервиса.

C целью реализации преступных намерений Л. по несуществующим анкетным данным создала лицевые счета на ряд лиц, таким образом, произведя ввод компьютерной информации. Согласно условиям работы мобильного сервиса, для осуществления перевода денежных средств с абонентом, то есть физическим лицом, должен быть заключен абонентский договор, в соответствии с которым максимальная сумма одной операции по абонентскому номеру составляет не более 14 999 рублей, максимальная общая сумма платежей в сутки составляет не более 30 000 рублей. Таким образом, для осуществления своих преступных намерений, для извлечения максимально возможной выгоды Л. неоднократно осуществляла операции по смене абонентского номера на лицевых счетах для получения возможности проводить большее количество операций. Всего Л. по различным лицевым счетам было проведено около ста операций по замене абонентских номеров. В результате чего с лицевых счетов ключевых клиентов ОАО «1» она похитила денежные средства на общую сумму 2 613 581 рубль 73 копейки.

Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих ОАО «1», после проведения операций по переносуденежных средств Л. провела финансовые корректировки на счетах ключевых клиентов, мотивировав это тем, что был применен неправильный тариф, при этом достоверно зная, что тарификация была произведена корректно, и таким образом модифицировала компьютерную информацию, в результате чего задолженность по данным счетам была погашена за счет средств ОАО «1». Таким образом, организации был причинен материальный вред на общую сумму 2 613 581 рубль 73 копейки, что составляет крупный размер. Похищенные денежные средства Л. перевела на имеющиеся у нее банковские карты и использовала их по собственному усмотрению.

Многие признаки, отраженные в статье 1596 УК РФ, ранее были закреплены в статье 272 УК РФ (Неправомерный доступ к компьютерной информации) и статье 273 УК РФ (Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ), что требует обяза-

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2016, № 1 (33)

175

Степанов М. В. Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (от. 1596 УК РФ)

Степанов М. В. Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (от. 1596 УК РФ)

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

тельного сравнения данных составов. В частности, в примечании к статье 272 УК РФ закреплена важнейшая дефиниция «компьютерная информация», под которой понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи.

Нужно сказать, что в отношении данной дефиниции учеными высказывается справедливая критика. Например, П. С. Яни замечает, что используемая в примечании к статье 272 УК РФ формулировка, распространяющаяся и на статью 1596 УК РФ, себя изжила в силу внедрения и использования новых технологий, которые не включаются в модель сформулированного определения [12].

Использование в диспозиции обобщающего термина «иное вмешательство в функционирование средства хранения, обработки или передачи компьютерной информации» позволяет сделать вывод о том, что способы совершения преступления могут быть любыми, самыми различными. Данная формулировка неконкретна, что может породить возможность чрезмерно широкого и неправильного применения термина.

В. Тюнин обращает внимание на то, что использованное понятие удаления информации неудачно, так как дает возможность избежать квалификации состава преступления, так как затирание компьютерной информации по сути не является удалением. По его мнению, более уместным было бы заимствование термина «уничтожение», упоминающегося в статье 272 УК РФ [14].

Позволим не согласиться с автором этих строк, поскольку перечень способов вмешательства не является исчерпывающим, что дает возможность использовать любой (например, нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации, нарушение правил доступа к сетям и т. п.).

Под средствами хранения, обработки или передачи компьютерной информации понимаются жесткие диски, оптические диски, USB-накопители, карты памяти, серверное оборудование, рабочие станции, каналы связи и др. [15].

Информационно-телекоммуникационная сеть (ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации») — это технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники.

Преступление, предусмотренное статьей 1596 УК РФ, может быть совершено путем только ак-тивныхдействий. Виновный может осуществить удаленный доступ, либо непосредственно воздействовать на средства хранения, обработки или передачи данных, которые используются при совершении финансовых и других операций в различных организациях.

При сравнении мошенничества в сфере компьютерной информации со смежными составами преступлений, в частности со статьей 272 УК РФ, обращает на себя внимание несогласованность при установлении крупного размера и крупного ущерба. Статья 1596 УК РФ определяет крупный размер в сумме свыше 1,5 млн рублей, а статья 272 УК РФ — свыше 1 млн рублей.

В пункте 12 постановления № 51, которое на сегодняшний день утратило свою актуальность, отмечается, что при совершении мошеннических действий с неправомерным внедрением в чужую информационную систему или с иным неправомерным доступом к охраняемой законом компьютерной информации кредитных учреждений либо с созданием заведомо вредоносных программ для электронно-вычислительных машин, внесением изменений в существующие программы, использованием или распространением вредоносных программ для ЭВМ такие действия квалифицировались по совокупности преступлений как мошенничество (ст. 159 УК РФ) и соответствующее преступление в сфере компьютерной информации (гл. 28 УК РФ).

В настоящее время в связи с вступлением в силу ФЗ № 207 такая квалификация преступлений по совокупности более не потребуется [16].

Это обстоятельство приводит к выводу о явном несоответствии санкции статьи 1596 УК РФ характеру и степени общественной опасности описываемого ею деяния [17]. Например, если раньше при квалификации мошенничества в системе интернет-банкинга по совокупности части 4 статьи 159 и части 1 статьи 272 УК РФ максимальный срок наказания в виде лишения свободы составлял двенадцать лет, то теперь при квалификации данного преступления по части 4 статьи 1596 УК РФ таковой ограничен десятью годами.

Кроме того, действующая редакция статьи 15 УК РФ позволяет суду при определенных условиях снизить категорию совершенного преступления на одну ступень, то есть признать мошенничество в сфере компьютерной информации, совершенное при наличии признаков части 4, преступлением средней тяжести. Это может предоставить виновному новые привилегии

176

Юридическая наука и практика

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

в виде возможности освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ) или в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), что еще более дискредитирует предупредительную функцию уголовного законодательства.

Таким образом, можно сформулировать следующее заключение. Действующее уголовное законодательство остро нуждается в закреплении в нем норм, которые в качестве конструктивного признака включают способ, связанный с преступным использованием компьютерной, информационно-телекоммуникационной систем. Вернее было бы предусмотреть в качестве квалифицирующего признака отдельных составов преступлений совершение деяния с использованием информационно-телекоммуникационных или компьютерных систем. Данный тезис обусловлен реалиями современной жизни и повсеместным использованием, в том числе для совершения противоправной деятельности, высокотехнологичных устройств. В то же время можно заметить, что существующий уголовно-правовой механизм, который должен обеспечивать эффективное предупреждение распространения подобных общественно опасных проявлений, должным образом не сформировался. Исходя из чего можно порекомендовать отечественному законодателю принять волевое решение и оперативно начать решать данную проблему.

Примечания

1. Собрание законодательства РФ. 2006. № 31,

ч. 1, ст. 3448.

2. Собрание законодательства РФ. 2008. № 12, ст. 1110.

3. Собрание законодательства РФ. 2009. № 12, ст. 1431.

4. Собрание законодательства РФ. 2007. № 6, ст. 5597.

5. Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2008. № 2.

6. СПС «КонсультантПлюс».

7. Степанов М. В. Уголовно-правовая характеристика мошенничества в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ) // Пробелы в российском законодательстве. 2014. № 3.

8. Степанов М. В. Вопросы квалификации мошенничества при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ) // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 3 (27).

9. Кириллов М. А., Степанов М. В. Платежные карты как средство совершения мошенничества // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 4 (28).

10. Степанов М. В. Плюсы и минусы уголовноправового механизма противодействия мошенничеству в сфере страхования // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 3 (31).

11. Южин А. А. Дискуссионные вопросы мошенничества в сфере компьютерной информации // Право и кибербезопасность. 2014. № 2.

12. Яни П. С. Специальные виды мошенничества // Законность. 2015. № 8.

13. Дело № 1−104/2012. Дмитровский городской суд Московской области // Судебные решения РФ. Единая база данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации (дата обращения: 13. 11. 2014).

14. Тюнин В. «Реструктуризация» уголовного законодательства об ответственности за мошенничество // Уголовное право. 2013. № 2.

15. Кочои С. М. Новые нормы о мошенничестве в УК РФ: особенности и отличия // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 4.

16. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2012. № 49, ст. 6752.

17. Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право. 2013. № 2.

Notes

1. Collection of legislative acts of the RF. 2006. № 31, p. 1, art. 3448.

2. Collection of legislative acts of the RF. 2008. № 12, art. 1110.

3. Collection of legislative acts of the RF. 2009. № 12, art. 1431.

4. Collection of legislative acts of the RF. 2007. № 6, art. 5597.

5. The Bulletin of the Supreme Court. 2008. № 2.

6. ATP «ConsultantPlus».

7. Stepanov M.V. Criminal-legal characteristic fraud lending (art. 159.1 of the Criminal code of Russia) // Gaps in Russian legislation. 2014. № 3.

8. Stepanov M. V. Issues of qualification of fraud upon receipt of payments (art. 159.2 of the Criminal code of the Russia) // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2014. № 3 (27).

9. Kirillov M.A., Stepanov M.V. Payment cards as a means of committing fraud // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2014. № 4 (28).

10. Stepanov V.M. The pros and cons of the criminal legal mechanism for combating fraud in the insurance

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2016, № 1 (33)

177

Степанов М. В. Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ)

Степанов М. В. Критический анализ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации (от. 1596 УК РФ)

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

industry // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2015. № 3 (31).

11. Yugin A.A. Controversial issues of fraud in the sphere of computer information // Law and cybersecurity.

2014. № 2.

12. Yany P. S. Special types of fraud // Legitimacy.

2015. № 8.

13. Case № 1−104/2012. Dmitrovsky city court of Moscow region // Court decision of the Russian Federation. Common database of decisions of courts of General jurisdiction of the Russian Federation (date accessed: 13. 11. 2014).

14. Tyunin V.V. «Restructuring» of the criminal legislation on liability for fraud // Criminal law. 2013. № 2.

15. Kochoy S.M. The new rules about fraud in the criminal code of the Russian Federation: peculiarities and differences // Criminological magazine of the Baikal state university of economics and law. 2013. № 4.

16. On amendments to the criminal code of the Russian Federation and certain legislative acts of the Russian Federation: federal law of 29. 11. 2012 № 207-FZ // Collection of legislative acts of the RF. 2012. № 49, art. 6752.

17. SheslerA. Fraud: the problems of implementation legislative developments // Criminal law. 2013. № 2.

178

Юридическая наука и практика

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой