Цветосветовые мотивы и их значение в произведениях М. А. Булгакова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЦВЕТОСВЕТОВЫЕ МОТИВЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М.А. БУЛГАКОВА
THE MOTIVS OF COLORS AND LIGHT AND THEIR MEANINGS IN THE BOOKS OF MA BULGAKOV
Чун Ен Хо
Цветовые амбивалентные обозначения, световые образы, символические функции цветосветовых образов в произведениях М. А. Булгакова. В статье была поставлена задача — осуществить системное рассмотрение основных цветов в поэтике Булгакова (белого, красного, черного, серого) в их символической функции. Проведенный нами анализ показал, что цветовые и световые образы имеют в творчестве писателя весьма важное значение. Фигурально говоря, каждый цвет у Булгакова как бы несет на себе отсвет «противоположного», контрастного цвета. Все основные цвета в его произведениях амбивалентны, поэтому целесообразно говорить о символике не «одиночных» цветов, а цветовых сочетаний.
Chung Yeon Ho
Color ambivalent names, light images, symbolic functions of color-light images in the works of M.A. Bulgakov.
In this work the author had the task to consider the basic colors in the works of M. A Bulgakov — white, red, black, grey — systematically in their symbolic function. The conducted analysis showed that color and light images are of a significant importance in the works of Bulgakov. Figuratively speaking, each color in Bulgakov'-s works sort of bears the reflexion of the «opposite», contrast color. All basic colors in his works are ambivalent, therefore it is relevant to speak about the notation of not single colors, bur color combinations.
Литературное творчество направлено на создание «вторичной» реальности — художественного мира. Порождая текст произведения, автор описывает бытие, подобное реальному. В частности, писатель придает художественному миру «визуальный» образ -избирает определенные краски и оттенки, приписывая объектам изображаемой действительности определенные цветовые, а также световые характеристики.
У Булгакова есть цветообозначения, которые невозможно однозначно интерпретировать. Анализ цветовых характеристик не всегда является легкой задачей. Этим, в частности, объясняются расхождения данных, приводимых исследователями, которые анализируют частотность цветоупотреблений.
Особенно интересна история заглавий, которые писатель последовательно давал своему роману о гражданской войне. Изначально он должен был называться «Алый мах» [Булгаков, 1989, т. 1, с. 511], «Белый крест» [Воспоминания
1988, с. 130], «Желтый прапор» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 416], в итоге получил название «Белая гвардия», а в «Записках покойника» созданный Максудовым роман (прообразом которого является, конечно, «Белая гвардия») фигурирует как «Черный снег» [Булгаков, 1989, т. 4, с. 415]. Эти цвета, связанные с первым романом Булгакова, весьма символичны в контексте его творчества в целом: именно они наиболее частотны и значимы в булгаковском художественном мире- соответственно, им будут посвящена наша статья.
Доминирующее значение белого цвета в творчестве Булгакова можно объяснить, в частности, биографически: для врача этот цвет мотивирован «профессионально». Кроме того, писатель был сыном профессора духовной академии, а многие из предков Булгакова были священнослужителями, так что христианская символика была воспринята им с детства. Белый цвет в ней является одним из «главных», поскольку ассоциируется с сакральной, небесной тематикой.
ЧУН EH ХО. ЦВЕТОСВЕТОВЫЕ МОТИВЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М.А. БУЛГАКОВА
Характерно, что господствующую высоту над Городом занимает памятник его покровителя, святого Владимира, у которого «электрический белый крест в руках» [Булгаков, 1989, т. 1, с. 219, 266]- а в сцене отпевания Най-Турса Николка видит в небе «звезды крестами и белый Млечный Путь» [Булгаков, 1989, т. 1, с. 407]. В рассказах цикла «Записки юного врача» белый цвет, разумеется, ассоциируется с медицинской темой- при этом в соответствии с конфликтами конкретных рассказов данный цвет вступает в контрастные противопоставления. В частности, рассказ «Полотенце с петухом» построен на оппозиции «белый — красный». Вначале, когда Юный Врач прибывает к месту службы в «безжизненном» состоянии, возникает образ петуха, лишенного оперения и обескровленного, т. е. «белого» [Булгаков, 1989, т. 1, с. 74]. Этому созвучно изображение изувеченной девушки, умирающей от кровопотери [Булгаков, 1989, т. 1, с. 78].
Парадоксальный «черно-белый» колорит свойствен врачу и в повести «Собачье сердце». Характерно, например, описание профессора Преображенского во время операции: «Жрец был весь в белом, а поверх белого, как епитрахиль, был надет узкий резиновый фартук» [Булгаков, 1989, т. 2, с. 153]- «жрец снял меловыми руками окровавленный клобук» [Булгаков, 1989, т. 2, с. 158].
Таким образом, белый цвет в булгаковских произведениях обладает потенциальной способностью «превращаться» в любой другой. Характерен в этой связи эпизод романа «Записки покойника», где Максудов рассказывает о волшебной «коробочке» [Булгаков, 1989, т. 4, с. 434].
Цветовой контраст эффектно реализован и в романе «Мастер и Маргарита». Здесь в оппозицию с белым вступает преимущественно красный цвет. Например, Пилат одет «в белый плащ с кровавым подбоем», у него «в красных жилках белки глаз» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 33]. У Иешуа «голова & lt-… >- покрыта белой повязкой», а «в углу рта -ссадина с запекшейся кровью» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 20]. Берлиозу, выходящему к своей смерти, в лицо «брызнул красный и белый свет», а упав, он видит «белое от ужаса лицо женщины-
вагоновожатой и ее алую повязку» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 47]. В сцене убийства Майгеля его кровь заливает крахмальную манишку [Булгаков, 1989, т. 5, с. 266]. Одним из важных мотивов романа является неразрывное «единство» белого и красного — эти цвета, несмотря на их контрастность, образуют неразрывную «пару».
Таким образом, в творчестве писателя заметна тенденция к «синтезу» данных цветов. С подобной установкой могут быть соотнесены слова Булгакова из письма Правительству СССР от 28 марта 1930 г., где он говорит о «своих великих усилиях», рисуя гражданскую войну, «стать бесстрастно над красными и белыми» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 447]. Поэтому примеры «снятия» оппозиции красного и белого присутствуют уже в творчестве Булгакова первой половины 1920-х годов. Наиболее известный эпизод — сон Турбина в романе «Белая гвардия», когда Жилин рассказывает, что в раю приготовлены места как для красных, так и для белых- и, хотя каждое из «отделений» рая имеет соответствующий цвет, Бог объясняет, что цвет имеет значение лишь с «земной» точки зрения [Булгаков, 1989, т. 1, с. 236].
Красный цвет в произведениях Булгакова наделяется, в частности, собственно политической семантикой. Один из наиболее ярких примеров — повесть «Роковые яйца». Нужно подчеркнуть, что в данном произведении активно используется не только цветовая, но и световая символика, помогающая развить политическую аллегорию. Центральная фабульная линия повести связана с чудесным красным лучом, ускоряющим жизнедеятельность. Такой же мотив гипертрофированного красного цвета реализован Булгаковым в фельетоне (а затем комедии) «Багровый остров» [Булгаков, 1989, т. 2, с. 411].
Финальный эпизод «Роковых яиц», когда вышедшие из «красных яиц» чудовища оказываются уничтожены внезапным морозом [Булгаков, 1989, Т. 2, с. 114], должен интерпретироваться как победа белого цвета над красным. Такая однозначность финала отличает повесть от написанного параллельно с «Роковыми яйцами» романа «Белая гвардия», в котором красный цвет находится в «равновесии» с белым.
& lt-С
I
ч
с m
о
ь
X
Щ
w m н о
Рч & lt-
о ^ о о ^ h о я
EI W H
s о
Рч
w
0
1
X %
«
«
о w
V
s
ь
l-ч
& lt-с п w с
«s
X
H
и
W
м
Одним из устойчивых образов, с которым в булгаковских произведениях связан красный цвет, является образ головы. Он, как показал Е. Яблоков, впервые возникает в рассказе «Красная корона», герой-рассказчик которого повествует о смертельном ранении своего брата [Булгаков, 1989, т. 1, с. 446]. Персонаж здесь буквально лишается половины головы — сравним затем роман «Мастер и Маргарита», где у Пилата болит полголовы [Булгаков, 1989, т. 5, с. 20] и она «пылает адской болью» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 21]: возникает ассоциация с огнем, а через него — с красным цветом.
Наряду с собственно красным немаловажное место в булгаковском творчестве играет рыжий цвет, хотя как в «физическом», так и в символическом плане он занимает промежуточное место между красным и золотым (желтым), и это находит отражение в соответствующих цве-тообозначениях.
В культурной традиции рыжий цвет устойчиво связан с мотивом огня. Образ инфернально-рыжего персонажа в булгаковских произведениях постоянно соотносится с мотивом «огненной» гибели города. Так, в романе «Белая гвардия», где Город ассоциируется не только с Киевом, но и Римом, видим образ «рыжего губителя», напоминающего императора Нерона, который, по преданию, был рыжим и поджег Рим [Гаспаров, 1994, с. 51]. Именно о Нероне думает Николка при виде рыжебородого дворника [Булгаков, 1989, т. 1, с. 314], «подручного» Петлюры-«Наполеона». Таким же «помощником» Рокка в повести «Роковые яйца» представлен рыжеусый шофер [Булгаков, 1989, т. 2, с. 91]. В комедии «Зойкина квартира» Обольянинов рассказывает, что из прежней квартиры его выкинули «какие-то с рыжими бородами» [Булгаков, 1989, т. 3, с. 112]. Да и персонаж «Мастера и Маргариты» Азазелло отнюдь не случайно изображен «огненно-рыжим» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 83], «пламенно-рыжим» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 217]. В сцене на крыше Пашкова дома он вместе с Во-ландом смотрит сверху на пожар и произносит: «Мессир, мне больше нравится Рим» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 349], — по аналогии с образом Неро-
на можно заключить, что подразумевается не город как таковой, а зрелище «пожара Рима», гибель Вечного города.
Анализируя мотив черного цвета в булгаковских произведениях, можно заметить, что здесь существует большое количество персонажей, маркированных черным цветом, и функции их разнообразны. В европейском культурном коде черный цвет обычно осознаётся как инфернальный, «роковой», и Булгаков во многом следует данной традиции. Единственное общее значение для большинства «черных» булгаковских персонажей — их необычность, эксцентричность по сравнению с общепринятой «нормой». Что же касается авторской оценки, «черная» окраска может интерпретироваться как позитивно, так и негативно. Пожалуй, самый заметный пример — персонаж пьесы «Бег», носящий фамилию Чарнота: по-украински «чернота, тьма».
Говоря о «черных» персонажах в ранних булгаковских произведениях, Е. Яблоков отметил, что они зачастую ассоциируются с образом Наполеона и потому тяготеют к определенному типу внешности: маленький рост, бритое лицо, черные волосы. Таковы, например, в «Дьяволиа-де» братья-близнецы Кальсонеры: они с бритыми головами, так что цвет волос неизвестен, но про одного из них говорится, что он «с длинной ассирийско-гофрированной бородой) [Булгаков, 1989, т. 2, с. 18]. В романе «Белая гвардия» Пет-люра прямо ассоциируется с Наполеоном [Булгаков, 1989, т. 1, с. 238] и принадлежит к тому же типу: «В вагоне, как зерно в стручке, болтался бритый человек» [Булгаков, 1989, т. 1, с. 198].
Что касается собственно «Мастера и Маргариты», здесь черный цвет связан преимущественно с образом «черного Воланда» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 372]. Например, во время визита к Степе Лиходееву он предстает как «человек, одетый в черное и в черном берете» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 77]. Впрочем, в соответствии с логикой образа Воланда, в котором сочетаются противоположности, черный не является единственным его цветовым «знаком». Например, при первом появлении на Патриарших персонаж одет в серый костюм [Булгаков, 1989, т. 5, с. 10]. К тому же у Воланда
ЧУН ЕН ХО. ЦВЕТОСВЕТОВЫЕ МОТИВЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М.А. БУЛГАКОВА
разноцветные глаза: «Правый глаз черный, левый почему-то зеленый» [Булгаков, 1989, т. 5, с. 10].
Однако в связи с образом Воланда необходимо учитывать, что лексема «черный» обозначает не только цвет, но и отсутствие света. Характерно, что в романе практически отсутствует оппозиция «черное — белое», она заменена оппозицией «тьма — свет». Поэтому в финальной сцене, когда герои, летящие на черных конях, принимают свой подлинный облик, Воланд представлен уже не как «черный», а как «темный».
По аналогии с синонимией «черный = темный» можно утверждать, что вечернее, сумеречное освещение ассоциируется для Булгакова с серым цветом, который в большинстве случаев оценивается как зловещий или враждебный. Крайне негативное отношение к «серым» людям видно в письме Булгакова к Н. Земской (сестре писателя) от 31 декабря 1917 г. [Булгаков, 1989, т. 5, с. 390]. Приведем также дневниковую запись Булгакова 2/3 января 1925 г., где он описывает следившего за ним агента ОГПУ, используя эпитет «серый» как обозначение незаметности, невыразительности [Булгаков, 2007−2011, т. 2, с. 456].
Соответственно, в художественных произведениях писателя персонажи и объекты, «маркированные» серым цветом, чаще всего негативны. Например, в рассказе «№ 13. — Дом Эльпит-Рабкоммуна» главный «герой» — дом — изображен как «мышасто-серая пятиэтажная громада» [Булгаков, 1989, т. 2, с. 242], именуемая затем «серой Рабкоммуной» [Булгаков, 1989, т. 2, с. 245]. В повести «Дьяволиада» погубившие Коротко-ва Кальсонеры одеты в серые френчи, сшитые из одеяльного сукна [Булгаков, 1989, т. 1, с. 11].
Образ «серого» имеет важное значение в романе «Белая гвардия». Разумеется, большое число персонажей, одетых в серые шинели, мотивировано здесьтем, что фабула связана с военными действиями- однако серый цвет имеет не только «бытовое», но и символическое значение, тем более что в русском языке лексема «серый», помимо цветовой семантики, означает «невежественный, необразованный» и, таким образом, относится к представителям «нецивилизованной» массы (народа).
Собственно, события в «Белой гвардии» начинаются с появления «серого»: в квартиру Турбиных приходит поручик Мышлаевский, явившийся с позиций и смертельно замерзший [Булгаков, 1989, т. 1, с. 189]. Интересно, однако, что в заключительной сцене романа тоже возникает «серая» фигура — часовой у бронепоезда. Данный персонаж выступает своего рода двойником Мышлаевского: оба не только одеты в серые шинели и имеют винтовки, но «отмечены» звездами и к тому же невыносимо страдают от холода [Булгаков, 1989, т. 1, с. 424].
Серый цвет в произведениях Булгакова часто возникает в связи с «волчьей» темой [Ябло-ков, 2001, с. 341]- «серый» — наиболее распространенный в русском языке синоним слова «волк». Примечательно, что в «Белой гвардии» серые «волчьи» тени концентрируются в самом «священном» месте Города — у памятника Крестителю Руси [Булгаков, 1989, т. 1, с. 267]. Один из «серых» наблюдает за Василисой, прячущим деньги в тайник [Булгаков, 1989, т. 1, с. 202]. Затем три «тени» как бы материализуются в квартире инженера, превращаясь в грабителей- характерно, что предводителя бандитов Булгаков прямо сравнивает с волком: «В первом человеке все было волчье» [Булгаков, 1989, т. 1, с. 368].
В начале статьи была поставлена задача -осуществить системное рассмотрение основных цветов в поэтике Булгакова в их символической функции. Проведенный нами анализ показал, что цветовые и световые образы имеют в творчестве писателя весьма важное значение.
Булгаков склонен к использованию не столько «единичных» цветов, сколько цветовых сочетаний, причем контрастных. Это соответствует общей авторской позиции писателя, который стремится к показу неоднозначности, оценочной двойственности любой ситуации- одним из проявлений данной тенденции служит колористическая «конфликтность».
Важным элементом поэтики Булгакова являются взаимопереходы цвета и света- на этой почве неоднократно возникают «пограничные» характеристики: «чернота / тьма», «белизна / сияние» и т. п. Подобные случаи особенно важ-
& lt-С ?
С т
о
ь
к ^
м т н о
Рч
о ^ о о
О Й
3
м н к о
Рч
м
0
1
к
а
«
о м
V
к
ь
1−4
& lt-с «
м с
X
н и
щ м
но учитывать, поскольку в культурной традиции световые образы имеют больше нравственно-философских коннотаций, чем цветовые, и при «переходах» цвета в свет эти коннотации обнаруживаются особенно ярко.
Библиографический список
1. Булгаков М. А. Собрание сочинений: в 5 т. М.: Художественная литература, 1989−1990.
2. Булгаков М. А. Собрание сочинений: в 8 т. М.: Астрель, 2007−2011.
3. Воспоминания о Михаиле Булгакове. М.: Советский писатель, 1988.
4. Гаспаров Б. М. Литературные лейтмотивы. М.: Наука, 1994.
5. Кокорина Н. В. Цвет в художественном мире М. А. Булгакова. Повесть «Собачье сердце» // Проблемы и методы исследования литературного текста. Тверь: ТГУ, 1997.
6. Кузнецова (Старостина) О. Г. Особенности цветового письма в романе «Мастер и Маргарита» // Возвращенные имена русской литературы. Самара: СамГПИ, 1994.
7. Паршин Л. К. Чертовщина в американском посольстве в Москве, или 13 загадок Михаила Булгакова. М., 1991.
8. Петров В. Б. Цветопись в романистике Михаила Булгакова // Проблемы истории, филологии, культуры. М.- Магнитогорск: Институт археологии РАН, Магнитогорский государственный университет, 2000. Вып. 9.
9. Смелянский A.M. Михаил Булгаков в Художественном театре. 2-е изд. М., 1989.
10. Смирнов Ю. М. О некоторых цветовых лейтмотивах в творчестве М. Булгакова // Цвет и свет в художественном произведении. Сыктывкар: Сыктывкарский университет, 1990. С. 77−81.
11. Яблоков Е. А. «Тернисты пути театра истории нонче» (Михаил Булгаков — продолжатель дела Василия Каменского) // Филологические записки. Воронеж, 2010−2011. Вып. 30.
12. Яблоков Е. А. Художественный мир Михаила Булгакова. М.: Языки славянской культуры, 2001.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой