Мировой экономический кризис 1929 года: исторический опыт и уроки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Сельскохозяйственные науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ
УДК 94: 330
МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС 1929 ГОДА: ИСТОРИЧЕСКИЙ
ОПЫТ И УРОКИ
Т.С. ОКОРОЧКОВА ФГОУ ВПО «Брянская государственная сельскохозяйственная академия»
Экономический кризис, в который вступил современный мир, заставляет вновь задуматься о циклическом развитии исторического процесса и обратиться к опыту восьмидесятилетней давности.
Всеобщий характер экономического кризиса 1929−1933 гг. проявился в том, что он вовлек в свою орбиту все страны — большие и малые, развитые и отсталые (за исключением СССР, выпавшего, по известным причинам, из сферы действия мировой экономики). Его универсальность заключалась в том, что он охватил все отрасли капиталистического хозяйства. Материальный ущерб, нанесенный кризисом за 2−3 года, превысил экономический ущерб, причиненный человечеству первой мировой войной, и исчислялся сотнями миллиардов долларов. Общее сокращение промышленного производства составило, по одним данным, в среднем 38%, по другим — 62%. Объем сельскохозяйственной продукции уменьшился на треть, торговли — на две трети.
В наибольшей степени кризис поразил экономику США и Германии, в хозяйственной жизни которых господство мощных монополий было безраздельным. Экономический кризис во Франции и Италии по глубине был несколько меньше, но продолжительнее.
Относительно небольшим оказалось падение производства в Англии. Однако волна инфляции заставила и США, и Англию отменить золотой стандарт фунта стерлингов и доллара. В результате обесценились валюты 56 государств.
Разорения и банкротства промышленных, торговых и финансовых предприятий и фирм в годы кризиса стали массовым явлением. Падение промышленного производства, закрытие десятков тысяч заводов, фабрик, шахт, хроническая недогрузка производственного аппарата — все это привело к колоссальному росту безработицы. В США в 1933 г. безработным был каждый третий рабочий, а в целом 16,9 млн. В Германии — 7,5 млн., в Англии -3 млн., во Франции — более 2 млн. К этому следует добавить тех, кто работал неполный рабочий день или рабочую неделю с соответствующим сокращением зарплаты. Например, в США только 10% рабочих продолжали работать полный рабочий день. Реальная зарплата в США упала в среднем на 35%, во Франции — на 24%, в Германии — более, чем на 25%.
Доходы американских фермеров во время кризиса сократились почти вдвое. За неуплату долгов и налогов были принудительно распроданы 897 тыс. фермерских хозяйств, что составляло более 14% от их общего числа. Во Франции объединения крупных землевладельцев скупали за бесценок не только сельскохозяйственную продукцию, но и целые хозяйства.
Пострадал и средний класс. Так, например, во Франции количество банкротств с 1930 по 1934 гг. выросло почти вдвое и достигло 16 317.
В историографии нет единой точки зрения на природу мирового экономического кризиса 1929−1933гг. Советская историческая наука видела истоки кризиса в общем кризисе капитализма, начавшемся в годы первой мировой войны, и безраздельном господстве монополий в экономике капиталистических стран.
Некоторые современные эксперты считают, что одной из причин Великой депрессии стала легкость получения кредитов. Например, можно было купить активы на заемные средства и наблюдать за тем, как этот рычаг произведет свое «магическое» действие, исходя при этом из абсолютной уверенности в том, что цены способны, только расти.
Далеко не все ученые полагают, что существенной причиной кризиса стал обвал на биржах 1929 года. Некоторые исследователи винят в этом жесткую монетарную политику президента Гувера.
Недостаток экономических данных в конце 20-х гг. прошлого столетия какое-то время не позволял людям, уже живущим в условиях кризиса, составить истинное представление о масштабах катастрофы.
Если проводить параллель с сегодняшним днем, то эксперты отмечают, что экономика США находится только на пороге рецессии. Безработица пока в четыре раза меньше, чем восемьдесят лет назад, нет длинных очередей за тарелкой супа.
Тем не менее, начавшийся кризис демонстрирует непригодность традиционных подходов к решению социально-экономических проблем. Л. Жоффрин, редактор французской «Libеratюn», отмечает: «Можно было бы наблюдать за переполохом в банковском сообществе со смехом и даже с некоторым чувством удовлетворения, если бы на кону не стояли миллионы рабочих мест, не говоря уже об экономической стабильности на нашей планете». Президент Франции Н. Саркози заявил: «С невмешательством государства в экономику покончено. Всемогущий рынок, который всегда прав, закончился».
Особенно опасны, по мнению политологов, промежуточные периоды между прези-дентствами в США. Со времени победы на первых выборах Ф. Рузвельта в ноябре 1932 г. до его инаугурации в марте 1933 г. экономика США продолжала ускоренное движение по нисходящей спирали.
Двухпартийная система — республиканцы-демократы, — оформившаяся в итоге гражданской войны, оказалась неспособной решать социально-экономические проблемы, выдвинутые кризисом 1929−1933 гг. Негативный опыт правления президента-республиканца Гувера убедительно доказал, что всякая значимая реформа требует общенационального подхода к проблеме, активного использования механизма федерального государства. Стержнем, вокруг которого началась под ударами экономического кризиса партийная перегруппировка, — стало усвоение принципов государственного решения социально-экономических проблем. Демократической партии пришлось сыграть основную роль в этом процессе. Экономический кризис 1929—1933 гг. и последовавшая за ним полоса бурных перемен, составивших «новый курс» президента Ф. Рузвельта, стали переломным периодом, который определил на десятилетия новую конфигурацию двухпартийного механизма в США.
Идея ответственности государства за благосостояние своих сограждан, появившаяся еще в XIX веке, в период мирового экономического кризиса стала превалирующей.
В значительной степени почву для реформирования существовавшей системы создали широкие социальные движения, развернувшиеся в США в 30-х годах. Основными требованиями движения безработных были: введение государственной системы социального обеспечения, в том числе страхования по безработице- оказание немедленной помощи безработным со стороны федерального правительства, властей штатов и городских муниципалитетов- организация общественных работ со справедливой оплатой труда.
К началу 1932 г. армия полностью безработных в капиталистических странах превысила 26 млн. человек. В 15 развитых странах состоялось около 20 тыс. забастовок, в которых участвовало 10 млн. человек.
Победа демократа Рузвельта, выдвинувшего широкую программу реформ, на президентских выборах 1932 г. была проявлением социально-политических сдвигов, произошедших в американском обществе. Теоретической базой «нового курса» стали воззрения английского экономиста Д. М. Кейнса, одного из идеологов государственно-монополистического капитализма (ГМК). Важнейшая экономическая задача «нового курса» заключалась в том, чтобы путем энергичного вмешательства в процесс воспроизводства вывести экономику из кризиса. Политическая задача — методами социального маневрирования добиться ослабления социально-политической напряженности в стране. Решению этих задач способствовали закон о восстановлении промышленности (1933 г.) — банковское законодательство (1933 — 1935 гг.), реформировавшее Федеральную резервную систему- закон о помощи фермерам (1933 г.) — закон о справедливых условиях труда (1938 г.).
Для решения проблем безработицы были созданы Администрация общественных работ и Администрация чрезвычайной помощи безработным (фактически, игравшие роль мини-
стерств). Часто, за доллар в день и бесплатный обед (или за льготный проездной документ в общественном транспорте) безработные сажали деревья, копали канавы, закапывали канавы, убирали городские свалки и т. п. — главное, не бежали на баррикады. Создавались трудовые лагеря для безработной молодежи, которая в условиях кризиса всегда страдала больше других, т.к. отсутствие профессионального опыта не оставляло ей никаких шансов на рынке труда.
Принятие и реализация вышеуказанных законов происходили в острой борьбе с правой оппозицией, представленной, прежде всего монополистическими объединениями. Необходим был политический гений такого харизматического президента как Франклин Рузвельт, чтобы вывести страну из Великой депрессии.
Тем не менее, «новый курс» представлял собой своеобразный компромисс, а, значит, нес в себе определенные противоречия. Так, НИРА (закон о восстановлении промышленности) разрешал ассоциациям предпринимателей самим формулировать «кодексы честной конкуренции», а президент превращал эти кодексы в правовую норму. Естественно, что верхи корпораций создавали кодексы, в первую очередь, в угоду своим интересам. Аграрная реформа позволила воспользоваться государственными дотациями в гораздо большей степени собственникам крупных хозяйств, чем мелким и средним фермерам. Под действие законов о социальном страховании не подпадали сельскохозяйственные рабочие, госслужащие, прислуга. Низким, по тем временам, был уровень страховых выплат. Право на получение пособия сопровождалось множеством оговорок.
В 1935 г. в социальной политике «нового курса» происходит еще больший сдвиг влево: принимается закон о трудовых отношениях (закон Вагнера), в котором принцип регулируемых государством коллективных переговоров признавался в качестве лучшей модели трудовых отношений. Профсоюзные права официально провозглашались и защищались государством.
Усиление функций государства в экономических и социально-политических отношениях в период «нового курса» президента Рузвельта оказалось необратимым явлением и обеспечило не только благополучный выход из мирового экономического кризиса (в отличие от Германии), но и процветание страны на последующие десятилетия ХХ века. По сути дела, с подачи Рузвельта важнейшей функцией государства стала функция посредника между крупным капиталом и остальной частью общества, функция перераспределения налогов от сверхприбылей в пользу социально незащищенных и, просто, менее удачливых сограждан.
И, тем не менее, спустя 80 лет Америка вновь на пороге глубокого экономического кризиса. Специалисты пока говорят только об ипотечном кризисе, о финансовом кризисе. Возможно, его последствия будут смягчены жестким регулированием хеджфондов и финан-
совых рынков, введением более строгих правил банковской отчетности, переосмыслением архитектуры глобальной финансовой системы.
Однако следует учесть, что в условиях «глобальной деревни» взаимозависимость всех участников мирового рынка значительно сильнее, чем в индустриальную эпоху. Она может измениться только в результате глобального экономического потрясения и формирования новой экономической и политической картины мира.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Михайлова Н. В., Степаненко В. В. Попытки разрешения противоречий 30-х годов на путях реформизма и тоталитаризма // Очерки истории ХХ века. Ч.П. М., 1991.- С. 37−56.
2. Сивачев Н. В. Перегруппировка в двухпартийной системе в годы «нового курса» // Политические партии США в новейшее время. Изд. Московского университета. 1982. С. 67−93.
3. Эхо Великой депрессии // РБК — 2008. — № 12. — С. 47−48.
4. Европа и США: уроки кризиса // Там же. — С. 61−62.
WORLD ECONOMIC CRYSIS OF 1929th: HISTORICAL EXPERIENCE AND MEANING
T.S. OKOROCHKOVA The Bryansk state agricultural academy
SUMMARY
Economic crysis that embraced all today'-s world compel us to think about cyclic development of historical process and to return to experience of 1920s again.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой