Основные типы ономастических концептов (на материале региональной концептосферы)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Физико-математические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ
УДК 413. 3
ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ОНОМАСТИЧЕСКИХ КОНЦЕПТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЫ)
© А.С. Щербак
Статья посвящена осмыслению терминов «ономастический концепт», «ономастическая категория" — выявлению специфики основных типов ономастических концептов: антропонимического и топонимического. Автор предлагает считать, что в основе формирования ономастических категорий, являюшдх собой объединение объектов на основе общего концепта, лежит ономастический концепт.
Ключевые слова: имя собственное- когнитивная ономастика- ономастическая категория- ономастический концепт.
Учитывая масштабы развития когнитивной лингвистики на современном этапе (Ю.С. Степанов, В. Г. Костомаров, Е.С. Куб-рякова, В. З. Демьянков, Н. Н. Болдырев,
Н. Д. Бурвикова, А. А. Залевская, И. А. Стернин, З. Д. Попова и мн. др.), рассмотрение вопроса о когнитивной природе имени собственного представляется чрезвычайно перспективным, поскольку ономастика в целом отражает способы обработки и хранения информации с помощью языковых знаков.
Необходимость изучения ономастикона в когнитивном аспекте обусловлена прежде всего тем, что ономастика играет огромную роль в формировании когнитивной базы языковой личности в процессе ее становления, а также поиском способов представления ономастических знаний о национальной и территориальной особенности языка, углубленным вниманием к изучению форм моделирования языкового сознания.
Специфика когнитивного подхода заключается в обращении к проблемам ономастики с позиции человеческого сознания, а также в наличии связи речемыслительной активности с фондом языкового и неязыкового сознания, с прагматическими установками, что позволяет выяснить, как ономастические единицы отражают видение и восприятие мира человеком и способы его концептуализации в языке.
1 Работа выполнена в рамках проекта РГНФ-2009, проект № 08−04−704 010-а/Ц.
Универсальной единицей хранения и передачи ономастической информации, при помощи которой осознается и структурируется полученное знание, является ономастический концепт. Термин «ономастический концепт» понимается как особый тип ономастического знания, определяющего семантику имен собственных, знания об ономастическом фрагменте действительности.
Ономастический концепт является универсальной единицей хранения и передачи ономастической информации, при помощи которой осознается и структурируется полученное знание. Он встраивается в концептуальную систему языка, являясь неотъемлемой частью языковой картины мира [1, 2].
В большинстве теоретических работ лингвистов имя собственное рассматривается как лингвистическая сущность, его отличие от других лексических (и шире — языковых) категорий лежит в основе традиционного понимания категории имени собственного в системе языка. А. Л. Шарандин, рассматривая имена собственные как особые языковые знаки, обращает внимание на их признаковую семантику. «Имена собственные в узком смысле слова не называют предметов, а определяют предмет, который назван существительным. Но это определение, которое в грамматике квалифицируется как приложение, стремится к уникальности, к тому, чтобы по этому определению в сознании носителей языка возникал и сам предмет (субъ-
ект, субстанция)» [3]. Выявление определительной семантики у имен собственных и рассмотрение их в аспекте соотношения частей речи и лексико-грамматических разрядов позволяет А. Л. Шарандину сделать вывод о том, что имена собственные не являются лексико-грамматическим разрядом существительных, «это, скорее всего, самостоятельный класс слов, особая часть речи, имеющая свое категориальное значение» [3, с. 122].
Имена собственные как особые языковые знаки имеют две особенности, которые лежат в основе формирования ономастической категории. Это наличие противопоставленных друг другу тематических групп ономастической лексики и их относительная однородность в плане языкового оформления. Противопоставленность антропонимических и топонимических категорий проявляется в грамматическом признаке рода существительных. В этом случае род понимается как семантическая соотнесенность с одушевленными существительными.
Исследования в области когнитивной лингвистики приводят к мысли о том, что ономастические категории занимают особое положение в концептуальной системе языка в силу тесной взаимосвязи с познавательной деятельностью и когнитивными способностями человека. Особая значимость ономастических категорий в системе языка объясняет обращение лингвистов к принципам и механизмам объединения ономастических единиц в группы, классы и подклассы на семантическом уровне. Существительные —
антропонимы объединяются общим категориальным признаком «человек» и формируют антропонимическую категорию. Общекатегориальная сущность пространственной ориентации лежит в основе выделения существительных-топонимов, дающих представление о топонимической категории.
По мере расширения представления об имени собственном в системе языка ученые актуализируют важность изучения категории имени собственного с точки зрения объективации языкового знания как составной части знания о мире и формирования конкретных ономастических смыслов и образов. В соответствии с данной установкой ономастическая категория и передаваемые ею обобщенные смыслы создает «координированный мир имен», в рамках которого осуществляет-
ся концептуализация человеком окружающего мира.
Соответственно, ономастическая категория является средством объективации особого уровня категориальных смыслов, поскольку в основе формирования тематических групп онимов лежат те или иные структуры и единицы знания о мире, т. е. ономастические концепты — знания о том, какие элементы входят в состав или могут быть отнесены к данной категории. Знания об именах собственных, служащих для названия и наименования объектов космического пространства, объектов и субъектов земного пространства, а также в сфере человеческой деятельности, лежат в основе формирования ономастической категории.
Таким образом, под ономастической категорией понимается объединение имен собственных на основе общего концепта (концепта имени). Ономастические категории имеют такой же характер, что и другие лексические категории, поскольку язык использует общекогнитивные механизмы категоризации. Антропонимический концепт лежит в основе антропонимической категории, топонимический концепт — в основе топонимической категории. Ономастические категории отражают языковые знания человека, его деятельность с языком — умение пользоваться ономастическими знаками для называния объектов действительности.
На концептуальном уровне ономастическая категория объединяет разнообразие наблюдаемых и виртуальных названий и именований во что-то единое, подводит их под единую рубрику, под определенные тематические классы онимов, что позволяет рассматривать различные объекты / субъекты как элементы одной категории. Из этого следует, что система ономастических знаний определяет природу и структуру ономастических категорий.
В рамках структурной лингвистики XX в. изучение взаимосвязей и отношений ономастических единиц в системе языка было сосредоточено на строгом определении границ и обязательном перечне существенных признаков категорий. Это позволило выделить общелингвистические закономерности иерархических отношений в системе ономастической лексики [4].
Ономастическая категория на уровне языка строго распадается на определенные семантические группы слов: имена земного пространства, относящиеся к живой природе (антропоним, зооним, фитоним и др.) — имена земного пространства, относящиеся к неживой природе (топоним, гидроним, ойконим, ороним, экклезионим, некроним и т. д.), имена пространства, которые не существуют в природе (виртуоним, мифоним, теоним, биб-лионим, поэтоним и целый ряд др.) [4].
На концептуальном уровне ономастическая категория объединяет разнообразие наблюдаемых и виртуальных названий и именований во что-то единое, подводит их под единую рубрику, под определенные тематические классы онимов, что позволяет рассматривать различные объекты / субъекты как элементы одной категории. Из этого следует, что система ономастических знаний определяет природу и структуру ономастической категории. В связи с этим основная проблема при изучении имен собственных как когнитивных единиц сводится к решению вопросов: какие когнитивные структуры соотносятся с данной категорией- каковы основные характеристики ономастической категории- как и какими отношениями она связана с другими категориями- что для данной категории является типичным и что менее значимым.
Тот факт, что в основе формирования ономастических категорий лежит принцип центральности (выделение ономастического поля и ядра) [5], является весьма важным в контексте когнитивного осмысления имени собственного, позволяющего рассматривать имя собственное как средство концептуализации и категоризации. В рамках обозначенной проблематики весьма актуальным является рассмотрение «представительности» категории, ее объема, степени ее варьирования, наличия в ней одного или нескольких прототипов («фокусов») [6].
С этой точки зрения прототипический подход, широко применяемый в когнитивной лингвистике [7], позволяет определить «выделяющийся образец категории» [8, 9]. Появление прототипического подхода заставляет по-новому осмыслить основные вопросы категориального устройства ономастики, а также степень универсальности самого этого
подхода в объяснении природы, структуры и состава ономастических категорий.
Возможность применения прототипического подхода к рассмотрению тех или иных антропонимических фактов в аспекте уровней концептуализации и категоризации обусловлена следующими причинами: особый разряд имен, имеющих свою языковую специфику- неравенство элементов именно по языковым характеристикам- повторяемость, частотность, выделенность и типичность одних антрополексем по сравнению с другими- градация их по степени типичности- способность любой лексической единицы в силу тех или иных причин получить статус онима и перемещаться из одного разряда в другой, а также иерархия самих элементов.
Структура ономастической категории обнаруживает центральные элементы (более типичные для данной категории), формирующиеся вокруг соответствующих прототипических элементов, и менее типичные элементы. В этом случае градация элементов категории по количеству свойственных им характеристик обусловливает степень типичности элементов категории, которые в совокупности могут образовывать категориальный континуум (подр. см.: [7, 10, 11].
С этой точки зрения вопросы о природе, границах и структуре ономастических категорий являются самыми важными для всех этапов развития отечественной и зарубежной ономастики, поскольку теория прототипического подхода, тесно связанная с идеей базового уровня, расширяет представление об организации антропонимической категории.
Таким образом, при расширенном понимании имен собственных ономастика перестает быть учением о семантике и лексикологии, т. е. перестает быть исключительно учением о лексической категории. Сказанное дает основание рассматривать ономастическую категорию как концептуально-языковую категорию, которая строится на базе языковых и неязыковых (энциклопедических) знаний [12, 13]. С позиций когнитивного подхода основной единицей ономастики следует считать ономастическую категорию, увязывая ее с ментальными и познавательными процессами, т. е. учитывая существование категориально-понятийного уровня в целом, и универсально-понятийный аспект ономастических категорий в частности.
Исследование ономастической лексики в этих границах дает возможность определить потенции имени собственного как знака и выявить его способность в репрезентации ономастического знания в языке.
Структура и содержание ономастического концепта как единицы знания обусловлены различными представлениями о явлениях действительности и включают в себя языковые знания в виде определенных моделей их репрезентации.
Выделяются два основных типа ономастического знания: антропонимическое и топонимическое знания, которые хранятся в памяти человека в категориальной форме. В основе антропонимических категорий лежат антропонимические концепты, в основе топонимических категорий — топонимические концепты.
Ономастические категории служат для отображения знаний о реалиях предметного мира и направлены на дифференциацию тематических групп ономастической лексики (живая природа / неживая природа). Человек автоматически осуществляет категоризацию людей и физических объектов как естественных, так и созданных человеком, при этом значительная часть наших категорий является категориями не предметов, а категориями абстрактных сущностей (Дж. Лакофф).
Сущность ономастической категоризации состоит в том, что она отражает и интерпретирует концептуальную систему человека в языке, то, что принято называть языковой картиной мира. Она отражается в ономастических категориях, репрезентацию которых осуществляют тематические классы онимов и их подклассы.
Поскольку тематический принцип группировки ономастической лексики лежит в основе ономастической категоризации и соотносится с конкретно-предметным уровнем категоризации действительности, то лексические значения и основанные на них разряды онимов дают представление о тех или иных природных объектах и отражают знания об этих объектах, тем самым отражая категоризацию объектов.
Категоризация ономастических единиц осуществляется на трех уровнях: базовом, суперординатном и субординатном.
Суперординатный уровень передает знания общего порядка в виде категорий ЧЕЛОВЕК и ПРОСТРАНСТВО.
Базовым уровнем является срединный уровень, на котором репрезентируются знания об официальном именовании человека или традиционном названии географической местности. Этот уровень содержит наибольшую часть наших ономастических знаний и обеспечивает реальную индивидность каждому конкретному лицу сообщества или определенной местности. На базовом уровне категоризация имен осуществляется геш-тальтно, т. е. нерасчлененно.
На субординатном уровне сосредотачиваются прозвища, уличные фамилии, неофициальные местные названия географических объектов. Если в условиях социальных конвенций мотивированность имени собственного считается нежелательной из-за коннотаций мотивирующей основы, то прозвищ-ные имена создаются как раз для того, чтобы точнее охарактеризовать человека теми языковыми средствами, которые поддерживаются языком повседневного общения.
На субординатном уровне проявляется мотивированность и сложный состав не только прозвищ, но и топонимов, для которых выделяемые признаки чаще всего сохраняют либо первичное название местности, либо его характерную отличительную черту. Местность может поменять свое официальное название, но долгое время сохраняется в памяти жителей.
Например: населенный пункт Паревский Куст местные жители называют Паревкой, Карай-Пущино — Караем, Пахотный Угол -Солдатчиной.
Категоризация имен собственных, в частности регионального антропонимикона, и категоризация имен собственных, отражающих семантику топонимических объектов и их физических свойств, отражена в табл. 1, 2.
Таблица 1
Человеческие существа
Категоризируемые сущности Уровни
ЧЕЛОВЕК Суперординатный уровень
Официальные или традиционные имена и фамилии Базовый уровень
Прозвища, уличные фамилии Субординатный уровень
Таблица 2
Географические объекты
Категоризируемые Уровни
сущности
ПРОСТРАНСТВО Суперординатный уровень
Официальные названия географических объектов Базовый уровень
Местные географические Субординатный
названия уровень
Следует особо отметить, что ономастические концепты отражают собственно языковую информацию и знание энциклопедическое в несколько ином качестве и в ином количестве, нежели концепты, репрезентируемые в языке именами нарицательными. Это отличие заключается в том, что имена собственные, в отличие от имен нарицательных, несут в себе сведения не только об отдельных обстоятельствах появления онима, но и о его абсолютной дате, которая может сохраняться в памяти носителей или в локальном дискурсе. Она может быть отраженной в исторических письменных источниках, быть сопряженной с какими-то историческими событиями государственной или региональной значимости.
Если для подавляющего большинства имен нарицательных характерна однозначная мотивированность, к которой и сводится «историческая память» лексической единицы, то онимы отражают информацию, связанную не только с языковыми единицами (морфемами, образующими производное слово, вариантами звучания или стилистической характеристикой слова). Для них в большей степени характерны концептуальные факторы, которые обусловлены закономерностями отражения реального мира сознанием человека. Разные люди могут помнить одну и ту же ситуацию по-разному и слагать множество легенд. Человек хранит в воспоминаниях различные аспекты имени, очерчивая область активации тех или иных ономастических единиц.
Другим важным отличием ономастического концепта является тот факт, что между совокупностью ономастических концептов существуют множественные и многомерные связи, благодаря которым один концепт имеет связи с множеством других концептов. Если рассматривать под данным углом зрения всю макросистему значений ономалек-
сем, которая представлена в литературном языке, в диалектах, в исторической перспективе языка в его развитии и в близкородственных языках, то она уже не будет выглядеть зависящей от более или менее случайных факторов. В свете этих процессов любой ономастический концепт отражает значение имени и связан ассоциативными связями с другими концептами, отражающими самые различные концептуальные области.
Безусловно, человек ярче сохраняет в своей памяти то, что находится с ним рядом. Значения слов базируются на сети представлений человека об определенном месте, в котором он живет («ближний круг», «домашний мир», по словам Ю.М. Лотмана) или обозримом в его сознании пространстве, о котором он имеет только представление (дальнее пространство).
В лингвистических учениях разрабатывается методика традиционного и когнитивного подходов к изучению семантики пространства (Е.С. Кубрякова, Т. В. Цивьян, С. П. Васильева и мн. др.). По мнению Е. С. Яковлевой, характерной особенностью языкового отражения пространства является семантизация расстояния [14]. Именно данный критерий лежит в основе выделения ближнего и дальнего пространства, что говорит о существовании в языке абсолютных и относительных оценок расстояния для описания такого параметра, как человеческая «измерительная» память.
Принимая во внимание тот факт, что представления о пространственной ориентации являются важной составляющей картины мира, ономастическое пространство, окружающее говорящего или коллектив говорящих, мы делим на две сферы: ближнее пространство и дальнее пространство. Речь идет. с одной стороны, о некоторой замкнутой сфере, которая имеет границы, определяющие ее- с другой стороны, безграничная совокупность тех или иных единиц, составляющих или способных составлять наше ономастическое знание. Между сферами ближнего и дальнего пространства, различающимися разной степенью креативности и номинационной активности, т. е. активности в использовании онимов, есть глубокие ономастические отличия.
Эти отличия наблюдаются в отражении всех происходящих в окружающей среде
очевидных изменений и в хранении информации о мире. Ближнее и дальнее пространства различаются и разной степенью активности человека извлекать из памяти ономастическую информацию, что обусловлено закономерностями отображения объективного мира сознанием человека.
Ближнее пространство — это ближайшее предметное и коммуникативное окружение, это семья, близкие родственники, близкие друзья, соседи. Сюда вписывается «человеческий род» — движение от поколения к поколению [15]. Это мир повседневного бытия и деятельности. Это пространство определяется как «наше», «свое» и т. п. Онимы ближнего пространства демонстрируют максимальную креативность носителя языка, что отражается в процессах номинации. В ближней сфере выбирают имена своим детям, детям родных и знакомых, используют разнообразные гипокорические формы имен и дают прозвища. В этом случае проявляется существенная особенность ономастических концептов — наличие в них субъективной оценки, поскольку конкретный носитель языка может приписывать ономалексеме индивидуальное содержание в зависимости от ряда факторов (верований, убеждений, пола, возраста, физиологических особенностей или способностей ума и т. д.). В связи с этим ономастические концепты отражают ментальные предпочтения выбора и употребления того или иного именования человека, нации, региона, страны.
Дистантная техногенная коммуникация расширяет ближнее пространство и увеличивает число онимов, нормирует их, отсекая гипокористику, микротопонимику и прозвища, как вообще всю синонимию (параллельное употребление) онимов, что приводит к своеобразному отходу от наивной картины мира. Сфера дальнего ономастического пространства — это сфера деятельности в виде того реального пространства, по которому говорящий постоянно может перемещаться, а также и географический кругозор говорящего или коллектива говорящих («чужое», «не наше»). Система онимов для повседневной ориентации в сфере дальнего пространства является средством хранения памяти о древних или соседних народах и их языках.
Однако если совокупность ономастических концептов более устойчива в ближнем
пространстве, то она вариативна в дальнем пространстве. В этом проявляется специфика хотя и определенной, но нежесткой структуры ономастического концепта, которая незамкнута, самодостаточна и может рассматриваться как ономастический феномен языка определенного этноса.
Гипотетическая модель памяти отражает свойства моделируемости ономастикона, т. е. обладает свойствами принимать то содержание, которое в тот или иной оним вкладывается его интерпретатором — человеческой личностью, познающей и осваивающей мир. Известна способность онима быть созданным или преобразованным по воле коллектива или части коллектива пользователей. В этом случае уместно говорить об идеологической нагрузке, которую выполняют онимы в языковой практике. Это означает активное содержательное поддержание идеологически насыщенного онима.
Сферы ближнего и дальнего пространства отражают неоднородность организации ономастических концептов. В силу данных причин наблюдаются различия в формировании структуры концепта. Так, антропоними-ческие концепты включают весь комплекс сведений о носителях соответствующих имен или фамилий, даже в том случае, если носитель и не может перечислить всех своих соименников, в честь кого он мог быть назван. На этот вопрос может ответить только семейная память, но все равно данное имя хранит все исторические связи с носителями этого имени и потенциально может актуализировать любую такую связь. Репрезентация языковых средств, репрезентирующая антро-понимические концепты, свидетельствует о том, что они способны удерживать только определенные структуры знаний и пополняют собой список носителей одного и того же имени и фамилии, доставшейся по наследству. В этом случае антропонимические концепты отражают «след» памяти персонифицированной, субъективной информации и фокусируют знания от универсума знаний к индивидууму.
Топонимические концепты являют собой не обобщающее средство хранения персонифицированной информации, они отражают знания от индивидуальной памяти к коллективной. При этом топонимические концепты отражают комплекс знаний, имеющий
относительно стабильный характер. Стабильность топонимов осуществляется за счет их внутренней формы, и в силу экстралин-гвистических причин единицы данной категории обладают в большей степени информативностью.
Отражение комплекса знаний топонимического концепта характеризуется тем, что: во-первых, в самом топониме заложен семантический признак пространства, во-вторых, топоним всегда сопровождается географическим термином, называющим тип объекта, т. е. номинируемый объект оказывается поименованным дважды, в силу чего семантика топонима оказывается дополнительно обогащенной- в-третьих, семантика топонима всегда многослойна в силу исторических и культурных ценностей номинируемых объектов.
Таким образом, поскольку ономастическая информация в большей степени подвержена субъективной обработке, то можно предположить, что ономастические концепты отражают в первую очередь индивидуальные знания. В этом случае речь идет об индивидуальных концептах. Из типичных индивидуальных концептов создаются коллективные концепты. Коллективные, или групповые, концепты могут привноситься в разные периоды истории русского народа. Доминирующие индивидуальные и коллективные ономастические концепты формируют базовые, национальные, общенациональные и интернациональные ономастические концепты. Признавая идею В. В. Колесова о трех уровнях ментальности, присущей любому народу [15−16], считаем, что ономастические концепты могут быть личными, общественными и общечеловеческими. В силу общечеловеческой значимости имен собственных, безусловно, ономастические концепты, в частности антропонимический и топонимический, закрепляют наши знания об имени собственном и правила реализации этих знаний, а также средства реализации этих знаний и правил.
1. Щербак А. С. Региональная ономастика в когнитивном аспекте. Тамбов, 2008. С. 38.
2. Щербак А. С. Ономастический концепт как единица знания // Когнитивные исследования
языка. Вып. IV. Концептуализация мира в языке: коллектив. моногр. / гл. ред. Е.С. Куб-рякова- отв. ред. Н. Н. Болдырев. М.- Тамбов, 2009. С. 152−153.
3. Шарандин А. Л. Курс лекций по лексической грамматике русского языка. Морфология. Тамбов, 2001. С. 121.
4. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. М., 1978.
5. Супрун В. И. Ономастическое поле русского языка и его художественно-эстетический потенциал: монография. Волгоград, 2000.
6. Кубрякова Е. С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004. С. 230.
7. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика. Тамбов, 2000. С. 73−94.
8. Лакофф Дж. Женщины, огонь и опасные вещи: Что категории языка говорят нам о мышлении. М., 2004.
9. Rosch E. Principles of Categorization // Cognition and Categorization / ed. by E. Rosch, B. Lloyd. New Jersey, 1978. P. 28−41.
10. Представление знаний как проблема / Фрум-кина Р.М. [и др.] // Вопр. языкознания. 1990. № 6. С. 85−101.
11. Семантика и категоризация / Фрумкина Р. М. [и др.]. М., 1991.
12. Болдырев Н. Н., Куликов В. Г. Диалектный концепт в когнитивной системе // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 2006. Т. 65. № 3. С. 16−39.
13. Болдырев Н. Н. Категории как формы репрезентации знаний в языке // Концептуальное пространство языка: сб. науч. тр. Посвящается юбилею проф. Н. Н. Болдырева. Тамбов, 2005. С. 16−39.
14. Яковлева Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). М., 1994. С. 64−65.
15. Колесов В. В. Философия русского слова. СПб., 2002. С. 101.
16. Колесов В. В. Слово и дело: из истории русских слов. СПб., 2004. С. 10, 13, 18.
Поступила в редакцию 15. 07. 2009 г.
Scherbak A.S. The basic types of onomastic concepts (on a material of regional conceptual sphere). The article is devoted to comprehension of terms «onomastic concept», «onomasti category" — revealing of specificity of the basic types of onomastic concept: antroponimic and toponymic. The author suggests considering that at the heart of formation of onomastic categories being an association of objects on the basis of general concept, lies the onomastic concept.
Key words: proper name- cognitive onomastics- onomastic category- onomastic concept.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой