Определение оснований дифференциации уголовной ответственности в современной правовой доктрине

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право
63
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСНОВАНИЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ПРАВОВОЙ ДОКТРИНЕ
СОЛОВЬЕВ Олег Г еннадиевич,
СМИРНОВ Роман Юрьевич
Аннотация. В статье рассматриваются некоторые теоретико-прикладные вопросы определения оснований дифференциации ответственности в современной доктрине уголовного права, исследуются позиции различных правовых школ на проблемы дифференциации.
Annotation. In article some teoretiko-applied questions of definition of the bases of differentiation of responsibility in the modern doctrine of criminal law are considered, positions of various legal schools on differentiation problems are investigated.
Ключевые слова: преступление, уголовная ответственность, дифференциация, основания дифференциации, общественная опасность, характер, степень, свойства личности.
Key words: crime, criminal liability, differentiation, differentiation bases, public danger, character, degree, properties of the personality.
В науке уголовного права общепризнанно, что дифференциация уголовной ответственности является одним из ключевых направлений современного развития уголовного законодательства и уголовно-правовой политики в целом. В связи с этим перед уголовно-правовой теорией стоят актуальные задачи по дальнейшей разработке понятия дифференциации уголовной ответственности, определению границ ее осуществления, совершенствованию системы квалифицирующих и привилегирующих признаков, их влияния на санкции и т. д.
Проблема поиска оснований дифференциации уголовной ответственности также представляется нам немаловажной. Само их наличие будет способствовать построению четкой и непротиворечивой системы нормативного разграничения (разделения) ответственности в уголовном законодательстве. Не секрет, что одним из условий логической корректности любого деления (например, классификации) является единство его критерия. К сожалению, его часто приходится определять вторично, то есть исходя из уже состоявшегося разделения или классификации. При этом может обнаруживаться, что таких критериев несколько, и они оказываются смешанными в рамках одной классификации.
Среди ученых нет единства мнений по поводу общего основания дифференциации уголовной ответственности. Одной из причин такого разнообразия, на наш взгляд, является вто-ричность теоретического осмысления критерия
уже дифференцированной в уголовном законе ответственности. Общепризнанно, что основной, сущностной характеристикой правонарушения является его вредоносность, поэтому справедливо считать последнюю и «мерилом» ответственности за него. В уголовном праве вредоносность деликта обозначается через категорию общественной опасности. Именно она объединяет взгляды ученых на основу дифференциации ответственности. Их мнения расходятся в попытках ее конкретизации. Это касается либо типовых характеристик общественной опасности (качественных и количественных), либо основного ее источника (преступление и личность преступника). В литературе в качестве основания дифференциации уголовной ответственности встречаются разнообразные комбинации данных «параметров» общественной опасности1. Некоторые авторы вовсе уходят от конкретизации оснований дифференциации уголовной ответственности. Как, например, Н. М. Кропачев, который считает таковой просто — общественную опасность преступления1 2 * *. Подобные формулировки
1 См.: Коробов П. В. Понятие дифференциации уголовной ответственности // Дифференциация формы и содержания в уголовном судопроизводстве (материальный и процессуальный аспекты). Ярославль, 1995. С. 10 — Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000. С. 45−48.
2 См.: Уголовное право на современном этапе: Проблемы
преступления и наказания / под ред. Н. А. Беляева [и др.]. СПб. ,
1992. С. 373.
64
Юридическая наука. 2015. № 1
искомого критерия представляются слишком пространными, поскольку общественная опасность является родовым понятием по отношению ко всем своим характеристикам (в том числе к характеру и степени) и, как одна из базовых категорий уголовного права, выступает определяющим фактором не только при дифференциации ответственности. Она, например, является основой определения минимального и максимального пределов реализации ответственности, используется и в ходе правоприменительной деятельности, и в ходе деятельности законодательной.
Многие ученые расширяют круг оснований дифференциации, включая в него, помимо общественной опасности содеянного, свойства личности3 либо общественную опасность (в том числе типовую) преступника4. Мы согласны с тем, что некоторые характеристики лица, совершившего общественно опасное деяние, влияют на меру ответственности. Однако вряд ли корректно их все объединять категорией общественной опасности, так как в конечном итоге получится, что любой человек (даже не совершивший преступного деяния) представляет опасность для общества. Очевидно, что некоторые аспекты личности, влияя на ответственность, вообще не являются показателем общественной опасности индивидуума (например, возраст, пол, состояние беременности). Поэтому первая из предложенных выше формулировок одного из оснований дифференциации представляется нам более логичной. Тем не менее, и она является слишком пространной для обозначения критерия градации ответственности, также как претендующая на ту же роль «общественная опасность деяния» (см. выше). В связи с этим следует признать, что «отдельным» основанием дифференциации ответственности является избранная законодателем на эту роль совокупность характеристик лица, совершившего преступное деяние (в том числе никак не связанные с преступлением (например, несовершеннолетие)
3 См.: Мельникова Ю. Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1989. С. 38 — Соловьев О., Самойлов А. Понятие дифференциации уголовной ответственности // Уголовное право. 2006. № 5. С. 79.
4 См.: Кулев А. Г. Преступления против внешней безопасности государства. М., 2011. С. 139 — Каплин М. Н. Учение о дифференциации уголовной ответственности и действующий закон // Юридическая наука. 2014. № 2. С. 112−113.
и нашедшие в нем свое выражение в виде общественной опасности). Поскольку ответственность в уголовном законе не индивидуализирована, то основанием ее дифференциации может быть только типизированный набор характеристик носителя ответственности.
Таким образом, мы считаем, что в качестве одного из оснований дифференциации ответственности выступают различия типовых характеристик лиц, совершающих преступные деяния, влияние которых на ответственность определено в законе5.
Более дробному разделению определенного потенциала мер уголовно-правового воздействия способствует учет обстоятельств совершения самого преступного деяния. Мы поддерживаем точку зрения о том, что две его характеристики — характер и степень общественной опасности — являются критериями (основаниями) дифференциации ответственно-сти6. Характер и степень отражают соответственно качественный и количественный аспекты общественной опасности преступления как вредоносного явления, лежащего в основе уголовного права7. Интерес в этом плане представляет Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания"8. В п. 1 данного документа указано, что характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления. Поскольку характер и степень общественной опасности являются как бы смешанным критерием категоризации преступлений в ст. 15 УК, то содержанием
5 Некоторые авторы, вкладывая в это основание тот же смысл, именуют его несколько иначе. Например, «типичные свойства» или «тип» лица, совершившего преступление (см., например: Келина С. Г. Некоторые направления совершенствования уголовного законодательства // Советское государство и право. 1987. № 5. С. 71).
6 См., например: Кригер Г. Л. Дифференциация и индивидуализация наказания // Совершенствование мер борьбы с преступностью в условиях научно-технической революции. М., 1980. С. 126 — Смирнов Р. Ю. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против здоровья человека: вопросы теории и практики. Рязань, 2014. С. 24.
7 См., например: Кулев А. Г. Указ. соч. С. 139 — Грузинская Е. И. О правилах применения языковых средств при конструировании юридических норм // Экономика, социология и право. 2013. № 12. С. 128 — Кругликов Л. Л., Васильевский А. В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2003. С. 66−67.
8 См.: Российская газета. 2010. 11 нояб.
Уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право
65
первого его элемента следует считать объект посягательства (основной и дополнительный) и форму вины (умысел и неосторожность). Однако то, что эти признаки составляют основу характера общественной опасности преступления, не означает отсутствия других качественных его (преступления) свойств, которые делают этот характер более конкретным. В конечном счете все признаки основного состава самим своим наличием формируют характер вредоносности преступления. Высокая вариативность содержания некоторых из них позволяет использовать уже количественный подход к оценке общественной опасности преступления в рамках заданного качества, то есть — говорить о типовой степени такой опасности.
Процедуру разделения ответственности по таким основаниям можно сравнить с сортировкой предметов, значимой качественной характеристикой которых является форма (например, круглая или овальная), а количественной — размер. Форма в данном случае выступает первичным критерием сортировки, поскольку другой — размер — зависит от нее параметрами своего измерения. Также и в отношении преступлений — качество их общественной опасности является первичной характеристикой с конечным определенным в законе числом вариаций. Поэтому пользоваться этим критерием можно только до определенного предела. Степень же общественной опасности как количественная характеристика преступления зависима в своем измерении от ее характера и гипервариабельна (до практической индивидуальности). Поэтому этой степенью можно пользоваться и для разделения преступлений (и вместе с ними ответственности)
на мелкие «кучи», и учитывать при индивидуализации меры ответственности. Также как при сортировке предметов, уже отобранных по форме, делить их дальше по примерному (среднему) и индивидуальному размеру каждого.
Необходимо заметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 60 УК и характер, и степень общественной опасности преступления, и личность виновного должны учитываться при назначении конкретного наказания. Если считать индивидуализацию последнего «конечным» продолжением дифференциации ответственности, то логично использовать при этом одни и те же основания9. Однако «различная правовая природа» данных процессов и научное их разделение требует различий и в обозначении их критериев. Так как при дифференциации речь идет об определенном множестве деяний и лиц, их совершивших, то ее основанием должны выступать некие усредненные (типичные) характеристики данных объектов. Учитывая перечисленное в ч. 3 ст. 60 УК, основаниями дифференциации можно называть типовой характер и типовую степень общественной опасности преступления, а также типовую характеристику личности виновного. Однако характер общественной опасности преступления трудно подвергнуть типизации, так как этот «параметр» качественен и изначально задается объектом преступления и формой вины. В связи с этим мы присоединяемся к позиции авторов, которые, говоря про основания дифференциации ответственности, считают таковыми (помимо типовых характеристик личности) различия характера и типовой степени общественной опасности преступлений10.
Библиографический список
1. Грузинская, Е.И. О правилах применения языковых средств при конструировании юридических норм // Экономика, социология и право. — 2013. — № 12.
2. Каплин, М. Н. Учение о дифференциации уголовной ответственности и действующий закон // Юридическая наука. — 2014. — № 2.
3. Келина, С. Г. Некоторые направления совершенствования уголовного законодательства // Советское государство и право. — 1987. — № 5.
9 См.: Тер-Акопов А. А. Основания дифференциации ответственности за деяния, предусмотренные уголовным законом // Советское государство и право. 1991. № 10. С. 73.
10 См., например: Кругликов Л. Л. Основания дифференциации ответственности в уголовном праве // Проблемы теории уголовного права: избр. ст. 2000−2009 гг. Ярославль, 2010. С. 45.
66
Юридическая наука. 2015. № 1
4. Коробов, П. В. Понятие дифференциации уголовной ответственности // Дифференциация формы и содержания в уголовном судопроизводстве (материальный и процессуальный аспекты). -Ярославль, 1995.
5. Кригер, Г. Л. Дифференциация и индивидуализация наказания // Совершенствование мер борьбы с преступностью в условиях научно-технической революции. — М., 1980.
6. Кругликов, Л. Л. Дифференциация ответственности в уголовном праве / Л. Л. Кругликов,
А. В. Васильевский. — СПб., 2003.
7. Кругликов, Л. Л. Основания дифференциации ответственности в уголовном праве // Проблемы теории уголовного права: избр. ст. 2000−2009 гг. — Ярославль, 2010.
8. Кулев, А. Г. Преступления против внешней безопасности государства. — М., 2011.
9. Лесниевски-Костарева, Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. — М., 2000.
10. Мельникова, Ю. Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. -Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1989.
11. Российская газета. — 2010. — 11 нояб.
12. Смирнов, Р. Ю. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против здоровья человека: вопросы теории и практики. — Рязань, 2014.
13. Соловьев, О. Понятие дифференциации уголовной ответственности / О. Соловьев, А. Самойлов // Уголовное право. — 2006. — № 5.
14. Тер-Акопов, А. А. Основания дифференциации ответственности за деяния, предусмотренные уголовным законом // Советское государство и право. — 1991. — № 10.
15. Уголовное право на современном этапе: Проблемы преступления и наказания / под ред. Н. А. Беляева [и др.]. — СПб., 1992.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой