Когнитивное пространство» и его соотношение с понятиями «Ментальное пространство», «Когнитивная база», «Концетосфера», «Картина мира

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

— Кн. 1−3. — 621 с. — Режим доступа: http: //filosof. historic. ru/books/item/f00/s00/z0000468/st000. shtml (дата обращения: 04. 10. 2011).
13. Маклаков, А. Г. Общая психология [Текст]: учебник для вузов / А. Г. Маклаков. — СПб.: Питер, 1994. -583 с.
14. Малинович, Ю.М. (ред.) Антропологическая лингвистика: Концепты. Категории [Текст] / под ред. Ю. М. Малиновича. — М. -Иркутск: Ин-т языкознания РАН- ИГЛУ 2003. — 251 с.
15. Немецко-русский словарь разговорной лексики [Текст] / под ред. В. Браун, Б. Вольф, Э. Изинг, Б. Фритч, Р. Шмидт. — М.: Рус. яз., 1994. — 768 с.
16. Новицкая, И. В. Этимологический и семантический анализ молодых словообразовательных суффиксов абстрактных / отвлеченных имен в древнегерманских языках [Текст] / И. В. Новицкая // Язык и культура. — 2009. — № 3(7). — С. 58−68.
17. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений [Текст] / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — 3-е изд., стер. -М.: АЗЪ, 1995. — 928 с.
18. Попов, Ю. П. Логика [Текст]: учеб. пособие для вузов / Ю. П. Попов. — Владивосток: Дальневосточный государственный университет, 1999. — 97 с.
19. Психологический словарь [Текст] / под ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Мещерякова. — М.: Педагогика-Пресс, 1999. — 440 с.
20. Развитие личности ребенка от трех до пяти [Текст] / сост. В. Н. Ильина. — Екатеринбург: У-Фактория, 2005. — 512 с.
21. Словарь литературоведческих терминов [Электронный ресурс] / авт. -сост. С. П. Белокурова // Культура письменной речи. — 2005. — Режим доступа: Шр: // www. gramma. ru/LIT/?id=3.0 (дата обращения:
10. 11. 2011).
22. ТСРЯ — Толковый словарь русского языка [Электронный ресурс] / под ред. Д. Н. Ушакова. — Ре-
жим доступа: http: //ushakovdictionary. ru/word. php? wordid=35 318 (дата обращения: 10. 11. 2011).
23. Философский словарь [Текст] / под ред. И. Т. Фролова. — М.: Политиздат, 2001. — 590 с.
24. Фрейд, З. Три очерка по теории сексуальности [Текст] / З. Фрейд // Психология бессознательного: сб. произведений / сост., науч. ред., авт. вступ. ст. М. Г. Ярошевский. — М.: Просвещение, 1990. -448 с.
25. Языкознание. Большой энциклопедический словарь [Текст] / гл. ред. В. Н. Ярцева. — 2-е изд. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 685 с.
26. Augst, G. Schriftwortschtz: Untersuchungen und Wortlisten zum orthographischen Lexikon bei Schulern und Erwachsenen. — Frankfurt a. M.- Bern- New York- Paris: Peter Lang, 1989. — 307 S.
27. Duden — Deutsches Universalworterbuch [Electronic resource] / ausg. PC-Bibliothek Express. — 5. Aufl. -Mannheim, 2003. — URL: 1. elektron. optisch. Disc (CD-ROM) (дата обращения: 10. 11. 2011).
28. Duden. Fremdworterbuch [Text] / hrsg. und bearb. vom Wissenschaftl. Rat der Dudenredaktion. — Mannheim- Wien- Zurich: Dudenverlag, 1997. — 866 S.
29. Kluge, Friedrich. Etymologisches Worterbuch der deutschen Sprache [Text] / Kluge- Bearb. von Elmar Seebold. — Berlin- New-York- de Gruyter, 1999. -921 S.
30. Langenscheidt. Taschenworterbuch. Deutsch als Fremdsprache [Text] / hrsg. Dieter Gotz, Hans Well-mann. — Berlin- Munchen: Langenscheidt KG, 2007.
— 636 S.
31. Szagun, Gisela Sprachentwicklung beim Kind: eine Einfuhrung [Text] / Gisela Szagun. — Weinheim: Psy-chologie-Verl. -Union, 1993. — 348 S.
32. URL: http: //www. frigger. de (дата обращения: 11. 02. 2012).
33. URL: http: //www. kindermund. de (дата обращения: 11. 02. 2012).
УДК 811. 111 ББК 81. 00
М.А. Егорова
«когнитивноЕ пространство» и его соотношение с понятиями «ментальное пространство», «когнитивная база», «концетосфера», «картина мира»
В задачу настоящей статьи входит определение термина «когнитивное пространство» и установление его соотношений с такими терминами, как «ментальное пространство», «когнитивная база», «концептосфера» и «картина мира».
Ключевые слова: когнитивное пространство- ментальное пространство- когнитивная база- концептосфера- картина мира
M.A. Egorova
«cognitive space» as juxtapposed to «mental space», «cognitive base», «concept sphere» and «world view»
The aim of the given article is to define the term «cognitive space» and establish its correlation with such terms as «mental space», «cognitive base», «concept sphere» and «world view».
Key words: cognitive space- mental space- cognitive base- concept sphere- world view
В настоящее время термин «когнитивное пространство» получает широкое распространение и неоднозначные трактовки. Д. Б. Ньюби рассматривает когнитивное пространство по аналогии с информационными системами. И когнитивное пространство, и информационные системы нацелены на хранение и восстановление информации. Когнитивное пространство Д. Б. Ньюби определяет как человеческий опыт, выражаемый в отношениях между концептами, которые формируются, развиваются и видоизменяются в процессе познания [Newby, 1998].
П. Певерелли, основывая свою работу на теории социальной интеграции, вводит понятие когнитивного пространства, заимствуя его из теории ментальных пространств Ж. Фоконье [Fauconnier, 1994]. Разработанная им модель когнитивного пространства представляет собой социальнокогнитивный конструкт, включающий в себя деятелей, вовлеченных в социальную интеракцию, и собственно когнитивный компонент, в котором эти деятели разделяют одно когнитивное содержание (общие взгляды, символы, общий язык, общие фоновые знания и др.). В результате интеракции они имеют доступ к когнитивным пространствам друг друга, что приводит к взаимному обогащению их пространств [Peverelli, 2000].
Данной концепции в своей работе придерживается И. Г. Егорова. Согласно ее исследованию, в процессе коммуникативной интеракции при обучении происходит построение совместного когнитивного пространства. Его построение возможно только в ситуации личностно-ориентированной коммуникации (диалога), в результате чего происходят характерные изменения конструктов в когнитивном пространстве участников образовательного взаимодействия [Егорова, 2001]. Это положение подтверждается исследованием
В. Л. Латышевой, в котором утверждается, что в процессе обучения иностранному языку происходит присвоение образов другой культуры, что влечет за собой изменения в когнитивном пространстве обучающихся [Латышева, 2011].
Л. С. Гуревич определяет когнитивное пространство как «полиструктурное образование, включающее в себя когнитивные, семантические, семиотические, прагматические, психолингвистические, психофизиологические кон-ституенты, которые, с одной стороны, обеспечивают его многоуровневую сложную организацию, с другой стороны, служат фильтрами (или векторами преломления) в передаче информации в процессе коммуникации» [Гуревич, 2009, с. 9].
А. Цой не дает четкого определения термину «когнитивное пространство», но подразумевает под ним «глубинные структуры» по Н. Хомскому* [Цой. Режим доступа: http: // www. ijors. net/issue11_2008/articles/tsoy. html].
В связи с изучением прецедентных феноменов английской и русской культур С. В. Банникова вводит термин «национальное когнитивное пространство». Под когнитивным пространством ею понимается «структурированная совокупность знаний и представлений, которыми обладает каждый представитель лингвокультурного сообщества» [Банникова, 2004, с. 5].
Когнитивное пространство в трактовке А. С. Нариньяни представляет собой когнитивное содержание восприятия. Оно является отражением денотативного пространства (множества объектов восприятия) в сознании человека. Денотат, являясь фрагментом денотативного пространства, выступает в качестве «оригинала» сигнификата, относящегося к сфере когнитивного пространства. Когнитивное пространство по своему харак-
* См. Хомский, Н. Язык и мышление [Текст] / Н. Хомский. — М.: Изд-во Московского ун-та, 1972.
теру является дискретным, символичным, знаковым. Денотативное пространство, в отличие от когнитивного пространства, континуально, «аналогово» [Нариньяни, 2004].
Г. Бенкинг соотносит понятие когнитивного пространства с возможным миром. Он рассматривает его как искусственно созданное пространство, как место, в котором люди могут взаимодействовать и обменяться информацией [Benking. URL: http: //benking. de/ dialog/r-benking. html ].
В. В. Красных определяет когнитивное пространство как определенным образом структурированную совокупность всех знаний и представлений и соотносит данное понятие с отдельным индивидуумом и группой индивидуумов, различая индивидуальное и коллективное когнитивные пространства. Индивидуальное когнитивное пространство характеризуется уникальностью знаний и представлений, свойственных отдельной языковой личности. Коллективное когнитивное пространство — это структурированная совокупность знаний и представлений определенного языкового сообщества [Красных, 1998, с. 41−45].
При всем разнообразии предложенных определений когнитивного пространства можно выделить ряд ключевых терминов, на основе которых строится определение когнитивного пространства. Такими ключевыми терминами являются: «пространство», «возможный мир», «совокупность знаний», «определенным образом структурированное знание».
Термин «пространство» имеет несколько значений: 1) одна из основных форм существования материи, характеризующаяся протяженностью и объемом- 2) неограниченная протяженность во всех измерениях, направлениях- 3) место, способное вмещать что-либо- 4) большой участок земной поверхности [БТС, 1998, с. 1028]. Далее будем исходить из двух основных значений термина «пространство»: его понимания как основной формы существования материи, характеризуемой протяженностью и объемом и его трактовкой как места, способного вмещать что-либо.
Формы существования материи соотносятся как с реальным, так и с возможным миром. Я. Хинтикке понимает мир в целом как совокупность возможных миров, которые определяются им как другой вариант видения реального мира [Hintikka, 1972]. В соответствии с
таким пониманием возможных миров ментальный мир человека, его когнитивное пространство, представляет собой возможный мир. В этом ракурсе возможный мир трактуется К. А. Переверзевым, который считает, что он представлен ментальными моделями действительного (или воображаемого) мира, возникающими в процессе познания [Перевер-зев, 1998, с. 27].
Когнитивное пространство как возможный мир находится в определенных отношениях с миром действительным и иными возможными мирами, в качестве которого может быть рассмотрено семиотическое пространство. Эти отношения могут быть выражены с помощью терминов «интериоризация» и «категоризация».
Под интериоризацией будем понимать формирование внутренних структур знаний в когнитивном пространстве в результате познания действительного и возможных миров. Познание — это «категория, описывающая процесс получения любых знаний» [ФС, 2006, с. 658]. При соотнесении с понятием интериоризации познание тогда можно определить как интери-оризованные знания в когнитивном пространстве.
Воспринимающая система устроена так, что она обеспечивает прием, переработку и хранение человеком различных знаний. Знаниям, хранимым в памяти, свойственна системность, обеспечиваемая процессом категоризации. За категоризацией признается свойство познания вообще, поскольку процесс восприятия сопряжен с логическим выводом, в основе которого лежит отнесение информации к определенному концептуальному образованию. Под категоризацией, таким образом, понимается процесс отнесения знаний на основе наличия сходных признаков к определенному концептуальному образованию в рамках когнитивного пространства.
Исходя из вышеизложенных рассуждений, определим когнитивное пространство как ментальный мир, представляющий собой место для переработки и хранения в категоризо-ванном виде интериоризованных знаний, являющихся результатом познания действительного и других возможных миров.
Наряду с термином «когнитивное пространство» существует термин «ментальное
пространство», который также используется для обозначения когнитивного опыта человека.
Термин «ментальное пространство» был введен в конце XX в. Ж. Фоконье для обозначения организации знаний в ментальном мире человека. В его трактовке ментальные пространства — это области, используемые для порождения и объединения информации [Fauconnier, 1994].
В понимании Дж. Лакоффа ментальное пространство — это среда концептуализации и мышления. К ментальным пространствам он относит такие сущности, как: 1) непосредственно данная нам реальность — так, как мы ее понимаем- 2) вымышленные ситуации, ситуации, изображенные на картинах, представленные в фильмах и т. д.- 3) прошлое или будущее ситуаций — так, как мы их понимаем- 4) гипотетические ситуации- 5) сфера абстрактных категорий, например, область общих понятий (сюда относятся такие сущности, как экономика, политика, физика), область математических концептов и т. д. [La-koff, 1987].
Ментальное пространство, таким образом, представляет собой место для концептуализации и категоризации ментального опыта человека и «место в действии», активизирующееся в процессе познавательной деятельности. В этом смысле термин «ментальное пространство» по своему значению соответствует термину «когнитивное пространство», однако наше предпочтение мы отдаем второму термину, поскольку термин «ментальное пространство» в последнее время довольно часто используется для обозначения особой ментальности, или менталитета, в той или иной культуре [Гринева, 2003- Глузман, 2010 и др.].
Термин «ментальное пространство», таким образом, приобрел двойственное значение. С одной стороны, его можно рассматривать как совокупность знаний, характерных для представителя определенной культуры, с другой стороны, как особый способ мышления. На наш взгляд, данные обстоятельства послужили причиной возникновения термина «когнитивное пространство» для обозначения инте-риоризованных и категоризованных знаний в ментальном мире человека.
Термин «когнитивное пространство» следует отграничивать от понятия «когнитивная база».
Под когнитивной базой понимается определенным образом «структурированная совокупность необходимо обязательных знаний и национально-детерминированных и минимизированных представлений того или иного национально-лингвокультурного сообщества, которыми обладают все носители того или иного национально-культурного менталитета, все говорящие на том или ином языке» [Красных, 1998, с. 45].
Ю. Е. Прохоров отмечает, что когнитивная база, с обязательным набором стереотипных знаний и представлений, служит основой индивидуального когнитивного пространства, поскольку «принадлежность к определенной культуре определяется именно наличием базового стереотипного ядра знаний, повторяющегося в процессе социализации индивидуума в данном обществе, и достаточно стереотипного (на уровне этнической культуры, а не личности) выбора элементов периферии» [Прохоров, 2008, с. 14].
Понятие «когнитивная база» имеет более узкое значение, чем понятие «когнитивное пространство». Вместе с тем, эти понятия взаимосвязаны: когнитивная база — это базис, на котором надстраиваются индивидуальные когнитивные пространства [Красных, 1998, с. 155]. Что касается вопроса о разграничении понятий «когнитивное пространство» и «когнитивная база», то здесь целесообразно следовать за В. В. Красных, достаточно четко разводящей эти понятия. Когнитивная база меньше индивидуального когнитивного пространства, поскольку в когнитивную базу входит не весь объем знаний, а только «обязательный минимум знаний, совокупность национально-детерминированных и минимизированных представлений». Кроме когнитивной базы, в состав индивидуального когнитивного пространства входят элементы коллективных когнитивных пространств и «индивидуальные знания и представления самой личности, которые не всегда совпадают с коллективными (социумными или национальными)» [Там же].
Итак, когнитивная база представляет собой стереотипные знания, которыми должен овладеть индивид в процессе социализации. Она является основой для когнитивного пространства, в которое входит весь объем знаний индивида или культурного сообщества.
Близким по значению понятию «когнитивное пространство» является термин «концеп-тосфера».
Термин «концептосфера» произошел от термина ноосфера, сфера взаимодействия природы и общества, в пределах которой разумная человеческая деятельность становится главным, определяющим фактором развития. Понятие ноосферы было введено П. Тейяр де Шарденом и Э. Леруаном, под которым они понимали «мыслящую» оболочку земного шара, формирование последней связано с возникновением и развитием человеческого сознания. В. И. Вернадский внес в этот термин материалистическое содержание: ноосфера -новая, высшая стадия биосферы, связанная с возникновением и развитием в ней человечества, которое, познавая законы природы и совершенствуя технику, становится крупнейшей силой, воздействующей на земные процессы [БСЭ. Режим доступа: http: //slovari. yandex. ru/ ноосфера/БСЭ/Ноосфера]. Вслед за В. И. Вернадским Д.С. Лихачев, принимая во внимание культуру языковой личности, вводит термин «концептосфера», под которым понимает совокупность концептов нации [Лихачев,
1993, с. 5]. По определению З. Д. Поповой и И. А. Стернина, концептосфера представляет собой «упорядоченную совокупность концептов, существующих в виде обобщенных представлений, мыслительных картинок, схем, понятий, фреймов, сценариев, гештальтов, обобщающих разнообразные признаки внешнего мира» [Попова, 2003, с. 19]. Если принять за основу данную трактовку, которая охватывает все возможные структурные компоненты хранения знаний в ментальном мире человека, то можно констатировать факт наличия взаимосвязи между понятиями «когнитивное пространство» и «концептосфера» следующим образом: первое представляет собой некое абстрактное образование, предназначенное для переработки и хранения полученной извне информации- второе связано со структурой когнитивного пространства, т. е. с тем, с помощью чего оно описывается.
Следующий термин, имеющий связь с термином «когнитивное пространство», — это «картина мира».
Модель действительности, отображенная в сознании человека, по Л. Витгенштейну, — это картина фактов. Изображение реального ми-
ра в виде картины фактов и позволяет употреблять термин «картина мира"* [Витгенштейн,
1994, с. 8].
По Е. С. Кубряковой, картина мира представляет собой глобальный образ мира, являющийся результатом всей духовной активности человека. Она возникает у человека в ходе его контактов с миром [Кубрякова, 1991, с. 18]. Картина мира так же определяется, как целостный образ действительности, формирующийся в обществе в рамках определенных мировоззренческих установок [Введение в культурологию, 1996, с. 227]. Если исходить из этого определения, то термин «картина мира» может быть употреблен как синоним термину «мировоззрение», «мироощущение», «мировосприятие», «миросозерцание», «миропонимание» [Нурахметов, 1989, с. 81].
Понятие картины мира очень объемное по своему содержанию. В него входят представление человека об обществе, его историческом развитии, об эпохе, культуре и др. Являясь необходимым моментом жизнедеятельности людей, картина мира обусловливает специфический способ восприятия мира.
Возможность применения термина «картина мира» к любому «фрагменту мира» ведет к выделению различных картин мира.
В. П. Даниленко и Л. В. Даниленко выделяют шесть разновидностей картин мира: религиозную (мифологическую), научную (философскую и лингвистическую), художественную, нравственную, политическую и языковую [Даниленко, 1998, с. 7].
Характерной чертой религиозной (мифологической) картины мира является выдвижение на господствующее положение в мире сверхъестественных сил [Там же. С. 46].
Научная картина мира рассматривается в двух направлениях: 1) кумулятивном, где делается упор на накопительную природу научного познания- 2) некумулятивном, где происходит скачкообразная, революционная природа познания [Там же. С. 296].
Художественная картина мира представляет собой искусство слова [Там же. С. 309].
Нравственная картина мира — это образ мира, который вырисовывается в сознании человека сквозь призму его нравственного отношения к миру [Там же. С. 346].
* Близкими терминами к термину «картина мира» являются «модель мира» и «образ мира».
Политическая картина мира складывается в сознании людей под влиянием двух факторові 1) под влиянием господствующей формы собственности — частной или общественной- 2) под влиянием господствующей формы власти — диктаторской или демократичной [Там же. С. 495].
Языковую картину мира В. П. Даниленко и Л. В. Даниленко делят на две формы 1) обыденная (наивная), носителем которой является народ и 2) научная (лингвистическая), ее носители — ученые-лингвисты [Даниленко, 1998, с. 445−490].
Рассмотрим еще одну классификацию картин мира, где выделяется философская, научная, этническая (национальная), художественная, концептуальная (когнитивная) и языковая картины мира.
Философская картина мира есть совокупность обобщенных, системноорганизованных и теоретически обоснованных представлений о мире в целостном его единстве и месте в нем человека [Философия, 2001, с. 105]. Она является абстрактной и представляет собой синтез религиозной, обыденной и научной картин мира.
Научная картина мира является системой научного знания. Она содержит целостное видение предмета исследования соответствующей науки, фиксируя ее главные системные характеристики [Степин, 1983].
Этническая картина мира — система знаний и представлений определенного этноса.
Художественный текст представляет собой реализацию художественной картины мира, т. е. части общей картины мира, средствами языка [Нурахметов, 1989, с. 83]. Она возникает в сознании читателя при восприятии им художественного произведения (или в сознании зрителя, слушателя — при восприятии других произведений искусства) [Попова, 2007, с. 30].
Концептуальную (когнитивную) и языковую картины мира выделяют, исходя из позиции разграничения мышления и языка.
Под концептуальной (когнитивной) картиной мира понимается «ментальный образ действительности, сформированный когнитивным сознанием человека или народа в целом и являющийся результатом как прямого эмпирического отражения действительности органами чувств, так и сознательного рефлексив-
ного отражения действительности в процессе мышления» [Там же. С. 28]. Она соотносится со сферой системно структурированного и отраженного в сознании познавательного опыта, конструируемого в процессе социализации личности. Основной единицей концептуальной картины мира является концепт [Тер-Минасова, 2000- Попова, 2007].
Языковая картина мира понимается как «продукт языкового сознания, приносящего в действительность структурно семантическое членение, уникальное для каждого языка» [Плотникова, 2011, с. 74]. Языковая картина мира является «наивной» в том смысле, что во многих существенных отношениях она отличается от «научной» картины. При этом отраженные в языке наивные представления отнюдь не примитивны: во многих случаях они не менее сложны и интересны, чем научные [Апресян, 1995].
После рассмотрения понятия «картина мира» становится очевидным, что когнитивное пространств и картина мира, в частности, концептуальная (когнитивная) картина мира относятся к близким понятиям. Вместе с тем, они не тождественны. Термин «картина мира» более уместен, когда исследователя интересует оценочная составляющая, выражающая отношение человека к миру. В таком случае когнитивное пространство как объем знаний, полученный в результате освоения мира, является необходимой составляющей картины мира.
Подводя итог, можно отметить, что термин «когнитивное пространство» является более широким понятием по своему значению, охватывающим весь объем знаний, которым обладает человек, чем существующие наряду с ним термины «ментальное пространство», «когнитивная база», «концептосфера», «картина мира», имеющие свою специфику в рассмотренных выше определениях.
Итак, появление термина «когнитивное пространство», под которым понимается место для переработки и хранения в категори-зованном виде интериоризованных знаний, обусловлено тем, что близкий по значению термин «ментальное пространство» получает трактовку как особого способа мышления. Понятие когнитивного пространства находится в определенных соотношениях с терминами «когнитивная база», «концептосфера» и
«картина мира». Когнитивная база представляет собой основу когнитивного пространства. Концептосфера связана со структурой когнитивного пространства. Термин «картина мира» более уместен, когда объектом исследования выступает оценочная составляющая отношения человека к миру.
Библиографический список:
1. Апресян, Н. Ю. Избранные труды [Текст] / Н.Ю. Aпресян. — 2-е изд. испр. и доп. — М. і Языки русской культуры- Вост. лит., 1995. — VIII. Т. 1. Лексическая семантика. — 472 с.
2. Банникова, С. В. Прецедентность как лингвокультурный феномен (На материале английских и русских текстов) [Текст] і дис. … канд. филол. наук і 10. 02. 19 / С. В. Банникова. — Тамбов, 2004. — 182 с.
3. БСЭ — Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа і http^/slovan. yandex. ru/ноосфера/БСЭ/Ноосфера (дата обращения і 30. 04. 2012).
4. БТС — Большой толковый словарь русского языка [Текст] / сост. и гл. ред. СА. Кузнецова. — СПб. і Норинт, 1998. — 1536 с.
5. Введение в культурологию [Текст] і учеб. пособие для вузов / под ред. Е. В. Попова. — М. і ВЛAДОC, 1996. — 336 с.
6. Витгенштейн, Л. Философские работы [Текст] / Л. Вингенштейн- пер. с нем. М. С. Козловой. — М. і Гнозис, 1994. — Ч.1. — 612 с.
7. Глузман, С. А. Ментальное пространство России [Текст] / СА. Глузман. — М. і Aлетейя, 2010. -336 с.
8. Гринева, С. В. Менталитет и ментальность современной России і монография [Текст] / С. В. Гринева — Невинномысск і Северо-Кавказский гос. техн. ун-т, Невинномысский технолог. ун-т, 2003.
— 176 с.
9. Гуревич, Л. С. Когнитивное пространство метакоммуникации [Текст] / Л. С. Гуревич. — Иркутск і ИГЛУ, 2009. — 372 с.
10. Даниленко, В. П. Основы духовной культуры в картинах мира [Текст] / В. П. Даниленко, Л. В. Даниленко. — Иркутск і ИГЛУ, 1999. — 538 с.
11. Егорова, И.Г. Личностно-ориентированная коммуникация как процесс построения совместного когнитивного пространства [Текст] і дис. … канд. психол. наук і 19. 00. 07 / И. Г. Егорова. — М., 2001.
— 155 с.
12. Красных, В. В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? (Человек. Сознание. Коммуникация) [Текст] / В. В. Красных. — М. і Диалог-МГУ 1998. — 352 с.
13. Кубрякова, E.C. Человеческий фактор в языке. Язык и порождение речи [Текст] / Е. С. Кубрякова. — М. і Наука, 1991. — 239 с.
14. Латышева, В. Л. Характеристики прецедентных феноменов как ядерных элементов языкового сознания (на материале русского и французского язы-
ков) [Текст]: автореф. дис. … канд. психол. наук: шифр / В. Л. Латышева. — Иркутск, 2011. — 19 с.
15. Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка [Текст] / Д. С. Лихачев // Известия РАН. Сер. Литературы и языка. — 1993. — Т. 52, № 1. — С. 3−9.
16. Нариньяни, А.С. НЕ-факторы 2004 [Текст] / А.С. На-риньяни // Труды девятой национальной конференции по искусственному интеллекту: материалы науч. конф. (Тверь, 28 сентября — 2 октября 2004 г.). -Тверь, М.: Физматлит, 2004. — Т. 1. — С. 420−432.
17. Нурахметов, Е. Н. Эмоциональный компонент в картине мира художественного текста [Текст] / Е. Н. Нурахметов // Текст как отображение картины мира: сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. — 1989.
— Вып. 341. — С. 81−97.
18. Переверзев, К. А. Высказывание и ситуация: об онтологическом аспекте философии языка [Текст] / К. А. Переверзев // Вопросы языкознания. — 1998.
— № 5. — С. 24−52.
19. Плотникова, С. Н. Холистичность языковой картины мира [Текст] / С. Н. Плотникова // Вестник ИГЛУ Сер. Филология. — 2011. — № 1. — С. 70−77.
20. Попова З. Д. Когнитивная лингвистика [Текст] / З. Д. Попова, И. А. Стернин — М.: АСТ, Восток-Запад, 2007. — 314 с.
21. Попова, З.Д. «Слабые места» публикаций по когнитивной лингвистике [Текст] / З. Д. Попова, И. А. Стернин // Язык. Этнос. Картина мира. — Кемерово: Графика, 2003 — С. 16−23.
22. Прохоров, Ю. Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев [Текст] / Ю. Е. Прохоров. — М.: Изд-во ЛКИ, 2008. — 224 с.
23. Степин, В. С. Картина мира и ее функции в научном исследовании [Текст] / В. С. Степин // Научная картина мира: Логико-гносеологический аспект. -Киев: Наукова думка, 1983. — С. 43−76.
24. Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация [Текст]: учеб. пособие / С.Г. Тер-Минасова.
— М.: Слово / Slovo, 2000. — 624 с.
25. Философия [Текст] / под ред. Г. В. Андрейченко, В. Д. Грачева. — Ставрополь: Изд-во СГУ 2001. -245 с.
26. ФС — Философия [Текст]: энциклопедический словарь / под. ред. А. А. Ивина. — М.: Гардарики, 2006.
— 1072 с.
27. Хомский, Н. Язык и мышление [Текст] / Н. Хомский. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972. — 126 с.
28. Цой, А. О функционировании служебных слов в когнитивном пространстве языковой личности [Электронный ресурс] / А. Цой // International Journal of Russian Studies. ISSUE NO. l (2008/1). — Режим доступа: http: //www. ijors. net/issue11_2008/articles/ tsoy. html (дата обращения: 30. 11. 2011).
29. Benking, H. Creating, Blending, Concerting, and Sharing Global Workspaces of the Mind: Sign and Symbol Grounding in the Cognitive Panorama (3Space/Time) [Electronic Resource] / H. Benking. — URL: http: // benking. de/dialog/r-benking. html (дата обращения:
14. 02. 2011).
30. Fauconnier, G. Mental Spaces [Text] / G. Fauconnier. — Cambridge: Cambridge University Press, 1994.
— 190 p.
31. Hintikka, J. The Semantics of Modal Notions and the Indeterminacy of Ontology [Text] / J. Hintikka // Semantics of Natural Language / ed. by Davidson, G. Harman. — Dordrecht-Holland: Reidel Publishing Company, 1972. — P. 399−414.
32. Lakoff, G. Women, Fire, and Dangerous Things: What Categories Reveal about the Mind [Text] / G. Lakoff.
— Chicago- L.: University of Chicago, 1987. — XVII.
— 614 p.
33. Newby G.B. Cognitive Space and Information Space [Text] / G.B. Newby // Journal of the American Society for Informational Science and Technology Archive.
— 2001. — Vol. 52. — P. 1026−1048.
34. Peverelli, PJ. Cognitive Space (A Social Cognitive Approach to Sino-Western Cooperation) [Text] / PJ. Peverelli. — Delft: Eduron, 2000. — 181 p.
УДК 83. 00 ББК 81. 00
М.С. Ермакова
соотношение концептов истина и справедливость
(на материале немецкого языка)
Данная статья опирается на теорию концептов. В качестве объекта исследования выбраны концепты «истина» и «справедливость». Языковой материал дает возможность как развести эти два понятия, так и свести их к общему знаменателю.
Ключевые слова: концепт- семантическое поле- семантика- синонимизация- секуляризация- дискурс- истина- право- равенство- добро- добродетел- справедливость- реальность- экспрессия- конфигурация- фундаментальные ценности- реципиент
M.S. Ermakova
correlation of concepts truth and justice
(BASED ON A STUDY OF THE GERMAN LANGUAGE)
This article is based on the theory of concepts. The concepts «truth» and «justice» mave been scrutinized. The linguistic evidence makes it possible both to separate these two concepts and to reduce them to a common denominator.
Key words: concept- semantic field- semantic- synonymy- secularization- discourse- truth- law- equality- kindness- goodness- justice- reality- expression- configuration- the fundamental values- the recipient
Передавая смысл высказываний, содержащих немецкое Wahrheit или английское truth, на русском языке, переводчики обращаются не к одному, а сразу к двум словам: к слову «правда» и к слову «истина». «Правда» и «истина» — весьма важные и притом ценностно маркированные концепты, их значимость для философии очевидна. Следовательно, есть смысл рассмотреть конфигурацию семантических полей вербальных носителей этих концептов с целью выявления смыслового горизонта каждого из этих слов в отдельности и общих для них значений. Рассмотрим толкование правды и истины в словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой:
Правда — ы, ж. р.
1. То, что существует в действительности, соответствует реальному положению вещей. Сказать правду. Услышать правду о случившемся. Правда глаза колет (посл.).
2. Справедливость, честность, правое дело. Искать правды. Стоять за правду. П. на твоей стороне. Счастье хорошо, а п. лучше (посл.).
3. То же, что правота (разг.). Бог правду видит, да не скоро скажет (посл.).
4. вводн. сл. Утверждение истинности, верно, в самом деле. Я, правда, не знал этого.
5. союз. Хотя и, следует признать, что (разг.). Погуляли хорошо, правда, устали.
Вестник иглу, 2012
© Ермакова М. С., 2012

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой