Сопоставительный анализ способов описания бесприставочных глаголов с суффиксом- ива-/-ывав русском языке в рамках грамматической категории времени

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
139
ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2008. Вып. 3
УДК 482. 53 В.А. Осокина
СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СПОСОБОВ ОПИСАНИЯ БЕСПРИСТАВОЧНЫХ ГЛАГОЛОВ С СУФФИКСОМ -ИВА-/-ЫВА-В РУССКОМ ЯЗЫКЕ В РАМКАХ ГРАММАТИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ ВРЕМЕНИ
Представлена характеристика способов описания категориального значения бесприставочных глаголов с суффиксом -ива-/-ыва- в рамках грамматической категории времени в разные периоды их функционирования в русском языке- выявлены существенные различия в интерпретации категории давнопрошедшего времени- рассматриваются концепции, квалифицирующие суффикс -ива-/-ыва- в бесприставочных глаголах исключительно с позиций формообразования.
Ключевые слова: давнопрошедшее время, полифункциональное категориальное значение, направления категориальной идентификации.
Бесприставочные глаголы с суффиксом -ива-/-ыва-, появившись в до-национальный период (в языке великорусской народности), до сих пор продолжают оставаться общесистемной языковой чертой, хотя и имеют в кодифицированном литературном языке и в некодифицированной (менее кодифицированной) диалектной среде разный узуальный статус. В современном литературном языке они представлены незначительной группой образований с конкретно-бытовой семантикой и ограниченной сферой употребления, обнаруживая, помимо стилистической маркированности, еще и различия как в степени распространенности тех или иных глаголов, так и в степени употребительности этих глаголов в произведениях разных авторов. В среде диалектов, относимых к северному наречию, данные глаголы, напротив, представлены очень широко, механизм их образования не утрачен, при этом они, не обнаруживая с литературным языком принципиальных расхождений в способах реализации, функционируют в рамках единых (сопоставимых) направлений (в составе отрицательных и вопросительных конструкций и вне этих синтаксически и функционально связанных контекстных условий).
Интересующие нас суффиксально производные образования во всех грамматиках русского языка, в целом ряде учебников и учебных пособий по морфологии, а также в специализированных исследованиях рассматриваются исключительно в рамках видо-временной системы русского глагола. Сопоставительный анализ способов описания бесприставочных глаголов с суффиксом -ива-/-ыва- в русском языке в рамках грамматической категории времени оказывается в этой связи характеристикой одного из направлений их категориальной идентификации.
В рамках данного направления бесприставочные глаголы с суффиксом -ива-/-ыва- квалифицируются в качестве одного из объектов, презентирую-щих категориальное темпоральное значение давнопрошедшего времени. Давнопрошедшее время при этом рассматривается в русском языке как
нопрошедшее время при этом рассматривается в русском языке как особый случай морфологического выражения грамматической категории времени (подобное категориальное осмысление имеет давние традиции и представлено уже в грамматических исследованиях XVIII в. 1).
Необходимо отметить, что данная группа суффиксально производных образований «со значением давнопрошедшего времени» [8. С. 50] находится «на периферии основной системы глагольных временных форм» [7. С. 299]. Не менее важным оказывается то обстоятельство, что это темпоральное категориальное значение чаще всего трактуется с позиций полифункциональности: как «нерегулярная повторяемость действия в далеком прошлом» [14. С. 170]- «многократность с оттенком давности» [6. С. 339]- «действие, имевшее место в отдаленном прошлом и нерегулярно повторяемое» [9. С. 134]- «повторяемость и длительность действия в далеком прошлом» [7. С. 300].
В контексте обсуждаемых проблем весьма показательным оказывается также то, что в ряде исследований термин «давнопрошедшее время» получает совсем иное осмысление. Так, в учебнике «Современный русский язык / Под ред. П.П. Шубы» (1988) он используется лишь при описании синтаксических конструкций, состоящих из сочетания видо-временных форм (прошедшего, настоящего, будущего времени) глаголов несовершенного вида с частицей бывало, обозначающих, что «действие происходило очень давно и совершалось несколько раз» [21. С. 403], и не входящих в систему форм прошедшего времени.
В свою очередь, А. А. Карпов «давнопрошедшим» называет одно из «частных значений» любой грамматической формы прошедшего времени глагола (наряду с «имперфективным», «перфективным» и «аористическим») [9. С. 134].
Если в учебнике «Современный русский язык / Под ред. Е.М. Галки-ной-Федорук» (1987) весьма категорично утверждается, что «форму прошедшего времени глаголов несовершенного вида с многократным значением (типа сиживал, певал, говаривал) можно назвать давнопрошедшим временем» [20. С. 173], то в учебнике «Современный русский язык / Под ред. П. А. Ле-канта» (2001) не менее категорично утверждается обратное: в современном русском языке «нет форм давнопрошедшего времени (плюсквамперфекта) — называемые иногда таким термином формы типа хаживал, певал являются формами прошедшего времени глаголов хаживать, певать» [22. С. 333].
Непосредственное обращение к грамматическим исследованиям середины XX в., в составе которых бесприставочные глаголы с суффиксами -ива-/-ыва-- -а-- -]а-- -ва-, древними чередованиями в основах рассматриваются в рамках категории давнопрошедшего времени, позволяет выявить весьма существенные различия в интерпретациях специфики данной категории.
1 Так, в частности, категория «давнопрошедшего времени» описывается в «Российской грамматике» М. В. Ломоносова, в «Письмовнике» М. Курганова, в «Российской грамматике» А. А. Барсова, в «Краткой русской грамматике…» А. Иванова.
ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2008. Вып. 3
В. В. Виноградов, рассматривая эти образования с позиций грамматической системы русского языка, характеризует категориальное значение суффикса -ива-/-ыва- как «раздельно-кратную повторяемость действия с промежутками времени» [4. С. 505] и, следовательно, считает включение их в рамки грамматической категории вида исторически оправданным. Вместе с тем он указывает, что с течением времени данные образования оказываются за пределами категории вида: «отнесение форм многократного вида к категории несовершенного вида для современного языка является явной натяжкой» [13. С. 77]. По мнению В. В. Виноградова, бесприставочные глаголы с суффиксом -ива-/-ыва- со второй половины XIX в. должны рассматриваться в рамках категории давнопрошедшего времени.
Сходные позиции занимают исследователи, говорящие о том, что «эти глаголы не входят в современную видо-временную систему русского языка. Они известны лишь в форме прошедшего времени с суффиксом -л», в их парадигме «нет соотносительных форм настоящего времени типа „сиживаю“ или будущего времени типа „буду сиживать“, не имеют они и форм инфинитива» [9. С. 174]- «в современном литературном языке такие глаголы употребляются исключительно в форме прошедшего времени со значением давности действия» [19. С. 232].
А. Н. Гвоздев акцентирует внимание на том, что «многократные глаголы» без приставок с суффиксом -ива-/-ыва- занимают «особое место» именно потому, что в современном русском литературном языке они «употребляются только в прошедшем времени2, обозначая более или менее отдаленное прошлое» [6. С. 313].
НС. Власова [5. С. 217], Б. П. Ардентов [1. С. 61], Б. А. Ларин [12. С. 77], П. М. Криворучко [11. С. 34,35], напротив, считают категориальное значение давности исконным (первичным) значением рассматриваемых суффиксально производных образований. Н. С. Власова и П. М. Криворучко указывают при этом, что в XX в. реальным значением, отличающим эти глаголы от производящих основ, является уже значение кратности (повторяемости) действия, чуждое им первоначально: «форма давнопрошедшего времени претерпела некоторые изменения & lt-… >- в характере своего значения & lt-… >- в настоящее время эти формы ослабили в значительной степени & lt-… >- значение давности выражаемых ими действий» [11. С. 54].
По мнению этих исследователей, термин давнопрошедшее время в качестве названия бесприставочных глаголов с суффиксом -ива-/-ыва- в современном русском языке становится чисто традиционным, поскольку в XX в. «формы давнопрошедшего времени вошли в категорию несовершенного вида» [5. С. 217].
2 Весьма показательно, что, говоря о «бесприставочных глаголах с суффиксом -ыва-(-ива-) со значением многократности» как о непарных (одновидовых) глаголах НСВ, А. Н. Гвоздев без каких-либо оговорок в качестве иллюстрации вводимого положения приводит эти, «отсутствующие» формы инфинитива («хаживать, видывать, лавливать, нашивать») [6. С. 324].
Весьма показательной в данном контексте оказывается концепция В. Г. Барановской, согласно которой бесприставочные глаголы с суффиксами -и- -а- и -ива-/-ыва-, образованные от одной основы, применительно к XX в. должны рассматриваться как параллельные (семантически тождественные) образования, поскольку они «употребляются & lt-… >- без какого-либо различия в значении» [2. С. 54].
В научных изысканиях XX в. представлена также точка зрения, согласно которой грамматическая многозначность (полифункциональность) отличала категориальное значение бесприставочных глаголов с суффиксом -ива-/-ыва- с момента их возникновения в русском языке, то есть была свойственна им изначально. Эту точку зрения, в частности, разделяют А. К. Кошелев и И. Г. Соколова, исследовавшие начальный период функционирования данных образований. Абсолютно немотивированным в этом случае оказывается то, что А. А. Кошелев включает рассматриваемые бесприставочные глаголы в категорию давнопрошедшего времени [10. С. 191], а И. Г. Соколова — в категорию вида (в качестве многократного способа глагольного действия) [23. С. 58].
Представленная интерпретация более всего уязвима, поскольку факт констатации изначальной полифункциональности категориального значения указанных суффиксально производных образований исключает возможность какой-либо эволюции данного значения, в связи с чем семантический компонент давности действия, равно как и семантический компонент многократности действия, не могут определять категориальную принадлежность глаголов.
Выявленное противоречие не снимается и в грамматических исследованиях, посвященных изучению функционирования бесприставочных глаголов с суффиксом -ива-/-ыва- в более поздние периоды времени. Так, В. А. Бондарева применительно к языку деловой и бытовой письменности XVII в. основным, «до текста данным», категориальным значением считает значение давности действия, отмечая при этом, что в этой «временной форме» к тому же «проявляются частные значения, обусловленные семантикой глагольной основы и всем контекстом в целом: продолжительность, давность и повторяемость» [3. С. 84]. Получается, что в рамках одного исследования значение давности действия, выражаемое «семантикой глагольной основы», то есть суффиксом -ива-/-ыва-, применительно к одному периоду времени определяется то как основное, то как частное.
В исследовании «Русские говоры Среднего Приобья» (1984) выдвигается положение о формообразовательном статусе суффикса -ива-/-ыва- в бесприставочных глаголах: «от глаголов несовершенного вида для обозначения действий, протекавших в отдаленном прошлом с неопределенной длительностью и неоднократной повторяемостью, в говорах образуется особая форма прошедшего времени при помощи дополнительного формообразовательного суффикса -ыва-/-ива-, наличие этого суффикса только в формах прошедшего времени бесприставочных глаголов несовершенного вида и его отсутствие в инфинитиве, настоящем и будущем времени указывает на образование особой формы прошедшего времени» [17. С. 174].
ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2008. Вып. 3
Означенное положение приходит в противоречие с данными других исследований, посвященных изучению функционирования рассматриваемых образований в современных северно-русских говорах. В многочисленных исследованиях, в частности, приводятся не только формы инфинитива, но и единичные формы повелительного наклонения бесприставочных глаголов с данными суффиксами (см., напр.: [15. С. 97,98]- [16. С. 86−89]).
Обобщая вышеизложенное, можно отметить, что рассмотрение бесприставочных глаголов с суффиксом -ива-/-ыва- в рамках грамматической категории времени достаточно широко представлено в научных исследованиях XX в.- причем теоретические концепции, содержащиеся в большинстве из них, при соотношении друг с другом оказываются взаимоисключающими.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Ардентов Б. П. Лекции по спецкурсу «Выражение времени в русском языке». Кишинев: Штиинца, 1975. 130 с.
2. Барановская В. Г. Из истории & quot-многократных"- глагольных форм в русском языке: Дис… канд. филол. наук. М., 1956. 332 с.
3. Бондарева В. А. Система временных форм глагола в языке деловой и бытовой письменности XVII в.: Дис. … канд. филол. наук. М., 1973. 170 с.
4. Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове /2-е изд. М.: Высшая школа, 1972. 614 с.
5. Власова Н. С. Формы и значение прошедшего времени глаголов в современном русском языке: Дисс. … канд. филол. наук. М., 1954. 332 с.
6. Гвоздев А. Н. Современный русский литературный язык. Ч. 1. Фонетика и морфология /4-е изд. М.: Просвещение, 1973. 432 с.
7. Голуб И. Б. Стилистика русского языка /4-е изд. М.: Айрис-прес, 2003. 448 с.
8. Земская Е. А., Китайгородская М. В., Ширяев Е. Н. Русская разговорная речь: Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. М.: Наука, 1981. 276 с.
9. Карпов А. А. Современный русский язык: Словообразование: Морфология. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. 192 с.
10. Кошелев А. К. Состояние видовой дифференциации в древнерусском языке XI—XIV вв. (По материалам древнейших летописей): Дис. … канд. филол. наук. М., 1958. 872 с.
11. Криворучко П. Н. Грамматические значения временных форм русского глагола. Киев: Радянська школа, 1963. 63 с.
12. Ларин Б. А. Лекции по истории русского литературного языка (X — середина XVIII в.). М.: Высшая школа, 1975. 325 с.
13. Материалы объединенной научной сессии Отделения литературы и языка Академии наук СССР и Академии педагогических наук РСФСР (27−29 ноября 1950 г). М.: Учпедгиз, 1951. 336 с.
14. Никитевич В. М. Грамматические категории в современном русском языке. М.: Учпедиз, 1963. 246 с.
15. Пожарицкая С. К. О семантике итеративных глаголов в северно-русских говорах // Современные русские говоры. М.: Наука, 1991. С. 84−94.
16. Ровнова О. Г. Многократные глаголы в одном вологодском говоре // Современные русские говоры. М.: Наука, 1991. С. 94−103.
17. Русские говоры Среднего Приобья. Ч. 1.: [Межвуз. сб. науч. тр.] / Под ред. В. В. Палагина / Томский гос. ун-т. Томск, 1984. 201 с.
18. Силина В. Б. История категории глагольного вида // Историческая грамматика русского языка: Морфология: Глагол / Под ред. Р. И. Аванесова, В. В. Иванова. М.: Наука, 1982. С. 158−279.
19. Современный русский язык / Н. С. Валгина, Д. Э. Розенталь, М. И. Фомина /5-е изд., перераб. М.: Высшая школа, 1987. 480 с.
20. Современный русский язык / Под ред. Е. М. Галкиной-Федорук. Ч. II (Морфология. Синтаксис). М.: Изд-во МГУ, 1987. 638 с.
21. Современный русский язык. Ч. 2. Словообразование. Морфология / Под ред. П. П. Шубы /2-е изд., испр. и доп. Минск.: ООО «Плопресс», 1998. 544 с.
22. Современный русский язык / Под ред. П. А. Леканта. 2-е изд., испр. М.: Дрофа, 2001. 560 с.
23. Соколова И. Г. Видо-временная система в памятниках русской и украинской деловой письменности XV века // Вопросы русского языкознания / Отв. ред. М. Б. Крылова. Научные труды Ташкентского гос. ун-та. Вып. 390. Ташкент, 1970. С. 37−72.
Поступила в редакцию: 10. 01. 08
V.A. Osokina
The comparative analysis of the methods of describing verbs without prefixes containing the suffix -ива-/-ыва- in the Russian language within the framework of the grammatical category of tense
The article deals with the ways of description of the verbal categorial meaning. The categorial meaning of Russian verbs without prefixes with the suffix -ива-/-ыва within the framework of the grammatical category of tense at different periods of their functioning in Russian is described. The essential differences in the interpretation of the Past tense are also analysed in the article. The conceptions which qualify suffixes -ива-/-ыва- in verbs without prefixes from the point of view of their form formation are considered.
Осокина Вера Аркадьевна
ГОУВПО «Удмуртский государственный университет» 426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2) E-mail: vgrom@udmnet. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой