Классификация коллизионных норм и ее отражение в российском и зарубежном законодательстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 341.9 ББК 67. 412. 2
А. В. Алешина, В.А. Косовская
классификация коллизионных норм и ее отражение в российском и зарубежном законодательстве
Классификация коллизионных норм является одним из важнейших теоретических вопросов в науке международного частного права. Приводится авторская классификация коллизионных норм, в основу которой положен критерий, вытекающий из характеристики привязки коллизионной нормы.
Ключевые слова:
законодательство, коллизионная норма, привязка коллизионной нормы, международное право.
Многочисленные правоотношения с иностранным элементом, регулируемые международным частным правом, требуют применения специальных норм, которые позволяют разрешить коллизионные вопросы, связанные с выбором применимого права. Такие нормы в международном частном праве носят название коллизионных (отсылочных) норм.
В доктрине международного частного права предлагаются классификации коллизионных норм, в основу которых положены различные критерии — такие, как: форма коллизионной привязки, форма выражения воли законодателя, источники закрепления коллизионных норм и др. Необходимо отметить актуальность этого вопроса с практической точки зрения, поскольку адекватное отражение различных видов коллизионных норм в нормативноправовых актах позволяет наиболее полно реализовать права субъектов частноправовых отношений с иностранным элементом.
Классификация коллизионных норм в науке международного частного права относится к числу достаточно разработанных вопросов коллизионного права. При наличии множества предлагаемых вариантов классификации коллизионных норм, единого мнения по данному вопросу на сегодняшний день не существует.
Наиболее распространенным критерием классификации коллизионных норм, с которым согласно большинство ученых (В.П. Звеков [5, с. 107], В. В. Гаврилов [3, с. 61], Л. П. Ануфриева [1, с. 199], Г. Ю. Федосеева [10, с. 55], В. Л. Толстых [9, с. 104], И.В. Гетьман-Павлова [4, с. 63], Г. К. Дмитриева [6, с. 120] и др.), является форма коллизионной привязки, по которой различают двусторонние и односторонние коллизионные нормы.
Односторонние коллизионные нормы -это нормы, привязка которых прямо называет право страны, подлежащее применению (российское, итальянское, немецкое и т. д.). В российском законодательстве в качестве
примера такой нормы можно привести п. 2 ст. 1213 ГК РФ: «К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества применяется российское право». Односторонние коллизионные нормы содержатся, в частности, в п. 3 ст. 834 Гражданского кодекса Социалистической Республики Вьетнам от 28. 10. 1995 г.: «Гражданский договор, связанный с недвижимостью во Вьетнаме, подчиняется законодательству СРВ» [7, с. 169].
Двусторонние коллизионные нормы -это нормы, привязка которых не указывает на право конкретного государства, подлежащее применению, а формулирует общий принцип выбора применимого права. Такой подход к определению компетентного правопорядка предопределил наличие подавляющего большинства двусторонних коллизионных норм как в российском, так и в зарубежном законодательстве. Например, п. 1 ст. 1197 ГК РФ гласит: «Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом», а п. 1 ст. 25 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению от 18 августа 1896 г. (по сост. на 2000 г.) указывает: «К наследованию применяется право государства, гражданином которого является наследодатель в момент своей смерти» [7, с. 407].
В зависимости от источника закрепления коллизионные нормы подразделяют на международные, закрепленные в международных источниках, и внутригосударственные (национальные) коллизионные нормы, содержащиеся в национальном праве каждого государства. С такими видами коллизионных норм согласно подавляющее большинство специалистов в области международного частного права, однако критерий классификации этих норм сформулирован ими по-разному. Так, например, Л. П. Ануфриева отмечает, что «с точки зрения правовой природы коллизи-
Общество
Terra Humana
онные нормы могут быть национальными, т. е. созданными в рамках автономного правотворчества конкретным государством, и международными (договорными), т. е. возникшими из международно-правового соглашения, унифицированными» [1, с. 210].
Относительно деления коллизионных норм по такому критерию, как форма выражения воли законодателя, в науке международного частного права сложились различные точки зрения. Так, одни авторы (М.М. Богуславский [2, с. 108], В. Л. Толстых [9, с. 103] и др.) выделяют императивные и диспозитивные коллизионные нормы, а другие (Л.П. Ануфриева [1, с. 200], Г. К. Дмитриева [6, с. 123], В. В. Гаврилов [3, с. 62], Т. Н. Нешатаева [8, с. 91], Г. Ю. Федосеева [10, с. 56] и др.) помимо вышеуказанных норм также называют и альтернативные коллизионные нормы.
Императивная коллизионная норма -это норма, привязка которой содержит категорические предписания, касающиеся выбора права и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон частного правоотношения. В качестве примера может служить ст. 1207 ГК РФ: «К праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защите применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы». Указ президиума ВНР «О международном частном праве» от 31. 05. 1979 г. № 13 (с изм. 1997 г.), параграф 35 гласит: «К неосновательному обогащению и его правовым последствиям следует применять закон того государства, на территории которого обогащение имело место» [7, с. 283].
Диспозитивная коллизионная норма -это норма, привязка которой, устанавливая общее правило о выборе права, оставляет сторонам возможность отказаться от него и заменить его другим правилом. Диспозитивные нормы действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не установили иного правила. Например, п. 1 ст. 1211 ГК РФ: «При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан». Закон Республики Польша «Международное частное право» от 12 ноября 1965 г. в ст. 26 также содержит пример такой нормы: «Если стороны не выбрали закон, то обязательство регулируется законом места пребывания или места жительства сторон в момент заключения договора» [7, с. 165].
Говоря об альтернативных коллизионных нормах, представляющих собой по сложившемуся в науке о международном частном праве мнению нормы, привязки которых содержат несколько правил выбора права, закрепленных законодателем в самих нормах, необходимо отметить следующее.
Альтернативность коллизионной нормы предполагает обязательное наличие нескольких правил выбора применимого права, которые могут быть как равнозначными по своему характеру, так и, по мнению отдельных ученых (Г.К. Дмитриевой, И.В. Гетьман-Павловой и др.), могут находиться в определенной связи между собой.
Так, Г. К. Дмитриева в качестве примера альтернативной коллизионной нормы приводит абз. 1 п. 1 ст. 1209 ГК РФ: «Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если выполнены требования российского права».
Если придерживаться мнения Г. К. Дмитриевой о том, что в данном пункте содержится один объем (хотя данное утверждение представляется спорным), а именно, «форма сделки», то к нему предусмотрены две альтернативные привязки: во-первых, закон места совершения сделки и, во-вторых, российское право. В данном случае главной привязкой является закон места совершения сделки, а дополнительной привязкой будет являться российское право. Тогда здесь можно говорить об альтернативной норме с соподчиненными привязками (или о генеральной и субсидиарной привязках).
Однако термин «альтернативная» коллизионная норма применим только в том случае, если все правила выбора применимого права, сформулированные законодателем в привязках коллизионной нормы, являются равнозначными между собой, поскольку именно в этом и проявляется альтернатива, т. е. возможность свободного выбора применимого права из предложенных вариантов. В случае, если данные правила соподчинены между собой, можно говорить о механизме правового регулирования, выражающемся в применении того или иного правила выбора компетентного правопорядка, исходя из определенных, четко указанных законодателем условий. В первую очередь, всегда применяется главное (генеральное) правило выбора права, а дополнительное (субсидиарное) — только в том случае, когда по каким-либо причинам не было применено главное правило.
Классификация коллизионных норм
Рис. 1. Классификация коллизионных норм.
В качестве примера именно альтерна- 1) право страны, где имеет место жи-
тивной коллизионной нормы можно при- тельства или основное место деятельности
вести ч. 1 п. 1 ст. 1221 ГК РФ: «К требова- продавец или изготовитель товара либо
нию о возмещении вреда, причиненного иной причинитель вреда- вследствие недостатков товара, работы 2) право страны, где имеет место жи-
или услуги, по выбору потерпевшего при- тельства или основное место деятельности
меняется: потерпевший-
Общество
Terra Humana
3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар».
Примером альтернативной коллизионной нормы в зарубежном законодательстве может служить п. 1 ст. 135 Федерального закона Швейцарии «О международном частном праве» от 18 декабря 1987 г. (с изм. 1998 г.): «Требования, вытекающие из дефектов или дефектного описания продуктов, подчиняются по выбору пострадавшего:
а) праву страны, в которой причинившее ущерб лицо имеет свое отделение или свое обычное местопребывание, или
б) праву страны, в которой продукт приобретен, поскольку причинившее ущерб лицо не докажет, что в этой стране продукт пущен в продажу без его согласия» [7, с. 284].
Таким образом, говорить о классификации коллизионной нормы в качестве альтернативной можно только в том случае, когда в привязках законодательно закреплены несколько равнозначных правил выбора применимого права, любое из которых может быть выбрано в качестве решающего для регулирования соответствующего отношения.
К нормам, в которых привязки соподчинены между собой и находятся в тесной взаимосвязи, правильнее применить другой критерий классификации. Коллизионные нормы могут быть разделены в зависимости от количества привязок на простые (имеющие один объем и одну привязку) и сложные (состоящие из одного объема и нескольких привязок).
Примером сложной коллизионной нормы с соподчиненными привязками в российском законодательстве может служить п. 1 ст. 1219 ГК РФ: «К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство,
Список литературы:
послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране». Коллизионная норма, содержащаяся в ст. 121 Федерального закона Швейцарии «О международном частном праве» от 18 декабря 1987 г. (с изм. 1998 г.): «К трудовому договору применяется право государства, в котором работник обычно выполняет свои трудовые обязанности. Если работник обычно выполняет свои трудовые обязанности в нескольких государствах, к трудовому договору применяется право места делового обзаведения либо, при отсутствии такового, право места жительства или обычного пребывания нанимателя» [7, с. 367].
Такой критерий применим и в отношении альтернативных коллизионных норм, поскольку они содержат равнозначные правила выбора применимого права в нескольких привязках.
Подводя итог, следует отметить, что все существующие на сегодняшний день различные варианты классификации коллизионных норм в своей основе имеют критерии, которые вытекают из характеристики привязки коллизионной нормы (формы коллизионных привязок, количество привязок, формы выражения воли законодателя, закрепленные в привязке). Поэтому, на наш взгляд, правильнее было бы говорить не о классификации коллизионных норм, а классификации коллизионных привязок (см. рис. 1). Исключением является классификация коллизионных норм по источнику их закрепления, стоящая обособленно среди других критериев классификации и приводимая далеко не всеми учеными.
[1] Ануфриева Л. П. Международное частное право: В 3-х т. Т. 1. Общая часть / Учебник. — М.: БЕК, 2000. — 288 с.
[2] Богуславский М. М. Международное частное право / Учебник. 6-е изд., перераб. и доп. — М: Норма, 2010. — 704 с.
[3] Гаврилов В. В. Международное частное право. М.: НОРМА — ИНФРА М. 2000. — 304 с.
[4] Гетьман-Павлова И. В. Международное частное право / Учебник. — М.: Эксмо, 2005. — 752 с.
[5] Звеков В. П. Международное частное право. Курс лекций. — М.: НОРМА — ИНФРА М. 1999 г. — 686 с.
[6] Международное частное право / Отв. ред. Г. К. Дмитриева. — М.: Т К Велби, Проспект, 2008. — 688 с.
[7] Международное частное право. Сборник нормативных актов / Сост. Г. К. Дмитриева, М. В. Филимонова. — М.: Проспект, 2007. — 624 с.
[8] Нешатаева Т. Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. — М.: Издательский дом «Городец», 2004. — 624 с.
[9] Толстых В. Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. — СПб.: Юридический центр ПРЕСС, 2004. — 526 с.
[10] Федосеева. Г. Ю. Международное частное право. — М., 2002. — 320 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой