Языковая и коммуникативная личность: различные подходы к исследованию

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 25 (240).
Филология. Искусствоведение. Вып. 58. С. 15−18.
О. Л. Арискина, Е. А. Дрянгина
ЯЗЫКОВАЯ И КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ: РАЗЛИЧНЫЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ
Исследование выполнено при финансовой поддержке Гранта Президента Российской Федерации для молодых ученых, грант МК-2530. 2011. 6
В статье анализируются концепции языковой и коммуникативной личности. Рассматриваются различные подходы к пониманию структуры языковой и коммуникативной личности.
Ключевые слова: языковая личность, коммуникативная личность, структура языковой личности, структура коммуникативной личности, доминанта.
С 80-х годов прошлого века проблема проявления личности в языке и общении начала активно разрабатываться философами, культурологами, психологами, лингвистами.
Однако вопрос о понятийном компоненте терминов языковая личность и коммуникативная личность до сих пор остается открытым. Можно ли рассматривать данные единицы как термины-синонимы? Или одно из понятий включает в себя другое? Какое понятие следует признать более широким? Поискам ответов на эти вопросы посвящена данная статья.
Проанализировав историю изучения концепций языковой личности и концепций коммуникативной личности, мы смогли выделить три основных подхода, определяющих соотношение данных понятий:
1. Понятие языковая личность шире понятия коммуникативная личность (С. Г. Ворка-чев, В. В. Соколова, С. С. Галстян). Согласно этой точке зрения, языковая личность предстает в четырех ипостасях — мыслительной, языковой, речевой, коммуникативной и трактуется как «суперкатегория» [3].
2. Понятия языковая личность и коммуникативная личность не разграничиваются. Так, В. И. Карасик замечает, что языковая личность в условиях общения может рассматриваться как коммуникативная личность [6].
3. Понятие коммуникативная личность шире понятия языковая личность. В. П. Конецкая считает, что понятие коммуникативная личность предполагает характеристики, связанные с выбором не только вербального, но и невербального кода коммуникации, с использованием искусственных и смешанных коммуникативных кодов, обеспечивающих взаимодействие человека и машины [9].
От того, какой концепции придерживается тот или иной исследователь, во многом зависит предлагаемая им структура языковой личности. В настоящее время различное строение языковой личности рассматривается в работах Ю. Н. Караулова, Г. И. Богина, В. П. Нерознак и И. И. Халеевой и др.
Наиболее регулярно в научных работах используются модели Ю. Н. Караулова и Г. И. Богина.
Ю. Н. Караулов видит структуру языковой личности трехуровневой:
1) вербально-семантический уровень, отражающий степень владения языком (включает фонетические, грамматические, лексические, синтаксические средства, наиболее важными из которых являются лексические) —
2) лингво-когнитивный уровень (или теза-урусный), отражающий картину мира языковой индивидуальности (сюда входят понятия, идеи, концепты, системы ценностей, актуальные для носителя языка, характеризуемого как языковая личность) —
3) прагматический уровень (или мотивационный), включающий цели, мотивы, интересы, установки. Эти компоненты проявляются в процессе порождения текстов и их восприятия [7]. Данный уровень реализуется через умения классифицировать ситуации речи, и в соответствии с компонентами ситуации (сфера деятельности, позиции коммуникантов, цель общения) строить текст [5]. Как видим, на третьем уровне собственно языковая личность «превращается» в личность коммуникативную.
Модель Г. И. Богина является параметрической, имеет форму куба и включает в себя 60 компонентов, которые были получены через перемножение трех параметров (ось, А — аспекты языка — субстрата языковой личности (фо-
нетика, грамматика, лексика) — ось Б — основные виды речевой деятельности (говорение, слушание, чтение, письмо) — ось В — оценочные суждения (уровни качества). Ученый выделяет пять уровней языковой личности, отражающих этапы ее развития:
1) уровень правильности. Он проявляется в овладении достаточно большим лексическим запасом и умении строить высказывание в соответствии с нормами данного языка-
2) уровень интериоризации, раскрывающий владение внутренней речью-
3) уровень насыщенности, отражающий владение всем богатством выразительных средств языка в области фонетики, грамматики и лексики-
4) уровень адекватного выбора, проявляющийся в умении отбирать языковые средства в соответствии со сферой общения, коммуникативной ситуацией и ролями коммуникантов. Кроме того, на данном уровне проявляется способность критически оценивать различные коммуникативные неудачи-
5) уровень адекватного синтеза, отражающий «единство реализации коммуникативной и эстетической функций языка, как, впрочем, и вообще единства всех функций языка в речевой деятельности» [1].
Четвертый и пятый уровни непосредственно относятся к сфере изучения коммуникативной личности.
Кроме структур языковой личности, в науке существуют структуры коммуникативной личности. Так, наиболее востребованной является модель коммуникативной личности, предложенная В. П. Конецкой. В этой концепции определяющими для коммуникативной личности являются следующие параметры:
1) мотивационный (коммуникативные потребности), занимающий основное место в структуре, так как «именно потребность сообщить что-то или получить необходимую информацию служит мощным стимулом для коммуникативной деятельности и является обязательной характеристикой индивида как коммуникативной личности» [9]-
2) когнитивный (наиболее существенными для него являются следующие характеристики: способность адекватного восприятия информации, способность воздействия на партнера, оценка и самооценка когнитивного диапазона и знание социально обусловленных норм вербальной и невербальной коммуникации) —
3) функциональный (включает в себя три основные характеристики: а) практическое владение индивидуальным запасом вербальных и невербальных средств для актуализации информационной, экспрессивной и прагматической функций коммуникации- б) умение варьировать коммуникативные средства в процессе коммуникации в связи с изменением ситуативных условий общения- в) построение высказываний и дискурсов в соответствии с нормами избранного коммуникативного кода и правилами речевого этикета).
В. П. Конецкая подчеркивает, что пересечение некоторых характеристик языковой и коммуникативной личностей не говорит об их тождестве, так как их содержательная составляющая совпадает лишь частично.
В. И. Карасик полагает, что применительно к коммуникативной личности можно говорить о ценностном, познавательном и поведенческом планах.
Ценностный план включает в себя этические и утилитарные нормы поведения, отраженные в универсальных высказываниях, прецедентных текстах, составляющих культурный контекст, понятный среднему носителю языка, правилах этикета, коммуникативных стратегиях вежливости, оценочных значениях слов.
Познавательный (когнитивный) план раскрывает картину мира, свойственную коммуникативной личности.
Поведенческий план характеризуется специфическим набором паралингвистических средств общения. Такие характеристики могут рассматриваться в социолингвистическом и прагмалингвистическом аспектах: в первом выделяются индексы речи мужчин и женщин, детей и взрослых, образованных и менее образованных носителей языка, людей, говорящих на родном и неродном языке, во втором — речеактовые, интерактивные, дискурсивные ходы в естественном общении людей.
В. И. Карасик также замечает, что предлагаемые аспекты коммуникативной личности соотносимы с трехуровневой моделью языковой личности, однако они не идентичны. Модель Ю. Н. Караулова предполагает иерархию уровней. А ценностный, познавательный и поведенческий аспекты коммуникативной личности находятся в отношениях взаимодополнительно-сти. Это значит, что можно рассматривать с позиций аксиологии когнитивные и поведенческие характеристики общения, с позиций ментальных представлений — ценности и коммуникативные
ходы, с позиций речевого взаимодействия — этические, утилитарные и другие нормы, которых придерживаются носители данной культуры, и языковую категоризацию мира. При этом все названные аспекты коммуникативной личности
— ценностный, познавательный и поведенческий
— соотносятся с языковыми способами выражения, вербальными и невербальными.
Каждая языковая личность обладает набором постоянных характеристик («констант»), которые, выступая в качестве доминант языкового сознания, коммуникативного поведения, определяют тип языковой личности. То же самое можно сказать и о коммуникативной личности.
В настоящее время в зависимости от той или иной доминанты предлагается и целый ряд типологий языковой и коммуникативной личности. При этом также можно выделить:
1) доминанты, характерные для типологии языковых личностей,
2) доминанты, характерные для типологии коммуникативных личностей,
3) синкретичные доминанты (исходя из которых нельзя однозначно сказать, языковая или коммуникативная личность будет рассматриваться).
К первой группе относится, например, типология языковой личности В. И. Карасика. Ученый выделяет эгоцентрический и социоцен-трический типы на основе индивидуальности или коллективности используемых языковых средств. «Эгоцентрическая языковая личность насыщает свою речь яркими и необычными выражениями, среди которых немало фразеологических единиц, с целью саморепрезента-ции и украшения речи. Социоцентрическая языковая личность использует клишированные выражения для подтверждения своего статуса и — в случае статусной неопределенности — для опознания членов своей социальной группы» [6. С. 142].
О. Б. Сиротинина классифицирует языковые личности по наличию у них определенного типа внутринациональной речевой культуры, то есть по «степени приближения языкового сознания индивидуума к идеальной полноте языкового богатства в том или ином виде языка» [11. С. 7]: 1) элитарная, 2) среднелитературная, 3) литературно-разговорная, 4) фамильярно-разговорная, 5) просторечная, 6) народно-речевая.
Еще два типа языковой личности выделяют В. П. Нерознак и И. И. Халеева: стандартная
языковая личность, которая отражает усредненную норму литературно-обработанного языка, и нестандартная языковая личность, которая характеризуется отклонением от общепринятых в межличностной и межкультурной коммуникации норм [10. С. 589].
Ю. В. Рождественский выделяет типы языковой личности в зависимости от сфер словесности. Для всех видов устной словесности создатель речи совпадает с языковой личностью -индивидуальным речедеятелем. В письменной словесности создатель речи, т. е. языковая личность, может быть коллегиальным (создание документов), кооперативным (издательская деятельность), коллегиально-кооперативным (тексты массовой коммуникации), коллективным (информатика как вид словесности).
Ко второй группе (для которой характерно выделение доминант, актуальных, прежде всего, для коммуникативной личности) относится типология В. Б. Кашкина. Ученый выделяет следующие типы коммуникативной личности на основании использования коммуникативного потенциала.
1. Доминантный коммуникант стремится завладеть инициативой, не любит, когда его перебивают, резок, насмешлив, говорит громче, чем другие.
2. Мобильный коммуникант легко входит в разговор, переходит с темы на тему, говорит много, интересно и с удовольствием, не теряется в незнакомой ситуации общения.
3. Ригидный коммуникант испытывает трудности на контактоустанавливающей фазе общения, затем четок и логичен.
4. Интровертный коммуникант не стремится владеть инициативой, отдает ее, застенчив и скромен, скован в неожиданной ситуации общения.
В зависимости от коммуникативного стиля
В. П. Конецкая выделяет доминантный, драматический (с элементами преувеличения), аргу-ментативный (предполагающий спор, дискуссию), впечатляющий (запоминающийся благодаря удачному употреблению слов или фраз), спокойный (уравновешенный), внимательный, открытый и другие типы коммуникативной личности.
К синкретичной группе доминант относятся, например, типологии И. Н. Горелова и К. Ф. Седова. Ученые классифицируют типы языковой личности в зависимости от степени конфликтности и способности к кооперации в речевом поведении. Здесь выделяются: 1) кон-
фликтный тип (демонстрация отрицательно заряженного эмоционального отношения, стремление доставить адресату моральный дискомфорт, навязать свое мнение собеседнику, настойчивые советы, поучения) — 2) центрированный тип (игнорирование собеседника, стремление к самовыражению, «уход в себя») —
3) кооперативный тип (установка на собеседника, но при этом стремление к самовыражению, а иногда демонстрация согласия с точкой зрения собеседника, даже если автор ее не разделяет) [4]. Все эти типы подразделяются еще на различные подвиды.
Кроме того, И. Н. Горелов и К. Ф. Седов строят типологию в зависимости от того, какую речевую стратегию выбирает языковая личность. Они выделяют инвективный тип (аффективная разрядка в форме брани, ругани), куртуазный (этикетные формы взаимодействия, аффект в форме плача), рациональноэвристический (рассудочность, здравомыслие, смех как аффективная реакция). Несмотря на то что ученые говорят именно о языковой личности, подобные же основания подойдут и для классификации личности коммуникативной.
Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:
1. Несмотря на повышенный интерес лингвистов к изучению «человека в языке», понятия языковая личность и коммуникативная личность предстают как динамические категории, сигнификативный компонент которых еще до конца не определился.
2. На наш взгляд, понятие коммуникативная личность шире понятия языковая личность, так как коммуникативная личность включает в свою структуру еще и невербальные средства, и для ее анализа необходимо непосредственное наблюдение за деятельностью коммуниканта.
3. Существование большого количества моделей языковой личности и коммуникативной личности и выбор основных из них регулируется практикой. В итоге остаются только наиболее эффективные модели. Например, модель Ю. Н. Караулова подходит для характеристики конкретных языковых личностей, а модель Г. И. Богина наиболее эффективна в методике преподавания.
4. Можно прогнозировать, что синкретичная группа доминант со временем распреде-
лится между первой и второй, когда в ходе продуктивной понятийно-терминологической работы лингвисты придут к согласию, что же именно следует понимать под коммуникативной личностью и языковой личностью.
Список литературы
1. Богин, Г. И. Типология понимания текста: учеб. пособие. Калинин: КГУ, 1986. 87 с.
2. Воркачев, С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филол. науки. 2001. № 1. С. 64−72.
3. Галстян, С. С. Языковая личность — основа телевизионной коммуникации. иЯЪ: http: //vestшk. ipk. m/mdex. php? id=1544.
4. Горелов, И. Н. Основы психолингвистики / И. Н. Горелов, К. Ф. Седов. М.: Лабиринт, 1997. 220 с.
5. Захарова, Н. Н. Теоретические и прикладные основы курса «Русский язык и культура речи» / Н. Н. Захарова, Л. А. Константинова // Риторика и культура речи в современном информационном обществе: материалы докл. участников XI Междунар. науч. -метод. конф. (Ярославль, 29−31 января 2007 г.). Ярославль, 2007. Т. 1. С. 112−118.
6. Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с.
7. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. 263 с.
8. Кашкин, В. Б. Введение в теорию коммуникации: учеб. пособие. иЯЪ: М1р: //каЛкте. narod. rU/CommTheory/6/WebComm6. htm.
9. Конецкая, В. П. Социологии коммуникации. иЯЬ: http: //www. i-ru/biblio/archive/ koneckaja_sociologija.
10. Нерознак, В. П. Языковая личность /
B. П. Нерознак, И. И. Халеева // Эффективная коммуникация: история, теория, практика: словарь-справочник. М., 2005. С. 587−591.
11. Сиротинина, О. Б. Языковая личность и факторы, влияющие на ее становление // Термин и слово: межвуз. сб., посвящ. 80-летию проф. Б. Н. Головина. Н. Новгород, 1997.
C. 7−12.
12. Соколова, В. В. Культура речи и культура общения. М.: Просвещение, 1995. 192 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой